Гонка за разработкой лекарства от вируса, обнаруженного в китайском городе Ухань в канун нового 2020 года, стала одной из самых злободневных тем не только для мирового медицинского сообщества, но и всего мира. Сегодня система общественного здравоохранения активно развивается: она не только включена в отдельную специальность «Public Health », которая уже больше политическая, нежели медицинская, но и стала предметом общественных дебатов.

Ведь страна, которая, в конечном счете, будет признана пионером в изобретении лекарства от неизвестного вируса, автоматически признается самой влиятельной т.к. обладает достаточными ресурсами и технологиями не только в рамках собственной системы здравоохранения, но и в масштабах отдельных регионов и даже мира в целом. Противостояние производимых вакцин нашло свое логическое продолжение в прессе.

Недавно авторитетное международное издание NYT ( New York Times ) выпустило статью, в которой раскритиковало освещение российскими СМИ использование американской « Pfizer » и русского « Sputink V ». В сюжете газеты утверждается, что «американская вакцина тщательно обсуждается на причины наличия побочных эффектов, в то время как те же эффекты от « Sputink » игнорируются, либо вообще не упоминаются », что тянет на громкий политический процесс.

Короче говоря, можно констатировать, что гонка за изобретением вакцины стала еще одной геополитической схваткой мирового масштаба.

В то время как на Западе коронавирус как мировая эпидемия стоит в одном ряду с экологическим кризисом, а значит необходима выработка совместных решений и активизация усилий, прежде всего, национальных правительств, (но повестка, тем не менее, остается общей), в России изобретение вакцины трактуется как победа в гонке, сравнимой с гонкой вооружений между СССР и США, а именно — запуском человека в космос, а также противостоянием в использовании водорода, а затем и атома. Само название вакцины — «Спутник» — это международное слово русского происхождения, которое перекочевало во многие языки мира в своем первозданном значении и имеет яркую политическую ассоциацию: вначале покорение русскими космоса, теперь — рынка медицинских услуг.

В настоящий момент имеется несколько официально применяемых в лечении вакцин: три из них разрабатываются в России, другие — по ту сторону от внешних границ. Их использование в той или иной части света отчасти повторяет контуры разделенного холодной войной мира: в то время, как Евросоюз и США признают препараты « Pfizer », « Moderna » и « AstraZeneca », Россия пользуется отечественными наработками, первой из которых стала вакцина центра им. Гамалеи — «Спутник V ».

Впрочем, и это может измениться в скором времени.

Евросоюз вскоре может одобрить использование российской вакцины от COVID-19 «Спутник V», в феврале — начале марта, сообщил глава Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев. По состоянию на начало февраля, уже более 19 стран в мире одобрили применение «Спутника» и еще несколько рассматривают его в качестве одной из возможных вакцин для введения в экстренных случаях. Российская вакцина не только поставляется за рубеж, но и производится в таких странах, как Индия, Китай, Бразилия, Казахстан, а также Южная Корея.

После публикации статьи о третьем и завершающем этапе испытания «Спутника» в самом авторитетном международном медицинском журнале Lancet , использованием вакцины заинтересовались Австрия и Чехия.

В частности, канцлер Австрийской республики Себастьян Курц призвал европейские регуляторы видеть в российском препарате лишь вакцину, откинув политические предрассудки. Более того, канцлер также заявил, что готов сам привиться этой вакциной, как только она поступит в свободный оборот.

Также имеется достоверная информация, что президент Чехии, господин Милош Земан, отправился в деловую поездку в Будапешт, в частности для изучения опыта использования «Спутника» и в его стране.

Пока же Венгрия стала первой и пока единственной страной в Европейском Союзе, которая одобрила использование « Sputnik » в крайних случаях, что не нашло понимания и одобрения в Брюсселе. Подобный шаг в очередной раз продемонстрировал пренебрежение официальным Будапештом общими принципами Европейского сообщества и системой солидарности.

И, хотя об этом не говорится открыто, «непослушание Венгрии» в деле с российской вакциной ставится в один ряд и с прошлыми «грехами» страны: отказом от принятия беженцев, демонстративным отвержением европейских ценностей. На это, в частности, указывают и внесенные недавно изменения в основы кодекса семьи и брака, где семьей признается только биологический союз между мужчиной и женщиной, без упоминания третьего пола и других идентичностей.

Отметим, что после публикации исследования о «Спутнике» в Lancet , ряд мировых изданий также начал пересматривать свое отношение к российской вакцине. В другой статье New York Times , опубликованной через несколько дней, уже говорится, что, возможно, «Западу пора бы начать доверять российскому препарату», а Bloomberg открыто заявил, что ее изобретение – «это крупнейший научный прорыв нашей страны со времен СССР».

Отечественные политологи не раз указывали на политический контекст в деле одобрения, точнее неодобрения европейскими и американскими регуляторами российской вакцины. Явные преимущества, на которые указывают отечественные специалисты, а теперь и Lancet – это абсолютная безопасностьа также сравнительная дешевизна «Спутника».

Пока что официальной причиной неодобрения российской вакцины является якобы отсутствие достоверных и основательных результатов исследований, которые давали бы убедительные результаты безопасности «Спутника», а также первичная неспешность Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в регистрации «Спутника» как эффективного препарата против SARS -2. В то же времяв ВОЗ заявили, что подобные результаты [статья в Lanced. – прим. ред.] могут служить доказательством эффективности «Спутника». В организации также подчеркнули, что теперь дело за российской стороной, хотя отечественные медики с самого начала передавили все необходимые данные заинтересованным сторонам.

Возможно, что с публикацией результатов в Lancet российская вакцина откроет себе дорогу на европейский рынок, а пересмотр рядом политических игроков Старого Света своего отношения к вакцине поможет большему числу людей привиться от COVID -19. У нас впервые появилась надежда, что пусть и ограниченноено все же использование рядом европейских стран отечественной вакцины смягчит ее восприятие в массовом сознании европейских граждан и чиновников.