Россия и постсоветское пространство

Пашинян уйдет, но что дальше?

Фото: radiovan.fm

Все-таки Никол Воваевич Пашинян не политик. Хотя вроде бы и внешность располагающая, и определенная харизма есть (вспомним, как он заводил толпу в ходе массовых беспорядков апреле 2018 года), и какое-никакое, пусть и не законченное, образование имеется, и в профессии уже практически три года… Тут перечислять можно долго.

Однако, на мой взгляд, для любого взрослого, считающего себя неглупым человеком, а, тем более, для политика, и не просто политика, а главы государства, просто необходимо иметь привычку сначала думать, а затем говорить или принимать какие-либо решения. Причем в любой ситуации, при любых обстоятельствах.

А вот Никол Воваевич сплоховал. В прямом эфире на вопрос корреспондента относительно высказывания зам. начальника Генерального штаба по поводу того, что в ходе недавней войны в Арцахе верховный главнокомандующий не разрешил применить ракеты «Искандер», Пашинян не придумал ничего лучшего, чем заявить об их «слабой эффективности». А потом еще прибавил, что это оружие «образца 80-х годов» прошлого века безнадежно устарело. После чего приказал уволить неудобного генерала.

Вот тут-то и началось. Военное руководство республики, которое несмотря ни на что старалось сохранять лояльность власти и не поддерживать оппозицию, требующую немедленной отставки премьера и его правительства, даже когда Пашинян вешал на него всех собак за катастрофическое военное поражение, не вытерпело.

25 февраля Генштаб Армении потребовал отставки премьер-министра, заявив, что политическое руководство республики ведет страну к опасной грани. Под документом стоят подписи 40 человек: 20 генералов и 20 полковников. Причем не только генштабистов. В числе подписантов все пять командующих армейскими корпусами, т.е. всех тех, кто командует сухопутными войсками республики.

В тот же день оппозиционное «Движение по спасению Родины» вывело народ на улицы и объявило о бессрочной акции протеста.

Реакция Пашинина была мгновенной: заявление, сделанное Генштабом, было квалифицировано как «попытка военного переворота». Ни много, ни мало. И ведь что интересно. Его тут же поддержали Анкара и Баку, которые дружно осудили действия армянских военных. Вот уж действительно, скажи, кто твой друг…

В ответ на опрометчивое высказывание пришла «ответка» и из Москвы. Официальный представитель Министерства обороны России аргументировано объяснил «ошибочность» высказываний армянского премьера, великодушно допустив возможность того, что аппаратчики премьера просто ввели своего начальника в заблуждение.

Поскольку GEOFOR не является правительственной или иной официальной структурой и у нас есть возможность называть вещи своими именами без всякой дипломатичности, попытаемся разобраться с какого такого перепугу рутинное для Пашиняна охаивание чего-то российского, в данном случае ракет «Искандер», вызвало у армянских военных такую жесткую реакцию.

Дело в том, что в своем классе «Искандер» является лучшим в мире оружием, пока еще не имеющим аналогов. А Армения – единственная страна в мире, которой оно было поставлено, хотя платежеспособных желающих хоть пруд пруди…

В этой связи стоит вспомнить, какую бурную, почти истеричную реакцию вызвало в Баку сообщение о намеченных поставках «Искандеров» Еревану. Одной из причин такой реакции был тот факт, что радиус действия этой установки позволяет с территории Армении поражать практически любые цели в Азербайджане, включая его столицу. А скорость и траектория полета ракеты исключают возможность её перехвата не только азербайджанскими ПВО, но и системами НАТО, что признают и в самом Североатлантическом альянсе.

Так вот, по имеющейся информации, военное руководство в Ереване неоднократно предлагало руководству политическому (читай – Пашиняну) применить в ходе войны в Арцахе «Искандеры». Причем удар предлагалось нанести не по азербайджанской столице, а по аэродрому, с которого запускались беспилотники, массовое применение которых и привело к трагичным для армян результатам.

Очевидно, что уничтожение площадки, с которой запускались и на которой обслуживались боевые дроны, а также возможность поражения военных целей в районе Баку, охладило бы пыл азербайджанского и турецкого руководства, и быстро привело бы стороны к столу переговоров. Думается, что в этом случае условия прекращения боевых действий не были бы столь жесткими и унизительными для Еревана.

Кстати, задним числом становится известно, что возможность ракетного удара до последнего момента не исключалась бакинским руководством и его иностранными советниками.

Почему Пашинян не внял военным и не дал санкции на использование «Искандеров», есть, как говорится, «тайна великая». Однако память подленько подбрасывает цитаты из публикаций и высказываний некоторых армянских и российских экспертов трехлетней давности, которые предупреждали, что этот человек был продвинут на высший пост в стране для того, чтобы «сдать Карабах». Но такие обвинения, как ни крути, нуждаются в доказательствах. Хотя….

Впрочем, вернемся в Ереван, где продолжают митинговать и противники действующего президента, и его сторонники. Кстати, количество и тех, и других в принципе одинаково: от нескольких сотен до полутора – трех тысяч человек, в зависимости от ситуации. Что, согласитесь, немного.

После того, как президент Армении, который пока что занимает срединную позицию в противостоянии власти и оппозиции в целом, и в конфликте премьера с военными в частности, отказался подписывать указ об увольнении начальника Генштаба, Пашинян решил не заморачиваться и приказал генерала арестовать.

Хотя к остальным подписантам упомянутого выше документа у Пашинина якобы претензий нет, думается, что дополнительной популярности среди служивого люда решение об аресте генерала Оника Гаспаряна премьеру не добавит.

Тем не менее, пока военные ограничиваются демаршами на уровне руководства Генштаба. Если офицеры из столичного гарнизона и присоединяются к митингующим, то это они делают в штатском.  Вопрос о введении войск в Ереван для силового смещения премьера и его кабинета, судя по всему, пока не стоит.

Тем не менее, некоторые подвижки, представляющие для действующего режима потенциальную опасность, нельзя упускать из виду.

Например, обращение (опять – только обращение!) 30-ти высокопоставленных офицеров полиции поддержать требование военных об отставке Пашиняна. В числе подписантов пять генералов, остальные – полковники.

До этого демарша сотрудники спецслужб и полиции молчаливо проявляли полную лояльность правительству. Это обращение – нехороший сигнал для Пашиняна. Если, как мы упоминали выше, военных в столице и её окрестностях немного, то сил правопорядка – более чем достаточно.

Но пока, следует признать, что режим Пашинина достаточно устойчив. По мнению некоторых западных, в том числе и британских аналитиков, он продержится, как минимум, до начала-середины лета. Так что, думается, ничего особо впечатляющего до начала осени нам ждать не приходится.

Не будем спорить о конкретных сроках, но немалая доля истины в этих прогнозах имеется.

Дело в том, что в настоящее время, несмотря на то, что вину за поражение в войне большинство граждан Армении возлагает лично на Пашиняна, для его смещения с поста премьера необходим силовой вариант. А этого ни оппозиция, ни военные не хотят, поскольку факт военного переворота подорвет легитимность новой власти в глазах мирового сообщества и диаспоры. Это вам не Украина образца 2014 года, где за переворотом как раз и стояло то самое «мировое», сиречь западное сообщество. Но это так, к слову пришлось.

Отстранить премьера от должности законным путем голосования в парламенте не получается, поскольку пропремьерский блок «Мой шаг» контролирует там две трети мест.

Вскоре после поражения в войне на фоне массовых выступлений своих противников Пашинян обещал провести внеочередные парламентские выборы. Правда потом, после интервью Р.Кочаряна, бывшего президента Армении, в ходе которого он заявил о своем возвращении в большую политику, прошла информация, что президент передумал, и никаких внеочередных выборов не будет.

Испугался премьер героя прошлой Карабахской войны, опытного политика, при президентстве которого рост ВВП республики выражался двузначными цифрами.

Однако, видимо, чувствуя возможность того, что, в конце концов, оппозиция может решиться и на крайние меры, а на силовиков особо рассчитывать не приходится, Пашинян пообещал провести выборы осенью, да еще и референдум по вопросу об очередной трансформации государственного устройства: переходу от парламентской к президентско-парламентской форме правления.

Что касается оппозиции, которую, кстати, поддерживают оба католикоса (Эчмиадзинский и Киликийский), немалая часть бизнесменов и профессуры, то она напоминает мне лоскутное одеяло, этакий конгломерат из 17 партий, из которых только две – парламентские. Единственным моментом, который заставил их объединиться, это – стремление избавить страну от нынешнего руководства. Никакая позитивная программа, пусть даже её намеки в выступлениях оппозиционных лидеров, не просматривается. По крайней мере, на сегодняшний день.

Вот и получается ленинская формула революционной ситуации наоборот: верхи не хотят (уходить), а низы – не могут (их сбросить). В оригинале: верхи – не могут (управлять), а низы – не хотят (им подчиняться).

Как ни странно, но для смены власти не созрело и армянское общество. Точнее, оно в своем большинстве понимает, от кого надо избавиться. А вот кого продвинуть во власть, пока для жителей республики не ясно.

В этой связи хотелось бы обратить внимание на недавнее исследование, проведенное американской Службой Гэллапа, по заданию которой ереванский социологический центр Marketing Professional Group организовал телефонный опрос.

Респондентам предлагалось по пятибалльной шкале (5 – максимальная оценка) дать оценку политикам и политическим партиям, а также высказать свои предпочтения, если им в ближайшее время придется принять участие в голосовании. 

Так вот, рейтинг Пашиняна составляет 2,8 пунктов, президента Саркисяна – 2,3. Оппозиционеры Царукян и Манукян имеют 2,2 и 1,6 пунктов, соответственно. Рейтинг Кочаряна, который позже всех включился в политический процесс, пока равняется 2,0 пунктам.

Так что на сегодняшний день явного преимущества не имеет ни один из ведущих армянских политиков.

Что касается парламентских выборов, то пока что за блок Пашиняна готово проголосовать 33% опрошенных, т.е. «Мой шаг» уже потерял половину своего электората. Однако главный вопрос для будущего Армении заключается в том, какие партии окажутся в составе двух третей, смогут ли они объединиться вокруг позитивной программы и слажено работать для её реализации.

Этот вопрос пока остается открытым, и, боюсь, борьба за лидерство и власть среди нынешних союзников может спровоцировать новый виток кризиса. А это Армении совсем не нужно.