Африка

Алжир: политическая неопределенность нарастает

1 июня Конституционный суд Алжира принял решение отложить президентские выборы, назначенные на 4 июля. Причиной этого вердикта стало отсутствие кандидатов, способных побороться за кресло главы государства. Стоит отметить, что такое развитие событий не стало неожиданностью: аналитики многих стран, включая Россию, Францию, США и Великобританию уже давно с большой степенью вероятности прогнозировали возможность подобного сценария.

Прелюдией этого решения Конституционного суда стало заявление от 25 мая, в последний день регистрации кандидатов в президенты, что заявления на участие в выборах подали лишь два претендента, мало известные политики Абдельхаким Хамаи и Хамида Туахри.

Причиной такого низкого интереса к участию в борьбе за высший государственный пост стал бойкот, который объявили оппозиционные силы страны, заявившие, что это «марионеточные выборы». Кроме того, противники действующей власти в лице начальника генерального штаба Алжира генерала Ахмеда Гаида Салаха пообещали 4 июля устроить настоящее уличное сражения в случае, если голосование все-таки состоится.

Вероятнее всего, военачальник ведет страну к повторению ситуации 1991 года, когда под предлогом недопущения в стране хаоса выборы были отменены, и к власти пришла армия, а исламисты в лице Исламского фонда спасения ушли в подполье и перешли к тактике террора.

Подобный сценарий объясняет, почему Салах не выдвинул, воспользовавшись административным ресурсом, собственного кандидата и ряд «марионеток», хотя им уже в прямом смысле расчищено политическое поле в стране.

Многие потенциальные кандидаты в президенты Алжира либо уже арестованы, либо против них возбуждены уголовные дела. В тюрьме находятся глава Левой трудовой партии Луиза Ханнун, а также влиятельные бизнесмены Али Хаддад и Иссад Ребраба. За ними, вероятнее всего, последуют и бывшие премьер-министры Абдельмалек Селляль и Ахмед Уяхья.

Однако это далеко не полный список тех лиц, которые попали под тяжелую  руку генералу. Арестованы также братья-бизнесмены Редни Кунинефа, Карим Кунинефа, Ноа-Таре Кунинефа по подозрению в неисполнении государственных контрактов, за решеткой оказался Али Хаддад, считающийся кошельком клана бывшего президента Бутефлика, и младший брат бывшего главы государства – Саид Бутефлика.

Под репрессии и аресты попали и ключевые представители алжирских спецслужб. Так, например, 5 мая были арестованы бывший координатор служб безопасности страны Атман Тартаг, а также экс-руководитель Департамента разведки и безопасности Мухаммед Медьен.

Ахмед Гаид Салах, судя по всему, старается убрать из власти всех, кто за прошедшие 20 лет сумел взять контроль над большими участками экономики и получил значительную политическую власть. Тем самым генерал постарается обеспечить полный контроль над переходным периодом, который происходит в Алжире. Комментируя репрессивные действия Салаха, эксперты подчеркивают, что они свидетельствуют о том, что генералу не удалось достигнуть договоренностей ни бизнес-элитой страны, ни с инкорпорированными в бизнес руководителями спецслужб.

Помимо возбуждения уголовных дел и арестов Ахмед Гаид Салах применяет в отношении деловых кругов Алжира и другие возможности, которые дает ему административный ресурс. В том числе и «налоговую дубинку».

Так, 19 мая было официально объявлено о создании комиссии по сделкам с таможенными правонарушениями. Это решение позволяет руководителю таможенной службы заниматься преступлениями, связанными с конфискованными товарами на сумму более 35 млн динаров (293,5 тыс. долларов) или невыплаченными пошлинами на сумму более 15 млн динаров (125,8 тыс. долларов) вне обычной судебной практики.

Создание комиссии равносильно предоставлению службе и ее главе дискреционных полномочий в отношении судьбы ведущих бизнесменов Алжира. Стоит отметить, что даже крупнейшие предприниматели страны зависят от решений таможенников, о чем свидетельствует арест главы Cevital group Иссада Ребраба, который не является членом клана экс-президента, однако все равно был привлечен за «ложные декларации, касающиеся перевода капитала».

В настоящее время еще преждевременно прогнозировать, какую положительную отдачу для Салаха даст его нынешняя политика. Однако очевидно, что она самым негативным образом уже начинает влиять на инвестиционную привлекательность Алжира, а также на общее положение экономики страны.

Так, Алжирская энергетическая компания (АЭС) объявила о провале тендера на строительство опреснительной установки в Гербесе в рамках грандиозной сделки в отношении комплекса алжирских фосфатов, являющейся алжиро-китайским проектом. АЕС внесла в список заявок на тендер китайскую компанию Citic, являющуюся давним партнером государственной алжирской корпорации Sonatrach и Asmidal. Однако падение режима Бутефлики и смещение революцией ведущего сторонника проекта – бывшего премьера Ахмеда Уяхья свело на нет шансы подписания контракта.

Данным пример является лишь частным случаем, впрочем, можно с уверенностью утверждать, что практически все иностранный инвесторы в настоящее время взяли паузу, следуя советам своих алжирских партнеров, которые не являются сторонниками Ахмеда Гаида Салаха.

Несомненно, на нарастание политической неопределенности влияет и экономическая ситуация, развивающаяся в Алжире. Так, согласно опубликованному Генеральным таможенным директоратом докладу, дефицит импортно-экспортных операций страны составил 1,84 млрд долларов, напомним, за аналогичный период прошлого года он составлял 1,83 млрд долларов. Экспорт алжирских товаров показал снижение на 1,5%. Экспорт сырьевых товаров понизился на 8,57%, а необработанных товаров – на 17,35%. В целом можно констатировать, что вся экспортная структура Алжира показывает постепенное снижение, усугубляя общее положение дел в стране.

В этой связи, очевидно, что перед алжирскими властями стоит задача по срочному развитию нефтехимической отрасли. Впрочем, по наилучшим оценкам, такой шаг принесет свои плоды лишь в 2021-2024 году. Другой возможностью является значительное сокращение военных расходов государства, что в нынешних условиях представляется крайне маловероятным сценарием.

Особое внимание американских и французских аналитиков в настоящее время приковано к ситуации, складывающейся вокруг государственной нефтяной компании Алжира – Sonatrach, на долю которой приходится 40% государственных доходов и 95% экспорта. В этой связи отмечается, что независимо от кадрового состава новой власти в стране, первоочередной задачей станет вопрос реформирования нефтегазовой сферы.

Sonatrach также находится в поле зрения Ахмед Гаид Салаха, который подходит к решению проблем, стоящих перед компанией, своими методами. Так, по его приказу было начато уголовное дело против А. Ульд Каддура, бывшего генерального директора компании и экс-министра нефти – Ш. Халиля. Эксперты полагают, что подобное развитий событий сигнализирует о попытке подавления руководства Sonatrach, а возможные реформы в компании и отрасли в целом будут отложены на следующий год. Реформирование, как прогнозируется, будет весьма умеренным, в частности, компания, вероятнее всего, сохранит 51-прцентную обязательную долю во всех проектах с участием иностранных партнеров.

Говоря о политической ситуации в Алжире нельзя не упомянуть и последствия, которые может иметь продолжающийся в стране кризис, для Франции, являющейся вторым торговым партнером после Китая. Среди возможных последствий называются перебои в поставках энергоносителей, снижение деловой активности, а также военного сотрудничества между Парижем и Алжиром. В случае смены политического режима, взаимодействие страны с Францией, включая вопросы обороны и обеспечение безопасности, может быть существенным образом затруднено, что осложнит работу Парижа в регионе,  в том числе и в Ливии (ссылка на материал про Ливию).

Помимо этого, значительной угрозой для Франции является нелегальная миграция. Подчеркну, что демографическая ситуация в Алжире, где проживает 41 млн человек) значительно отличается от Ливии (до 7,2 млн человек) и Сирии.

Эксперты подчеркивают, что наиболее приемлемым вариантом для Франции является сохранение власти в руках военных, при этом необходимо также развитие диалога с оппозицией и вовлечение её в политические процессы, проходящие в Алжире. По мнению французских наблюдателей, Париж ведет работу в этом направлении, хотя и не стремится её афишировать.

Что касается среднесрочного прогноза развития Алжира, то приходится признать, что он не внушает оптимизма. Поскольку пока в стране не просматривается наличие той политической силы, которая была бы способна взяться за решения комплекса проблем, тормозящих развитие этой страны. В их числе следует безработица, неэффективность государственного аппарата, дефицит инвестиций, низкий уровень развития несырьвеых секторов экономики и промышленности,обостряющийся дефицит водных ресурсов. На ухудшение политического и социально-экономического кризиса влияет также и обостряющаяся ситуация в топливно-энергетическом комплексе, где, как прогнозируется, будет происходить сокращение объемов экспорта энергоносителей из-за значительного роста спроса на горючее и топливо внутри страны.

В такой ситуации спасти страну от нарастающего кризиса и перспектив гражданской войны между военными и оппозицией могло бы эффективное правительство. Однако на фоне происходящих арестов и постоянно увеличивающегося количества заведенных уголовных дел, инициируемых Ахмедом Гаидом Салахом, данный сценарий маловероятен.