Фото: pri.org

Выборы в Ливии: риски и перспективы

Язык/language:

До выборов в Ливии, намеченных на 24 декабря, которые многие аналитики и эксперты называют не иначе, как «судьбоносными» для растерзанного гражданской войной государства, остается всего около месяца. При этом неожиданных поворотов становится все больше.

Так, 16 ноября лидер Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифа Хафтар официально зарегистрировался в качестве кандидата на пост президента страны в восточном городе Бенгази.

В данном контексте британские эксперты из Economist Intelligence Unit (EIU) отмечают, что эта инициатива фельдмаршала может провалиться, и дело даже не в том, что в свое время Правительством Национального Согласия (ПНС) он был объявлен военным преступником.

Проблема в том, что, согласно законодательству Ливии, которое, впрочем, сегодня недоработано, на пост президента не может баллотироваться человек, имеющий судимости или двойное, тройное и т.д. гражданство. Напомним, что Хафтар, имевший в свое время связи с Национальным фронтом спасения Ливии и ЦРУ планировал вторжение в Ливию, однако Муаммар Каддафи тогда предотвратил подобный ход событий, устроив переворот в Чаде, где и находился Хафтар. В результате американцы эвакуировали фельдмаршала и 350 его сторонников в Штаты, где ему предоставили американское гражданство. После этого Хафтар прожил около 20 лет в городе Виенна, штат Западная Виргиния.

Тем не менее, в EIU в данном контексте добавляют, что поскольку правила выборов все еще неясны, у Хафтара может быть некоторая свобода действий. К примеру, фельдмаршал может отказаться от своей военной роли в ливийском кризисе, что предусмотрено в процедурах избирательного законодательства, предложенных Палатой представителей Ливии.

Помимо этого, 14 ноября стало известно, что сын бывшего лидера Ливии Муаммара Каддафи – Сеиф аль-Ислам Каддафи, который последние десять лет не был активной политической фигурой в стране, также зарегистрировался в качестве кандидата в президенты. Впрочем, несмотря на наличие у него прочных связей с местными племенами, на него распространяется ордер на арест, выданный Международным уголовным судом (МУС) в 2011 году, по которому он правда не был осужден. Несмотря на крайнюю политизированность и, уж простите, бесполезность такой организации, как МУС, для Каддафи это может оказаться серьезным юридическим препятствием.

Помимо этого, в том же 2011 году Сеиф аль-Ислам Каддафи был арестован ополченцами из города Зинтан в то время как направлялся в сторону Нигера. Уже в 2015 апелляционный суд в Триполи вынес ему смертельный приговор, который, впрочем, так и не был приведен в исполнение, так как зинтанцы отказались выдавать его. Более того, спустя определенное время Каддафи и вовсе выпустили на свободу.

В Институте Ближнего Востока (ИБВ) подчеркивают, что возвращение Сеифа аль-Ислама в ливийскую политику обусловлено, вопреки ряду заявлений различных аналитиков, не тем, что он является «западным проектом», а наличием у него наработанных контактов среди «Братьев-мусульман» (запрещенная в РФ террористическая организация) и прочих джихадистов.  А также значительного количества компромата на их местных деятелей.

Помимо этого, он обладает контролем над обширными зарубежными авуарами семьи бывшего ливийского лидера, пользуется поддержкой своего племени каддафа. Но самое главное, как отмечают в ИБВ — «именно Сейф аль-Ислам стоял в свое время за проектом инкорпорации умеренных и не очень исламистов в политическую структуру Джамахирии на последнем этапе правления своего отца».

Отметим также, что ливийский военный прокурор в свою очередь тоже усложнил ситуацию для обоих кандидатов, официально попросив приостановить выдвижение их кандидатур, подчеркнув значительный риск того, что выборы будут сорваны по мере начала избирательной кампании.

При этом Высшая национальная избирательная комиссия страны объявила, что после завершения процесса регистрации избирательный орган проверит полномочия кандидатов, а затем объявит, кто имеет право баллотироваться.

В этой связи аналитики Economist Intelligence Unit считают, что и Хафтару, и Каддафи в конечном итоге запретят баллотироваться. И этот прогноз действительно уже начал сбываться, хоть пока и частично. 24 ноября сына Каддафи Сеифа аль-Ислама исключили из избирательных списков по «юридическим причинам».

Еще одной неожиданной для некоторых кандидатурой на выборы стал премьер-министр временного Правительства национального единства (ПНЕ) Абдель Хамид Дбейба. Сюрпризом это решение видимо стало потому, что ранее он неоднократно заявлял, а также имел ряд договоренностей, что не будет баллотироваться на президентский пост. Но даже его неумение держать собственное слово не является главной проблемой.

Аналитики из Института Ближнего Востока отмечают, что, во-первых, в начале 2021 года его назначение на пост главы Правительства национального единства подразумевало, что Дбейба должен был стать нейтральной фигурой, основной задачей которой была унификация и интеграция институтов и органов власти. С чем он, само собой, не справился. Ни политический, ни экономический раскол в стране не был ликвидирован. Более того, ЛНА во главе с Хафтаром по-прежнему контролирует большую часть востока Ливии.

Во-вторых, для того, чтобы баллотироваться на президентский пост, Дбейба должен был покинуть пост премьер-министра, а также отказаться от выполнения государственных функций как минимум за три месяца до выборов. В ИБВ отмечают, что все остальные кандидаты, которых уже более 23, данное условие выполнили, но Дбейба – нет.

В-третьих, само назначение Дбейбы на пост премьер-министра было очень неоднозначным. На слушаниях в рамках Форума ливийского политического диалога под эгидой ООН ряд участников прямо обвинял политика и бывшего бизнесмена из Мисураты в коррупции. Тем не менее, он стал компромиссной фигурой, которая устроила большую часть участников.

При этом не лишним будет добавить, что другой кандидат в президенты – Акил Салех, экс-спикер Палаты представителей, и вовсе выразил вотум недоверия премьеру Дбейбе за нецелевое расходование средств бюджета, а также за перекос в распределении финансирования в пользу Триполитании и в ущерб Киренаики.

Говоря о выборах в целом, отметим тот факт, что последний год обстановка в Ливии была более-менее стабильной. Более того, инвесторы и международные наблюдатели даже предположили, что после избирательной кампании правительство может быть сформировано уже в начале 2022 года, что позволит начать реализовать послевоенные проекты по восстановлению страны. Причем бороться за них будут все крупные инвесторы и страны, имеющие свои интересы в африканском государстве, в том числе Россия, Китай, ЕС, а также Турция, Египет, Тунис и т.д.

Аналитики EIU даже прогнозируют рост реального ВВП на уровне порядка 12%, чему будут способствовать высокие цены на нефть и, как следствие, высокие доходы от экспорта. А согласно оценкам Fitch Solutions, в 2022 году реальный ВВП вырастет еще на 4,6%, а в 2023 году – на 6%. Номинальный ВВП при этом в 2021 составит 10,3 млрд долларов, в 2022 – 11,9 млрд, а в 2023 – 13,3 млрд. Продолжит увеличиваться и население. По прогнозам, в этом году оно достигнет 6,96 млн человек, а в 2023 уже 7,12 млн.

Рост номинального и реального ВВП, создание стабильного правительства и власти в целом, – все это действительно могло бы создать условия для притока крупных инвестиций и, как следствие, начала возрождения некогда процветающего африканского государства.

В данном контексте выборы, намеченные на 24 декабря, следует рассматривать в качестве ключевого риска для стабильности и перспектив Ливии. Если в стране пройдут контролируемые выборы, которые не приведут к протестам или новому витку гражданской войны, то и шансы на воплощение в жизнь позитивных сценариев будут, а если обстановка в стране накалится – речи об экономическом росте, привлечении иностранных инвестиций и хоть каком-то процветании идти уже не будет.

При этом спровоцировать новый кризис может значительное число факторов. В том числе недопуск на выборы какого-либо из кандидатов, будь то Хафтар, Каддафи, что уже произошло, а также Салеха или Дбейба.

Ряд аналитиков, в том числе и из Economist Intelligence Unit, и вовсе считают, что достаточно напряженная политическая обстановка в Ливии может привести к переносу выборов на 2022 год даже несмотря на тот факт, что уже начался процесс регистрации кандидатов.

В ИБВ же в свою очередь также подчеркивают, что на сегодня не ясно, как будут в Ливии обеспечивать безопасность избирательных участков, сможет ли судебная власть оперативно и справедливо решать споры, связанные с выборами, а также как будут приведены в исполнения вероятные наказания. Могут ли организаторы выборов гарантировать, что независимые наблюдатели будут иметь доступ к избирательным участкам, даже в отдаленных районах? Организовала ли Высшая национальная избирательная комиссия независимую внешнюю проверку реестра избирателей?

Все эти вопросы говорят о том, что в случае, если выборы состоятся, их результаты будут крайне сомнительными и каждый из кандидатов постарается их оспорить. В ливийских реалиях – вероятно и с применением оружия. Подобный сценарий также является значительным риском, который останется на повестке дня вне зависимости от того, будут перенесены выборы или нет.

Поделиться:

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email

Читайте также: