Россия и постсоветское пространство

Карабах: проблемы решенные и отложенные

Война в Нагорном Карабахе прекращена. В район, пока на пять лет, вошли российские миротворцы-контрактники, прошедшие Сирию. Ребята, что называется, крутые, на практике знающие как поддерживать стабильность во взрывоопасных регионах, а это внушает надежду относительного того, что в ближайшей перспективе стрельбы и резни по национальному и религиозному признаку там не будет.

Азербайджан – ликует. Беженцы начинают паковать вещи для возвращения в родные края. Популярность Ильхама Алиева взлетела до небес. Однако почему тогда у азербайджанского президента, профессионального, потомственного политика высшего уровня как-то не к месту «глазки бегают»? С какой такой радости, подписав под российские гарантии соглашение с Арменией, по которому его республика получила вроде бы больше территорий, чем изначально хотелось, Алиев с неприличным для руководителя страны-победителя рвением по несколько раз в день выражает благодарность Турции и её президенту?

Армения – болезненно переживает поражение, который расценивается населением как национальный позор. И понять армян можно. Президент Пашинян, который ускоренным маршем за два с половиной года прошел путь от любимца улицы до самого ненавистного человека в республике, скрывается от сограждан то ли в бункере министерства обороны, то ли в посольстве США. По крайней мере, на момент написания этих заметок.

Толпы противников действующего руководства Армении (найти его сторонников на улицах Еревана сейчас весьма затруднительно) уже разгромили и парламент, избив его председателя, и дом правительства, и кабинет премьера, а попутно и офис соросовского «Открытого общества» (хоть что-то путное сделали, прости Господи). В республике фактически сложилась обстановка безвластия, хотя руководству все-таки удается контролировать правоохранителей и спецслужбы. Одним словом, если на первую половину классического вопроса «кто виноват, и что делать» у граждан Армении вроде бы есть ответ, то до второго, похоже, руки пока не доходят.

Не претендуя на полноту и глубину анализа, попытаемся, тем не менее, разобраться в этом клубке проблем и, может быть, прикинуть, чего нам ждать в ближайшей перспективе.

Начнем с Азербайджана

При всем глубоком уважении к Ильхаму Гейдаровичу, боюсь, что победа на Карабахе может оказаться для него «пирровой». Думаю, что еще до начала конфликта как опытный политик, он осознал, что де-факто превращается, если уже не превратился, в марионетку турецкого президента.

Когда это произошло, сказать сейчас трудно. Скорее всего, количество перешло в качество, ведь Турция еще на излете Советской власти по торговым, экономическим, гуманитарным каналам устремилась в тогда еще Азербайджанскую ССР. Так что мощное турецкое лобби за эти десятилетия могло сформироваться, что называется, естественным путем в лице государственных чиновников, военных, интеллигенции, получивших образование в Турции, бизнесменов, зависящих от турецких партнеров. Немаловажной деталью является и тот факт, через Турцию идет транзит основной части экспорта азербайджанских углеводородов.

Тем не менее, ориентируясь в значительной степени на Турцию (но не только на неё!), отец нынешнего президента, Гейдар Алиевич Алиев умел поддерживать некоторую дистанцию в отношениях с Анкарой, что давало ему возможность самому определять внешнюю и внутреннюю политику республики. Сыну, похоже, этот баланс сохранить не удалось.

Некоторые аналитики отмечают определенную роль, которую мог сыграть в решительном развороте бакинского руководства в сторону Анкары, клан Пашаевых, к которому принадлежит супруга президента Алиева. Клан якобы давно ориентируется на Турцию, имеет там устойчивые политические и деловые связи, а также продвигает в республике турецкие интересы.

Исключать этого, конечно, нельзя. Но если Пашаевы и сыграли свою роль в создании той ситуации, в которой оказалось азербайджанское руководство, то, скорее всего, вспомогательную.

Как бы то ни было, но роль Турции, которую она в настоящее время играет в азербайджанской политике в целом и в развязывании второй карабахской войны в частности, более чем заметна. И, судя по всему, она будет нарастать.

Вспомним, как 10 ноября, буквально мгновенно после подписания трехстороннего документа, прекратившего боевые действия, министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, а также министр национальной обороны Хулуси Акара и начальник Национального разведывательного управления Хакан Фидан примчались в Баку, где встретились с Алиевым. А перед этим турецкий президент успел поговорить со своим азербайджанским коллегой лично.

Если отбросить протокольные улыбки хроники, то с уверенностью можно предположить, что азербайджанскому лидеру было недвусмысленно заявлено, что он ведет себя плохо. Подписав явно под давлением Москвы документ, прекративший боевые действия на Карабахе, Алиев явно нарушил планы Анкары по полному уничтожению Арцаха. Поскольку Турция не только всячески подталкивала Баку на войну и готовила азербайджанских солдат и офицеров, но напрямую, подчеркиваю, напрямую участвовала в боевых действиях.

Ведь помимо наемников из Сирии и подразделений турецкого спецназа, наличие которых на своей территории Азербайджан всячески отрицает, в боевых действиях широко использовались ударные турецкие беспилотники, которые во многом решили исход войны. Причем по утверждениям Баку ими тоже управляли азербайджанские операторы.

Но вот ведь в чем загвоздка: информация о намерении приобрести эти дроны у Турции прошла в СМИ где-то в середине лета. И после этого не было никаких известий на этот счет. Допустим, что информация, связанная с завершением сделки и поставкой этих вооружений, была засекречена. Но подготовка оператора беспилотника занимает в среднем от трех месяцев до полугода.  А война-то была развязана в конце сентября. И дроны начали использоваться буквально с первых дней конфликта, причем, весьма эффективно, что говорит о высоком профессионализме операторов, которых у Баку просто не было и не могло быть. Так что неувязочка получается.

А теперь вернемся к ситуации, в которой оказался Ильхам Гейдарович. Получается, что надежды своего «старшего брата» Реджепа Таиповича Эрдогана Алиев не оправдал. «Освобождение» Арцаха не состоялось. Никем не признанная республика продолжает существовать. Пусть и в усеченном виде.

Русско-турецкая прокси война руками Армении и Азербайджана так и не получилась. Ведь Баку воевал с ополченцами Карабаха и добровольцами. Регулярная армянская армия в боевых действиях участие не принимала. А тут еще Россия взяла и прекратила это безобразие, оставив Турцию в стороне: соглашение подписано было без неё, к участию в миротворческой операции её не допустили, даже транспортный коридор между Нахичеванью и остальным Азербайджаном будут контролировать погранвойска ФСБ России. Обидно, знаете ли, турецкому лидеру.

И он не из тех, кто обиды прощает. Пойти на открытый конфликт с российским руководством ему слабо. Силы не равны. Хотя пакостить он, естественно, по мере сил и изобретательности будет. И нам об этом забывать негоже.

А вот, что касается Азербайджана, у Реджепа Таиповича, как говорится, руки развязаны. Помимо наличия воспитанников, апологетов и других агентов влияния Анкары в высших и средних эшелонах власти Азербайджана его опорой может стать экстремистки настроенная часть общества, которая уже сейчас стала выражать свое недовольство тем, что «карабахский вопрос» не был решен «до конца». Какого «конца», думаю, объяснять не надо.

Кроме того, пока еще плачущие от счастья азербайджанские беженцы с Карабаха вскоре столкутся с тем, что возвращаться им по сути дела опять некуда: нет ни жилья, разрушенного войнами, нет инфраструктуры (мостов, дорог, больниц, связи, электричества и т.д.). Одним словом, нет ничего.  И это вежливо говоря, популярности Алиеву не добавит.

По самым приблизительным оценкам, затраты, связанные с обустройством этих районов, составляют минимум 50 миллиардов долларов, которые Баку намеревается в перспективе получить у Еревана.   Но, во-первых, таких денег у Армении нет, и в ближайшем будущем не будет, а во-вторых, изыскать для начала хотя бы часть средств в собственном, дефицитном бюджете для Азербайджана будет также затруднительно. Уж больно велики предстоящие затраты.

Так что, похоже, Ильхам Гейдарович, как говорится, влип. И влип по-крупному. Идти на обострение в отношениях с Эрдоганом он уже не может, т.к. это приведет к его смерти как политика. Это в лучшем случае. А если он и дальше будет следовать в фарватере Анкары, то окончательно превратится в администратора одной из турецких провинций. Что для политика калибра Алиева будет просто унизительно.

А теперь отправимся в Армению

Если участие в протестах для простых граждан является искренним выражением гнева и боли, которые они пережили в связи с постигшим их республику поражением, то для политического класса игра «найди Пашиняна» по многим признакам является своего рода тактическим ходом. Ни одной из 17 партий, участвующих в протестах, если говорить честно, не нужна скорая смена власти. А это неизбежно, если беглый премьер вдруг отыщется.

Оппозиции объективно выгоден начавшийся отток депутатов из правящей фракции, и она будет дожидаться, во-первых, когда альянс «Мой шаг» перестанет быть парламентским большинством, для чего его должно покинуть минимум 32 депутата. А, во-вторых, когда закончится передача Азербайджану семи районов, примыкающих к Арцаху, которые передаются Баку по условиям трехстороннего соглашения. Тем, кто планирует взять власть в свои руки, естественно, хотелось бы начать свою деятельность с чистого листа.

Так что, сидя в укромном месте этот «неуловимый Джо», который, как известно никому не нужен (по крайней мере, пока не нужен), через сети то пытается переложить ответственность на свое окружение, то кается в допущенных ошибках. Причем и то и другое делает как-то не очень убедительно, больше для проформы, видимо, исходя из того, что его назначенцы в армии, полиции и спецслужбах, к которым у граждан Армении также немало претензий, и которые вместе со своим премьером наверняка попадут под раздачу, пока служат ему надежным щитом.

Пока же следует отметить, что Армения в настоящее время пребывает в ситуации отсутствия реальной власти. А проблем, требующих решения, хоть отбавляй. И главная из них, на мой взгляд, это проблема беженцев.

Если беженцы из Арцаха начали постепенно возвращаться в Степанокерт и другие города и поселки Нагорного Карабаха, безопасность которых контролируется российскими миротворцами, то жители семи районов, подлежащих передаче Азербайджану, устремляются в Армению. Эти беженцы, которые устремились в республику целыми семьями, со своим скарбом, который смогли увезти, скотом, у кого он есть, толком не представляя, где и как они смогут осесть, поскольку бегут эти люди от возможного геноцида, спая свои жизни и жизни своих близких.

По предварительным оценкам только за период боевых действий эти районы покинуло порядка 35 процентов населения, которое перебралось в Армению. Теперь очередь за остальными. А это многие десятки, а то и сотни тысяч человек.

Да, армяне всегда славились в тем, что в трудные времена умели объединиться, помочь попавшим в беду соотечественникам, поделиться с ними последним. Это чувство солидарности уже проявляется в полной мере. Но возможности населения республики, в которой более 50 % населения само живет ниже уровня бедности, тоже не следует преувеличивать.

Тут требуется серьезное вмешательство государства, которое обязано определить места для расселения, обеспечить медицинское обслуживание, что особенно требуется в условиях пандемии, образование для детей, оказать материальную помощь и т.д. Короче, нужна специальная правительственная программа по оказанию помощи вынужденным переселенцам. А её нет и, похоже, в ближайшие недели, а то и месяцы не будет.

И это лишь одна проблема в ряду многих, требующих немедленного решения, которыми безотлагательно должно было бы заниматься руководство республики…

Анализируя причины ситуации, в которой оказалась Армения, начинаешь понимать, что вопреки известной поговорке у поражения тоже может быть «много отцов».

Я ни в коей мере не хочу обелять человека, считающегося пока премьер-министром, главой республики. За небольшой срок своего пребывания у власти он успел сделать немало, чтобы эта война началась и была проиграна, например, сократил военный бюджет (по некоторым данным чуть ли на 90 процентов), утроил чистку в военном руководстве, а также в Службе национальной безопасности. Её, кстати, по повелению премьера возглавил 29-летний юноша, ни часа не работавший, ни в разведке, ни в контрразведке.

При этом, ранее выступавший за мирное урегулирование Карабахского вопроса, после того, как он занял пост премьера, Пашинян диаметрально сменил тон, провоцируя и оскорбляя Баку и лично президента Алиева.

А когда начались боевые действия на Карабахе, он призвал добровольцев помочь своим соплеменникам, оставив основные воинские части на армянской территории вне зоны боевых действий. Отсюда в немалой степени и те огромные потери, которые понесли защитники Арцаха: для многих из них, неподготовленных романтиков первый же бой стал и последним.

К этому можно прибавить и закрытие последних русских школ в республике, и блокирование российских телеканалов, и вообще многие жесты и практические шаги, направленные на осложнение отношений с Москвой. Да мало ли еще, что можно припомнить пока еще действующему главе Армянского государства. Я не об этом.

Создание кризисной ситуации в братской нам республике началось не с приходом Пашиняна к власти, а раньше. Думается, часть вины за случившееся можно возложить и на последнего президента республики С. Саргсяна, которому, похоже, претила перспектива ухода в отставку по истечении двух сроков пребывания у власти, как это сделал его предшественник Р. Кочарян. Видимо, Саргсян думал, что сумеет перехитрить всех: добился превращения президентской республики в парламентскую и занял пост премьер-министра, который казался ему бессрочным.

Ну и что? Населению такой кунштюк пришелся не по нраву, чем и воспользовался Пашинян и его соросовские кураторы. Так что не у одного него, как говорится, «рыльце в пушку».

P.S.

Когда писалась эта заметка, казалось, что и для Баку, и для Еревана на передний план вышли внутренние проблемы. Ан нет, 16 ноября прошла информация о переброске в Азербайджан турецких подразделений (как будто их и до этого там не было), на что парламент в Анкаре того же дал санкцию.

Не может Реджеп Таипович смириться с тем, что по трехстороннему соглашению о мире на Карабахе он оказался как бы в роли наблюдателя. Так что, боюсь, нас ждет новое обострение в этом районе. Какое, покажет ближайшее будущее. Будем следить и разбираться.