Фото: republica.com

Франция определилась с парламентом

«Это бойня». Сообщение из шифрованного телеграмм чата, созданного для сторонников президента, прорвалось в общий доступ. Коалиция президентского большинства «Вместе!» конечно набрала большинство, но относительное. Для абсолютного большинства в Национальном собрании необходимо было набрать 289 мест, но получилось только 245. На прошлых выборах в 2017 году макронисты набрали аж 350 мандатов; 105 кресел придется уступить эколого-центристам из нового межпартийного объединения NUPES и Национальному объединению Марин Ле Пен, которое совершило исторический прорыв. Но об этом позже.

«Это уже не традиционное парламентское противостояние двух лагерей – правых и левых – и не арифметическое размытие голосов, которое можно исправить. Парламентское большинство раскололо сосуществование двух подходов – элитистского и народного, которые базируются на разных ценностях и никогда не примирятся», – анализирует политолог Жером Сент-Мари.

«Эмманюэль Макрон не сумел провести правильный кастинг ни в подборе членов кабинета, ни в выборе кандидатов на парламентские выборы, – уверен его коллега Брюно Котрес. – В 2017 году команда Макрона считалась молодой и динамичной. Теперь эти же качества с успехом продемонстрировала NUPES». За 5 прошедших лет надо было бросать якоря в глубинке, выигрывать муниципальные и региональные выборы, полагают многие советники президента. Но это уже, как говорится, после драки.

Как президенту работать дальше? Оливье Веран, министр по связям с парламентом, считает, что нужно «прямо сейчас начать строить такое большинство, которое быстро превратится из относительного в абсолютное». Весьма оптимистично, но ему за это и платят деньги. Проблема в том, что даже если собрать в кучу все микро-группировки, которые в выборных сводках фигурируют под обидными названиями «разные правые», «разные центристы» (то есть у них даже названий нет), то все равно собрать 289 мест не получится.

И тут на сцену выйдут «Республиканцы», наследники Саркози. Это тоже правые, но они решили не вступать в коалицию «Вместе!». Ясно, надо же продать себя подороже. Кристиан Жакоб, лидер партии, с порога заявил, что «Республиканцы» останутся в оппозиции. Делается это для того, чтобы при обсуждении каждого законопроекта к ним приходили с предложениями и тут можно торговаться, что называется, по розничным ценам. Не все согласны с лидером партии. Например, серьезный партийный лидер Жан-Франсуа Копэ, бывший министр бюджета, уже предложил «как можно скорее заключить пакт с правительством».

Кстати, о правительстве. Пятнадцать членов кабинета Элизабет Борн выставили свои кандидатуры на парламентских выборах. По Конституции, еще с Де Голлевских времен совмещать посты министра и депутата нельзя, поэтому выдвиженцы-тяжеловесы исполняли роль «паровозов» с тем, чтобы после победы передать выигранные мандаты однопартийцам. Трое проиграли – министры по морским делам, здравоохранения и экологического перехода. По неписанному правилу проигравший министр покидает правительство.

Проиграли, причем с треском, и несколько ключевых фигур «королевства Макрония», как его называют французы. Ришар Ферран, спикер парламента. Кристоф Кастанер, бывший министр внутренних дел, председатель парламентской группы, уступил директору профсоюзной школы. Роксана Марасиняну, бывший министр спорта, проиграла уборщице Рашель Кеке. Ну, у нас уборщицы тоже выборы выигрывали (правда, муниципального уровня).  

Иными словами, предстоит не только замена трех освободившихся министерских кресел, но и, возможно, полная перетасовка правительства. В начале июля глава кабинета, как и положено, выступит с программной речью, а парламент может ее и не принять и выдвинуть вотум недоверия. Тогда придется распускать правительство, хотя Конституция президента к этому и не обязывает. «Эмманюэль Макрон никогда не поддастся давлению, – считает один из его советников, избранный, кстати, депутатом. – Он сначала попробует для затравки пропустить через парламент несколько законопроектов, чтобы убедиться, насколько страна управляема. Но это будет достойно Данте».

Огромный сюрприз прошедших выборов – прорыв партии Марин Ле Пен – Национальное объединение. Они набрали 89 мандатов, побив тем самым партийный рекорд аж 1986 года – тогда еще папа Ле Пен завоевал 35 кресел в Национальном собрании. И впервые за практически 40 лет партия получила право на создание собственной парламентской группы и стала второй оппозиционной группой нижней палаты. Для сравнения: на прошлых выборах Ле Пеновцы набрали только 7 мандатов.

Что это даст Национальному объединению? Во-первых, партии, набравшие более 15 мест, могут сформировать депутатскую группу и имеют больше времени на выступления во время сеансов «Вопросов к правительству». Они могут даже потребовать приостановить слушания.

Во-вторых, они могут претендовать на ключевые посты в парламентских комиссиях. Могут выдвигать на обсуждение свои собственные тексты. Один день в месяц выделяется оппозиционным группам для работы по их собственной повестке дня. Тоже немало.

В-третьих, группы, у которых больше 58 мандатов, а отныне это их случай, имеют право выдвигать вотум недоверия правительству. Тогда организуются дебаты, и, если в результате голосования набирается больше 289 голосов, правительство подает в отставку. Группы, имеющие более 60 мандатов, могут обратиться в Конституционный совет, чтобы потребовать высочайшего решения – соответствует ли тот или иной законопроект Конституции. И если такая возможность представится – и вовсе похоронить неугодный проект. В свое время депутаты даже «скидывались» голосами, чтобы достучаться до Высшего конституционного органа страны.

В-четвертых, партия получит немало материальных благ. Ну, про кабинеты и залы для конференций – понятно. Но Национальное объединение в долгах. Конкретно, прореха в их бюджете – 24 миллиона евро. Партия, показавшая результат на выборах, получает вспомоществование из общественных фондов. За каждый бюллетень, отданный за кандидата в депутаты в первом туре, в случае если он победил, но даже не прошел через второй, партия получает 1,6 евро в год в течение 5 лет. Вторая часть зависит от количества прошедших в парламент депутатов. За каждого из них партийная казна получит 37 000 евро в год. Ну и, конечно, каждая парламентская группа получает дотации на свое функционирование, которое тоже зависит от количества депутатов.

Фото: republica.com