США

Байден или Трамп: нам без разницы

Фото: hawlati.co

Избирательная кампания в США выходит на финишную прямую. «В первый вторник после первого понедельника ноября месяца», как записано в американской конституции, будет избран новый или переизбран старый президент США, а также вся нижняя палата Конгресса, где пока что главенствуют демократы и треть Сената, который контролируется республиканцами. Это не говоря о местных выборах, где в ряде штатов идет борьба за посты губернаторов.

Что касается непосредственно президентской гонки, в которой участвуют действующий президент республиканец Дональд Трамп и демократ Джо Байден, занимавший в предыдущей администрации пост вице-президента, то пока предсказать исход поединка этих, вежливо говоря, немолодых джентльменов пока затруднительно. На момент написания этого материала, по большинству соцопросов, Байден, хоть и с небольшим отрывом, но лидирует. Некоторые аналитики, например, из Business Monitor International (BMI), структурного подразделения рейтингового и консалтингового агентства Fitch Solutions, прогнозируют, что шансы Дональда Трампа на победу равняются 30 %. Однако прошлые выборы показали, что американская социология и американская избирательная система – это далеко не одно и то же.

В ходе прошлой кампании, борясь за президентское кресло, неофит американской политики, бизнесмен Дональд Трамп стабильно уступал в рейтинге бывшей первой леди, сенатору Хиллари Клинтон, за которую, кстати, проголосовало заметно больше избирателей. Но президентом стал Трамп, набравший больше голосов выборщиков за счет так называемых колеблющихся штатов. Вот такая у них система выборов. Ничего не попишешь…

Так что предлагаем дождаться официальных итогов голосования. А пока попытаемся разобраться, как могут развиваться российско-американские отношения после этих выборов.

Но сначала пара предварительных замечаний.

Первое. Если представить принципиальную разницу между кандидатами в американские президенты схематично, то борьба за Белый дом ведется между Байденом, системным ветераном американской политики, бывшим сенатором и вице-президентом Байденом, который завязан на клан Клинтонов, финансовые круги и транснациональные корпорации. Его противник Трамп до поста президента никогда не занимал выборных должностей и не работал в государственных структурах. По сути дела, он так и остался для Вашингтона чужаком. Что касается его подходов к экономике, то он ориентируется на производственный сектор, ратует за возвращение предприятий на американскую территорию (чтобы они платили налоги в бюджет США), а также за сокращение притока неквалифицированных мигрантов, отбирающих рабочие места у, скажем так, коренных американцев.

И второе. Если заглянуть хоть немного в историю США, то внешняя политика этой страны по сути дела мало меняется от смены главы Белого дома. Тут, чаще всего, речь идет о некоторых коррекциях курса, которые носят тактический характер и продиктованы текущей ситуацией в мире. Что касается стратегических направлений, то они не меняются многие годы, а то и десятилетия. В этой связи стоит отметить, что не только политический истэблишмент США, но и бизнес предпочитают играть в долгую. И нередко это у них получается.

А теперь вернемся к участникам президентской гонки.

Победа Джо Байдена в ноябре 2020 года, по мнению многих западных аналитиков (в их число входят и эксперты упомянутого выше Fitch Solutions), может создать «большие проблемы» для политического истеблишмента России.  

В этой связи указывается на высокую вероятность того, что во внешней политике демократическая (по партийному признаку) администрация будет делать упор на усиление давления на Россию. В частности, путем укрепления НАТО, а также увязывания широкого круга политических, экономических и т.п. вопросов в международных и двусторонних отношениях с «правами человека», которые, по мнению демократов «всячески нарушаются» в нашей стране. В этой связи напомним, что обвинение России и других стран, которые являются внешнеполитическими конкурентами США, в нарушении прав человека, является традиционным приоритетом политики демократической партии. Республиканцев эта проблематика волнует меньше.

Прогнозируется также, что администрация Байдена будет активно привлекать к давлению на Россию своих союзников и партнеров. В качестве аргумента в пользу этого тезиса американские аналитики отмечают, что, говоря о потенциальных участниках «Встречи на высшем уровне за демократию» (Summit for Democracy), которую он намерен провести в статусе президента США, Байден всячески избегает вопроса о том, будет ли представлена на ней Россия. Это наталкивает аналитиков на мысль о том, что в планах демократов, выразителем намерений которых может стать в случае его избрания Байден, создать нечто вроде международного фронта против нашей страны и её нынешнего курса.

Ожидается также, что демократическая администрация будет, как минимум, продолжать «политику сдерживания и оказания противодействия росту российского влияния» на Ближнем Востоке, в Центральной и Восточной Европе, а также на постсоветском пространстве. Особенно в этой связи американскими аналитиками отмечается Белоруссия и Украина. Прогнозируется также возможность активизации деятельности, препятствующей «росту зависимости» европейских стран от поставок российских энергоносителей.

Помимо реанимации вопросов по правам человека в двусторонних отношениях ожидается интенсификация работы Вашингтона с оппозиционными партиями и группами внутри России. В частности, указывается на перспективу усиления их политической и финансовой поддержки. Суждения на этот счет высказываются самим Байденом, который, например, в отличие от представителей нынешней администрации, дистанцирующейся от так называемого «дела Навального», в своих выступлениях всячески осуждает «отравление российского оппозиционного лидера» якобы организованное российскими властями.

Что касается санкционной политики в отношении Москвы, то она не только будет продолжена, но и, как прогнозируют американские аналитики, ужесточится. Одним из направлений, как прогнозируют эксперты BMI, могут быть «комплексные меры» направленные на российские разработки нефти и газа в Северном ледовитом океане, включающие ужесточение запретов на их финансирование, поставки оборудования и технологий, персональные санкции в отношении руководителей российских компаний и банков, работающих в этой сфере.

Вместе с тем западные эксперты допускают возможность, что достаточно опытный в международных делах Байден может внести в российско-американские отношения «некоторую долю прагматизма». Но только по тем вопросам, в которых будет заинтересован Вашингтон. 

В частности, указывается на заявление кандидата от демократической партии, что в случае его победы на выборах, США пойдут на продление Договора по стратегическим наступательным вооружениям (СНВ-3).

Кроме того, намерение Байдена, продиктованное его приверженностью к проблемам экологии, вернуть запрет на добычу углеводородов в ряде районов США, которая была санкционирована нынешней администрацией, в частности, в штате Юта, а также в районе «Арктического Национального заповедника дикой природы» (Arctic National Wildlife Refuge), приведет к повышению мировых цен на нефть и газ. А это объективно выгодно России, одному из ведущих производителей и продавцов углеводородов в мире. По мнению аналитиков, это может создать «благоприятную атмосферу» для будущего двустороннего российско-американского диалога по другим вопросам.

Однако эти прогнозы в отношении администрации Байдена, если он все-таки попадет в Белый дом, можно считать довольно условными. Дело в том, что в случае победы кандидата от демократической партии внутри и вокруг неё начнется нешуточная борьба за места в будущей команде президента. Люди, претендующие на места в администрации, будут представлять различные внутрипартийные направления (от троцкистов до умеренных), они будут принадлежать к различным группам интересов, связаны с теми или иными корпорациями. Так что многое из того, о чем в настоящее время заявляет кандидат и что он обещает, зависит от тех людей, которые попадут на руководящие посты в правительстве США. Ведь не даром говорят, что короля делает свита.

Что касается Трампа в случае его переизбрания, то пока доминирует мнение, что существенных подвижек в плане улучшения отношений с Москвой ожидать не следует. При этом западные эксперты и аналитики в первую очередь делают акцент на отсутствие у него возможности внести изменения в санкционную политику в отношении России. В этой связи подчеркивается, что еще на начальном этапе работы администрации Трампа Сенат законодательно лишил президента (любого, а не только Дональда «Фредовича») права принимать решения о снятии санкций, введенных против какой-либо страны.

Добавим также, что действующему президенту так и не удалось за первый срок своего пребывания в Белом доме сформировать полномасштабную внешнеполитическую команду. Причиной тому помимо интриг и открытого противодействия со стороны демократической фракции Конгресса является и явный недостаток необходимых квалифицированных кадров, которые мог бы привлечь президент. Вот и получается, что по сей день на многих ответственных должностях в госдепартаменте, Пентагоне, разведсообществе и других внешнеполитических ведомствах все еще работают назначенцы предыдущей, демократической администрации, взгляды которых по многим вопросам существенно отличаются от взглядов президента.

Не может президент, как подчеркивают международные обозреватели американского ресурса Politico, игнорировать двухпартийный консенсус вашингтонского истеблишмента в отношении «курса Москвы на разрушение однополярного мира». Одним из направлений противодействия этим «амбициям Кремля» может стать «отрыв России от Китая», что пытается делать администрация и в настоящее время. Правда, безуспешно. Тем не менее, как прогнозируют аналитики, попытки разорвать или ослабить российско-китайское взаимодействие будут продолжены.

Учитывая, что именно при администрации Трампа Украина стала получать летальное оружие, ресурс прогнозирует возможность активизации этого направления взаимодействия Вашингтона с Киевом. Усилия по минимизации влияния России в пограничных с ней бывших союзных республиках будут только наращиваться, как и в случае прихода к власти кандидата от демократической партии.

Хотя именно при администрации Трампа США вышли из Договора по ракетам средней и меньшей дальности (РСМД), американские аналитики допускают возможность того, что в последний момент перед выборами Белый дом все-таки примет предложение российского президента о продлении Договора СНВ-3 без каких-либо условий для создания возможности продолжить над новым договором.

Однако этот шаг увязывается с тем, насколько успешно сработает кампания по разоблачению коррупционных схем Байдена и его сына на Украине и в Китае, «дирижером» которой является личный адвокат Трампа Рудольф Джулиани.

В завершении отметим, что в отношениях России и США на сегодняшний день накопилось значительное число проблем и противоречий. Тем не менее, двум государствам рано или поздно придется их решать. Для Москвы в данном контексте не представляется принципиальным вопрос, кто будет при этом находиться в Овальном кабинете, Байден или Трамп. Думается, из этой статьи ясно, что для нас они оба «хороши».

Об этом только другими словами по сути дела недавно высказался и В.Путин, заявив о готовности российского руководства работать с любым президентом, которого выберет американский народ. Подчеркнем, именно работать, а не выставлять все новые и новые претензии и беспочвенные обвинения. Так что вопрос в том, пойдет ли Вашингтон, а если пойдет, то, когда, на снижение напряженности в отношениях с Москвой, в настоящий момент остается открытым. Впрочем, учитывая современную конъюнктуру международных отношений, ожидать подобного развития событий в ближайшей перспективе не приходится…