Ближний Восток

Саудовская Аравия – США: партнерству конец?

Фото: alef.ir

21 февраля стало известно, что Saudi Arabian Military Industries (SAMI) договорилась с американской корпорацией Lockheed Martin о локализации в Саудовской Аравии ряда поставляемых американцами военных услуг и оборудования.

Аналитики IHS Global Insight отмечают, что достигнутые договоренности подтверждают обещания, которые SAMI делало ранее вместе с американским оборонным гигантом, об активизации сотрудничества, в том числе и в вопросах локализации производств. 

Напомним, что согласно планам саудовских властей, в рамках дорожной карты Vision 2030, SAMI должна возглавить активное развитие оборонки страны. Ключевая же цель – создание в Королевстве Саудовская Аравия (КСА) полноценного оборонного холдинга.

Новое предприятие, 51% которого будет принадлежать SAMI, займется развитием возможностей в области технологии производства, программного обеспечения и системной интеграции, а также производства, технического обслуживания и ремонта винтокрылых и других летательных аппаратов, систем противоракетной обороны, а также военно-морских и наземных систем.

Отметим, что Lockheed Martin уже несколько десятилетий является крупным поставщиком вооружений в королевство, которое в свою очередь представляет собой одного из самых крупных военных импортеров в мире. Американская корпорация в настоящее время работает над установкой системы противоракетной обороны стоимостью 15 миллиардов долларов.

Впрочем, несмотря на очевидные факты взаимовыгодного сотрудничества двух стран, в отношениях между этими партнерами и союзниками не все так гладко, как кажется на первый взгляд.

Так, 26 февраля, администрация Джо Байдена опубликовала доклад, посвященный убийству в 2018 году в Турции саудовского журналиста Джамаля Хашогги. В этом документе главным организатором преступления называется наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман. Причем американцы не ограничились словесными обвинениями, но и ввели визовый запрет для 76 граждан КСА, которые могут быть, по их мнению, связаны с убийством.

Помимо этого, хоть договоренности между Lockheed Martin и SAMI, вероятнее всего, будут реализованы, другие планы КСА и американских оборонных корпораций оказались под угрозой.

Новый президент США уже приостановил сделку, в соответствии с которой корпорация Raytheon должна была поставлять королевству наступательное вооружение. Согласно решениям Байдена, КСА будут поставляться лишь вооружения оборонные. Причина такого решения – участие Саудовской Аравии в гражданской войне в Йемене.

Однако отметим, что на Капитолийском холме далеко не все законодатели в восторге от действий администрации на саудовском направлении, поскольку они не намерены полностью отказываться от работы с Эр-Риядом. Думается, что именно поэтому Lockheed Martin и SAMI сумели достигнуть упомянутого выше соглашения, а введенные санкции затронули лишь ограниченный круг лиц, которых можно отнести к исполнителям воли заказчика.

В подтверждение данной версии госсекретарь США Энтони Блинкен заявил: «Думаю, нужно понимать, что отношения со всей страной приоритетнее, чем с одним человеком». Помимо этого, политик добавил, что американская администрация хоть и пересматривает связи с Саудовской Аравией, однако КСА все же важна, и США особенно заинтересованы в работе с саудитами.

В данном контексте аналитики Института Ближнего Востока (ИБВ) отмечают, что для Вашингтона проблемой является скорее не внешняя политика Эр-Рияда и его участие в йеменском конфликте, а личность наследного принца Мухаммеда бен Сальмана, которого, судя по всему, в США не хотят видеть в роли нового монарха.

Эксперты аналитического центра Stratfor (США) в свою очередь добавляют, что, помимо уже указанных причин, американские власти испытывают неподдельное раздражение из-за ядерной программы Саудовской Аравии, низких показателей в области прав человека, обвинений в связях Эр-Рияда с терроризмом и с экстремистским суннитским ваххабитским движением.

Как отмечают уже в ИБВ, в 2020 году была опубликована докладная записка Федерального бюро расследований (ФБР), в которой сообщалось, что королевство «почти наверняка» помогло своим подданным, обвиняемым в серьезных преступлениях на американской территории, бежать из Соединенных Штатов.

Впрочем, стоит также подчеркнуть, что ядерная программа Саудовской Аравии началась задолго до того, как наследный принц начал фактически управлять страной. Более того, Муххамед бен Сальман, вопреки обвинениям, работает как раз над минимизацией влияния радикального саудовского духовенства, которое было идеологической и организационной базой радикалов, пик сотрудничества КСА с которыми пришелся на середину 1990-х и начало 2000-х годов.

Несмотря на то, что администрация Байдена, с большой долей вероятности, в ближайшие четыре года будет подвергать регулярной критике власти Саудовской Аравии, а также лично наследного принца, в Вашингтоне на сегодня не готовы к разрыву со своим давним союзником в регионе.

В этой связи в ИБВ отмечают, что в 2019 году прямые иностранные инвестиции Саудовской Аравии в Соединенные Штаты составили 13,2 млрд долларов, а в принадлежащих королевству компаниях работало 8500 человек. Государственный инвестиционный фонд Саудовской Аравии также имеет около 12,8 млрд долларов в американских акциях по состоянию на февраль 2021 года.

В Stratfor, в свою очередь, считают, что если во внешней политике саудиты могут пойти на какие-то символические уступки, то во внутренней КСА будет демонстрировать устойчивость к внешнему давлению. Более того, в стране нет необходимых для иностранного влияния условий, в Саудовской Аравии нет истории переворотов, там не проводятся выборы, а тесная племенная структура позволяет противостоять вторжению извне.

При этом думается, что и в США никто не намерен устраивать революцию в стране, которая является одним из главных игроков на сырьевых рынках, а также одним из противовесов Ирану в регионе. Не стоит забывать и про американских военных в Саудовской Аравии, а также про размещенные там беспилотники Пентагона.

На кого при этом точно повлияет возможное похолодание в отношениях между Вашингтоном и Эр-Риядом – так это на представителей бизнеса, финансистов, биржевиков и т.д. Причем в обеих странах.

При этом саудовский план Vision 2030 опирается главным образом на деньги частных инвесторов, а потоки их вложений и так сегодня сдерживаются репутационными потерями после убийства Хашогги. В ИБВ отмечают, что в 2019 году Саудовская Аравия не смогла достичь своей цели по привлечению прямых иностранных инвестиций в размере 10 млрд долларов. Эта тенденция продолжилась и в 2020 году, когда, несмотря на повышение рейтинга королевства в отчете Всемирного банка о легкости ведения бизнеса, саудиты смогли получить только 4,6 млрд.

Восхождение на престол наследного принца Мухаммеда бен Сальмана еще больше усугубит негативные инвестиционные перспективы КСА. И, несмотря на то, что в королевской семье сейчас идут обсуждения сценариев, предусматривающих возможность вхождения на престол другого человека, единства мнений пока что нет. А король тем временем не молодеет – ему уже 85, да еще и имеют место серьезные проблемы со здоровьем. Что также снижает привлекательность Саудовской Аравии для внешних финансовых вливаний…

Подводя итог, отметим, что, несмотря на то, что США заинтересованы в недопущении Мухаммеда бен Сальмана к престолу, введенные точечные санкции и ограничения, которые хоть и болезненны, но не критичны, и ни в коем случае не направлены на полный разрыв отношений с Саудовской Аравией. Страна важна для Белого дома в самых различных вопросах: начиная от влияния в регионе и оказания давления на котировки углеводородов и заканчивая ролью Эр-Рияда в противостоянии с Ираном. Таким образом, даже несмотря на определенные сложности во взаимоотношении двух стран, в Вашингтоне хоть и продолжат оказывать давление на КСА, но лишь на том уровне, который позволит сохранить возможность сотрудничества по всем ключевым для американцев вопросам.