Африка

Наступит ли в Ливии мир?

Несмотря на прекращение огня и достигнутое соглашение между воюющими группировками, подразумевающее начало работы над созданием новой Конституции и проведением выборов, думается, что ожидать мира в Ливии еще рано.

Учитывая, что стороны конфликта представляют собой лоскутное одеяло, скроенное из самых разных политических, идеологических, а порой и религиозных групп, на сегодняшний день представляется крайне маловероятным, что им удастся прийти к единому знаменателю, который бы удовлетворил всех. В свою очередь участие в ливийских событиях целого ряда государств, в их числе Турции, Египта, ОАЭ, ЕС и т.д., еще больше усложняет и без того запутанную, и, скажем честно, практически неразрешимую ситуацию.

Достигнутый прогресс в переговорах между Ливийской национальной армией (ЛНА) и Правительством национального согласия (ПНС) также не позволяет говорить о возможном урегулировании в среднесрочной перспективе.

Напомним, 21 августа представители противоборствующих сторон премьер-министр ПНС Фаиз Сарадж и спикер Палаты представителей Ливии Акила Салех Ису объявили о прекращении огня и приступили к согласованию дорожный карты по политическому урегулированию, которое в конечном итоге должно привести к окончанию десятилетней кровопролитной войны.

Согласно этому документу, планируется создание переходного органа власти, который включал бы в себя представителей всех трех основных регионов страны. Он будет наделен властью на срок в 18 месяцев, за которые должен будет разработать Конституцию.

Отметим также, что одним из признаков начала процесса примирения, помимо прочего, стало решение Халифы Хафтара заключить соглашение, которое подразумевает частичное снятие блокады с нефтяных объектов страны.

Впрочем, несмотря на очевидные признаки некоторого прогресса, эксперты из Business Monitor International (BMI), структурного подразделения рейтингового и консалтингового агентства Fitch Solutions, отмечают, что остаются значительные противоречия и проблемы, не позволяющие достигнуть устойчивого мира.

Главным образом пока не ясно, где же все-таки находится реальная власть сторон конфликта. Так, Хафтар, который формально должен подчиняться Палате представителей Ливии, высмеял перемирие, подписанное Салехом, его политическим соперником на Востоке, назвав подписание документа пиар-трюком. В свою очередь Сарадж и вовсе 18 сентября заявил, что планирует покинуть пост на фоне давления со стороны политических оппонентов. Данный факт, несомненно, вызвал крайне сильную обеспокоенность в Турции.

Впрочем, аналитики Института Ближнего Востока отмечают, что подобное заявление может быть своеобразным тактическим ходом. Ведь заявляя о возможной отставке, глава ПНС также дал понять, что готов покинуть пост только после того, как перемирие будет достигнуто, заявив, что «передаст полномочия вновь избранному органу исполнительной власти». Когда это может произойти, на сегодняшний день не знает никто.

В этой связи стоит напомнить, что каждая из противоборствующих сторон представляет собой группу разрозненных фракций и группировок, которые объединены друг с другом главным образом лишь за счет финансовых вливаний. В данном контексте представляется практически невозможным найти компромисс, который бы устроил всех.

Ситуация, согласно прогнозам экспертов BMI, также будет усугубляться протестами населения, находящихся на территориях, подконтрольных как ЛНА, так и ПНС, которые провоцируются в первую очередь постоянным ухудшением и без того удручающих условий жизни, а также повсеместной коррупцией. В подтверждение данной версии указывается на тот факт, что пока в Ливии продолжается ожесточенная борьба за власть, все больше число граждан этой страны предпринимает попытки её покинуть или, как минимум, начинает планировать подобный шаг. Так, недавние опросы показали, что Ливия занимает второе место после Ливана среди арабских стран, где молодежь намерена покинуть страну.

Отметим также, что покинуть свой пост может не только Сарадж, но и Хафтар. На фоне того, как Европейский Союз снял санкции со спикера Палаты представителей в Тобруке Акилу Салеха Ису, сделав его прямым конкурентом Хафтара в переговорном процессе, лидер ЛНА начал постепенно терять позиции. Более того, после привлечения в боевые действия на своей стороне российской ЧВК «Вагнер» он остался и без того весьма ограниченной поддержки Вашингтона. Любопытным представляется и тот факт, что в отношении фельдмаршала в США недавно было начатосудебное разбирательство по обвинениям в «преступлениях против человечности и внесудебных казнях». Всего-навсего.

Как отмечают аналитики Института Ближнего Востока, в последнее время все чаще ведутся дискуссии о возможном сменщике Хафтара. Самым вероятным кандидатом называется малоизвестный в широких кругах майор Хасан Маатука.

Вероятный сменщик Хафтара является молодым офицером, который в период с 2017 по 2019 год провел ряд военных операций в Себхе, стратегически важной Феццане, Мурзуке и т.д. Помимо этого он представляет племенную верхушку Ауляд Сулейман. Сообщается также, что Маатука практический каждый месяц посещает ОАЭ и имеет доступ к значительным финансовым потокам наличных средств.

То, как будет развиваться ливийский кризис, во многом также зависит и от региональных геополитических процессов, особенно учитывая тот факт, что в противостояние вовлечено большое количество иностранных государств.

Так, Турция, главный спонсор и партнер ПНС, в текущем году значительно нарастила свои усилия по поддержке Триполи, что связывается с подписанным в ноябре 2019 года Меморандумом о разграничении морских зон в Средиземном море, который был подвергнут резкой критике со стороны целого ряда государств, в том числе Греции и Кипра. Подробнее об интересах Турции в регионе и Ливии мы уже писали ранее в нашем материале.

В то время как страны ЕС, главным образом Германия и Франция, предпринимают безуспешные попытки снизить напряженность в Восточном Средиземноморье, аналитики BMI отмечают, что Анкара, вероятнее всего, продолжит наращивать свою поддержку ПНС вопреки действиям европейцев.

ЛНА же по-прежнему взаимодействует в первую очередь с ОАЭ и Египтом. Более того, в августе 2020 года Египет и Греция подписали уже свой меморандум о взаимопонимании, подразумевающий разграничение морских границ и зон исключительных экономических интересов. Надо ли говорить, что он не совпадает с договоренностями между ПНС и Турцией.

Американские аналитики при этом подчеркивают, что в обозримой перспективе в случае, если переговоры по Средиземноморью между ЕС и Анкарой провалятся, у Египта также появится стимул вновь заявить о своей поддержке ЛНА в попытке ограничить турецкое влияние. Интересным представляется и тот факт, что традиционный партнер ЛНА – Франция также постепенно сокращает свою поддержку, в том числе и под давлением Соединенных Штатов, и пересматривает взаимоотношения с ПНС.