Интервью Байдена: оговорка или намеренное оскорбление?

Язык/language:

Фото: dailycaller.com

Все-таки умеют американцы волну поднять. Возьмем, например, Джо Байдена, того самого, что работает сейчас американским президентом. Утвердившись 20 января в Белом доме, он почитай два месяца тихо помалкивал: пресс-конференций не проводил, интервью не давал, а на публичных мероприятиях вместо ответов на вопросы прессы щедро раздавал улыбки. Аккредитованные при первом лице сверхдержавы корреспонденты уже роптать начали. Брифингов, которые для них проводит вечно ничего не знающая милашка Джен Псаки, элите вашингтонского пресс-корпуса явно недоставало.

И, наконец, затянувшееся, почти двухмесячное  молчание президента США было нарушено, 17 марта на телеканале ABC вышла запись достаточно пространной беседы Байдена с ведущим № 1 этого канала Джорджем Стефанопулосом (George Stephanopoulos), в котором американский президент на голубом глазу назвал Владимира Путина «убийцей». Всего-навсего.

Сказать, что это заявление наделало много шуму, значит, ничего не сказать. И это вполне понятно. Все-таки нечасто руководителя ядерной державы так оскорбляют.

Разбираться в первичной реакции американских и европейских политиков и экспертов пока рановато. Они, как, впрочем, и европейские СМИ, как говорится «присели» (справедливости ради добавим, что Турция и Израиль отозвались об этом выступлении негативно): все ждут, чем ответит на это Россия, которая пока что ограничилась «приглашением» посла Антонова «для консультаций».

Обращаю внимание на формулировку: не «отзывом», а именно «приглашением». Поскольку «отзыв» для тех же консультаций на дипломатическом языке означает понижение уровня отношений.

Тем не менее, для посвященных и это означает – весьма жесткую реакцию. Что называется, на грани.

А затем дважды за четверг наш президент прокомментировал случившееся.

Позволю себе высказать сугубо личное впечатление от увиденного и услышанного: как питерский интеллигент – Владимир Владимирович пожелал своему весьма немолодому американского коллеге здоровья, а как политик и разведчик – оставил всех додумывать, какое здоровье он имеет в виду: физическое или умственное. Красиво, ничего не скажешь.

А потом еще официально пригласил Байдена продолжить обсуждение проблем, представляющих взаимный интерес. Причем публичное, онлайн. Думается, что на это Вашингтон не пойдет.

А теперь вернемся к пресловутому интервью, которое брал один из зубров американской журналистики, и попытаемся разобраться в некоторых моментах, которые представляются небесполезными для понимания сложившейся ситуации.

Начнем непосредственно с интервью как такового.

Оно шло в эфир не живьем, а в записи. Это значит, что редакция и, главное, пресс-служба президента могли удалить все нежелательное моменты. И, тем не менее, фрагмент, в котором Байден оскорбляет российского коллегу, был оставлен. Видимо – специально.

И еще одна деталь. Поведение интервьюера. Когда американский президент выдал этот пассаж про своего российского коллегу, его собеседник без каких-либо эмоций, что называется, принял это к сведению и не стал развивать эту тему: задавать уточняющие и дополнительные вопросы, удивляться, негодовать, одним словом проявлять себя как человек, услышавший действительно сенсационное заявление.

Для профессионала высочайшего класса, каким действительно является Стефанопулос, такое поведение можно объяснить только тем, что для него высказывание Байдена не было новостью. Подводя тему разговора к отношениям с российским лидером, он, скорее всего, точно знал, каков будет ответ. Не дословно, конечно, но по своей сути.

Дело в том, что практика организации интервью с высокими лицами (причем далеко не только с президентами или премьерами) такова, что первоначально, получив принципиальное согласие о встрече, редакция направляет в офис будущего собеседника список тем, а то и вопросов, который затем согласовывается и уточняется. Какие-то темы выпадают, на их месте выплывают другие.

Так что, думается, наше предположение о том, что выпад Байдена в отношении нашего президента был не оговоркой престарелого политика, а заранее спланированной, срежиссированной акцией. Хотелось бы, конечно, ошибиться, но факты – вещь упрямая…

Тогда встает вопрос: «а оно им нужно», а если нужно – то зачем?

Думается, что мы не будем далеки от истины, если предположим несколько основных причин этой провокации.

Во-первых, традиционный прием: Россия – внешний враг. Очень удобно снова привлечь внимание сограждан к этому вопросу, когда дома далеко не все благополучно.

Ведь сторонников Дональда Трампа, которые продолжают выражать свое недовольство исходом выборов, а еще больше тем, как, какими методами была обеспечена победа демократов, так и не удается ни придавить, ни купить. Позиции экс-президента внутри республиканской партии, которую он якобы собирался развалить, только усиливаются, как среди её электората, так и среди законодателей.

Отказавшись от миграционной политики своего предшественника и строительства стены на границе с Мексикой, Байден уже столкнулся с таким наплывом нелегальной миграции, а также с таким недовольством жителей и руководства южных штатов, что был вынужден перейти к увещеванию жителей Центральной Америки «оставаться у себя дома», что вряд ли поможет делу.

А если прибавить к этому проблемы с экономикой, пандемией, новые вспышки насилия среди негритянского населения, а также леваков, анархистов и т.д., потребность в переключении внимания на внешнего врага просто необходима для нынешней администрации.

Во-вторых, не будем забывать и о геополитике. Раз Байден провозгласил, что «Америка возвращается» (естественно, в качестве единственного мирового лидера), то она действительно должна это делать. И в первую очередь, это касается её европейских союзников. А они за годы правления Трампа в своем большинстве как-то привыкли действовать более или менее автономно.

Значит, необходимо разбегающееся стадо снова собирать в кучу. Зачем? Да, конечно же, для отпора «российской угрозе». Тезис не новый, но испытанный.  

Правда вот тут пока что вышла незадача: заявление Байдена от 17 марта, не вызвало взрыва ожидаемых эмоций. А, скорее, не на шутку напугало европейских союзников по НАТО, которые почувствовали, что дело может привести к серьезному обострению. А им это надо? Ведь многие столицы находятся в радиусе действия «Искандеров», не говоря уж про «Калибры».

Наверняка это заявление адресовалось и для нашей т.н. «несистемной оппозиции» вроде берлинского сидельца. Ведь думские выборы не за горами…

Одним словом, не оговорка это была, а продуманная акция. А нас сколько она была хорошо продумана – покажет уже ближайшее будущее. Пока же в Вашингтоне «чешут репу» над тем, как и что ответить российскому лидеру на его предложение поговорить с Байденом в прямом эфире.

И последнее. Крайне интересно, ограничится ли Кремль политико-дипломатической баталией, которую он с блеском начал, или все-таки позволит себе нечто практическое, ассиметричное? Что называется, «в довесок». Ведь прозвучала у Владимира Владимировича фраза относительно «подаренных территорий». Звучит для русского, российского человека обнадеживающе.

Действительно, сколько может в одиночку сражаться Донбасс, держать круговую оборону Приднестровье, а осетины – оставаться разделенным народом? Это так, навскидку. Если подумать, то список можно продолжить.

Но это, как говорится, частное мнение. В порядке постановки вопроса. Начальству – виднее…

Поделиться:

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email