Удары США по Сирии — это удары по Ирану?

Язык/language:

Фото: Politonline.ru

Ранним утром 26 февраля военные Соединенных Штатов Америки нанесли авиаудары по наземным объектам в Сирии, расположенным в провинции Дейр-эз-Зор рядом с сирийско-иракской границей.

Согласно заявлениям Пентагона, в результате этого авианалета был уничтожен ряд объектов инфраструктуры шиитских группировок, пользующихся поддержкой Ирана. В военном ведомстве США также добавили, что подобный шаг является ответом на нападения на американские войска в Ираке, в их числе и обстрел авиабазы Эрбиль 16 февраля, в результате которого погиб один из сотрудников базы, а ранения получили десятки американских военнослужащих.

Как заявил представитель Пентагона Джон Кирби: «По распоряжению президента Байдена вооруженные силы США сегодня вечером нанесли авиаудары против инфраструктуры, используемой поддерживаемыми Ираном военизированными группировками в Восточной Сирии. Эти удары было разрешено провести в ответ на недавние атаки против американских военнослужащих и военнослужащих коалиции в Ираке, и на продолжающуюся угрозу этим военнослужащим».

В свою очередь министр обороны Ллойд Остин подчеркнул, что, нанося удар в САР, Вашингтон руководствовался разведывательной информацией иракской стороны.

В самой Сирии подобные действия американцев ожидаемо назвали агрессией, что представляется логичным описанием произошедшего.

При этом думается, что помимо мести за нападения на американских военных, события утра 26 февраля несут в себе и ряд других смыслов.

Во-первых, Байдену выпал шанс показать, как далеко он готов зайти в реализации своей политики на Ближнем Востоке после того, как его предшественник, Дональд Трамп, практически свернул там американскую активность, существенно сместив акценты на другие регионы, в том числе и Китай, а также на внутреннюю политику самих Штатов.

Добавим, что удар по сирийской территории показывает, на какие меры готов пойти Байден не только на Ближнем Востоке, но и в целом в мире. В данном контексте многие эксперты, в том числе и американские, отмечают, что после Трампа, который не начал ни одной войны и попытался вывести часть военных из Ирака и Афганистана, новый американский президент, вероятнее всего, если не начнет новую войну, то точно не завершит старые.

В этом смысле он будет продолжать политику своих предшественников-демократов, в том числе и Барака Обамы. И тогда поставки летального оружия на ту же Украину могут количественно и качественно увеличиться, а это в свою очередь укрепит Киев в его намерениях влезть в очередную военную авантюру на Донбассе…

Не стоит также забывать, что, когда в силу тех или иных причин американское общество оказывалось разобщенным или страна переживала период кризиса, в Белом доме прибегали к испытанному способу по стабилизации обстановки и устранения раскола – маленькой победоносной войне. Или, хотя бы, удару по кому-то, для поднятия, так сказать, патриотизма и боевого духа внутри собственного государства.

Но вернемся к Ближнему Востоку.

Другим ключевым моментом представляется заявленное намерение Байдена вернуть Иран в «ядерную сделку». Впрочем, справедливости ради, отметим, что не Тегеран из нее вышел, а Вашингтон в период президентства Трампа.

Напомним, «ядерная сделка», или Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) подразумевал замораживание Тегераном на неопределенный срок своей ядерной программы в обмен на снятие санкций, введенных против иранской экономики.

Как заявляет Джо Байден и ряд его помощников, американцы намерены разработать новый СВПД, сделав его «более длительным и сильным». А на его основе перейти к более масштабным переговорам по вопросам политики Ирана на Ближнем Востоке, а также программе Тегерана по созданию баллистических ракет. Впрочем, сами иранцы неустанно подчеркивают, что последний пункт и их оборонная политика в целом не подлежат обсуждению.

Как отмечают эксперты Института Ближнего Востока (ИБВ), позиция Тегерана находит понимание в Европейском Союзе, который сильно пострадал от разрыва «ядерной сделки» и заинтересован в ее реанимации. В данном контексте главный внешнеполитический чиновник ЕС Жозеп Боррель подчеркивает, что для реанимации СВПД крайне важно учитывать и требования Ирана.

Впрочем, говоря о требованиях сторон, важно отметить, как справедливо заявляют в ИБВ, что есть у США и еще один ключевой вопрос к Ирану – а именно – освобождение американских граждан, которые находятся в этой стране под стражей. В последние годы Тегеран арестовал десятки лиц с двойным гражданством, обвиняя их, главным образом, в шпионаже.

В этой связи полуофициальные консультации, которые ведут представители посольств вроде бы в рамках СВПД, скорее всего, являются попыткой добиться освобождения граждан США.Ведь по ключевым вопросам переговоры на сегодняшний день находятся в тупике, так и не начавшись. Тегеран требует снятия санкций, а Вашингтон – первых шагов от иранцев и сокращения их ядерной программы.

При этом в ИБВ отмечают, что ряд уступок со стороны Вашингтона все же есть. 22 февраля Центральный банк Ирана сообщил, что их страна и Южная Корея достигли соглашения о частичном размораживании иранских активов. Помимо этого, существуют и свидетельства того, что Международный Валютный Фонд рассматривает возможность доступа Тегерана к своему финансированию. Оба факта представляются крайне маловероятными без официального согласия или хотя бы молчаливого одобрения с Капитолийского холма.

Впрочем, данные факты и намерения, вероятнее всего, также относятся к вопросам освобождения американцев, арестованных в Иране.

Возвращаясь к обстрелам, имевших место 26 февраля, добавим, что удар по проиранским группировкам, помимо мести за погибших и раненых американцев, является также сигналом того, что Белый дом хотя и намерен вести переговоры по «ядерной сделке», но явно не исключает и иные сценарии развития ситуации.

Пока что наиболее реалистичным на наш взгляд, представляется, что пятничные удары по сирийской территории американцами являются скорее единичным случаем, этаким актом возмездия. Тем не менее, если Байдену и его команде не удастся достичь каких-либо договоренностей с Ираном, американцы могут начать усиливать и без того мощное давление на Тегеран, а также его партнеров и союзников. В таком случае ухудшатся не только бизнес-возможности и инвестиционные показатели, но и вновь может возникнуть реальная опасность прямого военного столкновения двух стран. Однако пока остается надежда, что Иран и США все же смогут найти точки соприкосновения хотя бы для начала обсуждения возможных компромиссов, которые в будущем смогут привести к новой «ядерной сделке».

Поделиться:

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email