Ближний Восток

COVID-19 в Иране

Фото: ballerzmixtape.com

10 апреля правительство Ирана ввело новые ограничения на большей части территории страны, стараясь совладать с новой, уже четвертой по счету, волной коронавируса (COVID-19).

Согласно официальным данным, за последние две недели ежедневный уровень заражений вырос более, чем в два раза, достигнув нового рекорда – более 25 000.

Новые ограничения будут действовать в течение 10 дней и подразумевают закрытие ряда предприятий, не имеющих принципиального значения для экономики страны, а также запрет на общественные собрания в 257 наиболее пострадавших городах в 23 из 31 провинции страны, включая Тегеран.

Частные поездки между пострадавшими районами также попадают под запрет властей. Напомним, что закрытие совпадает с началом священного для мусульман месяца Рамадан и частично направлено на минимизацию последствий от больших вечерних собраний, которые присущи для этого периода.

При этом с тех пор как COVID-19 впервые попал в Исламскую Республику Иран (ИРИ) в 2020 году, руководство государства регулярно прибегало к строгим и длительным ограничительным мерам, сходным с теми, которые применяются по всему миру.

В Тегеране опасаются губительных последствий для экономики страны, которая и так вынуждена фактически выживать в условиях масштабного санкционного давления со стороны США. В результате действия санкций и локдаунов, как отмечают эксперты американского аналитического центра IHS Global Insight, значительная часть жителей страны испытывают серьезные финансовые трудности.

Тем не менее, 9 марта глава Центрального банка Ирана (CBI) Абдольнасер Хеммати заявил, что в стране зарегистрирован экономический рост, впервые после 9 месяцев рецессии. Выступая перед руководителями банковской системы Ирана, он также сообщил, что власти ожидают положительного развития экономики на протяжении всего 2021 года.

Как отмечают в Институте Ближнего Востока (ИБВ), в CBI объявили, что экономический рост страны составил 2,2% за первые девять месяцев текущего иранского года (завершится 20 марта) по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. А как отмечают в отделе по связям с общественностью Центробанка, рост ВВП показывал отрицательный (минус 2,9%) рост весной, но достигал положительных 5,2 и 3,9 %% летом и осенью, соответственно.

Иранцы при этом добавляют, что экономический рост во втором и третьем сезонах текущего года показал, что экономика ИРИ преодолела тяжелые времена, выходит из депрессии и снова вступает в период роста.

С учетом последних данных, указывающих на сравнительно более устойчивую экономическую обстановку в Иране, чем в других частях мира, ожидается, что краткосрочные ограничения, которые будут вводиться Тегераном до появления возможности провести массовую вакцинацию, приведут к относительно небольшим издержкам. Это связывается с тем, что режим санкций в немалой степени изолировал страну от воздействия внешних факторов, включая всевозможные кризисы и другие потрясения.

Однако, в Global Insight все же отмечают, что, учитывая медленные темпы прививочной компании, такие санитарные ограничения, вероятно, все-таки будут оказывать негативное влияние на иранскую экономику вплоть до конца 2021 года.

До настоящего времени ключевым фактором, мешающим вакцинации в Иране, было крайне ограниченное предложение и поздние поставки первой партии вакцин, в том числе AstraZeneca в количестве 700 800 тысяч доз, которые Иран получил через Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ). Такое мизерное количество в данном случае вызывает лишь грустную улыбку, а также отражает возможности ВОЗ по борьбе с пандемией на сегодняшний день.

По всему выходит, что механизм COVAX (создан для распределения вакцин среди стран, не имеющих возможность наладить собственное производство), через который Иран должен получить в общей сложности 16,8 млн доз, очевидно, не справляется.

В феврале в Иране началась ограниченная программа прививок с использованием российской вакцины «Спутник V». Пока было поставлено 500 000 доз. Китай и Индия также отправили соответственно 250 000 и 125 000 доз своих вакцин Sinopharm и Covaxin, но они окажут незначительное влияние на уровень инфицирования среди населения, насчитывающего около 83 миллионов человек.

Массовое производство первой из нескольких вакцин местного производства началось лишь в прошлом месяце.

Подводя итог, отметим, что в Global Insight подчеркивают – новая волна COVID-19 и медленное внедрение вакцин приведет к периодическому повторному введению мер сдерживания в течение всего 2021 года, существенно мешая восстановлению экономики после рецессии 2020 года.