Русский язык в Узбекистане. Зачем?

Язык/language:

Фото: hd.se

Любопытные вещи происходят все-таки в солнечном Узбекистане. С одной стороны, 11 октября в Ташкенте между Министерством народного образования Узбекистана и Министерством просвещения Российской Федерации был подписан меморандум о сотрудничестве, в рамках которого запускается совместный образовательный проект под названием “Класс!”, или “Зўр!” по-узбекски.

С другой – в конце того же месяца (если не ошибаемся, 24 октября) президент республики Шавкат Мирзиёев подписал постановление, в соответствии с которым узбекский язык будет переведен на латиницу, а также будет активизировано его внедрение в делопроизводство всех без исключения государственных органов.

«Премьер-министру Абдулле Арипову поручено в трехмесячный срок создать рабочую группу, а также разработать и внести в администрации президента дорожную карту для обеспечения полного перехода на узбекский алфавит, основанный на латинской графике, предусматривающую конкретные меры, а также источники и объемы финансирования», — говорится в постановлении, которое приводит пресс-служба главы Узбекистана.

И что интересно: проект “Класс!” информационно и финансово поддерживает, т.е. оплачивает, благотворительный фонд Алишера Усманова “Искусство, наука и спорт”. Только на реализацию первого этапа уже выделено пять миллионов долларов. Что касается правительственной программы, то, видимо, она будет иметь бюджетное финансирование при некоторой поддержке со стороны. Откуда именно, подумаем ниже.

А пока о проекте “Класс!”. В рамках его первого этапа в республику уже направлены 32 специалиста Российского государственного педагогического университета имени Герцена, которые на месте займутся преподаванием русского языка как отдельного предмета, а также расширением спектра учебных дисциплин на русском языке.

Подписанный меморандум подразумевает, что, начиная со следующего года, в Узбекистан отправятся уже сто преподавателей, а в дальнейшем каждый год ежегодно их количество будет увеличиваться еще на сотню. На базе ташкентского Института переподготовки и повышения квалификации руководителей и специалистов системы народного образования имени А. Авлони российские специалисты будут готовить и проводить переподготовку местных учителей и методистов. Подразумевается, что программа охватит порядка 30 тысяч местных педагогов, это позволит вывести обучение русскому и предметов на русском языке на новый качественный уровень.

Здорово, ничего не скажешь! Впрочем, давайте посмотрим, с каким размахом предполагается провести латинизацию национального языка. 

Уже с 1 апреля будущего года планируется начать внедрение специальных сертификатов об уровне знаний государственного языка и делопроизводства с его использованием теми, кто претендует или назначается на должности в государственном аппарате. В этих целях будет разработана специальная национальная система тестирования знаний узбекского языка и литературы.

К 2025 и 2030 годам планируется добиться того, чтобы узбекоязычные группы в детских садах, яслях и дрогших дошкольных учреждениях составляли дл 72 и 80 процентов соответственно.

Поэтапно будет увеличен тираж «Национальной энциклопедии Узбекистан» на узбекском языке в латинском алфавите. Подготовлены лингвистические, толковые, терминологические и отраслевые словари. Далее предполагается создание электронных словарей в виде специальных программ и приложений.

И что хотелось бы отметить отдельно: в Ташкенте не скрывают, что при разработке документа, подписанного президентом Мирзиёевым, использовался «положительный опыт» в сфере языковой политики бывших союзных республик – Латвии, Литвы и Украины.

Думается, из этого перечня становится понятно, куда собирается рулить Ташкент.

Кстати, в том же октябре, а точнее 27 октября Ташкент посетил министр обороны Турции Хулуси Акар, который встретился с президентом Мирзиёевым, а затем подписал со своим узбекским коллегой Баходиром Курбановым соглашение о военном и военно-техническом сотрудничестве.

Этому предшествовал официальный двухдневный визит в Анкару узбекского президента, который провел переговоры со своим турецким коллегой Реджепом Эрдоганом, а затем принял участие в первом заседании недавно созданного двустороннего Совета по стратегическому сотрудничеству. Стороны, как сообщает агентство Sputnik Узбекистан, обсудили перспективы взаимодействия в торгово-экономической, гуманитарной и культурной сфере. В частности, Ташкент заинтересован в создании филиалов турецких медицинских клиник в республике. Помимо этого, есть договоренности о развитии связей в текстильной отрасли, туризме и в поддержке малого бизнеса.

А также в сфере образования.

В этой связи стоит напомнить, что в Турции используется латинский алфавит…

А теперь попытаемся понять, как же могут уживаться в планах узбекского руководства два, казалось бы, противоречащих друг другу направления: создание условий для возрождения преподавания русского языка и перевод узбекского на латиницу.

Боюсь, что тут, как и в других республиках (Украине, Молдавии, Армении, Белоруссии и т.д.), замешана пресловутая политика «многовекторности». Местные, назовем вещи своими именами, националистические элиты боятся, «однобокости» в сотрудничестве с Россией, поскольку это усилит её влияние на территории их государственных образований, которые зачастую рассматриваются местным руководством как свои вотчины. Однако те же самые элиты понимают, что полностью разорвать веками складывавшиеся производственные, торговые, инфраструктурные и иные связи они тоже не могут, поскольку это грозит их республикам серьезнейшим кризисом, если не полным коллапсом. А это – уже угроза статусу местных элит и всем тем благам, которые с этим связаны…

Вот и пытается украинский, белорусский, армянский и, похоже, узбекский политический бомонд «уравновесить» отношения с Россией всяческим углублением сотрудничества с другими странами. В узбекском случае, похоже, противовесом России и её влиянию является Турция, которая сразу после развала Советского Союза буквально ринулась в новооборазованную республику. Отсюда, видимо, и решение Ташкента в отношении перехода на латинский алфавит, который используется в турецком языке.

В Анкаре же прекрасно понимают стратегическое, военно-политическое, инфраструктурное значение Узбекистана в Центральной Азии, которая является как бы «сердцевиной» этого региона. Поскольку она единственная граничит со всеми центральноазиатскими странами: от Афганистана до Казахстана и является необходимой составляющей для любого инфраструктурного проекта, связывающего страны Азии с Европой. Кроме того, Узбекистан является идеальным плацдармом для проникновения в другие страны региона.

А теперь о русском языке.

Некоторые аналитики связывают положительную реакцию Ташкента на инициативы А.Усманова по возрождению преподавания русского языка в Узбекистане с расширением российско-узбекского сотрудничества при президенте Мирзиёеве: возможностью строительства там объектов гидроэнергетике, перспективой возведения АЭС и т.д. И отсюда – практическая потребность в местных кадрах, владеющих русским языком. Доля правды в этом есть. Но, следует отметить, что небольшая.

Дело в том, что при строительстве энергетических объектов и особенно атомных электростанций, подавляющее большинство местных кадров используется на вспомогательных неквалифицированных работах. Что касается инженерно-технического персонала на строительстве из числа местных граждан, которые непосредственно взаимодействуют с российскими специалистами, то их количество весьма ограничено.

Кроме того, для подготовки нескольких сотен, пусть даже тысяч русскоговорящих специалистов вряд ли потребуется 30 тысяч педагогов и методистов.

Тогда встает вопрос, зачем нужна такая массовая программа.

Как представляется, ответ состоит в том, что слабое знание русского языка, а зачастую полное отсутствие такого знания существенным образом снижает возможность узбеков найти работу в России.

В этой связи следует не забывать, что практически для всех постсоветских республик за исключением Прибалтики Россия является главным направлением для оттока избытков рабочей силы, а также источником, откуда поступают немалые дополнительные средства, которые в отдельных случаях колеблются в пределах от 10 до 30 процентов национальных бюджетов.

Естественно, что мимо такой «кормушки» прагматичное руководство Узбекистана, который вместе с Кубой уже получил статус наблюдателя в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), пройти не может. Тем более с учетом высокого уровня безработицы в республике.

Какие цели преследует российское руководство, поддерживая инициативу Алишера Усманова по продвижению русского языка в широкие массы трудящихся Узбекистана, нам не ведомо. Но есть опасение, что местное руководство рассматривает эту программу в том числе как подготовку своих гастарбайтеров. По крайней мере в настоящее время….

Еще больше материалов в нашем Telegram-канале!

Поделиться:

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email