Фото: ugra-tv.ru

Цифровые технологии: меняя политику

Язык/language:

Основной тенденцией современного мирового развития является быстрое распространение коммуникационных технологий: Интернета, социальных сетей, мобильных приложений, различных электронных сервисов и онлайн-платформ. Если в 2000 году количество пользователей Интернета составляло 0,73 млрд. человек, то в 2016 году доступ к нему имело уже 3,2 млрд. пользователей, а в 2020 году их количество в мире достигло отметки в 5 миллиардов. Это открыло широкий простор для использования таких технологий как большие данные, блокчейн, искусственный интеллект, виртуальная реальность, во всех сферах человеческой жизнедеятельности, в том числе и в политике.

Так, с помощью искусственного интеллекта, можно обрабатывать постоянно увеличивающиеся массивы данных. Итоги выборов и голосований в парламентах, информация, требующаяся для разработки и экспертизы законов и документов, результаты мониторинга социальных сетей, обращения избирателей – все это накапливается с каждым годом, парализуя работу политиков и органов государственной и муниципальной власти. «Три из каждых пяти американцев считают, что Вашингтон их не слышит. Во многих отношениях они правы. За последние 10-15 лет количество сообщений, отправленных в Конгресс, увеличилось почти в 100 раз, но технологии не улучшились. Налоговые деньги идут на поддержку системы, которая имела смысл несколько десятилетий назад. Сигналы о реальных проблемах граждан теряются в шуме. В конгресс-бюро просто не могут прочитать все сообщения, которые они получают», – говорит Эйдан Маккарти, выпускник Стэнфордского университета. Для решения этой проблемы он создал платформу ePluribus: ее алгоритмы, основанные на искусственном интеллекте, проверяют подлинность личности человека, отправляющего то или иное сообщение, отсекая ботов и фейков. После проверки сообщение отправляется в прессу, депутатам и членам правительства.

С другой стороны, большие данные могут использоваться и для оказания влияния на поведение избирателей. В 2013 году британская компания Cambridge Analytica, собрала личные данные 50 миллионов пользователей американского сегмента социальной сети Facebook: убеждения, особенности характера, предпочтения, интересы и многое другое. На их основе, была создана политическая реклама, под влиянием которой десятки миллионов американцев проголосовали за Дональда Трампа на выборах президента США в 2016 году.

Сделать выборы честными и прозрачными поможет блокчейн. Это сеть, все данные в которой записаны в информационных блоках, защищенных и связанных между собой криптографическими средствами. Она децентрализована: блоки хранятся на компьютерах всех ее участников. Поэтому незаметно поменять что-либо в них или подделать практически невозможно, – внесенные изменения сразу же становятся известны всем. Эта особенность блокчейна в полной мере способна обеспечить прозрачность и безопасность и избирательного процесса. Система работает так: пользователь, зарегистрировавшись в блокчейн-системе для голосования, голосует за того или иного кандидата, причем это можно сделать вне зависимости от места нахождения. Далее его голос записывается и с этого момента повлиять на него уже нельзя. В настоящее время эта технология активно используется на выборах различных уровней в Швейцарии, США, Австралии, Великобритании, Испании и Японии.

Блокчейн может использоваться не только государством, но и политическими и общественными организациями. «Политические партии, как новые, так и традиционные, активно внедряют технологии онлайн голосования и блокчейна для отбора кандидатов и проведения праймериз. Такие технологии позволяют сделать процесс открытым, не подверженным влиянию «партийных боссов», что повышает доверие к процедуре и результатам», — отмечается в докладе «Современные технологии в электоральных процессах», подготовленном Экспертным институтом социальных исследований (ЭИСИ) и Ассоциацией электронной электоральной политики.

Электронное голосование и соцсети

Однако, несмотря на все свои очевидные достоинства, большие данные, ИИ и блокчейн пока не получили широкого распространения в политике. Пока в ней превалирует электронное голосование. Оно адресно, экстерриториально, обладает максимальной защитой, занимает считанные минуты, технически может быть реализовано в разных формах. «Это могут быть системы сканирования бюллетеней, вроде российских КОИБов, машины для голосования без бумажных бюллетеней, а также онлайн голосование», — отмечают эксперты ЭИСИ и Ассоциации электронной электоральной политики. Кроме того, люди могут голосовать и через Интернет.

Впервые оно было использовано в 2005 году на муниципальных выборах в Эстонии. «Новая технология привела к увеличению явки избирателей, поэтому эстонским руководством было принято решение о продолжении и расширении масштабов данной практики: в ходе парламентских выборов 2007 года избирателям была предоставлена возможность проголосовать досрочно (от четырех до шести дней до дня официального голосования) через Интернет с помощью идентификационных смарт-карт. При этом граждане были наделены правом изменить поданный ими электронный голос не позднее, чем до дня проведения выборов, когда аннулировать или изменить волеизъявление не представляется возможным», – пишет кандидат политических наук Роман Алексеев.

Сейчас же оно применяется уже более в двух десятках государств, в число которых входят Австралия, Армения, Испания, Канада, Мексика, Новая Зеландия, Панама, США, Таиланд, Финляндия, Франция, Швейцария, Эстония, Япония. Уровни его организации самые разные: начиная от общегосударственных выборов и заканчивая локальными референдумами. Появилось оно и в России. В нашей стране первый раз оно прошло в порядке эксперимента в 2008 году в Тульской области, а в сентябре 2021 года будет применяться на выборах разных уровней, в том числе и в Государственную Думу уже в семи регионах: в Москве, Севастополе, Мурманской, Курской, Нижегородской, Ярославской и Ростовской областях.

С помощью цифровых технологий, политики могут не только решать проблемы, но и создавать их. Например, с помощью социальных сетей или мессенджеров. Широкую известность получили т.н. «твиттер-революции», – акции протеста, массовые беспорядки и государственные перевороты, организованные через такие популярные социальные сети как Twitter или Facebook. Это события в Кишинёве и Иране (2009), в Тунисе и Египте (2010—2011), Евромайдан на Украине (2014) и другие.

Аналогичную роль играют и мессенджеры вроде всем известного Telegram. В российской политике они используются, главным образом, для сброса и распространения компромата, организации информационных атак, вбросов дезинформации, обработки общественного мнения и других действий, в большей степени негативного характера.

В тоже время, социальные сети могут приносить и пользу: с помощью аккаунта в Twitter, Instagram или Facebook, политик может продвигать себя, рассказывать о своих достижениях, получать обратную связь и поддержку, узнавать об актуальных проблемах, прогнозировать уровень поддержки своих инициатив. Кроме того, в социальных сетях очень быстро вырабатываются социально-значимые решения. Например, в Москве работает портал «Активный гражданин», где москвичи могут проголосовать за наиболее понравившиеся им инициативы.

Плюсы и минусы

К плюсам использования цифровых технологий можно отнести повышение электоральной явки, главным образом за счет участия других групп населения. В единый день голосования 8 сентября 2019 года, когда в Москве были открыты цифровые избирательные участки, явка на них превысила 90%. Для сравнения – на обычные участки пришли 21,77% избирателей, – в 4 раза меньше. «Все эти технологии могут привлекать новых избирателей: молодёжь, тех, кто ездит на дачу, находится в отпуске, в командировке, и тех, кому просто лень ходить на свой избирательный участок», – констатировал в интервью RT сопредседатель движения в защиту прав избирателей «Голос» Григорий Мельконьянц. Электронные технологии, экономят время избирателей, поскольку им не надо никуда ходить, тратя на это свое время, они удобны больным людям, инвалидам, тем кто находится в отпуске или за границей. Снижаются и затраты на организацию выборов – не нужно тратить деньги на оборудование помещений, заработные платы членов избирательных комиссий, других участников избирательного процесса. Они сводят к минимуму досрочное и надобное голосование, тем самым повышая легитимность выборов.

Оборотной стороной является уязвимость всей электронной инфраструктуры и ее подверженность кибератакам. Например, накануне единого дня голосования 8 сентября 2019 года Портал Центральной избирательной комиссии подвергся кибератакам, которые, впрочем, не увенчались успехом. В августе того же года хакеры пытались заблокировать доступ к интернет-приемной главы республики Крым, порталу республиканского правительства, и его электронной почты. Надо иметь ввиду и то, что система не застрахована от технических сбоев, а значит, есть риск потери результатов голосования. Кроме того, у наблюдателей нет возможности проконтролировать кто голосует – сам избиратель, его родственник или мошенник. Если на обычном избирательном участке человек предъявляет паспорт для получения бюллетеня, то обладателя «электронного» голоса идентифицировать фактически невозможно.

Но, несмотря на все трудности, использование электронных технологий – это будущее избирательного процесса. Они радикально изменят его, убрав все отжившие политические нормы, институты и отношения. В итоге, наступит эпоха прямой демократии – когда благодаря развитым электронным коммуникациям все основные решения будут инициироваться непосредственно гражданами страны.

Поделиться:

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email