По заявлению замгоссекретаря США Салливана, Байден желает прекратить торговую войну с Китаем, но пока не знает, как это сделать.

Якобы американский президент рассматривает представленные ему варианты действий в отношении существующих таможенных пошлин на китайскую продукцию. Если это так, то ход мысли американской администрации понятен: в условиях высокой инфляции, энергетического кризиса и дефицита в США многих вещей, вплоть до детского питания, они пытаются как-то снять внутреннее напряжение, особенно накануне осенних выборов в конгресс и сенат.

Ранее министр финансов США Джанет Йеллен сообщила, что введенные предыдущей администрацией таможенные пошлины на китайские товары не отвечают стратегическим интересам Соединенных Штатов. По словам американского министра торговли Джины Раймондо, президент поручил ей и другим руководителям ведомств проанализировать этот вопрос.

Пока Байден занимался сдерживанием России и помощи Украине, у него в стране разразился энергетический коллапс, о чем президент сообщил 8 июня в указе о введении чрезвычайного положения в энергетике. А простые американцы видят эту удручающую ситуацию своими глазами, регулярно заезжая за бензином, который за время правления Байдена подорожал вдвое. Вот и хотелось бы слегка снять проблемы, но при этом не поступиться принципами и не «потерять лицо» перед китайцами.

Как мы помним, торговую войну с Китаем развязала администрация Дональда Трампа, старавшаяся максимально давить на Пекин и «всесторонне» сдерживать КНР. Но, как известно, санкции обоюдны, особенно, когда они касаются крупных держав. Согласно оценке агентства Moody’s, эта война обошлась американским компаниям более чем в 1,7 трлн долларов США. 92% суммы дополнительных пошлин покрывают американские потребители и каждое американское домохозяйство расходует дополнительно 1,3 тысячи долларов в год. Страдают, конечно, и китайские компании и потребители. При этом, как мы видим, цели этой санкционной политики достигнуты не были. Сдержать Китай не удается. Даже в пандемийном 2020 году, когда другие державы проседали, его экономика выросла на 2,2 %. В прошлом году ВВП КНР увеличился на 8,1 процентов и продолжает расти в условиях пандемии коронавируса.

Но мало кто в России знает, что Китай являлся главным объектом сдерживания со стороны Запада. С 2008 года и до начала гибридной войны против России почти 40 процентов всех санкций и ограничений в мире были введены против китайских компаний. Делалось это под различными предлогами, но имело главную цель: подорвать развитие КНР, ограничить ее доступ к современным технологиям. На начало 2021 г. западные запреты и ограничения затрагивали по крайней мере 60 крупнейших китайских глобальных высокотехнологичных фирм.

Но как Китай на это реагирует? Вот пример из самой чувствительной, стратегически важной сферы. В конце 2021 года крупнейший в мире производитель чипов и микросхем «Taiwan Semiconductor Manufacturing Company» (TSMC) сократил продажи китайским клиентам на 72%. Кстати, после начала спецоперации на Украине эта компания полностью прекратила сотрудничество с российскими компаниями. На это мы ответили, как сообщается, ограничением поставок инертных газов, необходимых при производстве полупроводников. КНР же в ответ на вводимые ограничения выделила гигантские средства на строительство четырех аналогичных производств. Причем это было сделано задолго до спецоперации на Украине и «конца однополярного мира». И очень скоро Китай сможет полностью обеспечить себя микрочипами и процессорами.

Существует еще немало классических примеров того, что торговые ограничения США против Китая не только не достигают цели, но и приносят пользу китайцам. Не так давно солидная газета Financial Times сообщила, что Китай вышел в мировые лидеры по созданию суперкомпьютеров: «Развитие китайской программы создания суперкомпьютеров, которая насчитывает около двух десятилетий, привело к ошеломляющей ситуации, когда Китай теперь лидирует в мире в этой области». Эта программа была развернута после того, как США перекрыли экспорт в Китай технологий и оборудования, а также запретили американцам сотрудничать с Китаем в этой сфере. «Теперь из 500 самых мощных компьютеров мира 186 принадлежат КНР, у США таких машин всего 123. Китай может занять лидирующие позиции в области больших вычислений на долгие годы», – с сожалением констатирует FT. А это означает, что КНР выходит в лидеры во всех областях, где применяются суперкомпьютеры, то есть в моделировании очень сложных систем, включая ядерные разработки.

Можно назвать еще немало высокотехнологичных областей, в которых Китай вышел в мировые лидеры, в том числе благодаря и вопреки американским санкциям: строительство ядерных реакторов, квантовые вычисления, сверхбольшие телескопы, сети связи 5G-6G, искусственный интеллект, космос и многое другое.

Нельзя сказать, что Китай не отвечает на американские торговые ограничения. Например, в разгар торговой войны США против КНР в 2018 году Китай в ответ на американские пошлины в отношении 1300 китайских товаров ввел пошлины на 106 американских товаров, в том числе автомобили, самолеты, нефтехимию и соевые бобы. С соей – особая ситуация. Китайцы ее любят и потребляют в различных вариантах. При этом своего производства не хватает. На начало торговой войны с США из необходимых 90-95 млн тонн в год лишь 30 были китайские, остальное завозилось по импорту. И США доминировали на китайском соевом рынке – 38 %. Но Китай ввел пошлины на сою из США в результате чего американские фермеры обанкротились, а Бразилия и Аргентина стали основными поставщиками сои в Китай. При этой американский соевый экспорт в КНР сократился до неприличных 2-3 млн тонн.

Китайские руководители на самом высоком уровне обращались к России с предложением занять этот рынок. «Мы купим столько сои, сколько вы нам предложите», - заявил в 2018 году автору этой заметки помощник министра иностранных дел КНР, а ныне Посол этой страны в России Чжан Ханьхуэй. В 2019 году полпред Президента России Юрий Трутнев поехал в Пекин и пообещал китайцам довести поставки российской сои до 2 млн тонн к 2024 году. Однако в настоящее время, если верить официальной статистике, все наше производство составляет 4,3 млн тонн, а Китаю мы можем предложить пока не более 1 млн тонн. Правда, сейчас данные по экспорту российской сои в Китай закрыты и, вероятно, можно ожидать, что искомая цифра в 2 млн тонн не за горами. Но все же китайцам это - что слону дробинка. Бразилия дает им около 16 млн тонн.

Однако в целом КНР принципиально выступает против санкций, ограничений и войны торговых пошлин. Китай – за свободную торговлю на базе принципов ВТО. Это подтвердил в очередной раз 8 июня 2022 года министр иностранных дел КНР Ван И, заявив, что США «пытаются оценить нормальную торговлю по тому, соответствует ли она американским ценностям, политизируют и даже идеологизируют торговые отношения». По словам китайского министра, «Соединенные Штаты пытаются ограничить другие страны своими собственными стандартами и правилами и начать все сначала за пределами многосторонней торговой системы, ядром которой является Всемирная торговая организация».

По мнению Посла КНР в РФ Чжан Ханьхуэя, торговые ограничения стали глобальным оружием США, которые тормозят развитие, блокируют свободный обмен товарами и технологиями: «За последние два десятилетия количество объектов, находящихся под санкциями Управления по контролю за иностранными активами Министерства финансов США (OFAC), увеличилось с 912 до 9421, то есть в 10 раз. В санкционном списке OFAC числятся суверенные государства, компании и физические лица – от глав государств до простых граждан, от представителей политических и деловых кругов до спортивных и культурных деятелей. Все эти санкции были нацелены против развивающихся стран и тех, кого США считают «чуждыми».

Китай принципиально не идет на серьезные ответные меры, которые могут привезти к полномасштабному разрыву торговых отношений. Ведь объем взаимной торговли США-Китай составил в прошлом году $ 750 млрд (для сравнения: торговля Россия-Китай в 2022 году – $ 147 млрд.). А между тем в арсенале средств торговой войны КНР, как напомнила в начале июня телекомпания Fox News, есть, например, такая радикальная мера, как ограничение или полный запрет экспорта в США редкоземельных минералов. «Без них перестанут летать самолеты, остановятся танки, а у военных могут возникнуть проблемы со связью», – сообщает телеканал. И это правда. Китай уже использовал это торговое оружие, когда в 2010 году ограничил поставки в Японию в ответ на столкновение китайских и японских судов в спорном районе Южно-Китайского моря. КНР контролирует до 90 процентов мировых поставок минералов, а в самих США производство и добыча этих ресурсов ограничена из-за жесткого экологического законодательства. Сенатор Том Коттон предупредил, что редкоземельных минералов у Пентагона хватит максимум на год.

Есть и другое «секретное оружие». Например, расширение закупок российских энергоносителей с определенным дисконтом. Это делает китайскую продукцию более конкурентоспособной на мировом рынке и вытесняет американские образцы. В Пекине и Вашингтоне стараются даже не затрагивать и такую острую тему, как валютные резервы КНР, которые составляют гигантскую сумму в $ 3,5 трлн. Если с ними будет что-то не так, это обрушит и доллар, и всю мировую финсистему.

Однако войны – войнами, а торговля – своим чередом. Несмотря на политическую позицию Вашингтона, США продолжают все больше и дороже закупать в Китае. Положительное сальдо торгового баланса Китая с США достигло в 2021 году $396,5 млрд (в 2018 - $ 323,3 млрд.) Китай продает в США гораздо больше, чем покупает у них, и этот дисбаланс, несмотря на санкции, увеличивается. А ведь Трамп требовал именно того, чтобы китайцы покупали больше в США и меньше продавали. «Но что они нам могут предложить? – говорит Посол КНР в РФ Чжан Ханьхуэй. Экспорт высокотехнологичной продукции в Китай они запретили или сильно ограничили. А апельсины и лимоны мы можем вырастить сами или закупить в других странах, там, где дешевле».

Михаил Морозов, обозреватель газеты «Труд»

Фото: nb-ugra.ru