Афганистан: американцы уходят. Что дальше?

Фото: ntd.com

В потоке праздничных сообщений о праздновании Пасхи и Дня Победы как-то затерялась информация о том, что 2 мая в провинции Гильменд, что на юге Афганистана, под контроль местной армии была передана военная база США. Американские наблюдатели, которые это событие, естественно, не пропустили, рассматривают его, как переход к практической реализации намерения президента Дж.Байдена вывести все американские войска к 11 сентября. То есть к двадцатилетию атаки на башни-близнецы в Нью-Йорке, что стало поводом для введения войск США и созданной ими коалиции в Афганистан.

Кстати, основная часть военных объектов, которые контролируются США и их союзниками, согласно утечкам из силовых структур Афганистана, должна быть передана под контроль Кабула уже к июлю.

 По всему видно, что администрация явно торопится покинуть страну, где США двадцать лет с различной степенью интенсивности вели боевые действия с практически нулевым результатом.

И, что примечательно, вывод войск – это чисто политическая акция и проводится несмотря на недовольство Пентагона и ЦРУ. Ее целью, по сути дела, является укрепление позиций демократической партии среди избирателей с прицелом на промежуточные выборы, которые состоятся уже через год, а возможно, и будущую президентскую кампанию.   

Не то, чтобы военные и разведчики резко выступали против вывода войск, но утечки в СМИ из этих далеко не последних федеральных ведомств США доводят до общественности их озабоченность, во-первых, темпами вывода: слишком быстро, а, во-вторых, тем, что они официально полностью лишаются присутствия в Афганистане. А это якобы развяжет руки «мировому терроризму». Звучит благородно.

Однако напомним, что присутствие солдат коалиции, возглавляемой США, не помешало части недобитков Исламского Государства (ИГИЛ – террористическая организация, запрещенная в России) перебраться в Афганистан и разместиться в нескольких точках страны, включая районы, граничащие с республиками Центральной Азии.

Так что забота американских силовиков о борьбе с мировым злом сильно смахивает на лукавство.

И еще одна деталь, касающаяся вашингтонской политической кухни. «Инициатива Байдена» относительно вывода всех американских военных из Афганистана на самом деле является реализацией тех договоренностей, которые были достигнуты командой Дональда Трампа на излете его президентства. В ходе переговоров с движением Талибан (запрещенная в РФ террористическая организация) было принято решение о выводе войск США в мае. Так что Байден просто-напросто выдержал паузу и приурочил сроки вывода к печальной дате. При этом согласовать этот вопрос с талибами американская сторона не удосужилась.

А теперь попытаемся разобраться, что творится в настоящее время в Афганистане и чего можно ждать после вывода из страны иностранного контингента.

Решение Вашингтона перенести сроки окончательного вывода своих военных с конца весны на начало осени в руководстве Талибана расценили как отказ от достигнутых ранее договоренностей. А они, в частности, предусматривали обоюдный отказ от боевых действий между солдатами коалиции и талибами.

На правительственные афганские войска эти договоренности не распространялись. Вопросы, связанные с замирением официального Кабула и Талибана должны были решаться в ходе двусторонних переговоров, которые велись в Турции.

В результате «инициативы Байдена», рассерженные представители Талибана не только прекратили свое участие в переговорах с Кабулом, но и продемонстрировали свое недовольство путем обстрела военных объектов, которые контролируются американцами.

В этой связи сообщается о двух ракетных и артиллерийских атаках, совершенных в марте на секретную базу, где расквартирован антитеррористический контингент ЦРУ, а также о нападении в начале апреля на аэродром, который используют афганские и американские военные.  И похоже это – только начало. Поскольку обстановка в стране все больше накаляется.

В настоящее время расстановка сил в Афганистане, как её оценивают знающие регион эксперты аналитического британского центра Economist Intelligence Unit (EIU) такова: отряды талибов полностью контролируют 20 % афганской территории, а еще 40-50 % британцы относят в «спорным», где отряды Талибана и правительственных войск фактически перемешаны.

Однако возможность Кабула удерживать после ухода американцев пока в целом хоть и шаткое, но все же равновесие, представляется проблематичным.

По прогнозам тех же британцев, талибы с высокой степенью вероятности уже к концу текущего года расширят территории, которые ими контролируются, за счет выдавливания правительственных войск и администраций из ключевых провинциальных центров (Кандагар, Мазари-Шариф, Герат и Джелалабад). После чего они сосредоточатся на зачистках захваченных территорий, а затем – на захвате столицы.

По предварительным оценкам EIU, на это потребуется два-три года. Не больше.

Однако в экспертной среде есть опасения, что в конфликт между Талибаном и Кабулом может вмешаться ИГИЛ, который пока лишь ограничивается небольшими стычками с правительственными войсками. В перспективе же переместившиеся с Ближнего Востока террористы могут поставить Кабул в положение «войны на два фронта».

Тут необходимо обратить внимание еще на один момент: вывод иностранных войск из Афганистана неизбежно усилит позиции региональных держав. А именно – Ирана и Пакистана, которые будут пытаться вести там собственную игру, оказывая на Кабул и ситуацию в стране в целом влияние. Пока что оба соседних с Афганистаном государства обещают официальным властям поддержку.

Например, не дожидаясь вывода войск коалиции, еще в декабре прошлого года Тегеран уже предложил афганскому руководству свою помощь в борьбе с ИГИЛ, что могло бы способствовать афганской армии максимально сосредоточить свои силы и средства на борьбе с Талибаном. В частности, Иран предложил использовать против отрядов Исламского государства и его, пока спящих ячеек, афганскую шиитскую организацию Fatemiyooun Brigade, которая поддерживается Тегераном, но пока находится вне схватки.

Следует отметить, что это боевое милицейское формирование, воевавшее против ИГИЛ в Сирии готово снова встретиться с известным ему противником. Причем, на что делает упор Тегеран, под руководством командования Афганской национальной армии.

Однако, думается, что пока Кабул будет выдерживать паузу, не говоря ни да, ни нет. И воспользуется предложением Тегерана в случае, если ситуация будет для него действительно безвыходная.

Дело в том, что афганское руководство опасается, что подключение к боевым действиям этой бригады легко может спровоцировать активизацию афганских племен, исповедующих шиитское направление ислама, и привнесет во внутреннее афганское противостояние еще и межконфессиональное направление. Действительно, вот только этого Афганистану не хватало.

Что касается Пакистана, то хотя на его территории и под эгидой его военной разведки продолжает располагаться руководство Талибана, его учебные центры и тренировочные лагеря, преувеличивать возможности Исламабада влиять на ситуацию в Афганистане, особенно в случае прихода к власти талибов, явно не стоит. На это указывает в частности то, как выстраивались отношения между двумя странами до начала американской интервенции, когда талибы правили страной.

Тот факт, что ВВС США продолжат с пакистанских аэродромов поддерживать боевые действия нынешнего кабульского режима против талибов, вряд ли будет способствовать выстраиванию добрососедских отношений между двумя странами, когда произойдет смена режима.

Ну да это – дело будущего, хотя и недалекого.

Что же касается ближайших месяцев, то тут за океаном высказываются диаметрально противоположные мнения. Администрация надеется, что ей удастся еще до окончательного вывода войск, вновь запустить диалог Кабула и Талибана, который в идеале должен привести к прекращению боевых действий. Тогда, уже после ухода американцев и их союзников, повестка дня сузится до вопросов создания новой афганской конституции и роли ислама в этом основополагающем документе, формирования новой политической системы и т.д.

Верит ли действительно Вашингтон в реалистичность такого сценария или просто вешает широкой публике лапшу на уши, сказать пока трудно. Но что-то подсказывает, что второй вариант больше соответствует действительности.

А вот что можно прогнозировать с достаточно высокой степенью вероятности, так это перспективу «горячих проводов» заокеанских военных и их союзников. Ведь недаром для обеспечения эвакуации людей и техники в Афганистан направляется дополнительный воинский контингент, в задачи которого помимо вопросов логистики входит и обеспечение безопасности. Что официальным Вашингтоном признается.

Вашингтонский исследовательский центр IHS Global Insight в этой связи прогнозирует, что в ближайшее время следует ожидать активизации боевиков Талибана, мишенями которых будут военные базы и другие объекты американских военных. В их числе называются международный кабульский аэропорт и авиабаза Баграм.

В этих целях, как считают американские аналитики, будут использоваться неуправляемые ракетные установки, «джихад-мобили», управляемые смертниками, реже – нападения мобильных диверсионно-террористических групп.

Так что наступающее афганское лето обещает быть для американцев жарким. Как и осень для их кабульских ставленников.

Поделиться:

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email