Россия и постсоветское пространство

Поправки в Конституцию: дальше будет еще интереснее

Отслеживая забугорную реакцию на обращение нашего президента к Федеральному Собранию, обращаешь внимание на тот факт, что комментарии посыпались либо от СМИ, либо от политологов и других экспертов, вежливо говоря, второго, а то и третьего эшелонов.

Основные аналитические центры и их ведущие представители пока что продолжают хранить молчание, ограничиваясь на своих сайтах информационными сообщениями об этом событии и ключевых вопросах, затронутых в выступлении Владимира Владимировича. При этом делать какие-либо серьезные прогнозы, связанные с событиями, последовавшими за выступлением российского лидера, они избегают. И, как представляется, правильно – можно ведь и вляпаться.

Дело в том, что на Западе уже давно считают В.Путина мастером политических многоходовок. Подытоживая его первые два срока, если память не изменяет, американский журнал «Тайм» первым открыто признал талант российского лидера выстраивать и реализовывать сложные внешнеполитические комбинации аж в семь на первый взгляд не связанных между собой шагов, которые в итоге приводили к достижению определенной цели.

Думается, что и сейчас мы имеем дело с серьезной многоходовкой. Только на этот раз внутриполитической.  И завершающий аккорд этого действа прозвучит нескоро. Скорее всего, не в этом году.

Например, все обращают внимание на обновление и омоложение состава и среднего возраста нового кабинета министров. Но при этом как-то выпадает из внимания тот факт, что у нас полным ходом идет процесс обновления и омоложения губернаторского корпуса. Так что  появление новых лиц в кабинете министров является лишь продолжением курса на обновление верхних эшелонов власти.

Красивым, по-другому не скажешь, политическим ходом является предложение внести в Конституцию поправку относительно иностранного гражданства или наличия вида на жительство в других странах у государственных служащих верхнего эшелона и законодателей.

Думается, что внесение в Основной закон этого положения ой как важно с точки зрения национальной безопасности. Если бы наши облеченные властью или высоким общественным статусом сограждане имели паспорта или виды на жительство Габона, Камеруна. Бангладеш или, скажем Чада, может быть, и не стоило так заострять вопрос. Но ведь в числе наиболее приоритетных стоят США и страны ЕС…

Что касается непосредственно предложения президента, то тут, с позволения сказать, одним выстрелом поражаются две цели. С одной стороны, как справедливо пишут российские СМИ, запускается процесс «национализации политических элит», что, судя по выражению лиц некоторых, из числа присутствовавших в зале, не очень-то их и радует.

Пока что речь идет о  первом эшелоне власти: президент, министры, парламентарии.  Однако есть ощущение, что на этом вопрос не закроется, и, скорее всего, ограничения затем распространятся и на руководство на местах, скажем губернаторский корпус и региональных законодателей, и, что очень хотелось бы, на руководство госкорпораций.

Кроме того, предложение президента ставит в затруднительное положение нашу так сказать «несистемную оппозицию», которая продолжает традиции девяностых прошлого века, когда наличие второго гражданства или хотя бы вида на жительство было своего рода показателем успеха, статусом его обладателя. Когда эта поправка будет внесена в Конституцию, целый ряд лидеров наших оппозиционеров окажутся без политических перспектив.

И последнее по этому вопросу. В проекте поправок, предложенных вниманию законодателей, по теме гражданства содержится оговорка относительно того, что запреты и ограничения не распространяются на жителей территорий, которые недавно вошли в состав Российской Федерации. Не знаю, как для кого, но для нас эта формулировка звучит обнадеживающе…

А теперь о некоторых структурных изменениях во власти.

Судя по реакции парламентских партий, грядущий переход в ведение Государственной думы всего комплекса вопросов, связанных с формированием кабинета министров и его утверждением, приведет к серьезному пересмотру кадрового состава депутатского корпуса. Личной лояльности партийному лидеру и преданности делу партии будет уже недостаточно. Новому составу нижней палаты потребуются профессионалы, разбирающиеся в финансах, экономике, праве, строительстве и других специальных вопросах.

И еще крайне любопытен еще один момент, на который пока не шибко обращается внимание. Это придание властных полномочий Государственному Совету.

Пока что Совет представляет собой совещательный орган, в  работе которых принимают помимо президента и губернаторов руководство думы и думских фракций, кабинета министров, а также представители экспертных кругов и общественных организаций в зависимости от обсуждаемых вопросов.

Учитывая, что все властные полномочия в стране поделены между президентской, законодательной и исполнительной властью, напрашивается вопрос, чем будет заниматься новый властный орган? Какие полномочия к нему перейдут и от кого? И по какому принципу он будет формироваться?

Пока эти вопросы остаются без ответа.

Будет ли Госсовет дублировать Совет Федераций, площадку, на которой представлены регионы? Вряд ли. То, что к нему отойдет часть вопросов, находящихся в настоящее время в компетенции правительства, тоже маловероятно.

Единственное, что пока напрашивается, это создание нового органа по выработке решений стратегического характера по вопросам внутренней и, может быть, внешней политике, а также осуществлению контроля над реализацией принятых решений.

Что потянется за этими изменениями, не беремся прогнозировать.

Одно ясно: скучать в ближайшей перспективе нам не придется.