Cтраница новостей USA

USA

«Страху не место в школах»

Ограничат ли в Штатах после очередной серии массовых убийств свободную продажу оружия? В Вашингтоне и ещё 300 американских городах 11 июня прошли многотысячные митинги сторонников ограничения свободной продажи оружия. Больше всего протестующих было в Вашингтоне – около 30 тыс. Они «оккупировали» Национальную аллею с транспарантами типа – «Страху не место в школах», «Защитите людей, а не оружие». Поводом стали два свежих эпизода массовых убийств. 15 мая 18-летний белый мужчина застрелил 10 темнокожих в супермаркете города Баффало (штат Нью-Йорк). А 24 мая в начальной школе в городке Ювалд (штат Техас) открыл стрельбу старшеклассник. Погибли 19 детей и двое учителей. Инициировала акции общественная организация «Марш за нашу жизнь» (March For Our Lives). Её создали выпускники школы в Паркланде (штат Флорида), где в 2018-ом вооруженный подросток расстрелял 17 человек. Президент-демократ Джо Байден поддержал демонстрантов. «Сегодня молодые люди по всей стране снова вышли на марш, чтобы призвать Конгресс принять разумные правила контроля за оборотом оружия, которые поддерживают большинство американцев и владельцев оружия. Я присоединяюсь к ним, повторяя свой призыв к Конгрессу: сделайте что-нибудь», – написал он в Twitter. А вот бывший президент-республиканец Дональд Трамп после побоища в Техасе заявил, что такие случаи – «не повод разоружать законопослушных граждан». Он предложил изменить систему безопасности в школах, где «у входа должен дежурить полицейский с табельным оружием». Примечательно, что это заявление Трамп сделал на ежегодном съезде «Национальной стрелковой ассоциации США» (National Rifle Association of America). Эта некоммерческая организация, созданная в 1871 году, как раз и объединяет сторонников права граждан на хранение и ношение огнестрельного оружия. Оно гарантировано второй поправкой к конституции, вступившей в силу 15 декабря 1791 года. Действительно, зачем же Трампу, который мечтает о реванше, рубить сук, на котором он прочно сидит? Дональд хорошо помнит, что в 2016-ом Ассоциация, насчитывающая пять миллионов избирателей, голосующих преимущественно за республиканскую партию, внесла в его избирательный фонд более $30 млн. Такая поддержка, возможно, понадобится Трампу и в недалеком будущем... США занимают первое место в мире по числу личного огнестрельного оружия на душу населения. За последние годы количество легальных ружей, винтовок и пистолетов на руках у американцев выросло до 393,3 млн единиц (замечу, что население США составляет 333 млн. – Авт.). Ими владеют, по разным оценкам, от 70 до 80 млн граждан, то есть каждый пятый. В 32 штатах из 51 американцам дозволено ношение огнестрельного оружия для самозащиты. Удивительно, но статистика показывает, что в странах, где больше всего оружия на руках, убийства в связи с его применением случаются гораздо реже, чем в «безоружных». А запреты на гражданское оружие зачастую ведут к росту насильственных преступлений. Если взять 28 государств, где на 100 жителей приходится более 20 единиц оружия, только в двух – Панаме и Уругвае – ежегодно совершается больше пяти убийств на 100 тыс. человек. А в 24 из них этот показатель не дотягивает и до трех. Для примера, в России, где действуют достаточно строгие нормы в сфере оборота оружия, этот показатель сейчас находится в районе 13 убийств на 100 тыс. человек в год. Кстати, в Штатах, где оружия больше, чем граждан, этот показатель в последние годы снижается. Если в 1996 году он составлял 7,3 убийства на 100 тыс. жителей в год, то в 2012-м – уже 4,7. А в 2013-2014 годах показатель оказался минимальным за весь период с 1960-х годов. И это несмотря на целую серия громких случаев массовых расстрелов безвинных американцев, которую в СМИ подавали как «волну насилия, захлестнувшую страну». В большинстве европейских стран власти традиционно поддерживают стремление населения владеть гражданским оружием. В Австрии, Германии, Норвегии, Финляндии, Франции и Швеции на каждых 100 жителей приходится более 30 стволов, но при этом совершается не более двух убийств на 100 тыс. человек в год. Государства бывшего Варшавского Договора и Прибалтики тоже приняли либеральное оружейное законодательство. Гражданам разрешено покупать длинноствольное и короткоствольное оружие для охоты, спорта и самозащиты. В Эстонии, например, его можно приобрести с 15 лет. В Чехии с 15 лет можно иметь оружие для спорта, а с 16 – для охоты. Парламент Болгарии только в 2007-м ввел запрет на владение автоматическим оружием, но в отдельных случаях МВД все же разрешает приобретать автоматы. В большинстве этих стран статистика убийств невысока – не более трех на 100 тыс. человек. Право на гражданское огнестрельное оружие зафиксировано не только в конституции США, но и в основных законах Мексики и Швейцарии. Швейцарцам, как, впрочем, и гражданам Андорры, разрешено иметь не только гражданское, но и боевое огнестрельное оружие, поскольку в случае необходимости их могут мобилизовать на военную службу. По приказу они должны сесть на велосипед и прибыть при полном военном снаряжении на определенные для каждого из них места сбора. После достижения 60 лет и выхода в запас швейцарцу даже предоставляется право выкупить по минимальной цене свой автомат. Правда, при условии, что его переделают в полуавтоматический карабин. Примечательно, что в Швейцарии, где на 100 граждан приходится почти 46 стволов (это первое место в Европе. – Авт.), смертельных случаев от «огнестрела» практически не фиксируется. Иногда государство прямо обязывает граждан иметь оружие в определенных случаях. Например, его должны носить норвежцы, проживающие или оказавшиеся на островах архипелага Шпицберген для защиты от нападений полярных медведей. В странах с высокой преступностью (Доминиканская Республика, Колумбия, Никарагуа) правительства вводили временные запреты на ношение оружия. В Аргентине, Бурунди, Великобритании, Ираке, Камбодже, Таиланде, Филиппинах, Чили власти инициировали акции по сдаче личного оружия. В Люксембурге и Малайзии существует абсолютный запрет на все виды гражданского огнестрельного оружия. В Гватемале и Гондурасе особые льготы на приобретение гражданского огнестрельного оружия имеют высшие должностные лица, в Казахстане – военнослужащие. Однако вернемся к США. Акция, организованная «Маршем за нашу жизнь», всё же дала свои негромкие результаты. Удивительное дело, но 20 сенаторов, представляющих и демократическую, и республиканскую партии, подготовили предложения, позволяющие хотя бы отчасти ужесточить правила продажи оружия лицам моложе 21 года. И сделали это буквально на следующий день после массовых протестов – 12 июня. Речь идет о более тщательной проверке биографий лиц младше 21 года, пожелавших обзавестись оружием. Предлагается также увеличить ресурсы для штатов, чтобы не допустить его попадания в руки людей, склонных к нарушению закона, добавить в национальную базу данных сведения о судимостях за домашнее насилие. И о так называемых «запретительных судебных приказах». Это вид судебного решения в англосансонском праве (особенно – в США. – Авт.), которым суд предписывает тому или иному лицу совершать определённые действия в отношении другого лица, либо, напротив, воздерживаться от совершения таких действий. Лицо, нарушившее предписание приказа, может быть привлечено к гражданско-правовой или уголовной ответственности. Чаще всего эта норма используется как средство защиты жертв домашнего насилия, сексуального преследования, вторжения в личную жизнь. Озвученные предложения представляют собой минимальный компромисс по вопросам ограничения свободной продажи оружия, достигнутый представителями двух партий. (Лиха беда начало, даже такое!). Важно, что их сформулировали представители двух партий. Поскольку инициативу поддержали не менее 10 сенаторов-республиканцев, подготовленный на её основе законопроект может быть одобрен Сенатом США. Сейчас в нем места распределяются так: 48 демократов, 50 республиканцев и 2 сенатора, которые были избраны как независимые, но входят в коалицию с демпартией. Америка, конечно, не расстанется с оружием. Но, возможно, поймёт, что обращаться с ним нужно аккуратнее. Фото: reutersmedia.net

Америка выбрала стратегическую нестабильность

Помощь Украине подрывает вопросы глобальной безопасности. Вашингтон боится российских стратегических систем «Посейдон» и «Сармат» и хочет запретить их в будущем. Об этом заявил посол России в США Анатолий Антонов в эфире телеканала «Соловьев Live». По словам дипломата, «на всех встречах, которые у нас проходят с представителями академических кругов, нам все время говорят, что в будущем соглашении по контролю над вооружениями надо запретить эти «Посейдоны», конечно же, надо ограничить использование «Сарматов» и так далее». Впрочем, все это не мешает Вашингтону продолжать финансировать Киев в деле противостояния Москве. На минувшей неделе Палата представителей Конгресса США одобрила законопроект о выделении Украине почти 40 млрд долл. Белый дом призвал Сенат проголосовать за рекордную помощь Украине. При этом не все законодатели согласились с такими расходами. «Выделенные США 40 миллиардов в качестве военной помощи Украине будут разворованы киевскими чиновниками», – заявил CNS News конгрессмен Мэтт Гетц. По его словам, Вашингтон готов направить «миллиарды Киеву и набить карманы коррумпированных функционеров». Он также указал, что страна втягивается в вооруженный конфликт без уведомления американского народа, и напомнил, что лишь год назад в Афганистане США «потерпели поражение от пастухов с винтовками». Теперь «мы рвемся в бой с державой, у которой шесть тысяч ядерных боеголовок», – добавил законодатель, голосовавший против законопроекта о ленд-лизе, который 9 мая подписал президент США Джозеф Байден. Деньги, которые американское правительство намерено выделить на поддержку Украины, – это бесполезная трата средств налогоплательщиков, заявил в Twitter член Палаты представителей от штата Аризона Пол Госар. «В прошлом году Зеленский, будучи государственным служащим, каким-то образом заработал сто миллионов долларов. Как думаете, куда на самом деле пойдет большая часть из предложенных Украине сорока миллиардов? Мы не должны посылать и цента», – пишет конгрессмен. А 13 мая сенатор от штата Кентукки республиканец Рэнд Пол заблокировал принятие Сенатом США проекта об ускоренном выделении Киеву дополнительной помощи. Законодатель, выступление которого транслировала американская телекомпания NBC, сравнил эти деньги с годовым бюджетом важнейших американских министерств. И добавил, что сегодня Америка не может позволить себе играть роль мирового жандарма в ущерб своему бюджету. «Я давал присягу Конституции США, а не какой-либо другой стране», – заявил Рэнд Пол. Сенатор напомнил, что с 2014 года США предоставили Украине около 20 млрд долл. Таким образом, общая сумма поддержки, выделяемой Киеву, достигнет 60 млрд – и это не значит, что у США есть такие средства. «Нам придется занять эти деньги у китайцев», – сказал сенатор и пояснил: эта сумма превышает многие внутренние расходы Америки. «Мы не должны забывать, что Советский Союз распался не потому, что потерпел военное поражение, а потому, что у него закончились деньги. Пытаясь спасать Украину, не обрекаем ли мы на такое будущее Соединенные Штаты? За последние два года США заняли больше денег, чем за всю нашу историю», – рассуждает Рэнд Пол. Американское издание The Hill 13 мая опубликовало размышления Чарльза Пеньи, бывшего директора исследований оборонной политики в Институте Катона. Он считает, что действия России на Украине не являются прямой угрозой национальной безопасности США, но их нужно рассматривать в реальной перспективе, чтобы занять правильную позицию и принять соответствующие ответные меры. Первостепенное значение для этой перспективы, по мнению Пеньи, имеет тот факт, что Россия обладает стратегическим ядерным арсеналом сравнимым с ядерной мощью США. Это означает, что прямое военное вмешательство Америки может привести к военной конфронтации между США и Россией, которая чревата ядерной войной. Сегодня администрация Байдена признает эту реальность. Это также означает: в интересах США обеспечить, чтобы конфликт не распространился за пределы Украины и не стал более масштабным, что могло бы спровоцировать столкновение между НАТО и Россией. При этом в США прекрасно осознают, что серьезно опоздали к началу этого конфликта. По словам командующего Ракетными войсками стратегического назначения (РВСН) генерал-полковника Сергея Каракаева, к 2024 году в войсках не останется ни одной ракеты «советского производства»: группировка РВСН будет обновлена на 100%. Между тем в США процесс модернизации стратегических ядерных сил только начинается. Новая американская ракета LGM-35A Sentinel появится не раньше 2027 года. Стоимость программы оценивается в 85 млрд долл. С момента начала производства новых ракет, если все получится, Вашингтон начнет постепенную замену 450 машин шахтного базирования Minuteman-3, которая еще неизвестно, насколько растянется. Впрочем, вопрос в другом. У Москвы и Вашингтона нет формальных поводов для каких-либо переговоров в области разоружения. Похоже, этот факт осознал и Джозеф Байден заявивший, что «обеспокоен тем, что у Владимира Путина нет плана по выходу из сложившейся ситуации на Украине». По данным агентства Reuters, Байден назвал Путина «расчетливым человеком», но усомнился, что у российского президента есть «план по выходу из конфликта прямо сейчас». Сам же Байден «пытается понять, что с этим делать». А делать, собственно, нечего. В условиях санкций, военной поддержки Киева, политической блокады и военного давления по периметру всех границ с НАТО Москва не станет вести какие-либо переговоры, направленные на разоружение. Тем не менее Чарльз Пенья уверен, что возможность предотвращения ядерной войны должна стать важным фактором во всех решениях США. А избежание обмена ядерными ударами имеет приоритет перед целями, которых Соединенные Штаты намерены достичь на Украине. «Очевидно, что украинцы хотят изгнать российских военных и сохранить свою территориальную целостность. И один из вариантов действий – то, что мы сейчас наблюдаем: продолжение украинского сопротивления, подпитываемого западной военной помощью. Прямая, не говоря уже о быстрой, украинская победа маловероятна, но истощение российских сил, как показал советский опыт в Афганистане, не исключено. Но такой сценарий может быть долгим и почти наверняка повлечет за собой огромные разрушения и человеческие жертвы. Для украинцев вопрос состоит в том, какую цену они готовы заплатить», – пишет американский эксперт. Если желаемый результат состоит в том, чтобы закончить войну как можно скорее, чтобы ограничить число смертей и разрушений – это означает урегулирование путем переговоров. Все стороны должны быть готовы отказаться от чего-то, чтобы что-то получить, рассуждает Чарльз Пенья. Нереалистично ожидать возвращения к довоенному статус-кво. Вопрос об украинском нейтралитете, то есть о неприсоединении как к НАТО, так и к России, продолжает оставаться актуальным. Но это не обязательно исключает возможность для Украины стать членом ЕС, если она того захочет. Фото: insider.com

Peter Koenig: West and proxy war against Russia

GEOFOR: Greetings! Since our last conversation, truly historic, epochal changes have taken place in the world. The struggle between Russia and the West is only gaining momentum. How do you see the prospects for this process? How far can this confrontation go? Peter Koenig: Predicting an outcome at this point is close to impossible. We are talking about a proxy-war, the west / NATO against Russia, played out in Ukraine and eventually - potentially – I trust not – in the European theatre. This would be the third WW on European territory in a little over a century. At least today - 6 May – the UN Security Council for the first time has encouraged both parties to seek negotiations for peace, or at least a cease fire. Of course, that doesn’t mean much, since President Zelensky is totally controlled by the west, predominantly Washington and Brussels, meaning NATO. If this call for negotiations does not amount in anything tangible, in terms of at least an armistice agreement, with the strong expectations that it may eventually be leading to Peace, the conflict could go on for a long time – and escalate further, indeed risking a WWIII scenario; emerging, God forbid, in a nuclear war. Let’s not even think about it. On the other hand, let’s not forget, that in her entire 246 years of history, the US have known only 15 years without a conflict. The US economy is to almost 60% based on war, direct war-industry and war-related services and industries. Therefore, a new war for the US is necessary, now, with the hegemon USA faltering, more than ever. As Russian Foreign Minister Sergey Lavrov said in an interview with Al Arabiya, President Zelenskyy is totally in the hands and under control of the west. While Zelenskyy accepted several of Russia’s conditions, he backed out of his commitment after he got instructions from US / NATO to the contrary.  See this 59-min. video interview https://www.youtube.com/watch?v=_DwOZOaJfY4 . GEOFOR: Today, a number of states are increasing arms supplies to Kiev. How many more weapons can Western countries supply to Ukraine, as their stockpiles are not unlimited after all? Peter Koenig: Supplying Kiev with arms is a western war-industry bonanza. As mentioned before – the US, for one, depends with her economy to mor than 50% on wars and armed conflicts, carried out either directly or by proxy. The Ukraine-Russia war is a proxy war for the US / NATO – and by NATO-association also for Europe. Therefore, rather than depleting western weapon stockpiles, their war industry is running on overdrive. “War is good for business” – has become a common, almost “household- phrase”; it indicates the type of dystopian world we are living in. GEOFOR: Returning to the previous question: don't you think that Russia should have blocked the western borders of Ukraine in response? And at the same time, maybe it's time for the Kremlin to stop supplying oil, natural gas as well as other resources and goods to Europe and the United States? Peter Koenig: It’s difficult to block borders. Russia never had the intention – and still doesn’t to “take-over”, as in absorbing – Ukraine. Russia had and still does have four objectives: No NATO – ever – in Ukraine; making Ukraine an independent and neutral country; denazifying Ukraine; and, last but not least, protecting the two overwhelming Russian and Russian-speaking Donbass Provinces, Donetsk and Luhansk. The Donbas area, you may recall, is constantly being attacked by the Nazi-Azon battalion, having caused about 14,000 civilian deaths since the western engineered February 2014 Maidan coup in Kiev. These are simple objectives, offered by Russia. Zelenskyy originally accepted them against Russian security measures, but then backtracked, when Washington / NATO said niet. See above Lavrov-interview. GEOFOR: How long can the unity of the West last on the issue of sanctions against Russia against the backdrop of their own internal problems, rising prices, protests, etc.? Peter Koenig: This is another good question. In fact, already now, and since the very beginning of the this insane “sanctions game”, the west is the primary loser. Not Russia, but the west, predominantly Europe, is suffering from their own sanctions. These are sanctions imposed by the US and Europe, the spineless European Union let herself being coerced in repeating them. It is clear that Europe depends much more on Russian vital supply lines – like energy – especially gas – than vice-versa. Germany, for example, depends to at least 50% on Russian gas; and this is a conservative estimate. The rest of Europe also needs Russian gas as a vital energy supply source. The reason for Europe to go along with the “sanctions”, may be a bit more complex than meets the eye. There is a little-known fact, known only to few people: Germany, the lead country in the EU, is by no means free and independent. Germany still lives under an armistice agreement since WWII – no Peace Agreement has ever been granted by the winners of the war, especially the United States. Several attempts by German Chancellors, to break loose from this – we might as well call it slavehood – failed. Washington reacted “no way”, or else….. A case in point is Nord Strom 2. It was killed not by Germany, but by Washington. To the detriment of all of Europe. So far, the EU has followed the shots of her major economic partner. How long they will adhere to this unspoken rule – is anyone’s guess. From my point of view, the breaking point is near. The moment, when Europe has to make her own decisions, independent of the coercion Germany is under. In the meantime, President Putin and his brilliant economic adviser, Sergey Glazyev, have come up with an ingenious solution. Russia will honor her contractual obligations supplying the west with gas – and other hydrocarbons, provided that Russian energy is paid in rubles. Not in US-dollars, not in Euros, but in Russian Rubles. This rule applies to all countries which acquiesced to Washington’s request to dish-out sanctions on Russia, concerning more than 40 countries. See this https://graphics.reuters.com/UKRAINE-CRISIS/SANCTIONS/byvrjenzmve/ . The Ruble-rule has originally created quite some protests and upheavals in Europe, to the point where Mme. Ursula van der Leyen, President of the European Commission (EC), naively called out, this is unacceptable…. Well, its simple. It’s either rubles or no gas. Eventually most countries have accepted the Russian conditions, quietly, no fuss, and especially no western mainstream media coverage. This could become a bonanza for Russia: The Petro-Ruble replacing the faltering Petro-Dollar. It’s very befitting for the west and for the western “sanction-prone” monetary system. More and more countries dare defecting the fiat-money system, for mor stable currencies, like the gold and national economy-backed ruble and Chinese Yuan. Most frauds eventually come to an end. The fiat US-dollar scam has lasted long enough – more than a century, since the fraudulently passed 1913 Federal Reserve Act. Its time that the dollar is being replaced – ringing the world into a more honest, more equitable socioeconomic system. GEOFOR: The United States is increasing its activity in the Pacific region: the AUKUS block, nuclear submarines for Australia, cooperation on hypersonic weapons with the Australians and the British, etc. Does this mean that, on the one hand, Washington is working to weaken Europe and NATO, and on the other hand, it is preparing a new strategic project directed against China and Russia? Peter Koenig: The AUKUS block is an expansion of NATO into the Pacific. Its not a weakening of NATO per se, quite to the contrary. It is meant to further encircle China, via the South China Sea and indirectly Russia. Under this deal Australia would receive from the British war industry nuclear sub-marines – replacing and cancelling a 2016 contract for French submarines. As a byline, according to ABC-Australia new (see this https://www.abc.net.au/news/2022-04-01/cancelled-french-submarine-program-cost-billions/100959082) , the broken submarine contract with France, could cost Australian tax-payers as much as 5 billion dollars. Aukus, is a trilateral security pact between Australia, the United Kingdom, and the United States, announced on 15 September 2021 for the Indo-Pacific region. Under the pact, the US and the UK will help Australia to acquire nuclear-powered submarines. The pact would essentially expand NATO into the Pacific region. On the other hand, NATO is not intended to be weakened in Europe. Also, to the contrary. While several EU NATO members have quietly started expressing doubts about the usefulness of NATO in times of Peace, the Ukraine-Russia proxy-war has changed the tune. Worldwide highly funded propaganda of Russian aggression, makes “everyone” scramble for more security. European “leaders” (sic) – most of them scholars of Klaus Schwab’s Academy for Young Global Leaders are implanted by the World Economic Forum’s (WEF) and its invisible handlers. They will follow their learned script of working towards the Great Reset, a global tyranny, eventually leading to the western dream of a One World Order (OWO), or a Global Governance, led by Washington. That’s their pipedream. In the meantime, NATO in Europe may soon have two new members – if their dream comes through, Sweden and Finland. They are considering applying for NATO membership. Mr. Stoltenberg, NATO’s Secretary General, has already said, he would favor an accelerated accession, if indeed the two countries would apply. According to Stoltenberg, full membership could be possible by June 2022. Just imagine, Finland that shares a 1,340-kilometre-long border with Russia. Sweden, however, shares no border with Russia, and Sweden and Russia have not been at war with each other for at least the last two centuries. Sweden joining NATO might, therefore, be considered a specially sever act of aggression by Russia. In the case of Finland, if Ukraine is any indication, Russia would most certainly not tolerate another NATO country – Finland – on her doorstep. This could become another point of contention, escalating the war scenario – and again, God-forbid, towards a hot (nuclear?) WWIII scenario. An overwhelming majority of the people in both Finland and Sweden are against their countries’ accession to NATO. For the sake of world piece, we may just hope that the leadership of the two countries listen to their people. Peter Koenig is a geopolitical analyst and a former Senior Economist at the World Bank and the World Health Organization (WHO), where he has worked for over 30 years on water and environment around the world. He lectures at universities in the US, Europe and South America. He writes regularly for online journals and is the author of Implosion – An Economic Thriller about War, Environmental Destruction and Corporate Greed; and  co-author of Cynthia McKinney’s book “When China Sneezes: From the Coronavirus Lockdown to the Global Politico-Economic Crisis” (Clarity Press – November 1, 2020)   Peter Koenig is a Research Associate of the Centre for Research on Globalization (CRG). Peter Koenig is also is a non-resident Senior Fellow of the Chongyang Institute of Renmin University, Beijing.

Кому выгодна война «до последнего украинца»

28 апреля Конгресс США принял закон о ленд-лизе для Украины. Такого единодушия и не припомнишь: 417 голосов – «за» и только 10 – «против». Сенат одобрил законопроект еще 7 апреля. Теперь этот документ должен подписать президент Джо Байден, после чего он вступит в силу. Это даст возможность Штатам в течение двух лет поставлять оружие и другую помощь Киеву быстрее и без стандартных бюрократических процедур. Кстати, в ходе обсуждения звучали предложения продлить срок до 2027-го и даже – до 2030 года. Как сказано в акте, президент США может уполномочить правительство предоставлять взаймы или давать в аренду средства обороны Украине и другим странам Восточной Европы, пострадавшим «от вторжения», чтобы «помочь укрепить их обороноспособность и защитить гражданское население от потенциального вторжения или продолжающейся агрессии со стороны российских вооруженных сил». Полное название закона – «Акт о ленд-лизе для защиты украинской демократии» (Ukraine democracy defense lend-lease act of 2022). Примечательно, что проект был внесен в Сенат ещё 10 января, задолго до начала российской спецоперации. Можно в этой связи уверенно предположить, что разрабатывался он для того, чтобы поддержать военную агрессию киевского режима против Донецкой и Луганской народных республик. А принят с целью провоцирования новой, куда более масштабной и продолжительной войны. Необходимо обратить внимание ещё на одно важное положение закона: он санкционирует оружейные поставки не только Украине, но и восточноевропейским странам. В документе они фигурируют как «страны восточного фланга». Западные эксперты уточнили, что такая формулировка используется в рабочих документах Европейского оборонного агентства (European Defense Agency, EDA), которое базируется в Брюсселе и о котором мало кто слышал. К «восточному флангу» в EDA относят Польшу, Словакию, Венгрию, Румынию и Болгарию. А также все три прибалтийские державы, куда же без них! К чему бы это американцам использовать формулировки весьма мутного европейского органа общей внешней политики и политики безопасности, который был создан 2004 году и подчиняется Совету ЕС? А сермяжная правда в том, что в деятельности агентства участвуют все страны-члены ЕС (за исключением Дании). Кроме того, привлечены (без права голоса) Норвегия, Швейцария (пока ещё нейтральная), Сербия (пока ещё не оголтело антироссийская) и, да-да, – Украина. В свое время для Гитлера закон о ленд-лизе был равнозначен вступлению США в войну – даже без официального объявления. Но Байден неоднократно заявлял, что Америка не будет из-за украинского кризиса напрямую сражаться с Россий. Так в чем же подвох? США хотят воевать на Украине не только чужими руками, но и под чужой «крышей». Во всяком случае – ищут такую возможность. Для этого им очень подходит Европейское оборонное агентство, в которое Штаты, в отличие от НАТО, не входят. К тому же EDA имеет формальное соглашение с Киевом о военной помощи в случае «акта агрессии», а тот же Североатлантический альянс – нет. Впрочем, это конспирология, а реальность куда более очевидна. В немецком Штутгарте, в зоне ответственности Европейского командования вооруженных сил США, например, уже создан центр управления поставками военной помощи Украине. А в конце апреля под началом главы Пентагона Ллойда Остина на американской авиабазе Рамштайн, расположенной в Германии, была в экстренном порядке сколочена «Международная консультативная группа по вопросам обороны Украины» (40 стран-участниц), которая должна упорядочить весьма хаотичные пока поставки оружия. И еще: объявлено, что американские инструкторы будут обучать украинских военных навыкам управления своей военной техникой всё в той же Германии. Чего же тут шифроваться и прикрываться каким-то EDA? Всё действительно очевидно. Напомню, что предыдущий закон о ленд-лизе применялся во время Второй мировой войны. По этой программе Вашингтон поставлял странам антигитлеровской коалиции на платной основе по особой схеме (как бы в долг, но с последующей оплатой) боеприпасы, технику, продовольствие, медицинское оборудование и лекарства, стратегическое сырьё, включая нефтепродукты. Президент Франклин Рузвельт подписал закон 11 марта 1941 года. Изначально странами-получателями были Великобритания и Китай, однако с ноября 1941 года к программе был подключен Советский Союз. В памяти ветеранов Великой Отечественной остались выносливые грузовики «Студебеккер» и качественная американская тушёнка, которую с горькой иронией называли «второй фронт». На самом же деле объем заокеанской помощи был существенным. По американским официальным данным, из США в СССР только на оружейном треке было отправлено 14 795 самолетов, 7056 танков, 8218 артиллерийских орудий, 131 600 пулеметов. Более 400 тысяч прибывших грузовиков высокой проходимости позволили существенно повысить мобильность советской армии. Те же «Студебеккеры» использовались в качестве базы для «Катюш». Кроме этого, СССР получил 1,75 млн тонн продовольствия и более 2 млн тонн авиатоплива. При этом послевоенное погашение долгов по ленд-лизу растянулось на несколько десятилетий. Окончательно его закрыла Россия только в августе 2006 года. На самом деле американские поставки не надо превозносить, как это делают на Западе, – суммарно они составили за годы войны всего около 4% к военному производству СССР. Но и принижать тоже не следует: они были точечными и полезными. Чего ждать Киеву от реинкарнации ленд-лиза? Вашингтон ещё до принятия закона открыл кредитную линию на общую сумму в 5 млрд долларов, по которой в «незалежную» поступает современное американское оружие. Помимо этого, Байден запросил у Конгресса 33 млрд долларов на дополнительную поддержку Украине. 20 из них пойдут на военную помощь, остальные – на экономическую и гуманитарную поддержку. Парадокс заключается в том, что кредитование осуществляется за счет замороженных (а на самом деле – просто украденных) зарубежных золотовалютных резервов Банка России. Формально Вашингтон арестовал 67 млрд долларов, чтобы в будущем якобы направить их на «восстановление» Украины. Но именно из них сейчас берутся средства на удовлетворение оружейных запросов киевского режима. То есть ни о каком послевоенном «восстановлении» американцы попросту не думают. Более того: они намерены наложить лапу на те российские активы, которые заморожены в ЕС. А это – средства Банка России на сумму в 208 млрд долларов и попавшие под арест активы российских граждан на сумму 35 млрд долларов. На такие деньги действительно можно вести войну «до последнего украинца». Вот только кто, кроме США, от этого выиграет? Фото: discover24.ru/

Промежуточные выборы в США. Есть ли шанс у демократов?

Сегодня Соединенные Штаты, несомненно, переживают сложное время. Растущая инфляция, поднимающиеся цены, проблемы во внешней политике того и гляди приведут к тому, что популярность президента Джо Байдена будет крайне низкой в преддверии промежуточных выборов в ноябре 2022 года. В результате республиканцы сегодня имеют все шансы уже осенью занять как Сенат, так и Конгресс США. На этом фоне американские аналитики работают над пересмотром и понижением индексов краткосрочного политического риска для Соединенных Штатов, а также элементов «социальной стабильности» и «преемственности политики». США - Рейтинг одобрения президента Байдена, % Источник: Morning Consult, Fitch Solutions По данным Morning Consult, рейтинг одобрения президента Байдена снизился с 55% в апреле 2021 года до 42% в марте 2022 года. Ряд других исследований и вовсе показывает, что поддержка действующего американского президента находится на уровне 40% и ниже. Сегодня можно констатировать: приход к власти республиканцев способен создать еще больше проблем во внутренней и внешней политике. В ближайшие месяцы три фактора продолжат оказывать давление на популярность американского правительства: политика на международной арене, рост инфляции и ухудшение социально-экономической ситуации внутри страны. Рейтинг Байдена падает уже не в первый раз. В августе 2021 года на фоне вывода американских войск из Афганистана уровень поддержки действующего президента демонстрировал еще более скромные результаты после того, как представители запрещенного в России Талибана быстро захватили власть в стране. Беспорядочная и хаотичная эвакуация лишь усиливала тогда негативный эффект. Согласно нескольким опросам Ipsos, менее 40% американцев одобрили решение Байдена уйти из Афганистана. Тогда респонденты констатировали, что действия властей показали США как слабую страну, даже несмотря на то, что Вашингтон занял более жесткую позицию в отношении России. Итоги другого исследования общественного мнения, которое организовало Pew в середине марта, также неутешительны: лишь 47% опрошенных американцев одобряют действия администрации Байдена в отношении Москвы после начала спецоперации на Украине. Инфляция вредит восприятию избирателей США - Потребительские цены и цены на газ Источник: Bloomberg, Fitch Solutions На фоне роста потребительских цен в США - они достигли 49-летнего максимума, а бензин на заправках уже превысил 4,00 доллара за галлон - инфляция быстро становится важнейшей проблемой для избирателей. Согласно опросам Gallup, доля американцев, заявляющих, что экономические трудности являются главной проблемой, стоящей перед страной, выросла с 22% в январе 2022 года до 30% в феврале 2022 года. Более того, 17% респондентов назвали высокую стоимость жизни и инфляцию наиболее важными проблемами, стоящими сегодня перед США, по сравнению с 8% в январе и 10% в феврале. Ряд американских экспертов констатирует, что пока российская специальная операция на Украине продолжается, рост цен в Соединенных Штатах не остановится во втором, а может и в третьем квартале 2022 года. Среднестатистическая инфляция достигнет уровня в 6,1% в год, что станет многолетним максимумом. Помимо этого, JP Morgan предупредил об убытках в 1 миллиард долларов «из-за России». На этом фоне ястребиный разворот Федеральной резервной системы США привел к значительному ужесточению финансовых условий, а доходность долгосрочных казначейских облигаций выросла до 2,5% в конце марта. Более того, ставки по долгосрочным ипотечным кредитам также резко выросли: 30-летняя ипотека с фиксированной ставкой - примерно с 3,2% в начале года до почти 4,9%. Высокая доходность облигаций и процентные ставки окажут, вероятно, ощутимое давление на экономическую активность и увеличат расходы на обслуживание долга для домовладельцев. Все это усугубит восприятие и рост расходов, может повлиять и на настроения в обществе. Расходы ударят по карманам избирателей Доходность облигаций США и ставки по ипотечным кредитам, % Источник: Bloomberg, Fitch Solutions В случае, если республиканцы сумеют получить большинство в Конгрессе и Сенате, американские аналитики ожидают углубления политического кризиса в США. В частности, существует вероятность, что возрастет потенциал для дальнейшего балансирования на грани войны в финансовых вопросах в ближайшие месяцы, что в конечном итоге может привести к неопределенности в отношении переговоров о потолке долга. С другой стороны, не стоит забывать и об усилении экономической, политической, финансовой неопределенности. Демократы пока контролируют больше мест США - Места, занимаемые партиями в Конгрессе Источник: Fitch Solutions Правящая партия традиционно теряет места в Палате представителей во время промежуточных выборов в ходе первого срока пребывания у власти. Сегодня в Палате представителей демократы занимают 222 места, а республиканцы – 210, причем три из них в настоящее время пустуют. Следовательно, республиканцам необходимо получить в общей сложности всего пять мест, чтобы взять власть в свои руки. Что касается Сената, то только 34 из 100 мест участвуют в выборах, а поскольку Сенат разделен 50/50, республиканцам нужен лишь чистый выигрыш в одно место, чтобы получить контроль. При этом Сенат, как правило, менее подвержен переменам по итогам промежуточных выборов, чем Палата представителей. Эксперты прогнозируют: если несколько республиканцев уйдут в отставку, их места могут перейти к демократам. Таким образом, республиканцы хоть и имеют все шансы получить большинство в Сенате, но все же это менее вероятно, чем их победа в Конгрессе. Интересно, что опросы, проведенные Мичиганским университетом, показывают: хотя популярность Байдена падает, но респонденты по-прежнему возлагают более высокие надежды на демократов, чем на республиканцев. США – Ожидания респондентов Мичиганского Университета в отношении выборов Источник: UoM, Bloomberg, Fitch Solutions Несмотря на все проблемы, которые существуют сегодня в Соединенных Штатах, с большой степенью уверенности можно констатировать, что администрация Байдена в ближайшее время будет заниматься Украиной, а не внутренней повесткой. Впрочем, как мы уже отмечали, эти действия властей не встречают однозначной поддержки со стороны простых американцев. Опрос NBC News, опубликованный 27 марта, показал, что 28% респондентов выразили слабую уверенность в том, что Байден справляется с украинским конфликтом, 44% выразили минимум уверенности в этом, а 27% – «лишь некоторую» уверенность. Позиция Байдена по Украине, возможно, была направлена на укрепление его внешнеполитических позиций после провального ухода США из Афганистана, однако если конфликт продлится еще несколько месяцев и расходы населения на продовольствие и электроэнергию останутся на высоком уровне, это может еще больше подорвать уровень поддержки населением Байдена и демократической партии в целом. Причем перспективы остаются негативными не только на 2022 год, но и как минимум до 2024-го. Американские экономисты и аналитики, в том числе Fitch Solutions, прогнозируют планомерное снижение роста реального ВВП США. В 2022 – 3,7%, в 2023 – 2,1%, в 2024 – 2,0%. К 2031 году показатель может сократиться и вовсе до 1,8%. В своем долгосрочном прогнозе до 2031 года аналитики констатируют, что нарушение логистических цепочек, политические противоречия, инфляция, раскол в обществе будут создавать значительные риски для американской экономики и политики. При этом если накал отношений между США и Китаем будет нарастать, а для этого сегодня есть все предпосылки, по американскому бизнесу будет нанесен еще один удар. Подводя итог, нельзя не отметить, что гипотетическая победа республиканцев на промежуточных выборах осенью 2022 года может спровоцировать новую волну протестов, которая на фоне нестабильной политической и экономической ситуации способна оказаться куда более разрушительной, чем во время последней избирательной компании Дональда Трампа. Фото: independent.co.uk

Dr. Paul Craig ROBERTS: The hostility of the West toward Russia has been clear for 30 years

GEOFOR: Dear Sir, US President Joe Biden has continued to impose one package of sanctions against Moscow after another since Russia launched the special military operation in Ukraine. McDonald's, Pepsi, Coca-Cola, Visa, MasterCard and other companies stop working on the Russian market, new restrictions are being introduced against banks and individuals, the largest Russian companies. All this is a new reality not only in the relationships between the two countries, but also in the whole world. Sir, what shall we be waiting for next? After all, soon the platforms for sanctions will simply end… Dr. Paul Craig ROBERTS: If Foreign businesses forgo the opportunity to do business in Russia, that is their loss, not Russia's.  It is an economic myth that foreign business investment is a benefit to a country, especially such a technological and scientific advanced country as Russia.  Initially, the foreign business brings in some money--although none that the Russian central bank itself cannot create to finance domestic investment--but afterwards the foreign businesses take money out of a country.  The companies repatriate their profits and pay them to their shareholders in dividends and capital gains.  Really, think about it.  How dependent is Russia on McDonald's, Pepsi, Coca-Cola, Visa, MasterCard?  These companies simply siphon off income from Russia's own consumer companies. Perhaps the sanctions will teach Russia that globalism and interdependence are just the West's methods of compromising a country's sovereignty.  Indeed, Russia should be happy about the sanctions as they should teach Russia that power and security reside in self-sufficiency. GEOFOR: It is becoming increasingly clear how the restrictions against Moscow affect ordinary Europeans and Americans. First of all, we mean a record increase in energy prices and, as a result, gasoline price hike, which is already breaking all records at American gas stations. The other day, Biden decided to ban the import of oil and natural gas from Russia altogether. And an attempt to replace it with the crude oil from Venezuela, apparently, failed. Undoubtedly, the American economy has a large safety margin, and yet, is Washington ready for the consequences of such a sanctions war? Dr. Paul Craig ROBERTS: The puzzling question is where are Russia's sanctions against the Western countries? It is Russia that holds all the power when it comes to sanctions.  Indeed, Russia could have achieved its goal in Ukraine just by turning off energy to Europe.  As the West is stealing Russia's foreign exchange, why does Russia pay its debts?  Why doesn't Russia nationalize American and European corporate assets in Russia?  If Russia is in difficulty, it is because she does not fight back. As far as I can tell, as the Western media is a lie machine and not a source of reliable news, the US ban on imports of Russian oil and gas applies only to the US.  Europe cannot do without Russian energy and has not followed the US in banning imports.  Russian oil imports into the US are only 7% of US oil use, so this small reduction in supply only to the US market cannot explain the large price rise.  I attribute the price rise not to a supply reduction but to hysteria and to the Western oil companies seizing the opportunity to use "crisis" to raise prices. GEOFOR: And now on Russia's ability to mitigate sanctions by reorienting its foreign trade and political priorities to the East and other regions outside the collective West. To what extent, in your opinion, can the deepening of relations with China and India, and with other BRICS member countries, the Shanghai Cooperation Organization and other regional associations of Asia, Latin America and Africa be promising? Dr. Paul Craig ROBERTS: The hostility of the West toward Russia has been clear for 30 years. Yet, instead of shielding herself from this hostility, Russia has made herself vulnerable to hostility by trying to integrate herself into the West.   This is a nonsensical policy.  Instead, Russia should be building her relationships with China and other parts of the world. There are far more potential customers in China, India, and the rest of Asia than the West offers. GEOFOR: Despite the hopes of the Kiev authorities, undoubtedly extremely naive, the NATO today refuses to send troops to the territory of Ukraine and provide a no-fly zone, fearing a direct clash with the Russian military. Only financial assistance and supplies of certain types of weapons continue, which, however, do not always reach the front line. Tell us, did the North Atlantic Alliance actually "conned" the Ukraine? Or did it initially not plan and did not promise to directly intervene in the situation in the event of a conflict between Moscow and Kiev? Dr. Paul Craig ROBERTS: The West has never regarded Ukraine as anything other than a weapons to be used against Russia.  This was clear for years prior to the Maidan Revolution from the $5 billion Washington spent in Ukraine to purchase supporters for establishing a Ukrainian government answerable to Washington, not to the Ukrainian people.  GEOFOR:  And the final question. Soon, in November, the midterm elections in the US are due to take place. Does the Republican Party probably bet big on November 8 as a serious bid ahead of the presidential election in 2024? Dr. Paul Craig ROBERTS: As for US elections, Republicans are as Russophobic as Democrats. Biden was out of favor long before the special military operation.  The inflation was caused by supply disruptions caused by the lockdowns.  Normally, war helps a president by rallying the people behind him.  This is why, although the US is not at war, Washington is pretending that it is, focusing voters away from Biden's failure to the "Russian threat."

Paul Craig Roberts: No dialogue has begun. Washington could not care less about Russia's security concern

GEOFOR: Dear Mr. Roberts, thank you for taking the time to answer our questions. So, the Russian-American diplomatic marathon, which lasted for a whole week, is over. And as many, including yourself, predicted, the bilateral meeting and negotiations in the format of NATO and the OSCE ended in nothing. The parties simply fixed their positions. However, some Russian analysts believe that the only result of these contacts was that the united West and, first of all, the United States, for the first time in thirty years, still "condescended" or were forced to condescend to talk with Russia on equal terms. What, in your opinion, prompted Washington and its satellites to do this? Paul Craig Roberts: Russians are always looking for a silver lining, this time that the US condescended to talk with Russia on equal terms.  The US did no such thing. Washington used the talks to elevate the propaganda against Russia as, for example, Undersecretary of State Nuland's denunciation of Russia.   The talks did not end in nothing. The talks confirmed the Kremlin's belief that Washington would not accommodate Russia's security concern and that Russia would be forced to look for solutions outside of diplomacy. GEOFOR: It seems that the world is no longer preparing to enter, but is entering a new geopolitical reality, where Russia has learned to quickly resolve crises in different parts of the world, be it Syria, Belarus or Kazakhstan. What do you think is the reason for such transformations - is it a consequence of Moscow's "muscle building" or the result of a reduction in the capabilities of the United States? Paul Craig Roberts: It is a consequence of the Kremlin awakening to the fact that Russia's role for Washington is to serve as the necessary enemy for the profits of the US military/security complex and as the threat that guarantees Washington's control over Europe. For too long Russians believed all the nice democratic slogans that Washington expresses but does not believe.   GEOFOR: Although Russia has made its position public well in advance, moreover, it has made available a draft document listing Moscow's demands point by point, as well as the obligations that it is ready to assume, it seems that the United States and its NATO partners have not taken the trouble to familiarize themselves with them. At least, judging by the statements for the press, instead of discussing security issues on the European continent, the American side tried with all its might to reduce the discussion to the issue of Ukraine's accession to the alliance and the deployment of offensive weapons on its territory. What is the reason for this, if we may say so, misunderstanding? Is it the desire to delay negotiations? If so, for what purposes? Or is the problem something else? Paul Craig Roberts: It most certainly is not a misunderstanding. It was a propaganda opportunity for Washington and its NATO puppets.  Russia is the necessary enemy. Therefore, Washington will never acknowledge that Russia has a valid case about anything. GEOFOR: Speaking of the Ukraine, which was the top priority topic for American negotiators. Do you rule out that Washington is playing out a scenario under which Kiev would decide on a military conflict in the Donbas or Crimea, and Moscow would be forced to respond with the use of force? In this case the United States and its allies, on the one hand, would increase the volume of military assistance (this week the Congress authorized the allocation of an additional $ 500 million), but at the same time they have declared that neither the United States nor NATO would go to war for the Ukraine. For the current Ukrainian leadership, with the country going through a deep economic and political crisis, an armed conflict might be the last chance to retain power and regain the favor of the West. Moreover, regardless of who would unleash the conflict, Russia would immediately be declared an "aggressor". Paul Craig Roberts: For Washington Ukraine is a tool to be used against Russia. Whether Ukraine becomes a member of NATO and hosts missile bases on Russia's border or whether Ukraine invades Donbass and causes Russian intervention makes little difference to Washington. If the former, then Washington has more ability to intimidate Russia. If the latter, Washington has a result that proves its propaganda and solidifies its hold on Europe and strengthens  Americans' belief that Russia is a dangerous threat. GEOFOR: And now on the background against which the Russian-American discussion took place. Speaking politely, Washington was not shy in their expressions. We are not talking about the press and political pundits, the Lord is their judge. But some officials were not inferior to them. For example, after the talks in Geneva, Victoria Nuland blamed Moscow for fomenting the crisis between Russia and the United States, simultaneously accusing it of lying and misinforming. And after the Brussels meeting, the same lady, who holds the post of Under Secretary of State, said that Washington was working with Germany and the EU to slow down the commissioning of Nord Stream 2. But this did not seem enough for her, so she said that the United States was ready to discuss with Finland and Sweden the issue of their accession to NATO, which, judging by the reaction of Helsinki and Stockholm, caused some consternation in these countries. Why and who needs it? Raising the stakes on the eve of negotiations is a common thing for politicians and diplomats. But why do it when negotiations have already begun? Or is it just a deficit or lack of professionalism and, we are sorry to say, culture and education? Paul Craig Roberts: Washington cannot make it any clearer that Russia is in the way of US hegemony and that Washington intends to remove the Russian constraint on US hegemony via intimidation and destabilization.  It seems that this has finally been realized by the Kremlin if not by the Russian media.   GEOFOR: Currently, the Russian leadership is waiting for a written response from the American side to its proposals, which, as promised, should be provided next week. Meanwhile, in the Senate, the members of the same party as President J. Biden have prepared a draft of new sanctions, including ones against President Vladimir Putin, as well as the Ministers of Defense and Foreign Affairs, major banks, etc. As the Russian Ambassador to the United States Mr. Antonov noted in this regard, if they are adopted, it will mean the rupture of diplomatic relations between our countries. In these circumstances, what could be the response from the White House and the State Department? Is it possible to expect at least something constructive in it, giving a reason to continue the dialogue that has begun? Paul Craig Roberts: No dialogue has begun.  Washington used the talks to make completely clear to Russia that Washington could not care less about Russia's security concern, that Washington wants and intends Russia to be insecure and will be working to make Russia more insecure.

The Russian website GEOFOR interviews the Saker

Translated from Russian into English by Lilia Shumkova GEOFOR: Dear Mr. Raevsky, I recall how after the Geneva meeting with President Vladimir Putin, his American colleague President Joe Biden, in response to a question about the continuation of high-level contacts between our countries, said that we should wait until the end of the year, and after that time make an appropriate decision. And now, six months after Geneva, a new dialogue, albeit in a video format. Moreover, this time the initiator was the American side. What do you think this means? What did the White House want to achieve, and to what extent did it succeed? Raevsky: Under Biden, the United States turned to Russia five times with a request for negotiations – three times by phone, once in person and now via a video conference. Why did they need it? Here, you just need to look at the general context from the point of view of the United States and Biden himself. He has several “fronts,” not only the problem of Russia and Ukraine. I would even say that this is not the main “front” for him. There are two main ones. First of all, there is an internal “front”: he has a very low rating; The social, economic, and political crisis in the United States is now total and, in many ways, resembles the Soviet Union in the 1980s. American armed forces have already proved many times their total inability to conduct combat operations and achieve anything with them. Iraq is a disaster. They are afraid of Iran and do not even want to compete with it. You have seen the disgrace in Afghanistan. Now the mood is very depressed and angry. This internal “front” of President Biden is undoubtedly the most dangerous. The second very dangerous “front” he has is the issue of China. The Americans say that in two years they will no longer be able to gain the upper hand in the war against China; something needs to be done urgently. People who understand the principles and timing of the reform of the armed forces and the development of new weapons systems, the principles of tactics and military art in general, understand that nothing can be done in two years. It takes a decade, and maybe more than one. China and the United States are moving towards a confrontation. Beijing definitely occupies the position of the stronger player. And the Americans are weak on all fronts. Then they have the Middle East, where Iran is now, in fact, ruling the ball. Israel is trying to maintain the appearance that it is very strong and very dangerous, but in reality the United States is now losing the entire Middle East. This was an open goal of the Iranians. This is a country that is an order of magnitude smaller or weaker than Russia or China, now – in general, successfully – expels the United States from the Middle East, or at least from many parts of the Middle East. And, of course, another “front” is Ukraine and Russia plus Europe. And in Europe – and this needs to be pointed out – there is an economic crisis. For all these reasons, Biden was in an extremely difficult situation. Russia has been retreating on all fronts over the past 20 – if not 30 – years. And now the situation resembles the one when German tanks were near Moscow. The time is now to say, “Not a step further.” I think that [Chief of the General Staff of the Armed Forces of the Russian Federation Valery] Gerasimov and Putin conveyed exactly this to the Americans: “Say what you want, we will not practice the same belligerent rhetoric. But in reality we have the means to repel any provocation or strike from you, and we will have to do it if you don’t change course.” I think that the realization of how dangerous the situation is today has reached the “collective Biden.” Now about whether he achieved what he wanted in this video conference. Sure. To some extent, yes. Because he will be able to say that it was he who stopped Russia in Ukraine, that it was he who stopped China, and no attack on Taiwan happened on his watch. But this, of course, is fiction. Everyone understands perfectly well that neither China nor Russia need these wars. All these fears were fanned by the Americans themselves. And, that’s where they really scared themselves, which was the right thing to do, because they are absolutely not tough enough to “butt heads” with Iran, China, and Russia at the same time. But there is a certain specificity of American politics in this. Very often, American diplomats come to Moscow and say one thing, then when they come back, they are attacked by the media and Congress. Both the media and the Congress are totally in the hands of the “War Party” here. Accusations of weakness, softness, cowardice, etc. follow and here they need to show their “coolness”. So, for example, Trump acted when he negotiated with the Russian side, and then declared: “There were no agreements.” Therefore, it remains to be seen whether Biden will be able to withstand the onslaught of the “War Party” now. If he can do it, say, in the next 2-3 weeks, then I would say that for him this conversation was a clear and undoubted success. And if the “War Party” breaks it, as Trump was very quickly broken, then everything will return to normal, and we will return to the same threshold where Russia and the United States will be on the verge of a full-scale war. This, in general, is not necessary for anyone, and maybe it has come to the American side that it is one thing to talk about world domination, to fight with weak incapacitated forces. And it’s quite another thing to wage war against a real military superpower. GEOFOR: The meeting was preceded by a strong propaganda attack against Russia, during which Washington clearly tried to “raise the stakes.” President Biden even said that he does not see and does not accept any “red lines” outlined by Moscow. And yet, just before the meeting, Congress lifted a number of sanctions against Russia from the defense budget, including on the Nord Stream-2. Clearly under the influence of the administration. How do you explain such a metamorphosis? Raevsky: Of course, firstly, it was necessary to “raise the stakes” in order not only, as they like to say in the West, “to negotiate from a position of strength,” but also to convince both public opinion and the “War Party” that we are in no way making concessions to Russia. And Biden said: “We will not recognize any red lines!” [NATO Secretary General] Stoltenberg said: “We do what we want and Russia does not order us!” and so on. It’s all PR. In reality – the fact that they have already asked for negotiations with Russia for the fifth time shows who is in a position of strength, and who is not. And this lifting of the sanctions you are talking about from the defense budget is, in general, a small step, rather, a diplomatic step of goodwill. But, in fact, the issue with the Nord Stream-2 has already been resolved. The only thing that can close it is a full-scale war between Russia and Ukraine – or something worse. They have already sanctioned Russia so that there is nowhere else to go – they say it themselves. So, if you no longer have the opportunity to impose other sanctions, then you can “sell” this “non-imposition” of sanctions as a gesture of goodwill. This is Realpolitik, and nothing more. The Americans have never abandoned their strategic goals – containing and encircling Russia, forcing it to submissive obedience and surrender of its sovereignty, and this is their ultimate goal which the Americans have never agreed to abandon. This is a strategic goal. And everything that is being done now, for Americans, is the level of tactics, not strategy. They have not discussed the strategy yet, because to revise the strategy means to revise the entire ideology on which this country is built. They are not ready for this yet. GEOFOR: Could Putin’s visit to Delhi have influenced the position of the American side, and if so, what kind? Recall that during this bilateral meeting with the Indian leadership, a number of documents were signed, including an agreement on military issues until 2030. Moreover, this document concerns not only military-technical cooperation. Raevsky: Here you need to understand a very subtle game that the Indians are playing. They are friends with the United States, they will even go to this Summit of Democracies. But they are friends not against Russia, but against China, which for them is a regional enemy. But in order to emphasize how friendly they are with the United States not against Russia, Putin’s trip to India was organized and giant contracts were signed there, including contracts for weapons, including S-400 air defense, which the Americans categorically forbade Indians to buy, and the Indians did not care about this ban. In fact, India’s attitude towards Russia is a slap in the face of the United States. This shows that the Indians will look very selectively at what is beneficial to them and act in their own interests, and not be a submissive puppet in the hands of anyone, and certainly not the United States. I would also like to add that, in my opinion, the confrontation between China and India is the main current problem of the Eurasian continent. I see only one side that can help these two countries to change relations and switch to a different quality. This is, of course, Russia. And the strategic task of the Americans, on the contrary, is to incite further conflicts between China and India at any cost. And it is clear that the parties will continue to bend their own line. Moscow stands for peace in Eurasia, and the United States – if not for war, then, in any case, for military tension and confrontation between these two great countries. GEOFOR: One of the main priorities of Moscow in these negotiations was the issue of ensuring the security of the Russian Federation, which was stated long before the meeting. As it became known, the American side confirmed its readiness for dialogue on this issue. In particular, to discuss the issue of the deployment of offensive weapons along the Russian borders from Norway to Romania and possibly Turkey. This also automatically includes Ukraine. How does this relate to the belligerent and harsh statements on the eve of the meeting? Raevsky: Officially, right before the meeting, the Americans said that they categorically refuse to recognize Moscow’s red lines. Stoltenberg also said that “Russia is not a law for us, let it behave correctly and keep quiet, and we will do whatever we want.” But in reality, expert groups will meet. And what will they discuss? Yes, of course, just these red lines. This is the only subject of real bargaining that is possible between these two countries. So, in fact, the United States says one thing and does another. Yes, they are now making concessions to Moscow. The growing power of the Russian Armed Forces, and the forces of the Russian economy and political “soft power” forced the Americans to make concessions. From the Americans’ point of view, Ukraine itself in its current state is a “404 country”, and I would say, in general, the whole of Europe turned out to be such a “suitcase without a handle.” And Americans are no longer able to drag around with them – neither economically nor politically. So what can they do? If it has already been decided to leave the suitcase without a handle, then you can set it on fire and hope that this arson can achieve something. And what to achieve? Yes, it’s very simple – the dream of Americans is for Russia to really grab as much Ukraine as possible. First, because this is a “black hole” that would become a headache for Russia, not America. Second, it will create ideal conditions to block the Nord Stream-2 and even other energy projects between Europe and Russia. And, third, it will create – finally! – the next “cold war,” without which the American and, in general, western politicians and generals are so sad. Everyone understands that in the event of a war, Russia will win quickly and convincingly. But after that, a situation will arise that will resemble, perhaps, the “Berlin crisis” with a similar level of confrontation. And the “War Party” in the West wants this for a number of reasons. For example, if the supply of energy carriers from Russia is cut off, then whose fuel and energy sector will be able to compensate for the outgoing resources? American, of course. Their liquefied gas. The same is true in the sphere of political influence. If, say, an open war happens, and Russia liberates even just a part of Ukraine from Nazi rule, it will be presented as proof that only NATO can save Europe from Putin’s “mordor”. It would be very beneficial for the Americans to have a full-scale war unleashed. This is the interpretation of the “War Party”. But there are other people – sane people – who understand that such a situation is fraught with a very rapid escalation and direct confrontation between the United States and Russia. And they don’t want that. And so, on the one hand, we are seeing “cool” statements. On the other hand, there are a number of concessions that the Americans are ready to make so far. And the offensive weapons systems that they have now deployed in other countries is a purely political, not military, issue. When Putin says that for a Western hypersonic missile from the territory of Ukraine, the approach time will be five minutes to Moscow, this is a fact. But, on the other hand, the time of approach of a preemptive strike by Russian hypersonic weapons will also, by definition, be five minutes. And in this area, Russia has overtaken the United States for a long time and very significantly. Russia also has the opportunity to place missiles in the Atlantic Ocean outside the zone of operation of possible anti-submarine means of the United States and “swoop” from there. These offensive systems are dangerous for Russia not so much from a military point of view as from a political one, since this is really a political provocation. It shows what, as Americans like to say, “they send a message”. This is the message: “We don’t care about you! We do what we want and where we want.” This means that Russia is not an equal party to the negotiations, that there is a great Hegemon and Suzerain of the whole planet, who does everything he wants and how he wants, and Russia is invited to shut up, sit quietly, and not slack off. This political problem is very real for Russia. Therefore, the current situation will force Russia at some point to draw red lines and say that there are things that we will not tolerate. Obviously, both Putin and General Gerasimov have very successfully brought these realities to the consciousness of the “collective Biden.” GEOFOR: The information that comes to us after the meeting suggests that the tone of the conversation between the Russian and American presidents is similar to the tone of Biden’s remote talks with Comrade Xi, which also took place recently. For example, during a conversation with the Chinese leader, the US president stressed the need to refrain from seizing Taiwan by force, which essentially meant that Washington did not object to economic and political methods. As for the Russian-American negotiations, in part of Ukraine, for example, issues related to its territorial integrity, Crimea and the notorious “Russian aggression” were not discussed at all. And at the briefing following the conversation, Assistant to the President J. Sullivan called on Kiev to stop the escalation of tensions in the Donbas and referred the Ukrainian leadership to the Minsk agreements. What is the reason for this position: the desire to maintain the status quo for a while? Then – for what purpose and for how long? Raevsky: In this area, the situation can be said to have turned completely upside down. Russia needed these decades of concessions in order to strengthen the Russian society itself, strengthen the information sphere, the Russian economy, establish import substitution, create new ties with other countries and, most importantly, to develop the Armed Forces to such a level that they can cope with any threat to Russia. The Americans’ situation is flipped. They have the deepest internal crisis – political and economic. The state of the American armed forces is very fraught. Of course, the current status quo is beneficial to them. The alternative is to continue on the path of escalation, and then there is only one way – to military confrontation. There’s nothing else left. Everything below the level of military confrontation has already been done. And it is completely unprofitable for them to go to an open military confrontation with Russia. For how long is such a status quo beneficial to them? It is necessary to clearly distinguish two sides. On the military side, the reform of the armed forces is a very long and difficult process, very complex, and the armed forces have a huge inertia, which is very difficult to deploy in another direction, considering that the American political calendar is two years ahead; one year ahead, well, four years ahead at most. On the political side, Biden’s rating is now catastrophically low. The situation inside the country is very bad. Therefore, it is more profitable for him to maintain the status quo for a year or two rather than to have a direct confrontation with Russia during his presidency. Plus, it is still unknown what benefits the Chinese and Iranians could find for themselves in such a confrontation. Thus, Americans need the status quo. On the political side, two years, even one year, is much better than a war. In the long run, the current status quo, I think, is just a screen put up to hide the fact that they will continue to self-destruct. In my opinion – and I know this country quite well – it is absolutely impossible to rebuild it. Reforms are impossible here, because this country is based on imperialism, on the ideology of world domination, and it is simply impossible for it to abandon this. Speaking “in American language,” “it’s not American.” That is, to recognize, for example, just the possibility that the United States is “one of the countries of the world”, but not “the leader of all mankind”, is something that is literally unthinkable for most Americans, and certainly for American politicians. For them, this is simply unacceptable. The whole “crazy kindergarten” – there is no other way to say it – that we hear now from a local congressman about Russia, about China, about others, is a reflection of this type of thinking and worldview. Unfortunately, in the United States, being an open supporter of the “War Party” looks patriotic. And since this country did not have any real war in defense of its homeland, and they lost all the other wars after World War II, this is a country that simply cannot abandon its imperial ideology, and now it lacks the tools that it needs to impose its imperialist ideology on the entire planet. Therefore, realistically speaking, they need the status quo for as long as possible. But it is impossible to define this “longer”.” There are too many variables, too many scenarios. GEOFOR: About protocol problems in relations with the White House. In preparation for the meeting, it was widely announced that the conversation would be “one-on-one.” And now we see President Biden negotiating surrounded by four of his advisers. Does such a transformation of the format of the meeting contribute to the establishment of an atmosphere of trust in negotiations and, more broadly, in bilateral relations in general? Raevsky: First of all, you need to understand that when it comes to Biden, of course, we are talking about “collective Biden.” Biden himself is not able to delve into all the problems facing him, nor to negotiate. And, certainly, not with a man like Putin, who can talk for four hours without a piece of paper and remember all the numbers on all topics. Naturally, there should be advisers around him; there is nothing new here. When George Bush’s son was interrogated about the events of September 11 [2001], he was not trusted to answer questions alone. Dick Cheney was sitting next to him, who had to make sure, as the “senior supervisor,” that Bush would not blurt out anything superfluous. It’s the same here. These advisers surround him, naturally, to advise, but also to keep an eye on him. They are the watchers, and he is their official representative. Moreover, I would even say that this is a very good sign – just as I welcomed the trip of Victoria Nuland and the CIA director to Moscow. This shows that “serious people” are talking to the Russian side. Now if they sent Kamala Harris to talk to someone, that would be a sign of total disregard. Or, say, how Blinken calls Zelensky to tell him what happened at the negotiations. There is no such contempt here. On the contrary, there are serious people who know what they are talking about and who are able to make decisions. This shows that the negotiations were not symbolic and that there really was a shift. In my opinion, this can only be welcomed. But! There can be no question of any atmosphere of trust. This is what journalists think: there is an atmosphere of trust in the negotiations between Russia and the United States. Such negotiations only develop confidence-building measures – those that are verifiable. There can be no question of any trust. Most likely, in general terms, the parties agreed to some steps, and expert groups will work on specifics – who, how and when will check the measures mutually agreed during the negotiations. Here we can recall President Ronald Reagan, who said: “Trust, but verify”. This is exactly what we are seeing now: both sides will check to the maximum, because the stakes are very high. When there is a risk of military confrontation between two nuclear superpowers, there can be no trust. There can only be absolutely verifiable mutually obligatory steps of the two sides. GEOFOR: And now a few words about the affairs of Washington. The further away, the more noticeable the discord in the White House foreign policy team. If the aggravation of the situation in bilateral relations, harsh criticism of Russia, etc. comes from the Secretary of State and his team, then a certain constructive approach comes from the national security assistant. This became especially noticeable after Mrs. Nuland, whose work results apparently did not satisfy the White House much, an experienced diplomat, a former ambassador to Russia, and now the director of the CIA, William J. Burns, whom a number of Russian analysts write down in the “Sullivan team,” arrived in Moscow. Will President Biden be able to continue to stay above the fray of his closest aides? How subjective is he in making and implementing his political decisions? After all, it is still impossible to ignore the opinions of both parties on Capitol Hill… In short, how much can Russia trust the agreements that were reached during the dialogue at the highest level? Will the decisions on joint study of issues of interest to both sides go beyond expert consultations and translate into concrete binding agreements? Or is it still an attempt to get a respite in time in order to settle their internal problems, reformat relations with allies, and then return to the period of confrontation? Raevsky: There are undoubtedly two parties here. There is a very serious struggle going on within the ruling classes of the United States and in the so-called “deep state.” Imagine some kind of gangster group – one of those organized criminal groups, each of which controls some part of the city. As long as things are going well, they sit quietly. But as soon as the crisis begins, then they start fighting among themselves. And so the election of Trump four years ago brought such a split in the ruling American elites that now a very strong battle is going on at the top in different groups, clans of the American government. And the divide is not between Republicans and Democrats. Relatively speaking, on the one hand there is a “War Party,” and on the other hand there is a “Peace Party.” This is very conditional, but not wrong. First, the “War Party” members are pure ideologists. Second, it is the fuel and energy sector of America, which is very interested in “cutting off” Europe from Russia. It would be very beneficial for the American economy as a whole if Europe were both weaker and more dependent on the United States. Any cooperation between Russia and the EU is a direct and clear threat to the economic and political interests of the United States. There are still those who retain nostalgia for the Cold War. There are so-called “Neocons,” there are “Neoliberals,” and there are various lobbies that are hostile to Russia for various reasons. The Israeli lobby, the Polish lobby, the Ukrainian lobby. All of these groups lumped together can be called the “War Party”. And there is a “Peace Party”, which, I think, consists of those people who understand that, going further along this path, you can only come to one point – war. This party does not want to pay such a price. This party probably understands that it is simply too much for the United States to go into a total confrontation with Russia, Iran and China at the same time. Even if they wanted war, they realize that in this position it is better for them to present themselves as a “Peace Party”. This is probably what Biden wants to achieve. He wants to demonstrate that with his “coolness” and disregard for any demands of Russia and China, he has succeeded, stopped both “Russian aggression” against Ukraine and “Chinese aggression” against Taiwan. That there is absolutely no reality under this rhetoric, it does not matter at all. This is all for domestic consumption and for domestic policy. And also to preserve the image of the World Hegemon, which, unfortunately, it is absolutely impossible for Americans to abandon, since this ideology is “embedded” in the national identity of many – if not all – Americans. In addition, all politicians, in order to show that they are patriots, must be supporters of the “War Party,” supporters of wars and “cool” unilateral measures. In this country – alas! – this is interpreted not as a sign of insanity or irresponsibility, but as a sign of “coolness”. And if the president demonstrates these qualities, then he is a strong and serious president. How to reform such a country and give it the opportunity to become just a normal country, and not an Empire, I can’t imagine. I don’t see how this system can be reformed. The only way out, which I unfortunately see, is that it should collapse. Collapse either quickly during a military confrontation, or – God forbid! – through some kind of agreement to “hit the brakes.” This is the best we can all hope for. GEOFOR: So, how do you see the future of relations between Moscow and Washington? Raevsky: First of all, I have always believed and written that for at least seven years – if not more – the American Empire and Russia have been at war. This is an ideological war, this is an informational war, a political war,  and an economic war. And-thank God! – there have not been any major military actions yet. But this does not negate the fact that, in fact, there can be only one winner in this war. Russia, Iran, China and other countries want a multipolar world in which there would be a place for sovereign states that treat each other with respect and in accordance with the principles of international law. The American vision of the future is world hegemony, “the USA is ahead of the whole planet,”  the USA governs everything and everyone, and there are no equals. This is a very important point – “We have no equal.” It’s an idea that generations of Americans have been raised on. But suddenly [Chairman of the Joint Chiefs of Staff] General Milley said that, in general, from a military point of view, the world already has at least three poles – the United States, Russia and China. There are actually more of these poles. For example, in the Middle East, the strongest regional power is no longer Israel – it is Iran. The situation is changing, and not to the benefit of the United States. Russia plays for a long time. She has been yielding, stepping aside, and giving way for a long time, because it was necessary to create such Armed Forces that could really guarantee the security of Russia in any threats. Russia has finally achieved this. For Russia, the idea of Anglo–Saxon domination over the planet, when everyone else should serve them, is fundamentally unacceptable – and I would even say civilizationally. Russia sees herself to be an equal player among the great of this world. What will be the relations between Moscow and Washington? One side will lose the war, and the other will gain the upper hand in it. Not necessarily, by the way, a war with military operations. This could be a purely political war only, God willing! But only one of the two boxers in the ring will remain standing. The second one will have to accept a real defeat. For Russia, such a defeat would mean the loss of sovereignty and destabilization. Which will once again put her in a dangerous position. And for the United States, simply giving up world domination is already a total defeat, because it will force this country to completely reformat itself and recreate itself on a new basis. Which they are absolutely not capable of, at the moment. In order to reform the country, it takes decades – if there is no external force. And since Russian tanks will not appear on the streets of Washington, no purge like the one that was against the Nazis after World War II in Germany, here – alas! – it won’t happen. It means that all this will take a long time, and this process will not only be long, but also dangerous for this country. Andrei Raevsky was born in Zurich, Switzerland, his father is Dutch, his mother is Russian from a family of White Russian immigrants. In 1984, he entered active military service in the electronic warfare unit, and then was transferred to the military intelligence service as a language specialist, to work in the interests of the Swiss Air Force. Then he moved to the USA, where he received a bachelor’s degree in International Relations from the School of International Service (SIS) American University (American University) and a Master’s degree in Strategic Studies (Strategic Studies) at the School of Advanced International Studies. Paul N. Nitze of Johns Hopkins University (Paul H. Nitze School for Advanced International Studies (SAIS) at Johns Hopkins University). Upon returning to Switzerland, he worked as a civilian consultant (in a position corresponding to the military rank of “major”) in the Swiss Strategic Intelligence Service (SND), preparing strategic analytical materials, primarily about the Soviet/Russian armed forces. He worked as a specialist in “enemy operations” (“Red Team” in American military jargon) to train personnel at the operational level of the General Staff of the Swiss Armed Forces. Later he worked at the UN Institute for Disarmament Research (UNIDIR), where he specialized in peacekeeping tactics and operations. He wrote a book about psychological and intelligence operations in peacekeeping and four books of collected works “The Essential Saker” (The Essential Saker). Speaks Russian, English, French, Spanish and German. Raevsky holds a Licentiate in Orthodox Theological Studies (PhD in Orthodox Theology) from the Center for Traditionalist Orthodox Studies at the Monastery of St. Gregory Palamas in Etna, California (the “Center for Traditionalist Orthodox Studies” (CTOS) at the Saint Gregory Palamas monastery in Etna, California). Swiss citizen. Lives in the state of Florida. The questions were asked by Sergey Dukhanov, an international journalist and an Americanist. He worked as his own correspondent for the NOVOSTI Press Agency in Canada (Ottawa, 1990-1992) and as the chief of the American Bureau (Washington, 1996-2001) of the newspapers Business MN, Delovoy Mir and Interfax-AiF.

Paul Craig Roberts: Biden is unlikely to be the Democrat candidate

GEOFOR: If you look at the U.S. sociology, then for the 9 months of this year, the rating of President Biden declined by 11 points. Moreover, 57% of respondents do not support the President, who, in fact, has not yet passed the midpoint of his cadence, (49% of them are categorically opposed – «I don't really support»). Only 42% of those surveyed support (of which only 21% of respondents « support very strongly») How dangerous will this melting popularity of the head of state be for the Democratic Party one year before the midterm elections? Paul Craig Roberts: There is no doubt that Biden is unpopular.  Many regard him as senile and incoherent.  It is important to keep in mind that the evidence is strong that Biden was not honestly elected. His election occurred from strange and unexplained large swings in vote counts in the middle of the night in the “swing states” where Trump had substantial leads. For example, it is not plausible that a red state such as Georgia elected a Democrat President and two Democrat US Senators.  Many experts provided proof that the election was stolen, but the media suppressed the evidence and the Republicans were powerless as the stolen election also cost Republicans control of the Senate.  So nothing could be done about it.   Biden’s confusions and stumblings have become a joke and will prevent him from being the Democrat candidate in the next presidential election.  GEOFOR: Some Russian pundits express the opinion that the popularity of the Democrat President is undermined by three main factors: the economic policy of the Administration, especially in its taxation part; the crisis with the uncontrolled migration in the South of the country; as well as the withdrawal of troops from Afghanistan, which has become a nightmare for the administration from the PR point of view. How fair are these estimates and what is your opinion on this? Plus, what could or should the President do under current circumstance in order to somehow resolve the issues and regain, at least, some of the lost popularity? Start a “small victorious war”? If so, where and against whom? Paul Craig Roberts: The Biden regime’s acceptance of illegal entry by immigrant-invaders, and the regime’s suggestion that illegals who entered during Trump’s presidency and experienced family separation be paid large sums of money in “restitution,” has angered many voters against him.   Although there are super-patriots who resent the chaos of the Afghan withdrawal, most Americans are glad the 20-year attempted occupation is over. The public’s original support for the Afghan invasion was based on Washington’s deception that Afghanistan was somehow responsible through Osama bin Laden for 9/11 attacks on the World Trade Center and the Pentagon.  Once the public caught on to the deception, support for the war evaporated.  It was a war that served mainly the power and profit of the US military/security complex. The troubled economy is due primarily to the decade-long policy of the Federal Reserve pumping massive liquidity into the economy in order to support the large banks, Wall Street,  and the prices of financial assets, and to the Covid lockdowns and now the illegal vaccination mandates that are resulting in dismissals of non-compliant workers and the consequent breakdown in deliveries of goods and services. California’s environmental policy has contributed to the growing economic disorganization. The Democrat governor of California has blocked fully half of the US truck transport fleet from California for exhaust emission reasons. As a result ships cannot unload in the California ports, because the deliveries cannot be cleared from the docks. It is Biden’s vaccination mandate that is undermining any remaining acceptance of his regime.  It has become impossible to suppress the awareness of the deaths and injuries associated with the vaccine.  When people witness hospital nursing staffs, firemen, policemen, and military resisting the “jab,” they understand that there is danger in the vaccine and become concerned about the coercion of the vaccination drive.  If the election were held today, Biden would not get enough votes to count. The military/security complex would welcome another war, as would the neoconservative policymakers in Washington. Russia and China seem to have blocked further US adventures in Syria and Iran.  Washington would like to be rid of the Sandinistas in Nicaragua and Maduro in Venezuela and grounds could be orchestrated for military interventions in Central and South America. But as both are portrayed as left-wing governments, the Democrat leftwing would oppose. GEOFOR: In the Democratic Party itself – we, mostly, mean legislators - not everything is smooth either. There is no unity among the young radicals and the veteran centrists. This, in particular, is indicated by the debate around the national debt. The young stand for the implementation of social programs, at least in full, or even demand their expansion. And the veterans, not without reason, say that there is no money, and their emergence is not to be expected. That is, the moneys need to be printed. It seems that such a situation one year before the vote can also undermine the positions of the recent winners. If this is true, then to what extent? Paul Craig Roberts: I do not think there is conflict between Democrats over social programs and the money to pay for them. The US has plenty of social programs. They have been growing steadily since the 1930s with a big extra dose in the 1960s.  Democrat politicians tend to talk more than they act about raising taxes.  The rhetoric sounds good to the lower classes, but actually raising taxes affects political campaign contributions. What the Democrats are doing is striving for one-party rule by eliminating Republican majorities in currently red states. They are relying on border-crossings and on elimination of identification to vote. The Biden Justice Department is challenging red state requirements of an ID to vote as a violation of the Voting Rights Act.  The Democrats are also relying on Critical Race Theory taught in the public schools to convince white kids that they are racist because they are white and that they must make restitution for past white evils by supporting “people of color.”  In other words, they are being indoctrinated from a young age to vote against their own race. My conclusion is that Democrats are more unified around Identity Politics than they are divided by other issues. GEOFOR: A question from the sphere of unscientific fiction: how real does the Trump-Biden duel of 2024 seem to you? Or will the Parties propose other candidates? Then who of the politicians from both parties do you recommend to observe with special attention? Paul Craig Roberts: Biden is unlikely to be the Democrat candidate.  Trump has far more support among Republicans than any other candidate.  The Republican candidate will be Trump or whoever he gives his support.  Florida’s governor DeSantis is a Trump favorite. Even some Democrats now understand that “Russiagate” was a hoax directed by the CIA/FBI to discredit Trump, and awareness of the FBI’s role in the so-called “Trump insurrection” is spreading.  The leftwing of the Democrats have taken the party far out on limbs that disturb the average voter.  They don’t like the anti-white propaganda, the monument destruction, the persecutions of Trump activists and supporters, the transgender policy that permit males to present as females and have access to female facilities and sports teams.  They don’t like the non-gender pronouns.  The crazed Democrat left is trying to pull off a revolution that many Democrats dislike as much as do Republicans. GEOFOR: And the last question which we cannot pass by. Director of the CIA William Burns recently visited Moscow. Some in the USA say that his mission was to “warn Moscow” against “its buildup of troops near Ukraine's border closely, and to attempt to determine what is motivating Russia's actions”. What is your take on this visit and its outcome? Paul Craig Roberts: I do not know why the CIA director visited Russia or why the Kremlin permitted the visit.  If Burns gave any such warning, it is a reflection of Washington’s hubris.  Andrei Martyanov has argued that the US military is out-classed by the Russian military, and Ukraine is on Russia’s border, not America’s.  If the weapon systems Putin described awhile ago are actually deployed, the US is too much outclassed to give any warning to the Kremlin.  The Kremlin would have to be poorly informed and poorly advised to pay any attention to a warning from the CIA. What the Kremlin should take seriously is the CIA’s assassination of Putin.  For reasons that make no sense, the Russian government has permitted the existence in Russia of Western-funded organizations that serve US and NATO interests.  It is also the case that a substantial percentage of the Russian intellectual class is enamored of the United States.  There are indications that even the current Kremlin only reluctantly gives up the dream of being integrated into the corrupt and dying Western world.  Fanciful thinking can defeat realism, and the realism is that Washington would be pleased for Russia to lose a strong and capable leader. GEOFOR: Thank you very much, Sir.

Андрей Раевский: Вашингтон сказал: «Надо!», а Европа ответила: «Есть!»

Не нужно обращать слишком много внимания на формальные союзы или военные блоки типа NATO или AUKUS. На вопросы редакции GEOFOR отвечает известный западный блогер (The Saker) и военный аналитик Андрей Раевский. GEOFOR: Недавнее сообщение о формировании нового военного блока AUKUS, в котором участвуют США, Австралия и Великобритания вызвало бурю эмоций, особенно в Старом Свете, поскольку австралийцы отказались от контракта с Францией о строительстве дизель-электрических подводных лодок в пользу американских атомных. Это расценивалось как создание «англо-саксонской коалиции» на Тихом океане. Но затем стало известно о том, что идет работа по формированию новой коалиции, на этот раз четверки, в составе США, Австралии, Японии и Индии. Причем Лондон туда уже не приглашают. Не значит ли это, что британцы нужны были Вашингтону лишь для того, чтобы получить беспрепятственный доступ к Австралии, в частности, для размещения на севере страны новых военных баз? Ведь королева Великобритании официально остается главой государства Австралия, и Лондон, если бы его изначально не пригласили в этот альянс, мог бы вставлять американцам палки в колеса. Раевский: Начну с того, что, по-моему, не нужно обращать слишком много внимания на формальные союзы или военные блоки типа НАТО или AUKUS и так далее. Во-первых, у США серьезные проблемы с НАТО. Многие натовские страны между собой грызутся – как Франция и Британия, например, Греция и Турция, Венгрия – против всех стран НАТО, входящих в ЕС, и т.д., и т.п Во-вторых, как мы уже видим это по Украине, у американцев есть другая идея – в общем-то, не столько вступление Украины в НАТО де-юре, сколько вступление де-факто. И с этим они могут делать все, что они хотят. То есть, если они завтра хотят присоединить к НАТО, скажем, Парагвай и Бутан – естественно, они не могут это сделать в процессе нормального голосования в НАТО, - они просто дадут какое-то другое название этому сотрудничеству. Например, «Планетарное сотрудничество демократий» или еще что-нибудь в этом духе. Теперь что касается англосаксонских стран. Да, там точно идет процесс консолидации. То есть, я думаю, что англосаксы в целом находятся в положении отступающих и, с их точки зрения, они все делают правильно. После 2001 года американцы предприняли попытку – это всегда присутствовало в их идеологии - покорения всей планеты. Мы все знаем, что из этого получилось – позор, скандал, и полный провал. То, что случилось в Кабуле, уже нельзя было спрятать. Другие поражения удавалось скрывать – как, например, детали позорнейшей военной операции на Гренаде. О них мало кто знает. А вот когда люди просто начали падать с самолетов, когда случилась та бойня в Кабуле, то люди во всем мире увидели, что американцы совершенно недееспособны и небоеспособны. К тому же имеется еще одна типично западная иллюзия – что большие союзы создают реальную военную мощь. Я думаю, что абсолютно неправильно. Скорее, наоборот. Чем больше союзников, тем хуже становится суммарная боеспособность этих сил. Например, кому нужны голландские вооруженные силы? Или, там, польские? Или португальские? Да, совершенно никому. И реально вся НАТО, в общем-то, это чистая ширма. Если посмотреть на логистику, на разведку и т.д., то видно, что всегда все зависело и зависит от американцев. Или, если не от одних американцев, то в любом случае от англосаксов. Страной, у которой имелся сравнительно лучший потенциал, была Франция. Но, как мы знаем, Франция совершенно прогнулась перед американцами. Я думаю, последний президент-патриот был Франсуа Миттеран. После него все французские президенты – длинная череда предателей, которые блюли интересы «Вашингтонского обкома», а не французского народа. Это все значит, что, в общем-то, англосаксы сделали правильно – они решили отступать. У них был выбор – отступать более-менее организованно и стараться из этого отступления получить какую-то выгоду или же отступать в бегстве под воздействием внешних сил, как это случилось в Афганистане. И я думаю, что для американцев на данном этапе вся Европа является «чемоданом без ручки». Просто выбросить его, конечно, не хотят и не могут, но толк от этого «чемодана», я бы сказал, практически нулевой. Хотел бы еще добавить, что королева Великобритании, хоть и является главой государств (в том числе – Канады, Австралии и Новой Зеландии), она, естественно, ничего не решает. Даже местные правительства тоже ничего не решают. Все решает тот же «Вашингтонский обком». Или, вернее, те силы – а они разные, – которые совместно управляют этим «Вашингтонским обкомом» по векторному принципу – каждый тащит свой вектор на себя, и результирующим вектором является то, что ошибочно называется «политика Америки»; либо внутренняя, либо внешняя. Я уже думаю, что степень деградации американской власти столь глубока, что никакой реальной политики нет – только попытки создать таковую. Или видимость ее. GEOFOR: Что же все-таки происходит в Индо-Тихоокеанском регионе, какую игру ведет там Вашингтон? И зачем нужна новая коалиция, ведь Вашингтон, Канберра, Токио и Дели и так состоят в Четырехстороннем диалоге по безопасности уже на протяжении 14 лет? Раевский: Я согласен с теми аналитиками, которые говорят, что идет подготовка к большой войне. Это совершенно не значит, что такая война обязательно случится. Это значит, что, с точки зрения англосаксов, скажем так, Китай сейчас «враг №1». Объяснить это несложно. Россия – с точки зрения военной – уже не по зубам никаким американским или англосаксонским, или мировым, коалициям. Этот поезд уже ушел. Я бы сказал, что даже Иран им не по зубам. Мы это очень хорошо видели. Когда иранцы ударили по базам CENTCOM’а на Ближнем Востоке, американцы на это никак не ответили. При этом они получили предупреждения с разных сторон. Это, в общем-то, позорище. Ответа не было не из-за миролюбия. То, что они такой плевок со своего лица не смогли смыть, показывает, что они понимали: если сейчас они начнут крупномасштабную войну на Ближнем Востоке, то это будет конец всего англосаксонского доминирования на планете и это будет обрушение всех мировых рынков. А Израиль – случись такое – оказался бы в очень опасной ситуации. Это же еще может случиться в будущем. Но пока ясно, что для них и Ближний Восток – второй «чемодан без ручки» - отдать не хотим, а таскать не умеем. Значит, остается Китай. И они стараются сейчас осуществить военно-политическую консолидацию с двумя главными целями. Первая – естественно, продажа Австралии или предоставление ей в лизинг американских подводных лодок (посмотрим, какой вариант будет выбран). Это – военный ход. Но есть еще очень важный политический ход – показать странам региона, которые необязательно настроены проамерикански, но которые побаиваются Китая и его влияния (не столько военного, сколько экономического, и влияния со стороны китайской диаспоры), что «у нас еще есть зубы», мы еще можем крепко «укусить». Это – просто попытка постараться воссоздать имидж США как мощного и надежного союзника. В том числе, чтобы компенсировать впечатление от того позорища, которое у них случилось в Афганистане. А еще нельзя забывать про их поражение в Сирии. Фактически, здесь они проиграли войну Ирану и России. Им нужно чем-то показать, что они еще такие «крутые». И вот эта «крутизна» – их шаг по продаже подводных лодок Австралии. Это необязательно подразумевает формальную коалицию. Я думаю, что эта категория, скорее, из 19-го и 20-го веков. Возьмем, например, реальный союз и даже сознательную взаимозависимость России и КНР сегодня. Официального военного союза нет. Но, когда уже проводятся даже совместные командно-штабные учения или маневры, то всем понятно, что что-то там творится. По целому ряду причин я думаю, что мы живем в эпоху неформальных союзов. Но неформальные не значит – неэффективные. Наоборот, они, скорее, динамичные, у них нет настоящих правил. Решает все хозяин – это, во-первых. И во-вторых, быстренько кого-то выкинуть или, наоборот, приблизить к себе и включить в такие неформальные союзы. И последнее – что очень важно – население стран, которые участвуют в таких неформальных, но вполне реальных, союзах, естественно, не имеет никакого права голоса, возможности как-то выразить свое мнение насчет этих союзов. Это очень удобно для того же «Вашингтонского обкома». GEOFOR: Стоит ли рассматривать эти телодвижения, как намерение Соединенных Штатов сосредоточить на странах Дальнего Востока и Южной, а также Юго-Восточной Азии свое основное внимание? И что тогда будет с Европой? Как это может отразиться на НАТО? Раевский: Да, конечно, у них в этих регионах позиции объективно лучше, чем на Ближнем Востоке или в Европе. Они с военной точки зрения сейчас очень уязвимы и в Европе, и на Ближнем Востоке. А где-то далеко в районе Австралии, наоборот, уязвить, то есть нанести удар, сможет только Россия. И продажа Австралии восьми современных подводных лодок, которые прибавятся к общему числу тех подводных лодок, которыми располагают США, реально очень существенно укрепляет силы американцев в регионе. Нужно понимать, что во многом технологически американцы потеряли превосходство даже перед Китаем. Но ударные атомные подводные лодки являются очень эффективным оружием, обладающим возможностями решать множество разнообразных задач в морском бою, при перекрытии проливов и заливов. А применение крылатых ракет очень важно не только в военном отношении, но и в политическом, и в психологическом. Так что, продажа или лизинг этих подлодок Австралии, несомненно, прибавит им, то есть, американцам возможностей. Необязательно им удастся эти возможности реализовать, но их потенциал в регионе точно повышается. И это помогает им, например, оказывать давление на такие страны, как Индия. Которая, в общем-то, играет свою игру и которая, если она почувствует, что идет консолидация мощного военного блока на юге Дальнего Востока, будет смотреть по-другому на США, чем просто после того, что случилось в Афганистане. Что касается Европы, и того, что с ней будет – да ничего с ней не будет. Как и с НАТО. Форма останется. Но реально сегодня ситуация в Европе такова, что НАТО это, в общем-то, «бумажный тигр». И не более. GEOFOR: Существует ли на сегодняшний день вероятность того, что следующим шагом может стать создание блока или коалиции латиноамериканских стран, имеющих выход к Тихому океану, или латиноамериканских стран плюс Канады, естественно, под эгидой и во главе с США? Раевский: Для начала: там уже существует ряд организаций, из которых какие-то более-менее контролируются Соединенными Штатами, а какие-то – нет. Плюс могу сказать, что в Латинской Америке реально существует память прошлого, и неприязнь к «старшему соседу» очень сильная и, скорее всего, во всех странах. Это не значит, что нет компрадорских элит, которые готовы поддерживать янки совершенно безо всяких патриотических чувств. Но в целом, Латинская Америка по культурным и историческим причинам тоже уже не по зубам американцам. Американцы даже не смогли свергнуть ни Чавеса, ни Мадуро, и не смогли навязать Гуайдо в, в общем-то, очень слабой стране – потому, что США у нее под боком, их военный потенциал огромен в сравнении с тем, чем располагает Венесуэла. И даже этого сделать они не смогли, даже там они опозорились уже дважды – когда они предпринимали безуспешные попытки убить Мадуро, а затем, когда попытались осуществить так называемую «специальную операцию», которая закончилась типичным американским позорищем. Как им – если они даже с Венесуэлой справиться не могут – справиться с другими странами Латинской Америки? Да никак! Еще раз: в какой-то момент времени в зависимости от политической ситуации какие-то латиноамериканские государства могут стать проамериканскими и подписывать с ними какие-то соглашения. Но принесет ли это американцам какую-то реальную пользу? Я думаю, абсолютно никакую. У американцев напряженные отношения даже с Мексикой. Что говорить про другие страны… Они ведь совершенно потеряли Боливию – просто потому, что не поняли, с кем имеют дело. Я хорошо знаю Латинскую Америку, много раз там бывал и могу подтвердить, что слова «янки» и «гринго» по сей день являются ругательными. И память у народа там крепкая. А реальных ресурсов, которые были бы нужны американцам, я в Латинской Америке на данный момент не вижу. GEOFOR: Создание AUKUSбыло расценено как угроза Китаю и при этом игнорируется тот факт, что севернее находится Россия с её Северным морским путем, который она энергично развивает, вызывая сильное недовольство в странах Запада, и в первую очередь, США. Может ли Москва рассматривать усиление военной активности Вашингтона как угрозу своей безопасности и интересам в Тихоокеанском регионе? Раевский: Должна ли Москва рассматривать усиление военной активности Вашингтона как угрозу своей безопасности и интересам в Тихоокеанском регионе? Да, абсолютно стопроцентно да! По двум причинам. Во-первых, Россия не может себе позволить, чтобы Китай прогнулся под американцев. Так же, как, кстати, и Китай нуждается в России. Я часто люблю говорить, что эти две страны совершенно разные – «перфектные противоположности». То, что есть у одной, отсутствует у другой – и наоборот. Эти страны подходят друг другу, как симбиоты, как составные элементы Lego. И хотя англосаксы старались раздуть всякие глупые слухи насчет, скажем, китайской угрозы для российской Сибири, это все было просто проплачено пропагандистским аппаратом. Реально обе страны прекрасно понимают, что нуждаются одна в другой. И оба лидера – конкретно Путин и Си – прекрасно понимают это. Потому не нужно никакого формального союза; эти две страны объективно работают в едином ритме, в едином, я бы, все-таки, сказал, союзе. Более того, Россия в прошлом уже во многом помогала Китаю в военной сфере. И я думаю, что скоро – «вдруг», «как-то загадочно», «каким-то непонятным образом», «как бы из ниоткуда» – у китайцев «обнаружатся» какие-нибудь новые разработки в области акустики, в области снижения шумности подводных лодок, ядерных реакторов и т.д. и т.п. Россия не даст англосаксам окружить себя с юга, чтобы они потом старались задушить Китай. Да и сам Китай очень изменился. В 1980-х и 1990-х годах у Китая была огромная армия, но она была совершенно несравнима, скажем, с современными армиями. Сейчас это во многом изменилось. И главное – это относится к тем родам и видам вооруженных сил, которые сильно зависят от технологий, компьютерных технологий, а также к силам специального назначения. Сохраняются сомнения насчет реальной боеспособности китайских сухопутных войск. Но даже в этом случае, не они будут играть решающую роль в конфликте с США. Скорее, это будет их флот, авиация, ракетные войска и войска специального назначения. А в этих областях у Китая произошел быстрый и весьма впечатляющий прогресс GEOFOR: И в заключение вернемся в Старый Свет. После весьма краткого разговора с Дж. Байденом президент Франции Э. Макрон как-то быстро успокоился, а за ним и вся до того момента весьма возмущенная Европа. Какие аргументы мог использовать Вашингтон, чтобы так быстро и так эффективно изменить ситуацию? Раевский: Макрон – чистый продукт международной, транснациональной, силы, которая раньше управлялась из Лондона, а сейчас – из Вашингтона. Макрон может – в лучшем случае – произносить какие-то патриотические слова, но в том, что он быстро и тотально прогнулся под американцев, нет ничего удивительного. Так с Францией было всегда. Повторю, что последним президентом, который мог сказать «Нет!» американцам, был Франсуа Миттеран. Естественно, до него – де Голль. Какие аргументы у американцев, чтобы заставить Макрона слушаться? Да, им даже не нужны никакие специальные аргументы. У них просто есть финансовая мощь и политический контроль над всеми европейскими организациями, международными институтами и так далее. Нужно понять, что Франция, а также все европейские страны, не являются суверенными. Суверенитета у них нет, даже ограниченного. Они, фактически, колонии. Их хозяин не должен оправдываться перед своими колониями по поводу своих решений. Хозяин сказал, и все приняли приказ, козырнули и ответили: «Слушаемся!». Можно даже сказать так: Вашингтон сказал: «Надо!», а Европа ответила: «Есть!». Андрей Раевский родился в Цюрихе, Швейцария, отец — голландец, мать – русская из семьи белоэмигрантов. В 1984 году поступил на действительную военную службу в подразделение радиоэлектронной борьбы, а затем был переведен в службу военной разведки в качестве специалиста по языку, работал в интересах ВВС Швейцарии. Затем переехал в США, где получил степень бакалавра по международным отношениям в Школе международной службы (School of International Service, SIS) Американского университета (American University) и степень магистра по стратегическим исследованиям (Strategic Studies) в Школе углубленных международных исследований им. Пола Н. Нитце Университета Джонса Хопкинса (Paul H. Nitze School for Advanced International Studies (SAIS) at the Johns Hopkins University). По возвращении в Швейцарию работал гражданским консультантом (на должности, соответствующей воинскому званию «майор») в Швейцарской службе стратегической разведки (Swiss Strategic Intelligence Service, SND), готовил стратегические аналитические материалы, прежде всего, о советских/российских вооруженных силах. Работал специалистом по «вражеским операциям» («Красная команда» (Red Team) на американском военном жаргоне) для подготовки личного состава оперативного уровня Генерального штаба вооруженных сил Швейцарии. Позднее работал в Институте ООН по исследованию проблем разоружения (ЮНИДИР — UN Institute for Disarmament Research, UNIDIR), где специализировался на тактике и операциях миротворческой деятельности. Написал книгу о психологических и разведывательных операциях в миротворчестве и четыре книги – собраний сочинений «Содержательный Saker» (The Essential Saker). Владеет русским, английским, французским, испанским и немецким языками. Имеет степень Licentiate in Orthodox Theological Studies (кандидат православного богословия) от Центра Традиционалистских Православных Исследований в монастыре Св. Григория Паламы в г. Этна, шт. Калифорния (the “Center for Traditionalist Orthodox Studies” (CTOS) at the Saint Gregory Palamas monastery in Etna, California). Гражданин Швейцарии. Проживает в штате Флорида. Вопросы задавал Сергей Духанов – журналист-международник, американист. Работал собственным корреспондентом Агентства печати «НОВОСТИ» в Канаде (Оттава, 1990-1992 г.г.) и шефом американского бюро (Вашингтон, 1996-2001 г.г.) газет «Business MN», «Деловой мир» и «Интерфакс-АиФ». Фото: ppstatic.pl

Зачем советник Байдена по нацбезопасности скатался в ОАЭ?

Поразительно, но ближневосточный визит советника президента Байдена по национальной безопасности Джейка Салливэна получает какую-то странную реакцию в прессе. И странность не в том, что в Саудовскую Аравию он отправился в те же самые дни, когда отмечается годовщина ужасного (хотел написать «бесчеловечного», но расчленение убийцами трупов их жертв это как раз очень «по-человечески») убийства – в то время колумниста одной из ведущих американских газет, Washington Post–Джамаля Хашоги в саудовском генконсульстве в Стамбуле. Странность не в том, что Салливэн встречался с наследным принцем королевства Мухамадом бин Салманом – тем самым, кого спецслужбы самих Соединенных Штатов недвусмысленно, явно, четко и однозначно обвинили в этом убийстве: «Наша оценка состоит в том, что наследный принц Саудовской Аравии Мухаммад бен Салман санкционировал операцию в Стамбуле по захвату или убийству саудовского журналиста Джамаля Хашогги. Наследный принц рассматривал Хашогги как угрозу Королевству и широко поддерживал применение насильственных мер, если это необходимо, чтобы заставить его замолчать.» Странность даже не в том, что в ходе предвыборной кампании Джо Байден обещал, что из-за убийства Хашогги Саудовская Аравия станет изгоем и что, став президентом, он пересмотрит отношения Вашингтона с Эр-Риядом. (Надо признать, что – вопреки давней традиции забывать предвыборные обещания–вскоре после вступления Байдена в должность Белый дом объявил, что официальные контакты президента с саудовцами будут с королем Салманом, а не с наследным принцем и де-факто правителем королевства. Тогда это было значительным дипломатическим выпадом.) Странность освещения визита Салливэна – в том, что отсутствуют какие-либо сведения о визите президентского советника во вторую точку его ближневосточного турне – Объединенные Арабские Эмираты. Все поиски в Сети дают сообщения об этом визите, относящиеся к концу сентября и используют глаголы, стоящие в будущем времени – типа таких: «Главный советник США по безопасности, посланник по Йемену направляются в Саудовскую Аравию, ОАЭ», «Салливэн отправится в Саудовскую Аравию, ОАЭ» и т.п. Между тем, летом этого года в Штатах разворачивались события, могущие пролить свет и на содержание вояжа байденовского главного по нацбезопасности, и причину, по которой мраком покрыто не только это самое информационное содержание, но и, вообще, какие-либо факты его визита в ОАЭ. Дело в том, что, как сообщается на сайте минюста США, в июле главе инаугурационного комитета Дональда Трампа и ведущему организатору штаб-квартиры кампании по сбору средств Тому Барраку было предъявлено обвинение по семи пунктам «незаконных усилий по продвижению интересов Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) в Соединенных Штатах по указанию высокопоставленных должностных лиц ОАЭ». В обвинительном заключении ясно указывалось, что эти «незаконные усилия» включали работу Баррака и его сообвиняемых по прямому влиянию на внешнеполитические позиции администрации Трампа в пользу ОАЭ: «Обвиняемые неоднократно использовали дружеские связи Баррака и доступ к кандидату, который в конечном итоге был избран президентом, к высокопоставленным должностным лицам кампании и правительства, а также к американским СМИ для продвижения политических целей иностранного правительства, не раскрывая своих истинных убеждений», – сказал исполняющий обязанности помощника генерального прокурора Марк Леско из Отдела национальной безопасности Министерства юстиции. «Поведение, о котором говорится в обвинительном заключении, является не чем иным, как предательством этих должностных лиц в Соединенных Штатах, включая бывшего президента. Этим обвинительным актом мы ставим всех — независимо от их богатства или предполагаемой политической власти — в известность о том, что Министерство юстиции будет обеспечивать соблюдение запрета на такого рода нераскрытое иностранное влияние». «Как утверждается, обвиняемые, используя свои властные позиции и влияние в год президентских выборов, участвовали в заговоре с целью незаконного продвижения интересов Объединенных Арабских Эмиратов в этой стране, грубо нарушая свое обязательство уведомлять Генерального прокурора о своей деятельности и в нарушение права американского народа знать, когда иностранное правительство стремится повлиять на политику нашего правительства и наше общественное мнение»,–сказал исполняющий обязанности прокурора США по Восточному округу Нью-Йорка Жаклин М. Касулис. «Тем, кто действует по указанию иностранных правительств, не раскрывая своих действий, а также тем, кто стремится ввести следователей в заблуждение относительно своих действий, эти аресты служат предупреждением что они будут привлечены к ответственности и столкнутся с последствиями». «Сегодняшнее обвинительное заключение подтверждает непоколебимую приверженность ФБР искоренению тех лиц, которые думают, что могут манипулировать системой в ущерб Соединенным Штатам и американскому народу»,–сказал помощник директора Кэлвин Шиверс из Отдела уголовных расследований ФБР. «Баррак, как утверждается, злоупотребил своим доступом к правительственным чиновникам, чтобы незаконно продвигать интересы иностранных правительств. ФБР сотрудничает с нашими внешними партнерами, чтобы гарантировать, что все, кто стремится оказать незаконное влияние, будут привлечены к ответственности за свои преступления». Кто-то может сказать: «То было при Трампе и быльем поросло…» Трамп он, конечно, Трамп, но это, все-таки, было незаконным влиянием на внешнюю политику США. А такое не прощается, кто бы ни был хозяином Белого дома. Из обвинительного заключения не было ясно, кто были те высокопоставленные должностные лица ОАЭ, руководившие этой разведывательной операцией. Это изменилось, когда агентство Bloomberg сообщило, что эти «официальные лица ОАЭ» на самом деле находятся на самой вершине правительства ОАЭ, включая посла ОАЭ в Соединенных Штатах Юсефа аль-Отайбу и даже фактического лидера ОАЭ, наследного принца Абу-Даби Шейха Мохаммада Бен Зайда, или MБЗ». Хоть и удивительно, что всплыли данные о руководстве главой «иностранной автократии» противоправной операцией, это был вовсе не первый (и, скорее всего, не последний) случай, когда ОАЭ были пойманы на незаконном вмешательстве в дела Америки. Так, не успели высохнуть чернила на июльском релизе американского минюста, как в середине августа это ведомство вновь сообщает, что трое бывших сотрудников американской разведки (49-летний Марк Бэйер и 34-летний Райан Адамс, а также бывший гражданин США Дэниел Герике, 40 лет–все бывшие сотрудники разведывательного сообщества США … или вооруженных сил США) признались в том, что в период с 2016 года по 2019-й работали «кибершпионами в интересах ОАЭ», взламывали компьютерные сети США и предоставляли Эмиратам несанкционированный доступ к «десяткам миллионов смартфонов и мобильных устройств» в Соединенных Штатах. Это уже не какое-то эфемерное «влияние», до пределов которого старается сузить активность Эмиратов американская пресса, а по-настоящему комплексная разведывательно-подрывная деятельность. Операция кибершпионов, известная как «Проект Ворон» (Project Raven), включала «предоставление поддержки, руководства и надзора в создании сложных систем взлома компьютеров и сбора разведданных «нулевым щелчком мышки»–то есть таких, которые могут взломать устройство без каких-либо действий со стороны «цели». Эти «действия контролировались обвиняемыми и были известны им, после чего они использовали эти эксплойты с нулевым кликом для незаконного получения и использования учетных данных доступа к онлайн-учетным записям, выданным американскими компаниями, и для получения несанкционированного доступа к компьютерам, равно как к мобильным телефонам, по всему миру, в том числе в Соединенных Штатах.» Кроме прочего, операция эта была направлена против журналистов и правозащитников на Ближнем Востоке. Позже некоторых из них были задержаны и подвергнуты пыткам силами безопасности ОАЭ Мохаммад Бен Зайд в Штатах разошелся не по-детски. Он руководил не только операцией Баррака и его соучастников, но, как сообщает New York Times, и еще одной . По указанию МБЗ Джордж Нэйдер – советник MБЗ и Дональда Трампа, сидящий сейчас в тюрьме по обвинению в детской порнографии, – провел то, что Министерство юстиции назвало «кампанией канализации». Ее целью было сокрыть и замаскировать истинный источник более 3,5 миллионов долларов незаконных пожертвований на президентскую кампанию 2016 года. Изначально операция была направлена на получение доступа к штаб-квартире президентской кампании Хиллари Клинтон с целью оказания на нее влияния. Но после победы Трампа на выборах внимание оперативников из Эмиратов быстро переключилось на Трампа. Начали нескромно – осуществив незаконное пожертвование в размере 1 миллиона долларов на его инаугурацию. В дополнение к этой незаконной схеме финансирования кампании, Нэйдер провел в Вашингтоне тайную операцию, преследовавшую цель очернить соперника ОАЭ в регионе–Катар. Получив от Нэйдера 2,5 миллиона долларов, сборщик средств Трампа Эллиот Бройди профинансировал две конференции против Катара, организованные вашингтонскими «мозговыми трестами», которых кое-кто у нас порой называет «исследовательскими центрами». Это было лишь малой составной частью огромного наступления ОАЭ, направленного на завоевание влияния в политических кругах Вашингтона. Как выяснилось, ни одна диктатура не дает «аналитическим центрам» округа Колумбия денег больше, чем ОАЭ. И, как выяснилось, это лишь те деньги, которые удалось выявить. Еще выяснилось, что ОАЭ часто тайно финансируют аналитические центры – такие, например, как Институт Ближнего Востока, про который дуропедия пишет: это некоммерческий, беспартийный аналитический и культурный центр в Вашингтоне, округ Колумбия, основанный в 1946 году. Он стремится «расширить знания о Ближнем Востоке среди граждан Соединенных Штатов и способствовать лучшему взаимопониманию между людьми…». «Некоммерческая» сущность «Института» не помешала ему, как пишет издание The Intercept, принять «секретный» взнос в размере 20 миллионов долларов. (А Atlantic Council за период 2019-2020 годов, по его собственному признанию, получил от посольства ОАЭ (а это не является деятельностью, несовместимой с дипломатическим статусом?) всего ничего – жалкий миллион «зеленых». Но не надо скорбеть по судьбе атлантистов; в 2014-2018 годах Atlantic Council все-таки получил от ОАЭ свои «трудовые» 4 миллиона. Не думайте, что все эти 20 миллионов «упали на карман» одного «Институт Ближнего Востока». Как указывают исследователи организации Responsible Statecraft (Ответственное государственное управление), на эти деньги было куплено … молчание. Молчание, в том числе, других «мозговых трестов» (дурашки из Atlantic Council не обронили ни слова о скандалах, имевших отношение к подрывной деятельности Эмиратов в США; зато они из штанов выпрыгивали, раздувая фальшивку о Russiagate – якобы вмешательстве России в избирательную кампанию 2016 года) и государственных учреждений. А вообще, эмиратцы – молодцы! Помимо совсем тайных операций они провели еще одну, которую можно зачислить под рубрикой «коммерческая тайна». Это покупка CNN. Ну, не совсем покупка, скорее, подряд. Но суть-то та же. Речь о выставке «Экспо-2020», которая будет проходить в Дубае с 1 октября 2021 года по 31 марта 2022-го. «Официальный вещатель выставки» никто иной, как CNN. «По мере того, как глаза всего мира будут обращены к ОАЭ с октября по март на «Экспо-2020» в Дубае, CNN станет официальным вещателем этого мероприятия, обеспечивая непревзойденное освещение для мировой аудитории и обеспечивая заметное присутствие на самой выставке», –завили в CNN. О том, платит ли «Экспо-2020» за ее широкое освещение, в CNN помалкивают. Зато тем, кто у нас вымучивает способы применения Россией своей «мягкой силы», вполне могли бы задать вопрос (себе): «А чё, так можно?». И пусть потом приезжают советники американских президентов по нацбезопасности. Если не будут под санкциями и если получат визу. Приезжают тихо. Без огласки в печати. Автор – журналист-международник, американист. Работал собственным корреспондентом Агентства печати «НОВОСТИ» в Канаде (Оттава, 1990-1992 г.г.) и шефом американского бюро (Вашингтон, 1996-2001 г.г.) газет «Business MN», «Деловой мир» и «Интерфакс-АиФ». Фото: fbnews.am

Пол Робертс: о саммите в Женеве

Саммит лидеров России и США, который состоялся в Женеве 16 июня, завершен. В.Путин и Дж.Байден обсудили широкий круг вопросов двусторонних отношений и общей мировой повестки в целом. Многие детали переговоров неизвестны. Поэтому аналитики и эксперты по-прежнему спорят, какой же будет эффект от встречи и как будет теперь жить мир. Редакция GEOFOR обратилась с этими вопросами к американскому политику и экономисту, Председателю Института политической экономии и бывшему заместителю министра финансов США в администрации Рейгана, Полу Крэгу Робертсу. Сергей Духанов – Здравствуйте! Меня зовут Сергей Духанов, и сегодня для меня большая честь и удовольствие приветствовать г-на Пола Крэга Робертса, председателя Института политической экономии. В администрации Рейгана г-н Робертс занимал должность заместителя министра финансов по экономической политике. Пол Крэг Робертс – один из самых уважаемых обозревателей альтернативных СМИ. Его синдицированные статьи можно прочитать на многих ведущих альтернативных новостных сайтах, включая Lew Rockwell, Infowars, Counterpunch, InformationClearingHouse и многих других. Доброго дня и добро пожаловать, сэр! Пол Крэг Робертс – Спасибо! «СД» – Г-н Робертс, встреча президентов наших двух стран закончена. Похоже, они о чем-то договорились. И все же, как вы думаете, по какой причине мистер Байден, по инициативе которого состоялась встреча, так в ней нуждался? Сыграли ли какую-то роль новые российские системы вооружения? Был причиной Китай? И получил ли он то, чего хотел? «ПКР» – Ну, не совсем ясно, чего хотели. И весь вопрос, зачем был нужен саммит, тоже не ясен. Возможно, Вашингтон хотел перенести российский вопрос с переднего плана на задний из-за беспокойства по поводу Китая. Китай добивается огромного прогресса в Азии и заменяет Соединенные Штаты как страна ищущая лидерство, а также в силу экономических отношений и успеха его собственной внутренней экономики… Так, Вашингтон отметил, что, когда он совершает провокационные действия против Китая и выступает с провокационными заявлениями, китайцы очень агрессивно выступают против этих обвинений. Таким образом, Китай демонстрирует большую уверенность, а остальная Азия замечает, как уверенно китайцы противостоят американским обвинениям и конфронтации с американцами. Китайцы проявляют все большее презрение к тому, как Вашингтон пытается обращаться с ними. Вы, возможно, помните встречи на Аляске, где китайцы устроили американскому госсекретарю то, что называется головомойкой. Поэтому, когда Азия видит такую уверенность со стороны китайцев – это еще больше ослабляет американское влияние. Поэтому я думаю, что это большая проблема для Вашингтона. И, возможно, в Вашингтоне чувствуют, что у них нет возможности противостоять двум крупным державам одновременно. Поэтому и сказали: “Итак, давайте встретимся с Путиным и скажем несколько приятных слов, а затем мы сможем убрать это из новостей и сосредоточиться на китайцах, потому что они сейчас представляют для нас большую угрозу, чем русские, потому что китайцы фактически перехватывают наше лидерство в Азии”. Причиной может быть это. Иначе это трудно объяснить, потому что вы должны помнить, что Байден является продуктом демократов. Демократы были категорически против встречи Трампа с Путиным. И почему бы им хотеть, чтобы Байден встретился с Путиным? Итак, должна быть какая-то подходящая причина, и, возможно, я описал ее. «СД»: Могли ли они надеяться, скажем, ликвидировать новые российские системы вооружения? «ПКР»: О нет. «СД»: Нет? «ПКР»: Нет. Вы знаете, я думаю, что российские системы вооружения представляют собой превосходство. Они заменяют те огромные суммы денег, которые тратят американцы, а русским этого делать не нужно. Пройдет 10 лет, прежде чем у американцев появятся такие системы вооружений. Таким образом, это дает России десятилетие для внутреннего развития, для того, чтобы наладить дружественные отношения с иностранными государствами и, надеюсь, повлиять на американцев, чтобы те пришли к какому-то разумному соглашению – как это сделали Рейган и Горбачев. «СД»: Вы как-то сказали, что если бы у Вашингтона были такие системы вооружения, то он напал бы на Россию. «ПКР»: Да, потому что в Вашингтоне есть люди, которые настолько решительно настроены на американский унилатерализм, что хотят избавиться от России. И я думаю, что если бы у этих людей было такое же гиперзвуковое оружие, как у русских, Россия была бы в опасности нападения. Есть и те, кто может блокировать влияние этих людей, но им этого не позволяют. Всегда можно организовать операцию под чужим флагом. И в американском опыте эти операции печально известны. Я рад, что у нас есть 10 лет. Можно надеяться на то, что Вашингтон откажется от своих гегемонистских устремлений, будет нормально воспринимать другие страны и попытается сбавить тон, чтобы каждый мог каким-то образом достичь своих целей, не нанося ущерба другому. «СД»: Это было именно то замечание, которое я хотел сделать – по крайней мере, если мы примем во внимание те 10 лет, что Россия опережает Соединенные Штаты, то это означает, что у мира во всем мире имеется надежда, по крайней мере, на 10 относительно спокойных лет. «ПКР»: Да, это так. За исключением того, что – как я уже подчеркивал ранее – высокий уровень напряженности, который был создан после распада Советского Союза, очень опасен из-за ненадежности систем предупреждения. Вы знаете, что системы раннего предупреждения часто дают ложную информацию о приближающихся ракетах. И, по-видимому, во время той холодной войны это происходило множество раз. Но им не верили, потому что обе страны пытались работать вместе, чтобы снизить напряженность. Но сейчас напряженность настолько возросла, и существует опасность того, что в ложную тревогу поверят. И в этом заключается реальная опасность напряженности. Именно поэтому, на мой взгляд, Вашингтону необходимо срочно отказаться от своего русофобского, антироссийского отношения, потому что оно распространилось среди людей. Вы знаете, американский народ считает Россию врагом. А это всегда опасно. «СД»: Да. «ПКР»: Вы знаете, неоконсерваторы, на мой взгляд, виноваты в этом из-за этой доктрины Вольфовица об американской гегемонии. А ее главная цель в сфере американской внешней политике состоит в том, чтобы предотвратить возникновение любой державы, которая могла бы сдержать американский унилатерализм. Эта доктрина – доктрина войны. Это означает, что все остальные должны согласиться на то, чтобы быть марионеткой, либо будет война. И такое отношение – опасное отношение. И из-за вот такого отношения, настойчивого утверждения о том, что Россия – враг, так трудно наладить хорошие отношения. В этом вина этой доктрины. «СД»: Кроме того, перед саммитом Вы говорили об опасности, так сказать, пропагандистской западни, приготовленной для Путина. Считаете ли вы, что ваш прогноз сбылся? «ПКР»: Да, считаю. Я думаю, что когда Байден сказал, что для России было бы очень, очень плохо, если бы Навальный умер в тюрьме, это был намек на то, что русские, возможно, убьют Навального в тюрьме. И, конечно же, на Западе Навального представляют, как великого популярного оппозиционера, настоящего демократа, в отличие от Путина, которого представляют, как диктатора и коррупционера. Но, конечно, в России у Навальной большой поддержки нет, но у него огромная поддержка в американской прессе. И поэтому американцы думают, будто он главный лидер, и его просто угнетают. Я думаю, что с пресс-конференцией Байден «подставил» Путина, потому что пресс-конференцию Путин провел открытую. И вот американские журналисты ухватились за заявление Байдена и спросили Путина, почему он испуган настолько, что ему приходится травить и сажать в тюрьму своих политических оппонентов. Другими словами, здесь от средств массовой информации, присутствовавших на пресс-конференции, исходило обвинение. Но люди всего мира не видели встречи Путина и Байдена, они не знают, что произошло на встрече. Они видят только пресс-конференции. Итак, что они получают из пресс-конференции? «О, Путин, он отравляет и сажает в тюрьму своих политических оппонентов». Так что, пропагандистская западня сработала, и ей помогла открытость Путина. Понятно, почему Путин сказал, что он будет открыт – чтобы показать: «Нам нечего бояться». Но если вас подставляют, с вами обращаются несправедливо. Это ошибка. Итак, я думаю, что пропаганда сработала на Байдена. Он подтвердил, что “в России не все в порядке, что политические оппоненты отравлены и заключены в тюрьму”. И это подтверждает мнение в средствах массовой информации о том, что “Россия – плохое место” и так далее. «СД»: Перед саммитом российское экспертное сообщество придерживалось мнения, что главной целью саммита будет выработка “общеприемлемых правил конфронтации”. Как вы относитесь к этой идее? «ПКР»: Я думаю, это бессмысленно, потому что нужды в конфронтации нет. Саммит должен быть посвящен демонтажу конфронтации, а не созданию правил, позволяющих ее осуществлять. Примерно так, как Рейган хотел положить конец холодной войне. Он хотел говорить с Горбачевым, он хотел положить конец холодной войне, избежать конфронтации, потому что конфронтация между ядерными державами опасна. Такое заявление звучит как оправдание для поддержания плохих отношений, что мы просто собираемся управлять ими немного более плотно, чтобы они не вырвались на свободу и не вышли из-под контроля. Но этого делать нельзя, невозможно сказать, что может вызвать фатальное непонимание. Непонимание является эндемичным явлением в жизни – между людьми, между родителями и детьми, между мужьями и женами, между людьми, которые очень хорошо знают друг друга. Непонимание случается со всеми. И, конечно, непонимание может иметь место и между сверхдержавами. Вот почему нам надо избавиться от конфронтации. Либо нам надо избавиться от ядерного оружия. Но, конечно, нельзя иметь и ядерное оружие, и конфронтацию. Они подвергают риску всю жизнь на планете – и все это из-за непонимания. «СД»: Но доверие не может быть построено в одночасье. Может быть, было бы хорошей идеей, скажем, вернуться к старому подходу «соглашаться не соглашаться»? «ПКР»: Это было составной частью стратегии снижения напряженности во время первой холодной войны. Это было только начало. Так вы начинаете вести переговоры, вы соглашаетесь не соглашаться. Но вы не встаете и не выходите из комнаты, потому что вы не согласны. Вы просто с чего-то начинаете и ведете поиски соглашения. Так постепенно снижалась напряженность во время холодной войны. Военно-охранно-разведывательный комплекс противодействует этому, поскольку это не способствует росту их прибылей, но зато способствует снижению напряженности в интересах всех остальных. Я думаю, что напряженность полностью обусловлена доктриной Вулфовица, полностью обусловлена настойчивой позицией неоконсерваторов относительно того, что Соединенные Штаты незаменимы, исключительны и имеют право править миром. Вот к чему все это сводится. И это коренится в американском опыте. Всегда были люди, которые думали: “О, да, мы исключительные, вы знаете, демократия, права человека и все такое…” И это всегда было чертой неоконсерваторов, что легло в основу нашей внешней политики. «СД»: Мессианизм… «ПКР»: И это то, что делает его опасным. Поэтому я думаю, что до тех пор, пока эта доктрина будет иметь влияние, пока эта доктрина не будет отвергнута, пока влияние неоконсерваторов не будет сломлено, Соединенным Штатам и России будет трудно иметь мирные отношения, которые каким-то образом не угрожали бы миру. Как я уже сказал, для этого достаточно одного недоразумения… «СД»: Накануне встречи появился, так сказать, луч надежды, когда традиционно жесткая риторика Вашингтона в отношении Москвы, казалось, несколько смягчилась. каких сюрпризов нам следует ожидать от администрации после встречи? Какие-то новые санкции, более жесткая риторика или что-то еще более творческое? «ПКР»: Не знаю даже, что и сказать. Я думаю, что санкции оказались не столь эффективными. На самом деле они наносят ущерб Соединенным Штатам. Например, санкции побудили Россию избавиться от своих долларовых запасов, чтобы доллар США больше не был статьей в резервах. Это поощряет Россию пытаться заключать сделки со своими торговыми партнерами в их собственных валютах, а не в долларах. Таким образом, когда вы сокращаете использование доллара, вы уменьшаете ценность доллара, вы уменьшаете гегемонию доллара в международных платежах. И это, как правило, ослабляет Соединенные Штаты. Кроме того, Соединенные Штаты обнаружили, что все санкции, которые они ввели в отношении трубопровода “Северный поток-II”, действительно стоили им больших проблем в Германии, потому что на самом деле это санкции в отношении немцев; это были санкции в отношении нероссийсских фирм, участвующих в трубопроводе, и различных предприятий, которые формировались вокруг этого нового источника энергоресурсов в Европе. И поэтому это наносило ущерб Соединенным Штатам. И поэтому, я думаю, американцы теперь, вероятно, немного менее высокомерны, узнав, что санкции могут обернуться неприятными последствиями и для них самих. И это хорошо, что США будут немного менее высокомерны. Поэтому я не думаю, что будет еще много санкций, потому что я также заметил, что, в отличие от русских, когда санкции вводят против китайцев, они отвечают санкциями. «СД»: Да. «ПКР»: И, я думаю, это также шокировало американцев: кто-то наложил на нас санкции! Поэтому, я думаю, это потрясло их и заставило понять, что мы не единственные, кто может это сделать. И, конечно же, большая часть промышленности, производящей продукцию, которую американские фирмы продают американцам, находится в Китае. Как вы можете позволить себе иметь Китай в качестве врага, когда производство американских фирм находится в Китае, если оно перенесено в Китай? Вы знаете, компьютеры Apple, айфоны и все это, обувь Nike… они сделаны в Китае и привезены сюда для продажи. Поэтому, когда все это прибывает в страну, то оно поступает как импорт и усугубляет дефицит торгового баланса. Таким образом, именно американские глобальные корпорации разрушили торговый баланс, переместив производство товаров для рынков США. Ну, это начинает надоедать. Другими словами, мы пытались обвинить в этой проблеме Китай. Но настоящая проблема заключается в американских фирмах, которые вывели производство из американских городов и штатов и разместили его в Китае. Вот в чем причина проблемы. Осознание этого постепенно распространяется, и люди начинают по-другому думать об этих проблемах. И в этом смысле есть некоторая надежда. Но как знать… «СД»: Говоря лично о президентах обеих стран. Каково, по вашему мнению, будет политическое влияние этой встречи для них лично, для их политической жизни? «ПКР»: Видите ли, у нас нет в Соединенных Штатах средств массовой информации, у нас нет общественной дискуссии. Средства массовой информации говорят в один голос. И поэтому, что бы ни делал Байден, они будут раскручивать это в позитивном ключе. Таким образом, не имеет значения, как Байден вел себя на саммите, что произошло – американцы услышат это так, как этого хочет истеблишмент. И средства массовой информации будут раскручивать это. Вы знаете, нам это известно уже много лет – вы посмотрите на “Нью – Йорк Таймс”, “Вашингтон пост” – они говорят одно и то же. Если вы сидите перед телевизором и смотрите ABC, CNN или MSNBC – они говорят одно и то же. Если вы включите Национальное общественное радио – это то же самое. Это почти слово в слово, одни и те же объяснения всего. Итак, нет никаких средств массовой информации, есть Министерство пропаганды, которое публикует ту историю, которую хочет обнародовать Истеблишмент. И Байдену благоволят, потому что он не представляет угрозы для Истеблишмента. Трампа не жаловали, потому что он представлял угрозу для Истеблишмента. Итак, неважно, что сделал Трамп, неважно, насколько хорошо. Это будет изображено как плохое. Для Байдена – неважно, насколько он сделал что-то плохо, это будет изображено как нечто хорошее. Таким образом, в Соединенных Штатах нет такого понятия, как человек, имеющий репутацию или положение, основанное на том, что он на самом деле делает. Его положение основано на том, как это раскручивают СМИ. Что касается Путина, то все указывает на то, что у него очень широкий кругозор, он может вежливо встречаться с людьми, которые называют его самыми ужасными именами, а затем преподносить это в позитивном ключе. Встреча прошла позитивно. И так, для неамериканцев, или для мира, выглядит так, что Путин – государственный деятель. Так что, возможно, в этом смысле это ему помогло. С другой стороны, другие люди могут сказать: “О, боже, что с ним не так? Как он мог встретиться с кем-то, кто называет его убийцей, человеком без души?” И просто невозможно знать, чем это закончится. Неизвестно, скажут ли в среднем люди: “О, он полон самоконтроля, он держит свое эго под контролем, он делает все возможное, чтобы уменьшить напряжение”. Или они скажут: “Что-то не так, он встречается с людьми, которые его оскорбили”. Я не знаю. Я не могу предсказать, чем это закончится. И я не думаю, что могу сомневаться в суждениях Путина или в том, следует ли ему идти на встречу или нет. Я указал на проблемы, которые у меня были, я указал, как это может быть неправильно истолковано, но обдумать и понять это должен он. В целом, Путин заставляет западных политиков выглядеть неэффективными. В целом. И если бы в Соединенных Штатах против него не велась такая массированная пропаганда, я думаю, им бы восхищались, на него можно было бы равняться, потому что он ведет себя так скромно, так сдержанно. Я думаю, что это редкие черты характера. И жаль, что у него есть лидерский потенциал и он готов проявлять гибкость, чтобы приспособиться и достичь договоренностей… жаль, что это нельзя реализовать лучше из-за американской русофобии, из-за ярлыка под названием «российская угроза». Знаете, на днях я был так потрясен, что большинство американцев считают Россию врагом. А почему? Почему они считают Россию врагом? Она им ничего не сделала. Я не понимаю почему – кроме как благодаря воздействию средств массовой информации. «СД»: Такова роль средств массовой информации… «ПКР»: СМИ препятствуют тому, чтобы Путин и Лавров, благодаря своим лидерским способностям, выработали разумные отношения между двумя основными ядерными державами. И я думаю, что если бы не эта настойчивость со стороны Соединенных Штатов в том, что Россия является врагом, то Россия также могла бы помочь в разрешении ситуации между Вашингтоном и Китаем. Это три большие страны вооружены до зубов. Они не смогут сбить друг друга с ног или переехать друг друга. Им необходимо все уладить. Но не всегда есть лидеры, которые способны на это, знаете ли. Путин, на мой взгляд, относится к таким. И я думаю, что и Трамп относился. Такие лидеры есть не всегда. И поэтому, когда они у вас есть, вы должны уметь их использовать. Но мы не можем. И в этом трагедия, настоящая трагедия. Для этой русофобии нет никаких причин. Вы знаете, только потому, что я даю неидеологические объяснения поведению Путина, меня называют российским агентом. Со Стивеном Коэном, нашим самым выдающимся экспертом по России – он скончался в прошлом году – с ним случилось то же самое. Он был экспертом по России на протяжении десятилетий и десятилетий, и он указывал, что нам не нужна эта новая холодная война, она будет более опасной, чем старая. И вот его называли русским агентом. И поэтому любого, кто хочет как-то улучшить ситуацию, называют русским агентом. Поэтому я думаю, что единственным счастливым моментом этой встречи было то, что Байден смог пойти и встретиться, а его не назвали российским агентом. «СД»: Это точно. «ПКР»: Так что мы можем, я думаю, видеть в этом прогресс. «СД»: Да. Сэр, большое спасибо за вашу проницательность. И я хотел бы пожелать вам хорошего дня сегодня. «ПКР»: Большое спасибо. Я ценю наши беседы и интервью. «СД»: Спасибо. Беседовал Сергей Духанов, журналист-международник, американист. Работал собственным корреспондентом Агентства печати «НОВОСТИ» в Канаде (Оттава, 1990-1992 г.г.) и шефом американского бюро (Вашингтон, 1996-2001 г.г.) газет «BusinessMN», «Деловой мир» и «Интерфакс-АиФ».