Любая маломальская война – большой подарок для СМИ, как бы цинично это не звучало. Поэтому, как только со стороны пахнет порохом, в журналистском сообществе происходит небывалая ажитация. Этим объясняются заголовки первых полос западных газет, придуманные порой на грани медийной истерики. Даже когда сама предполагаемая жертва убеждает, что особой опасности она не видит, это практически не принимается во внимание. Хороших специалистов по России в Европе не так уж много, поэтому и разбираться особо некому, и все отдано во власть эмоций представителей и руководителей СМИ. Вот примерно контекст визита французского президента в Россию и в Киев. Во всяком случае, первая его часть.

Вторая. Процентов 80 всех цитат президента Эммануэля Макрона по возвращении его на родину начинаются с местоимения «Я». «Я предотвратил, я договорился, я объяснил». Это понятно: президентские выборы во Франции уже в апреле.

Почему первым из европейцев поехал именно Макрон? Франция в этой истории занимает не то, чтобы мягкую позицию. Просто не лезет в огонь, не поставляет на Украину оружие и не громыхает угрожающими заявлениями. На фоне чуть ли не каждодневных визитов европейского начальства в Киев Россия осталась без серьезного собеседника. Джонсон или Шольц были бы более резкими на переговорах в Москве.

Макрон не представлял ЕС, хотя Франция и председательствует сейчас в Евросоюзе. Это чисто номинальная функция, причем председатель меняется раз в полгода и ни на что никогда не влияет. Макрон оказался самым подходящим собеседником и по статусу, и по настроению. Даже если опустить всемирные ухмылки про удивительно длинный стол переговоров в Кремле.

Французской прессе Макрон рассказал, что в какой-то момент переговоров Путин пожаловался, что тот его «пытает». Макрон парировал, что ему нужны гарантии ненападения и здесь он не уступит. И хотя российская сторона всякий раз убеждала, что не она стоит у истоков конфликта, французский президент не поверил своему собеседнику. Вот его цитата Второму каналу французского ТВ: «Наивных нет. Недавние передвижения войск на границе – это последствия роста напряженности. Я не объявлял ни о каких конкретных решениях, поскольку если мы и увидим некий прогресс, то это будет только плод последовательных действий». Но главное, Макрон услышал то, зачем приезжал – заверения Путина о нерушимости территориальной целостности Украины. Хотя днем позже, по пути из Киева, французский президент заявил сопровождавшим его журналистам: «Я не верил ни секунды, что он (Путин) пойдет на какие-то уступки. Моей целью было заблокировать эскалацию конфликта, и я этого добился». Однако никаких заверений Кремля в том, что войска будут отведены от украинской границы, он не получил.

С заверениями о ненападении более-менее ясно. Деэскалация уже работает. И Макрон считает, что этот процесс займет «несколько месяцев». В любом случае, главный вывод французского президента после поездки в Москву – переговоры с Россией в принципе возможны. А что касается непосредственно конкретных мер, дипломаты четырех сторон-участников Минских соглашений приступают к работе в Берлине уже в четверг.

Огромный пласт проблемы – санкции против России. В то время, когда в Кремле шли переговоры, в Белом доме тоже не скучали. Туда приехал канцлер Германии Шольц, чтобы обсудить с американским президентом дальнейшие шаги. Уже странно, что он не обсуждает это в первую очередь с Макроном, а едет в США. Франция и Германия – мало того, что два тяжеловеса в ЕС, они главные партнеры в Евросоюзе и редко принимают решения, не посоветовавшись друг с другом. Байден же четко сказал, что вторжение российских войск на Украину будет однозначно означать «конец Северного потока-2», и Шольц по сути дела с этим согласился. Правда в его ответах в ходе пресс-конференции Северный поток так и не прозвучал. Что касается Франции, то в случае введения новых санкций она вряд ли займет позицию лидера. С 2014 года экономика и без того несет существенные потери.

Еще одно обширное досье переговоров – расширение НАТО. Макрон пояснил, что его российский коллега выставил вопрос о нерасширении альянса в качестве условия деэскалации противостояниям на границе.

Макрон же попытался разъединить эти два вопроса, однако, как известно, никаких обещаний не получил, кроме заверения президента Путина подумать над этим вопросом. Во всяком случае, по мнению Макрона этот вопрос «будет состоять из множества сюжетов. Но в любом варианте, диалог надо продолжать».

Конкретно договорились о следующем. Обе стороны не предпринимают никаких военных инициатив. Начать диалог о присутствии российских войск, начать переговоры о мире на территории Украины и затем стратегический диалог о мире как таковом. Кроме того, Россия должна будет вывести воинские части с территории Белоруссии по окончании военных учений «Союзная решимость-2022» в феврале. [Тут заметим, что возвращение войск в места их постоянной дислокации входит в план учений. Так что «заслуга» французского лидера в решении этого вопроса представляется сомнительной.] Кстати, Украина и сама проводит до конца февраля командно-штабные ученья «Метель -2022», чтобы в деле испытать турецкие дроны, а также английские и американские комплексы.

С Киевом эти все вопросы обсуждать было не просто. Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба очертил сразу три «красных линии». Никаких компромиссов по территориальной целостности страны. Никаких прямых переговоров с сепаратистами. Невмешательство во внешнюю политику.

Источники в Елисейском дворце еще до визита президента Макрона дали понять следующее: «На границе мы наблюдаем то же количество грузовиков и танков. Те же передвижения. Но из этого мы не можем сделать вывод о неизбежности столкновения». Поэтому в отличие от Лондона и Вашингтона, французы не стали отзывать из Киева семьи своих сотрудников.

Иностранные дипломаты, в том числе и французские, сходятся во мнении, что, во-первых, российских войск на границе недостаточно для вторжения, а во-вторых, геополитическое положение Украины, то есть безусловная поддержка со стороны коллективного Запада, делают возможность вооруженного конфликта практически ничтожной. Скорее всего, считают в Европе, это «блеф Кремля» с целью выбить максимум уступок.

Фото: kaleva.fi