Похоже на сон крайне правых: «Молодые мусульмане бегут из Франции». Во всяком случае, такова была основная идея недавнего исследования «Нью-Йорк таймс», проведенного вместе с французскими экспертами. Сразу надо оговориться – речь в основном идет о мусульманской молодежи, которая недавно обзавелась дипломами о высшем образовании. Ну или вот-вот получит «корочки». Остальным нет особого резона искать счастья за рубежом. Где еще такое пособие получишь? Ехать собираются в Канаду, Англию или в Штаты.

Беспокоят их прежде всего дискриминация и в целом антиисламские настроения во французском обществе. Американская газета полагает, что это не просто «утечка мозгов». Уезжают именно те, кто мог бы как раз послужить «образцом интеграции в западное общество». Идет ли речь о десятках тысяч или просто о тысячах, сказать сложно, но по оценкам французского социолога Жюльена Тальпэна, участвовавшего в исследовании и опросившего 150 человек, «это все не на уровне анекдота».

В повседневной жизни услышать от французов что-нибудь нетолерантное в отношении арабов практически невозможно. Французские законы запрещают, например, даже проводить социологические опросы с упоминанием национальной или религиозной принадлежности. То есть никто точно не знает, сколько же всего мигрантов живет в стране. Считается, что 10,2 процента.

Также нельзя называть национальность человека, совершившего преступление. Хотя в этом случае имя и фамилия скажут всё. И именно после терактов антиисламские настроения зашкаливают. В 2015 году после серии ужасных преступлений «негативное отношение» – так во всяком случае назвала всплеск общественных эмоций правительственная комиссия по борьбе с расизмом, – выросло втрое.

Арабы, пусть даже и ставшие французами во втором, а теперь уже и в третьем поколении, все равно считают себя ущемленными. Они это чувствуют при приеме на работу, при назначении им зарплаты, при продвижении по карьерной лестнице, в очереди на муниципальную квартиру и так далее.

А бороться за свою идентичность надо. Ведь вся нашумевшая история с хиджабами и паранджой не пустом месте возникла. Нельзя, – говорилось в законе, – появляться в общественных местах с «явно видимыми признаками религиозной принадлежности». За бурку бьются до сих пор. Один экстравагантный предприниматель даже призвал не подчиняться закону, а штрафы, мол, будет платить он. И платил, в основном, правда, под камеры. Или другая история. Много шума наделала футбольная команда девушек, назвавших себя «Хиджабистки». Они настаивали на том, что имеют право играть в любимую игру в хиджабе.

Но, во-первых, полиция опасалась, что футбол выльется в беспорядки, поскольку посмотреть матч наверняка придут ребята, которые явно против хиджаба. Во-вторых, стадион – это же общественное место, и по поводу спортивных мероприятий и ношения хиджаба существует отдельная поправка, которую обе палаты парламента принимали с боями. Футболистки требовали отмены 1 статьи Устава Французской федерации футбола, которая прямо запрещает демонстрировать на форме что бы то ни было, кроме рекламы. Дело дошло даже до Государственного совета. После месяцев хождений по администрациям разного уровня, «Хиджабисткам» все же разрешили не только сыграть, но даже обязали префектуру полиции выплатить им и Лиге зашиты прав человека по 1000 евро.

Тема мигрантов, особенно из Северной Африки, неизбежно всплывает во время предвыборной кампании. А она во Франция как раз в разгаре. Да что там Франция! Трамп собирался в свое время строить стену на границе с Мексикой. И молодежь, которую опрашивал Жюльен Тальпэн, как раз говорит, что во время выборов, при просмотре теледебатов «становится просто невыносимо». Одна из девушек приняла решение об отъезде, просто послушав Макрона.

Ну а когда в игру вступают крайне правые – тяжеловесы – только держись. Сейчас предвыборный расклад таков, что во втором туре с легкостью может оказаться и Марин Ле Пен, и Эрик Земмур. О, Земмур – замечательный персонаж! Писатель, журналист. Но его профессию любят определять как «полемист» и это действительно так. Человек, по сравнению с которым Ле Пен – вполне умеренный политик. Тем не менее его шансы оказаться во втором туре и побороться с Макроном достаточно велики.

В предвыборном арсенале Земмура – весь набор крайне правых. Одно из обещаний – за 5 лет выслать из страны 2 миллиона инородцев. А из рукава он достал нешуточный козырь – теорию «Великой замены».

Эта идея была придумана и озвучена еще в самом начале ХХ века французским политиком националистического толка Морисом Барресом. Правда, в те времена она была направлена главным образом против евреев. Суть в том, что население Европы при попустительстве или бездействии элит, при растущем потоке мигрантов и при высоком темпе рождаемости в их сообществе будет замещаться выходцами из Африки и Магриба. В итоге Европе будет навязана их культура и образ жизни, а вскоре белые христиане окажутся в меньшинстве. Позже эта теория благополучно потонула в потоке прочих, чуть всплыла на поверхность в 70-80 годы не без участия французских правых, опять пошла ко дну и вот ее воскресил после 11 сентября 2011 года Рено Камю, французский популяризатор разных теорий. Его судили несколько раз и судят до сих пор. Но именно сейчас, во время этой президентской кампании он примкнул к Земмуру.

Именно на теории «Великой замены» базировался, кстати, манифест Брентона Тарранта из Новой Зеландии, который расстрелял в 2019 году в Крайстчерче 51 человека. Вообще, идея с годами распространилась по Европе и добралась до США, где ее подхватили американские альтернативные правые движения типа «Alt-Right». Орельян Мондон, профессор политологии британского Университета Бата считает, что «идея стала популярной потому, что правые очень умело ее интерпретировали, абстрагировавшись от чистого расизма. Вместо того, чтобы муссировать всякие теории о расовом превосходстве, они концентрируются именно на теме спасения культурных западных ценностей».

Конечно, послушав такое, у мусульманской молодежи начнут роиться мысли об отъезде. Но это, повторимся, касается в основном тех молодых людей, которые мотивировали себя, выбрались из традиционного времяпрепровождения в арабских пригородах и получили дипломы. Но таких не очень много. Основная масса предпочитает пока плыть по течению, довольствуясь тем, что подкинет им их французская родина. Пособия или нехитрую работенку.

Фото: alquds.co.uk