25 ноября в Сочи президент России Владимир Путин со своим сербским коллегой Александром Вучичем провели переговоры. Также еще до встречи на черноморском побережье глава балканского государства дал большое интервью российскому журналисту Владимиру Соловьеву, в котором сделал особый акцент на дружественных отношениях двух стран, подчеркнул намерения Белграда сохранить военный нейтралитет, а также отметил, что власти страны все же намерены следовать западному вектору развития.

Так все же, какая она, Сербия? Страна-претендент на вступление в ЕС, друг России, и зачем она проводит учения с НАТО?

В данном контексте представляется интересным, что в российских СМИ часто можно прочитать совершенно противоположные утверждения о российско-сербских отношениях: одни утверждают, что Сербия – единственный союзник Российской Федерации в Европе, другие – что Сербия ведет двойственную политику и у России, как известно, кроме армии и флота, нет союзников в Европе. Так есть ли вообще место для таких пафосных – слишком оптимистичных или, наоборот, нехитрых разоблачающих констатаций? Можно ли в рациональном ключе, обращая внимание на интересы обеих стран, объективно изложить российско-сербские отношения?

В данном материале постараемся разобраться, какой он, путь сербской многовекторности и кто на него влияет. Но сперва обозначим главных внешних акторов в субрегионе Западных Балкан: это ЕС, НАТО, США и Великобритания, Россия, Турция, Китай. У всех этих государств или наднациональных организаций цели различного охвата, разная мотивация, а также неодинаковые сферы влияния – политическая, экономическая или сфера безопасности.

Самым влиятельным актором является Европейский союз. У него преимущественно политические и экономические масштабные цели. ЕС единственный, у которого есть полноценная стратегия интеграции региона Западных Балкан. Страны-члены ЕС и частные компании с штаб-квартирами в странах Европейского союза являются самыми важными экономическими партнерами государств Западных Балкан, включая и Республику Сербию.

Когда в балканских СМИ слышна фраза, что кроме ЕС для балканских государств нет никакой другой альтернативы, это не пустой пропагандистский девиз, а факт. Нет другого интеграционного блока, в который балканские страны могут вступить в данный момент, чтобы обеспечить себе экономический рост.

В свою очередь Евразийский экономический союз не имеет стратегического плана интеграции Западных Балкан, а также не обладает в данный момент достаточной степенью политэкономической интеграции и инвестиционного потенциала, чтобы обеспечить западнобалканским государствам развитие в сфере экономики.

Оставаться вне интеграционных блоков на этапе усиленной взаимосвязанности глобальной экономики не имеет смысла для малоразвитых, не обладающих значительными запасами ценных ресурсов государств Западных Балкан, напрямую зависящих от иностранных инвестиций.

Так, для Республики Сербии с экономической точки зрения нет никакого другого выбора, кроме как решиться на членство в ЕС. Не только потому, что уже большинство ее экспорта, импорта и задолженности зависит от финансовых институтов, базирующихся в ЕС, но и потому, что большинство ее балканских соседей уже вступили в данный политэкономический блок (Хорватия, Словения, Румыния, Болгария, Греция) и на основании этого могут легче привлекать настолько нужный инвестиционный капитал.

По данным правительства Сербии, за 2021 год страна экспортировала товары в объеме свыше чем 10,2 миллиардов евро в объединенную экономическую зону ЕС, в то время как за тот же период экспорт сербских товаров в Россию составил примерно 640 миллионов евро. Импорт товаров из ЕС в Сербию примерно 11,7 миллиардов евро, а из России — около одного миллиарда евро. В процентах доля сербского экспорта в ЕС за 2021 год составляет 65,3% от общего экспорта Республики Сербии. По тем же параметрам доля сербского экспорта в Россию 4,1%, а в Китайскую Народную Республику 3,9%. Львиная доля сербского импорта также приходится на ЕС – 57,8% от общего импорта Сербии, тогда как на Россию приходится 5,2%, а на КНР — 12,6%.[1]

Таким образом, можно прийти к выводу, что Сербия в основном экономически зависит именно от ЕС, а не от РФ и даже не от Китая.

Интересно, что Соединенные Штаты Америки вместе с Великобританией (которая в статистике больше не считается частью ЕС) влияют на сербскую экономику чуть меньше, чем Российская Федерация.

В результате представляется совершенно логичным, что актуальное правительство Сербии в своем экспозе перед национальным парламентом 28 октября 2020 года обозначило вступление Республики Сербии в ЕС «абсолютным внешнеполитическим приоритетом».[2]

В том же самом официальном стратегическом документе правительства Сербии написано, что государство связано с ЕС европейским характером страны, то есть географически и в культурно-цивилизационном смысле, а также «совместной судьбой и будущем». В политэкономическом плане Сербия официально и открыто ориентирована в первую очередь на вступление в ЕС, от которого экономически зависит. Сотрудничество с Россией и ЕАЭС может развиваться только до тех пор, пока Сербия не приблизится к этому желанному членству в ЕС, когда она будет обязана согласовать свою внешнюю политику с Брюсселем, включая и введение санкций против РФ, если такая политика Европейского союза останется неизменной. Подразумевается, что в случае вступления Сербии в ЕС, она также будет обязана прервать все билатеральные торговые договоры с третьими странами, потому что одновременно станет членом европейской свободной торговой зоны.

Отметим также, что у НАТО есть стратегия интеграции целого Балканского полуострова в военный блок.

Несмотря на то, что ЕС и НАТО официально не проводят единую стратегию интеграции в балканском регионе, на практике их интересы пересекаются. В данный момент, после вступления Черногории и Северной Македонии в альянс, Сербия и Босния и Герцеговина остаются единственными балканскими странами, которые сохраняют военный нейтралитет, то есть не входят ни в один военный блок.

На современном этапе у НАТО и ЕС, также как и у США, и Германии, есть совместные интересы на Балканах – это интеграция региона и вытеснение политического влияния России (КНР не обладает особенным политическим влиянием в Балканском регионе), поддержка независимости самопровозглашенной Республики Косово и процесса централизации Боснии и Герцеговины, который означает уменьшение функций Республики Сербской.

Из вышеизложенного видно, зачем Сербии нужна внешнеполитическая поддержка Российской Федерации. С одной стороны, руководство страны не могут отказаться от вступления в ЕС, но с другой, им нужна поддержка России в таких вопросах, как косовский кризис и сохранение автономии Республики Сербской.

Эти два противоположных интереса невозможно примирить, и в какой-то момент сербское руководство будет вынуждено сделать выбор в пользу одного из них. Если оно отречется от сотрудничества с ЕС, Сербию ждет серьезнейший экономический кризис, который приведет к падению режима Александра Вучича. И наоборот, если режим Вучича согласится на вступление самопровозглашенной Республики Косово в ООН или на централизацию Боснии и Герцеговины, он потеряет популярность среди сербских граждан и опять же падет.

В результате в Белграде стараются максимально откладывать этот выбор, тем самым сохраняя власть. Эту политику и принято называть многовекторной внешней политикой президента Вучича.

При этом хоть Сербия официально сохраняет военный нейтралитет, но на самом деле отношения Белграда с НАТО подняты на самый высокий уровень сотрудничества, предшествующий фазе, когда страна становится кандидатом в члены Альянса. К примеру, Сербия ежегодно проводит в три раза больше военных учений с НАТО, чем с Россией.[3] В государственных и прорежимных СМИ в основном озвучиваются учения с российской армией, потому что среди правой части электората, которых в Сербии большинство, Россия пользуется популярностью. НАТО в свою очередь исключительно непопулярен в Сербии, что понятно, учитывая факт военной интервенции альянса против Сербии и Черногории в 1999 году.

Популярность России в Сербии превышает и популярность ЕС, хотя граждане Сербии все-таки понимают, от кого они больше зависят. Поэтому и центристские, откровенно более прозападные, чем правящая Сербская прогрессивная партия, все равно избегают слишком острой критики в адрес Российской Федерации. Не только президент Вучич любит фотографироваться с президентом РФ: так, либеральный президент Сербии Борис Тадич за год до своего поражения на выборах организовал теплую встречу с Владимиром Путиным в Белграде 2011 года.

США на Балканах в основном опираются на ЕС и НАТО. В 90-е они сломали всякий вид сопротивления своему тогдашнему униполярному миру, а затем передали управление регионом Европейскому союзу. Соединенные Штаты вместе с Великобританией видят свою цель на Балканах в противостоянии Российской Федерации. Они являются менее рациональным актором, чем ЕС, и больше используют давление, иногда даже открытый шантаж, чтобы добиться своего.

Это в данный момент особенно видно на примере угроз руководству Республики Сербской санкциями, если оно не откажется от некоторых своих функций или, альтернативно, не поддержит присоединение Боснии и Герцеговины к НАТО, которая, в отличие от Сербии, уже имеет официальный План реформ, являющийся частью индивидуального плана вступления в Североатлантический альянс (Membership Action Plan). Именно в последние годы на этой стадии интеграции Боснии и Герцеговины в НАТО руководство Республики Сербской стало применять инструменты обструкции.

Стоит отметить, что агрессивное поведение США в западнобалканском регионе во многом поднимает популярность России в Сербии и Республике Сербской. Однако для американцев в данном случае одобрение их деятельности и не имеет решающего значения, они нацелены на достижение своих интересов, а их поведение в столкновении с Россией продолжает методы предыдущей Холодной войны.

В свою очередь у Турции и Китая цели ограничены. Так президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в первом десятилетии XXI века продвигал стратегию неоосманизма, пытался разыграть карту исламского наследия Балкан, корни которого в этом регионе уходят в период правления Османской империи. С началом войны в Сирии Турция обернулась к Ближнему Востоку и региону Южного Кавказа. Вследствие этого поворота Балканы стали менее важными для турецкой внешней политики, и Анкара сфокусировалась в основном на экономическом и культурном влиянии, на мягкой силе среди балканского мусульманского населения.

Китай можно определить как нового игрока в регионе, что вызвано изменением внешней стратегии КНР, которая подразумевает увеличение экономического влияния по всему миру. Китай в Сербии в основном занимается кредитованием и реализацией стратегических инфраструктурных проектов. Говоря о внешней задолженности, Сербия становиться все больше зависимой от КНР. Стоит отметить, что у Китая нет особой балканской политической стратегии, в этом смысле она следует в большой степени за Россией.

Суммировав все вышесказанное об интересах важнейших акторов на Балканах, можно составить более полное представление о стратегии России в регионе Западных Балкан.

Очевидно, что в данный момент РФ не в состоянии получить ни политический, ни экономический контроль над упомянутым регионом. Она не может взять на себя издержки поддержания экономической системы ни Сербии, ни Республики Сербской. России доступно определенное пространство для маневрирования в проблемах Косово и Боснии и Герцеговины. Тут она нужна сербской стороне, и именно тут она может помешать планам США по полной военной и политэкономической интеграции Балкан.

Россия, таким образом, является для Запада дестабилизирующим фактором, но она не в состоянии предложить свою модель интеграций странам Западных Балкан. В Москве прекрасно понимают, что рано или поздно балканская интеграция в западные структуры произойдет, но она бы хотела, чтобы это произошло как можно позже.

Поэтому можно констатировать, что как Сербия не обманывает Россию, так и Россия не обманывает Сербию. Обеим руководствам суть игры понятна.

Обманутыми могут оказаться лишь граждане этих стран, которые поверили в нарратив о несуществующем союзе России и Сербии.

В Боснии и Герцеговине Россия делегитимизирует представителей ЕС и стратегию централизации США, в случае с Косово она блокирует в международных институтах инициативы США по принятию Республики Косово* в свои ряды. У России, кроме геополитического интереса помешать ЕС и США завершить интеграцию Западных Балкан, есть еще, несомненно, и экономический интерес – использовать временное состояние неполной интеграции Балкан, чтобы продвигать свои проекты, связанные с торговлей газом и нефтью.

Сербия еще до режима Вучича продала большую часть акций своего нефтяного предприятия России, а за время мандата Вучича Россия через Турцию и Болгарию сумела построить газопровод через территорию Сербии до центральной Европы.

Этими экономическими успехами Россия практически уже выполнила свою экономическую стратегию на Балканах. Остается только получить самую выгодную цену газа в переговорах с Сербией, потому что актуальная цена, как и договор, будут действовать как минимум шесть месяцев, примерно до президентских и парламентских выборов в Сербии в апреле следующего года. Новая цена непременно будет выше сегодняшних 270 долларов за тысячу кубовых метров газа.

В сербских СМИ кружит информация, что она будет в районе 500 долларов и, возможно, за это Сербии придется платить остальной долей акций Нефтяной индустрии Сербии, которые отойдут Газпрому.

В итоге теплые отношения между Россией и Сербией останутся такими, пока сербское руководство не будет вынуждено сделать выбор в пользу ЕС и США.

Думается, что сегодня это Россию вполне устраивает, так как она уже получила экономическую выгоду от данного партнерства и понимает, что она не в состоянии вечно блокировать западные интеграционные процессы на Балканах.

Что касается Республики Сербской, ее руководство находится перед похожей дилеммой, как и Сербия, но в немного облегченном варианте. Если лидер Республики Сербской Милорад Додик пойдет на уступки по вопросу централизации Боснии и Герцеговины, он потерпит поражение на выборах, но, если он разблокирует путь вступления БиГ в НАТО в обмен на сохранение автономии Республики Сербской, он еще может выйти из данной ситуации победителем. Россия в свою очередь, как и в случае Сербии, будет всячески поддерживать руководство Республики Сербской в непринятии подобных компромиссных решений, которые будут идти на пользу евроатлантической интеграции Балкан.

[1]https://publikacije.stat.gov.rs/G2021/PdfE/G20211295.pdf

[2]https://www.srbija.gov.rs/view_file.php?file_id=2428&cache=sr

[3]https://europeanwesternbalkans.rs/srbija-u-2019-godini-odrzala-vise-vezbi-sa-nato-om-nego-sa-rusijom/

Фото: jpgazeta.ru