Начнем, пожалуй, с самого простого. Сеть немецких продуктовых магазинов «Aldi» отказалась от продажи продуктов из России. В ассортименте этого дискаунтера был единственный российский продукт – водка объемом 0,7. Но это невеликое самопожертвование. В баре «Bethesda» в американском штате Мэриленд коктейль «Moscow Mule» (водка, пиво, имбирь, лайм) был переименован в «Kiev Mule». Забавно, конечно. Вот это санкции! На них бы и остановиться.

В 2014 году, после введения «крымских» санкций, я поехал в пригород Парижа на крупнейший в Европе оптовый сельскохозяйственный рынок «Ранжис». Как раз чтобы узнать, как им аукнутся их же санкции. Первым моим собеседником стал фермер, хозяин огромного птичьего хозяйства. «Вы поймите, – разъяснял он, – курица от яйца до продажи растет 49 дней. Индейка – 2 - 2 с половиной месяца. Мой оптовый покупатель берет у меня всё и отправляет туда к вам. Но птицы-то уже сейчас вылупляются и растут. Я не могу объяснить им про Крым, убедить, чтобы они больше не росли. Мы вынуждены забить всех, потому что если мы вынесем все это на внутренний рынок, цены на птицу рухнут и нам будет еще больнее. У нас же кредиты. Мы выстрелим себе в коленку, как говорится».

Или вот еще пример из той эпохи. На севере Франции в небольшом городке, еще в лучшие времена, был построен завод Tefal, который работал только на Россию, и там, на заводе, так или иначе был задействован весь этот, получается, моно-городок. Завод закрыли, весь город уволили. Жилье не продать, другой работы не предвидится.

Нынешние санкции – они же палка о двух концах – ударили по людям в первую очередь. Литр 95-го на колонке в Париже подскочил в секунды после известных объявлений. За литр – 1,97 евро. Литр 98-го – уже по 2.05. То есть бак - 120-130 евро. Это 200 евро в месяц дополнительно, если пользоваться машиной каждый день. К слову, «Желтые жилеты» начинали свое движение именно из-за роста цен на бензин. Тогда литр 95-го подняли аж до 1.47 евро. И два года недовольные сносили все, что можно.

И еще один пример. Отчаянные путешественники французы уже раскошеливаются. Чтобы попасть в Азию, например из Парижа в Сеул, Токио или Пекин, теперь придется доплатить еще 200 евро к обычной стоимости билета. Российское небо закрыто, приходится лететь вкруговую. Это время, это керосин ну и все сопутствующие расходы. Выигрывают при этом, естественно, китайские авиакомпании, которые летают через Россию, как и летали. Но теперь китайскими перевозчикам перелёт получается быстрее и дешевле.

Это то, за что заплатят конкретные граждане. Коллективный Запад вполне осознает, что придется пострадать. И уже страдает. Например, в портах «зависли» 6 миллионов тонн зерна и 19 миллионов тонн кукурузы. В принципе без этих запасов сельское хозяйство Европы может встать. Консультант аналитической компании «Агритель» Артур Портье полагает, что может дойти и до голода в странах Магриба: «Когда здесь случались голодные бунты, цена на зерно была гораздо ниже нынешней». А что уж говорить о том, что Россия – шестой поставщик полезных ископаемых в мире. Второй производитель алюминия и третий – титана. А без этих металлов не обходится никакая экологически чистая продукция, за которую идет борьба на Западе.

Франция – главный иностранный работодатель в России. Ну, была таковым. На французов работало 200 тысяч человек. Из 40 компаний, котирующихся в рамках главного биржевого индекса САС 40, в России представлены 35. В позапрошлом году они в сумме инвестировали в российскую экономику 20 миллиардов евро. Только «Рено» после покупки «Автоваза» контролирует треть отечественного авторынка. Про «Ашан», «Леруа Мерлен» и «Декатлон» все понятно. Самые пострадавшие от санкций отрасли – аэронавтика, химия, косметика, фармацевтика и сельское хозяйство.

С нефтью чуть сложнее. Европейская директива от 2009 года предписывает, что запасы сырой нефти и нефтепродуктов должны быть равны либо «самому большому количеству импорта за 90 дней, либо 61 дню среднего ежедневного потребления». Сейчас у Франции 18 миллионов тонн, это как раз 90 дней импорта.

Перекрытому газу уже ищут замену. Италия ведет переговоры с Алжиром. Собственно, их гигантский поставщик «Сонатрак» готов заменить русский газ вообще полностью. Германия возобновила замороженное строительство двух газовых терминалов. А готовы они будут только в 2026 году. Но все равно, по подсчетам аналитического центра Брейгель, «если Европа решит вообще обходиться без русского газа, она должна будет уменьшить потребление на 10-15 процентов». Сжиженный газ поступает в основном из США, Норвегии, Канады Ирана, Австралии и Катара. "Но хранилища, терминалы, трубопроводы строятся не быстро, их сейчас недостаточно для того, чтобы перейти с российского газа на другой», – считает руководитель Тоталь Энержи Патрик Пуайяннэ.

Ядерная энергия, к которой вынуждены вернуться во Франции и в Германии, по словам немецкого федерального министра экономики и климата Роберта Хайека «не спасет нас следующей зимой 2022-2023 годов. Остановка атомных станций зашла настолько далеко, что нам практически с нуля надо заняться обеспечением безопасности и поставок ядерного топлива».

Ну, а Италия решила вернуться к добыче угля, которая к 2030 году должна по идее быть прекращена. Но теперь надо возвращаться к «экономике войны», как заметил заместитель Секретаря по иностранным делам Марио ди Стефано. А без российского угля встанут электростанции Германии, которая на 50 процентов зависит от его поставок из России.

Газ – это то, что на слуху. А еще есть поставки нашатырного спирта, азотных удобрений и калия. Без них сельскому хозяйству – никак. В свое время оказалось, что их дешевле закупать в России и собственные месторождения были закрыты. Сейчас Франция производит лишь треть удобрений, а остальное покупается у Канады, России и Белоруссии. Причем канадские удобрения очень востребованы в США, и на всех, как говорится, может и не хватить. Если с урожаем 2022-го в Европе могут еще выкрутиться, то на следующий год надо что-то решать. Для многих фермеров это может обернуться банкротством, ну а потребители почувствуют, что багет стал не таким хрустящим.

Фото: akolenkov.ru