Cтраница новостей USA

USA

Гиблый туман над вашингтонским болотом

Слово «болото» - не расхожий образ, а совершенно четкая реалия - «Туманным болотом» называется район, где располагается комплекс зданий госдепартамента США. Когда Вашингтон строили, вся эта местность по берегу реки Потомак была самым настоящим болотом, покрытым гиблым туманом. Болота осушили, а «осадок остался»: находящаяся вблизи госдепа станция вашингтонского метро так и называется - Foggy Bottom . 1 марта была скромно презентована новость, на которую обратить внимание могли разве что только те, кто разбирается в том, что происходит в глубине «вашингтонского болота»: Глобальная консалтинговая фирма Teneo сегодня объявила о новом стратегическом партнерстве с WestExec Advisors, ведущей консалтинговой фирмой, расположенной в Вашингтоне, округ Колумбия. В рамках этой сделки Teneo инвестирует в WestExec, чтобы ускорить дальнейший рост этой компании. Teneo будет значительным миноритарным акционером в этом бизнесе. WestExec предлагает уникальный опыт в области геополитических рисков и политики, чтобы помочь бизнес-лидерам принимать наилучшие решения в сложной и нестабильной международной обстановке. У фирмы есть три соучредителя и управляющих партнера, в том числе Мишель Флурной, Серхио Агирре и Нитин Чадда, а также непревзойденная многопрофильная двухпартийная команда высокопоставленных руководителей национальной безопасности. …Деклан Келли, председатель и главный исполнительный директор Teneo: «Наши две фирмы предлагают дополняющие друг друга услуги, и мы уверены, что благодаря нашему новому партнерству мы принесем еще больше пользы нашим клиентам по всему миру. Что же значит это партнерство двух каких-то консалтинговых фирм, пусть даже и «стратегическое»? Прежде всего, то, что базирующаяся в Нью-Йорке Teneo собирается играть в Вашингтоне по-крупному. Что же это за игра? Вот несколько фактов. Согласно базе данных OpenSecrets по наблюдению за иностранными лобби, с 2019 года фирма Teneo получила от суверенного фонда Саудовской Аравии около 2,9 миллиона долларов за разработку стратегического плана и проведение разъяснительной работы в Неоме – городе-проекте стоимостью в 500 миллиардов долларов в северо-западном углу страны. Цель - в буквальном смысле - освободить место для проекта. В результате тысячи жителей местных племен выселяют из обжитых ими мест. Кто реализует проект? Наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман. А в апреле прошлого года саудовский спецназ убил одного члена племени, критиковавшего планы и действия правительства. Теперь кровь и страдания этих людей на совести руководства и персонала не только Teneo , но и WestExec Advisors. Между тем в конце февраля Офис директора Национальной разведки рассекретил и опубликовал свой отчет, в котором, наконец-то, содержится важное признание. В 2018 году в стамбульском генконсульстве Королевства Саудовская Аравия (КСА) саудовский журналист Джамаль Хашогги, критиковавший режим в газете Washington Post, с санкции все того же бин Салмана был убит, а труп его - расчленен. Примерно в то же время, как сообщает US News & World Report, «Администрация Байдена, переоценивая свои отношения с королевством, рассматривает вопрос об отмене оружейных сделок с Саудовской Аравией, которые вызывают озабоченность с точки зрения прав человека…». На нескольких саудовских чиновников, предположительно причастных к убийству, были наложены санкции. Но самого наследного принца напрямую не наказали. Ключевые члены Конгресса, в том числе ведущие демократы, призвали президента Джо Байдена принять более решительные меры. То есть, в Вашингтоне, по всей видимости, все-таки работают какие-то силы, которые продвигают идею «наказания» КСА за его политику традиционного и массированного нарушения прав человека как внутри своего государства, так и в соседних странах. Самый яркий пример этого – агрессия против Йемена и геноцид местного населения. Клиенты Teneo внутри страны, особенно подрядчики в оборонной промышленности, однозначно против того, чтобы Байден хоть в малейшей степени содействовал ухудшению отношений с Саудовской Аравией. Эти клиенты «платят за музыку», значит, Teneo будет «танцевать». Теперь - в паре с WestExec Advisors . Правда, один источник, имеющий представление о деятельности вновь образованного партнерства, сообщил OpenSecrets, что персонал WestExec Advisors необязательно будет участвовать в работе Teneo для Neom. WestExec Advisors уже заявляла, что не сотрудничает с иностранными правительствами. Более того, обе фирмы заявляют, что не ведут лоббистскую деятельность среди американских чиновников. Бен Фриман, директор Инициативы прозрачности иностранного влияния в Центре международной политики (Foreign Influence Transparency Initiative at the Center for International Policy), считает, что, хотя WestExec, возможно, и не участвует напрямую в работе Teneo в Саудовской Аравии, для последней - а значит, и для ее саудовских клиентов - ценность представляют связи WestExec с администрацией Байдена и влиятельными в США группами интересов. То есть, речь идет о – не совсем банальной – «торговле влиянием». А на что же способны WestExec Advisors ? Чтобы ответить на этот вопрос, попробуем разобраться, что это за фирма. Начнем с названия. Для тех, кто знает Вашингтон, в сложносокращенном слове « WestExec » сразу послышатся определенные напевы. Во-первых, это, конечно, West Executive Avenue Northwest - закрытая улица, которая служит парковкой для лиц, работающих в администрации президента США. Во - вторых , это «West Wing», «Eisenhower Executive Office Building» и / или «New Executive Office Building», между которыми и пролегает West Executive Avenue . West Wing – это Западное крыло Белого дома. Здесь находятся Овальный кабинет президента США, комната заседаний «президентского Кабинета», Ситуационная комната (защищенное подвальное помещение для совещаний по разведывательным проблемам и иным вопросам национальной безопасности). Eisenhower (ранее - Old ) Executive Office Building (EEOB) находится в непосредственной близости с Белым домом. Здесь работают сотрудники офисов президента и вице-президента, в том числе Совета национальной безопасности. New Executive Office Building (NEOB) отделен от Белого дома зданием Эйзенхауэра. С « Advisors » все просто – советники, советчики, консультанты. Теперь заходим на сайт компании сюда: https://westexec.com/ . Сразу бросаются в глаза баннеры-фотографии. На первой: вход в здание - холстяной козырек (на фото обрезана печать президента США на фронтоне козырька, но в жизни-то она присутствует), черный лимузин, телохранители, какой-то человек с портфелем. Вне всякого сомнения, это большая шишка, важная настолько, что снимать его можно только со спины и в расфокусе. При этом расфокус такой, что висящая на стене внутри лобби печать президента США, тем не менее, вполне различима. На второй фотографии - вид на Белый дом через Лафайет-сквер. На третьей фотографии - в зоне резкости Обама и Энтони Блинкен (о нем - ниже) в то время как остальные в расфокусе. На четвертой - Мишель Флурной (о ней тоже чуть позднее), говорящая в микрофон. Скорее всего, это должно указывать на ее выступление где-то в «высоких кабинетах», например, на слушаниях в Конгрессе. И на каждом баннере скромный девиз фирмы: « Bringing the Situation Room to the Boardroom » - «Перенося Ситуационную комнату (см. выше) в зал заседаний». Имеется в виду зал заседаний правления корпорации. По совокупности может и должно сложиться только одно впечатление – здесь все чрезвычайно важно, весьма серьезно, сверхнадежно, а уровень связей такой, что выше только звезды. Информация прямо из Белого дома и Совета национальной безопасности – вот же они прямо через улицу – и влияние на самые высокие эшелоны власти США. А еще: «Мы сидели в Белом доме, в EEOB и в NEOB. И мы еще сядем там». Как увидим далее, так оно и случилось. Но вернемся к пресс-релизу о партнерстве. Из всей троицы, упоминаемой в нем, - Мишель Флурной, Серхио Агирре и Нитин Чадда - разве что первую можно отнести к верхнему эшелону вашингтонского истеблишмента. Она еще при президенте Билле Клинтоне отвечала в Пентагоне за стратегические вопросы в должности, которая по-английски называется Deputy Assistant Secretary of Defense for Strategy. Мишель Флурной, экс-замминистра обороны США по политическим вопросам. Фото: wikimedia.org Пометка на полях: На русский название этой должности переводится несколько нелепо – «заместитель заместителя министра обороны по вопросам стратегии». Надо учитывать, что в вашингтонских реалиях Assistant это не «помощник». Такую ошибку делали, когда Викторию Нуланд называли «помощником госсекретаря». «Помощник» это aide , в то время a ssistant – это что-то вроде третьего-четвертого заместителя министра (секретаря департамента). Assistant не носит бумажки на подпись, а формирует политику ведомства на определенном направлении и руководит своим собственным направлением. Первый уровень «заместительства» – Deputy Secretary , второй – Under Secretaries , третий - Assistant s . При Бараке Обаме Флурной уже «второй», замминистра обороны по политическим вопросам. Это она формировала линию Обамы в Афганистане. Это она помогла убедить Обаму принять участие в интервенции в Ливии. Еще недавно в, период транзита власти в Вашингтоне ей прочили пост министра обороны. Случись так, и она стала бы первой в истории США «хозяйкой Пентагона». Ан нет, не срослось - Джо Байден выбрал представителя, пусть и меньшинства, но не по половому, а расовому, признаку. Ллойд Остин, Министр обороны США. Фото: breitbart.com Пометка на полях : Как потом оказалось, имени своего избранника ( Lloyd J . Austin III ) Байден и вспомнить-то не в состоянии, впрочем, как и ведомства, которое он возглавляет. Поэтому открытым остается и вопрос о том, сам ли Байден этот выбор делал. (Атрибут «Третий» в имени министра обороны означает, что точно так же звали его отца ( Lloyd James Austin Jr .) и деда ( Lloyd James Austin ). Кстати, в силу действия этого правила ономастики неправильно называть последнего из президентов Бушей Джорджем Бушем-младшим. Так, папу звали George H . ( Herbert ) W .( Walker ) Bush , а сынка - George W .( Walker ) Bush , почему его кличка была «Дабья» ( Dubya ) – производное от буквы W .). Но вернемся к пресс-релизу о WestExec Advisors. Поминаемые в нем Серхио Агирре и Нитин Чадда тоже подвизались в американских внешнеполитических кругах. Агирре пришел в Белый дом с университетской скамьи, а десять лет спустя стал шефом аппарата представителя США при ООН Саманты Пауэр. Чадда, который пришел в Пентагон после колледжа в качестве спичрайтера, в более короткий срок стал ключевым советником министра обороны Эша Картера. Каждого члена этой троицы в случае победы Хилари Клинтон ждала безоблачная чиновничья карьера. Победа Дональда Трампа эти планы и надежды порушила. А поскольку они были не рядовыми чиновниками, а политназначенцами, то им пришлось расстаться не только с надеждами и планами, но и с должностями, а значит - и с зарплатами. Флурной ушла в консалтинг. Ее включили в состав советов директоров нескольких компаний. Трудилась старшим научным сотрудником в Гарвардском Белфер-центре. Работа в частном секторе ей была не в новинку: еще в 2007 году – в перерыве между администрациями Билла Клинтона и Барака Обамы – она выступила соучредителем «Центра новой американской безопасности» (Center for a New American Security). А в 2014 году – госслужбу она покинула в 2012-м – становится генеральным директором Центра. Годовой бюджет аналитического центра составлял около 9 миллионов долларов, а оборонные подрядчики пожертвовали не менее 3,8 миллиона долларов. К 2017 году Флурной зарабатывала 452 000 долларов в год. Но это было все не то. Верхом постчиновничьей карьеры в Вашингтоне всегда считалось и считается создание процветающей консалтинговой/юридической/лоббистской фирмы, носящей твое собственное имя. Добиться этого удалось, например, советнику президента США по национальной безопасности Бренту Скоукрофту (The Scowcroft Group ), госсекам Мадлен Олбрайт (Albright Stonebridge Group) и Кондолизе Райс (RiceHadleyGates), бывшему министру обороны Уильяму Коэну (The Cohen Group) да еще нескольким - очень немногим - счастливчикам. И если это не светило Флурной, то ее знакомым по администрации Обамы Агирре и Чадде - тем более. Они были нужны, по большому счету, вообще только самим себе. Но именно этой парочке пришла идея создать свою фирму – по своим собственным чертежам. Долго ли - коротко ли, но вышли они, наконец, на Энтони Блинкена. Он почти два десятилетия был правой рукой Джо Байдена, работал его спичрайтером, в том числе, когда тот был вице-президентом. В администрации Обамы Блинкен дорос до уровня «первого» заместителя госсекретаря. А в 2021 в новой администрации занял пост уже Государственного секретаря. Энтони Блинкен, Государственный секретарь США. Фото: wikimedia.org Блинкену было сделано предложение, от которого он не смог отказаться. Он и Флурной стали соучредителями WestExec Advisors. Но они поскромничали, и свои имена выносить в название фирмы не стали. Остается, правда, вопрос – была это скромность или конспиративность. Тишину-то не только деньги любят; операции по оказанию влияния – тоже. Сняли в аренду офис в трех кварталах от Белого дома. Подрядили нескольких бывших коллег, чтобы те приводили подрядчиков и клиентов. Среди этих коллег – (первый) заместитель министра обороны Роберт Уорк, посол в Израиле Дана Шапиро и заместитель директора ЦРУ Эврил Хейнс, которая в свое время разработала программу Обамы по применению в мусульманских странах беспилотников для внесудебных экзекуций с массовым убийством участников свадеб и похорон. А с 21 января 2021 года Хейнс – первая в истории США женщина-директор Национальной разведки. Вот так работает «вращающаяся дверь» двухпартийного вашингтонского истеблишмента! Со временем WestExec обросла сонмом «бывших» самого высокого уровня. Среди «приобретений» - Крис Инглис, бывший заместитель директора Агентства национальной безопасности; Дэвид Коэн экс-заместитель директора ЦРУ при Обаме; бывший спецпредставитель президента США в ранге посла Деннис Росс. А вот о списке клиентов WestExec известно немного, если не сказать: ничего. Поскольку сотрудники фирмы формально не относятся к лоббистам, то они и не обязаны раскрывать, на кого они работают. Между тем известно, что еще одним – кроме КСА - иностранным клиентом Teneo является некий фонд ОАЭ, которым управляет Салама бинт Хамдан Аль Нахайян, жена наследного принца Абу-Даби. В прошлом году Teneo подписал с этим фондом контракт на 2 миллиона долларов на «работу со СМИ и коммуникационную стратегию». «Фонды - еще одно приспособление в наборе инструментов, который эти иностранные правительства используют, чтобы заполучить еще большее влияние в Америке и Европе», - говорит Фриман. «… отчасти делают они это потому, что могут получить признание в качестве поставщика гуманитарных услуг и заставить людей игнорировать темные поступки, которые они совершают в области прав человека». Сдается, все-таки, что в отношениях внутри треугольника «WestExec – Teneo – государство США» намечается конфликт интересов. Так, в конце января не кто иной, как Блинкен заявил, что США пересмотрят продажи оружия Саудовской Аравии и ОАЭ. В прошлом месяце Байден объявил, что США больше не будут продавать оружие для поддержки наступательных операций этих стран в Йемене, где американскими бомбами уже было убито множество мирных жителей. Хотя эксперты сомневаются, окажет ли этот шаг какое-то воздействие, замораживание продаж оружия, как сообщается, обошлось корпорациям Raytheon и Boeing в сотни миллионов долларов. Но производители вооружений – в этом нет сомнений – обратятся к своим старым связям, которые сели на теплые места в новой администрации. Так, до прихода в администрацию Байдена нынешний министр обороны Ллойд Остин зарабатывал семизначную сумму в качестве члена совета директоров корпорации Raytheon. Он и Блинкен работали вместе в Pine Island Capital Partners - частной инвестиционной компании, вкладывающей деньги в оборонные компании, которые рекламировали свой доступ к правительству. Несколько членов комитета конгресса, «консультировавших» Байдена по Афганистану, получали крупные выплаты от оборонных подрядчиков, извлекающих из войны прибыль. По данным OpenSecrets , за последние два десятилетия через свою обширную сеть лоббистов и доноров производители вооружений перечислили 285 миллионов долларов в качестве пожертвований на избирательные кампании политиков различного уровня и 2,5 миллиарда долларов - на лоббистские расходы, чтобы оказывать влияние на «оборонную» политику. Для достижения этих целей они наняли более 200 лоббистов, которые ранее работали в тех же правительственных структурах, которые регулируют и принимают решения о финансировании этой отрасли. Эти усилия, скорее всего, принесут свои плоды. Порукой тому перечень тех, кто стоит на страже интересов корпораций. Например, на другой странице компании Teneo находится еще одно сообщение, появившееся тоже 1 марта – о том, что именно в этот день к Teneo присоединился экс-сенатор Кристофер Додд. Вот оно: Глобальная консалтинговая компания Teneo объявила о назначении сенатора Кристофера Дж. Додда старшим советником. Сенатор Додд проработал тридцать лет в Сенате Соединенных Штатов и шесть лет - в Палате представителей Соединенных Штатов, представляя народ и штат Коннектикут. Во время своего пребывания в Сенате США сенатор Додд занимал посты председателя банковского комитета сената, исполняющего обязанности председателя комитета сената по здравоохранению, образованию, труду и пенсиям, а также старшим членом сенатского комитета по международным отношениям. А далее еще интереснее: …У Teneo несколько старших советников, включая спикера Пола Райана; сенатора Джорджа Митчелла; достопочтенного Брайана Малруни; лорда Уильяма Хейга; лорда Мервина Дэвиса; генерала Рэя Одиерно; Урсулу Бернс; Джинни Рометти; Харви Питта и многих других. Думаю, читателю будет интересно узнать подробнее, что это за люди: - Пол Дэвис Райан (Paul Davis Ryan , род. 29 января 1970 года) – республиканец, 54-й спикер Палаты представителей Конгресса США с 29 октября 2015 года до 3 января 2019 года; - Джордж Джон Митчелл (George John Mitchell ; род. 20 августа 1933) —член демократической партии, специальный представитель США на Ближнем Востоке (с 22 января 2009 по 14 мая 2011 года). Сенатор США (1980—1995), лидер сенатского большинства (1989—1995). С марта 2004 года по январь 2007 года — председатель Совета директоров The Walt Disney Company (член совета — с 1995), в последующем — председатель совета международной юридической фирмы DLA Piper; - Мартин Брайан Малруни (Martin Brian Mulroney ; род. 20 марта 1939 года) - 18-й премьер-министр Канады (с 17 сентября 1984 года по 25 июня 1993-го); - Уильям Джефферсон Хейг, барон Хейг Ричмондский (William Jefferson Hague, Baron Hague of Richmond ; род. 26 марта 1961 года) — лидер Консервативной партии Великобритании (1997—2001), министр иностранных дел Великобритании (с 11 мая 2010 по 14 июля 2014 года) в кабинете Дэвида Кэмерона; - Эван Мервин Дэвис (Evan Mervyn Davies, род. 21 ноября 1952 г.), барон Дэвис из Аберсоха, рыцарь-командор Ордена Британской империи - бывший британский банкир, министр лейбористского правительства до мая 2010 г. в качестве государственного министра торговли, инвестиций и малого бизнеса; - Рэймонд Т. Одиерно (Raymond T. Odierno, род. 8 сентября 1954 г.) - генерал в отставке армии США, был командующим Международными коалиционными силами в Ираке с 16 сентября 2008 года, сменив на этом посту генерала Дэвида Петреуса. С 7 сентября 2011 года по 14 августа 2015 — начальник штаба сухопутных войск США; - Урсула Бернс ( Ursula Burns, род. 20 сентября 1958 г.) - член совета директоров Uber; - Вирджиния Мари «Джинни» Рометти (Virginia Marie «Ginni » Rometty , урожденная Virginia Marie Nicosia, род. 29 июля 1957 г.) — председатель совета директоров, бывший президент и девятый генеральный директор корпорации IBM, первая женщина-руководитель этой компании; - Харви Л. Питт ( Harvey L . Pitt , род. 28 февраля 1945 г.) - с 2001 по 2003 год занимал пост 26-го председателя Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC). А ведь это всего лишь «старшие советники» только одной – и не самой заметной - консалтинговой/юридической/лоббистской фирмы в Штатах. Кто-то верит, что найдется человек, который осушит такое «болото»? Автор – журналист-международник, американист. Работал собственным корреспондентом Агентства печати «НОВОСТИ» в Канаде (Оттава, 1990-1992 г.г.) и шефом американского бюро (Вашингтон, 1996-2001 г.г.) газет «Business MN», «Деловой мир» и «Интерфакс-АиФ». Фото: johnlocke.org

Трамп снова рвется в бой!

Не знаю кому как, но по мне, так свою всемирно-историческую роль Дональд Трамп уже выполнил. Причем, выполнил он ее не в этом году и не в прошлом. И даже не тогда, когда победил на президентских выборах 2016-го. Свою всемирно-историческую роль Трамп выполнил, когда повел свою избирательную кампанию под лозунгом возможности нормализации (и даже улучшения) отношений США с нашей страной. Чего не хотят (или не могут) понять разного рода «политолухи», критикующие Дональда за то, что он и отношений-то на самом деле не только не улучшил, но и ввел против России санкций больше, чем кто-либо из его предшественников, так это, что к весне-лету 2016 года американским истэблишментом было принято принципиальное решение о войне против России. Не о моменте ее развязывания и не о форме ее ведения (у пентагоновских планировщиков существует масса разработанных и по поводу подходящего времени, и по поводу форм – информационной, психологической, экономической, гибридной, конвенциональной, ракетно-ядерной и в любом из их сочетаний) – решение было принципиальным: «Россию - валить!». Косвенным – но, на мой взгляд, достоверным – доказательством этого была и остается тактика дегуманизации и России, и ее народа, и ее руководителей. Примеры этому каждый может найти сам – их множество, и они очевидны. К 2016 году в глазах американцев – причем, широких масс, а не традиционно русофобски настроенного истэблишмента - нас всех расчеловечили так же, как до того иракцев, ливийцев и сербов. За дегуманизацией противника всегда следовала оружейная фаза войны. С афганцами этого не произошло просто потому, что наличие в их стране государства весьма условно, а, следовательно, и объекта, который требовалось «размягчить», не было, достаточно было бездоказательного обвинения в присутствии Осамы Бен Ладена + ультиматума о его выдаче. Формы ведения военных действий были различны, но всегда присутствовала причинно-следственная связь между расчеловечиванием противника и нападением на него. Кстати, многие специалисты считают, что к 2001-му Осама наш мир уже покинул, и дальнейшее было организованной Вашингтоном инсценировкой, призванной дать повод для вторжения. Естественно, вслед за дегуманизацией для российских руководителей, замаячила перспектива повторить судьбу Садама Хусейна, Муамара Каддафи или Слободана Милошевича. Вот некоторые «этапы большого пути» нагнетания ситуации американцами: Март 2011 года – вице-президент Джо Байден на личной встрече с Владимиром Путиным ставит ему де-факто ультиматум, если тот решит в 2012 году участвовать в президентских выборах. Декабрь 2013 года – президент Барак Обама демонстративно отказывается ехать на Сочинскую Олимпиаду 2014 года, а главой американской делегации по зимним видам спорта – явно в отместку нам, принявшим закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних – направляет открытую лесбиянку-теннисистку. Вот ведь напугал ежа голой задницей! Как говаривал один мой хороший товарищ: «Серега, мы с тобой женщин любим, значит, мы с тобой оба лесбияны!» Ни Крыма, ни гражданской войны в Донецкой и Луганской в это время и в помине не было. Это к тому, что российская «пятая колонна» твердит о том, будто американские «санкции» являются результатом тех или иных действий Кремля. Декабрь 2013-го – февраль 2014-го – осуществление американскими (и натовскими) спецслужбами при открытом и непосредственном участии политических кругов государственного переворота на Украине и превращение соседнюю с Россией бывшую советскую республику в нацистскую диктатуру и плацдарм для ведения подрывной деятельности, а также вероятной военной агрессии в отношении нашей страны. Май 2014-го – Обама не только демонстративно отказался приехать на Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ), но и приложил максимум усилий к тому, чтобы от участия в нем отговорить Alcoa, Goldman Sachs, PepsiCo, Morgan Stanley, ConocoPhillips и другие транснациональные корпорации, ведущие бизнес в России. Ну, то, что было после этого, более или менее свежо в памяти живущих. В том, числе то, что в ходе предвыборной кампании Хилари Клинтон называла Путина «новым Гитлером», Трампа его «марионеткой». Что Россию обвиняли во «взломе» серверов Нацкомитета Демпартиии и приравнивали это к ведению Россией войны со Штатами. С резко антироссийских позиций выступали ВСЕ кандидаты в президенты – и демократы, и республиканцы. И в этих условиях Трамп - не колеблясь и не отступая – говорил о возможности и (О.Боже!) необходимости нормализации американо-российских отношений. И победил. Одержи верх не он, а свихнувшаяся Хилари, мы с американцами – у меня в этом сомнений нет – уже воевали бы. Неважно, где бы это началось – в Сирии или на Украине, - военные действия обрели бы свою собственную логику, один из компонентов которой – неконтролируемая эскалация вплоть до обмена ракетно-ядерными ударами. Трамп дал России четырехлетнюю передышку. Насколько эффективно российское руководство использовало эту передышку – вопрос отдельный. Победу в ноябре 2020-го у него самым циничным, самым наглым образом украли, развернув против него самого и его сторонников настоящую «охоту на ведьм». Этим людям сейчас массово и «по произволу дивной власти» затыкают рты, «стирают» из виртуального пространства, исключают из университетов, выгоняют с работы, возбуждают уголовные дела, отнимают детей. Трамп удостоился чести стать первым американским президентом, которого Палата представителей подвергла импичменту* дважды. Абсурд второго импичмента состоял в том, что Трамп уже не состоял в должности президента, и Сенат, при всем желании, не мог его с этой должности сместить. Демократы питали эфемерную надежду на то, что в Сенате удастся провести формулировку, запрещающую Трампу занимать президентский пост в будущем. Таким образом, ему была бы перекрыта возможность участвовать в избирательной кампании-2024. «Не шмогла!..». И вот конец февраля. Орландо. «Конференция консервативных политических действий» **. Тема конференции – « America uncancelled », «Америка неотменённая». Это в пику «культуре отмены» (cancel culture), современной форме остракизма, при которой человек или определённая группа лишаются поддержки и подвергаются осуждению в социальных или профессиональных сообществах - как в онлайн-среде и в социальных медиа, так и в реальном мире. Короче, прямо-таки вызов современной Америке при демократах. На конференции, где собрались те, кого мало кто заподозрит в симпатиях к ЛГБТ-сообществу, звучит гимн геев «Macho Man» в исполнении the Village People . Эта странность - яркий контраст с «In The Air Tonight» Фила Коллинза, композицией, которую сторонники Трампа использовали прежде. Но в прошлом году Коллинз направил Трампу требование прекратить использовать его песни в своих предвыборных кампаниях. Ну, и как тут поспоришь с правообладателем? Красные кепки бывшего президента «MAGA» ( Make America Great Again ) – повсюду, как и значки с надписью: «Джо Байден не мой президент». Показательно, что опрос участников конференции продемонстрировал огромную популярность Дональда Трампа среди рядовых консервативных избирателей. 55% из них выразили желание, чтобы он стал следующим кандидатом от республиканцев. А еще показательным был значительно более раскованный стиль поведения участников консервативного междусобойчика: в отличие от мероприятий демократов, да и любых сборищ в США в целом, далеко не все здесь носили лицевые маски. И уж, естественно, без маски был и Трамп, разительно контрастируя с Байденом, лицо которого, даже когда рядом с ним никого (ничего?), кроме микрофона и пюпитра, неизменно закрыто черной маской. Интрига момента: Сломлен ли Трамп? Решится ли он покинуть свое флоридское имение, чтобы выступить на конференции? Если да, то объявит ли он о создании своей собственной партии консервативного толка (с такими рекомендациями выступали многочисленные эксперты) или останется республиканцем? И самое главное – будет ли он претендовать на президентский пост в 2024 году? Со своим мнением вылез Тед Круз - сенатор от штата Техас (и противник Трампа за номинацию от республиканцев на выборах 2016-го): «Позвольте мне сказать вам прямо сейчас, Дональд Дж. Трамп никуда не выбьется». Насколько релевантно мнение политика, бросившего своих избирателей во время чудовищных – по техасским меркам – морозов и умотавшего в более теплые южноамериканские края, остается вопросом. Зато сенатор-флоридец Рик Скотт дезавуировал Круза: «Мы не выиграем будущее, пытаясь вернуться туда, где Республиканская партия была прежде. Если мы это сделаем, то мы потеряем ту рабочую базу, которую так воодушевил президент Трамп». А старший сын Трампа - Дональд-младший – высказался однозначно в том смысле, что речь его отца «укрепит» его позицию как «будущее Республиканской партии». На конференции Трамп объявился примерно на час позже заявленного срока. Но, как известно, «начальство не опаздывает; начальство задерживается». Его выход на сцену толпа сопровождает, скандируя «Боже, благослови Америку!». Дональд Трамп начинает словами: «Хэллоу, CPAC, вы еще скучаете по мне?». Толпа кричит оглушительно. И далее то, что от него ждут с нетерпением – про то, что путь, который он начал четыре года назад, «далек от завершения» и «только начинается». «В конце концов, мы победим!» Новой партии не будет: «Я не собираюсь зачинать новую партию… У нас есть Республиканская партия. Она объединится и станет сильнее, чем когда-либо прежде». Байдену сразу же досталось на орехи за отмену режима безопасности на границе и, тем самым, за содействие «обогащению контрабандистов (незаконно ввозящих – С.Д.) детей и некоторых из самых злых людей на планете». Трамп стоит на своем: люди, пересекающие границу - это «убийцы» и «насильники», которых «мы просто-напросто впустили в нашу страну». Толпа взвывает от удовольствия при намеке на возможность выдвижения кандидатом в президенты в 2024 году: «Я, возможно, даже решу побить их в третий раз». Он-то знает, что на самом деле он побил и Хилари, и Джо, только вторую победу у него украли. Трамп напомнил и о голосовавших «незаконных иммигрантах», и о по-настоящему мертвых душах избирателей, тоже «проголосовавших» за демократов, и о Верховном суде, умывшем руки перед лицом «позора» фальсификаций. И делает вполне здравый вывод: «Наш избирательный процесс хуже, чем в какой-нибудь стране третьего мира». Злобу на Китай «этот Дональд» все еще держит. Называет ковид «китайским вирусом» и « Kung Flu ». Flu – это грипп. Обвиняет Джо Байдена в «продаже американских детей профсоюзам учителей», обвиняя демократов в том, что они не открывают школы, под предлогом борьбы с пандемией. «Психическое и физическое здоровье этих молодых людей приближается к пределу прочности», - говорит он. А затем ставит себе в заслугу вакцину Johnson & Johnson, которую накануне конференции одобрили власти США. Естественно, Байден и его администрация утверждают обратное, но, как очень многое сейчас в Америке, это настоящий абсурд и попытка черное назвать белым. Ну как можно было сделать вакцину за тот месяц с небольшим, что демократы поселились в Белом доме? Перейдя к международной проблематике, Трамп обвиняет Байдена в том, что тот возобновил «бесконечные войны» Америки, и утверждает, что Джо хочет вернуться в Афганистан после того, как администрация Трампа добивалась успеха в прекращении этих самых «бесконечных войн». Следом – вполне здравая мысль: демократы стараются уничтожить женский спорт, настаивая на том, чтобы «трансженщинам» (так теперь в Штатах принято называть мужиков, утверждающих, что они бабы) участвовать в женских спортивных соревнованиях. «Это безумие, это безумие то, что происходит», - говорит Трамп. «Женский спорт, каким мы его знаем, умрет». Кто-нибудь возьмется возразить Трампу? Ведь речь идет даже не о тех, кто «сменил свой пол», а о тех, кто просто «так себя воспринимает». К сожалению, в легкой атлетике эту грань удалось стереть, пусть и негласно. Теперь же речь идет о легальном оформлении этого решения. И можно было бы сказать, что черт с ними, с этими американцами, пусть делают у себя дома, что хотят. Но ведь так не скажешь – еще и Обама, и его госсек Джон Керри провозгласили «отстаивание прав членов ЛГБТ-сообщества» приоритетом внешней политики США и объявили, что Вашингтон будет продвигать и защищать права этих людей по всему миру. Какими средствами США «продвигают и защищают интересы» всем хорошо известно. Начнут ли они «продвижение и защиту» с Саудовской Аравии? Вряд ли. Напал Трамп на демократов и по поводу их энергетической политики, обвинив в строительстве «ветряных мельниц, убивающих птиц». Птиц ветряки, конечно, убивают, только вот недавно, во время трахнувших в Техасе морозов, ветряки в буквальном смысле банально замёрзли. Миллионы людей остались без электроэнергии. Присутствовавшие неистовствовали: «Мы любим тебя!». Будет ли Трамп действительно баллотироваться в 2024-м? Вполне вероятно, ведь, по мнению многих экспертов и политиков, он – самый главный актив в кубышке республиканцев. Сможет ли он стать успешным президентом? На эту тему доверю высказаться ветерану американской политики, бывшему замминистра финансов в администрации Рональда Рэйгана, «отцу рэйганомики» Полу Крэгу Робертсу : «В 2016 году я предсказал, что президентство Трампа потерпит неудачу, потому что Трамп понятия не имел, кого назначить в свое правительство, и, следовательно, в конечном итоге оно было укомплектовано тем истеблишментом, который он намеревался свергнуть. Именно это и произошло. За все четыре года (президентства – С.Д.) Трамп произвел только одно удачное назначение - генерала Флинна. И у Трампа не хватило ума поддержать его. Назначения Трампа в министерстве юстиции были хуже не придумать. Трудно представить себе назначения хуже, чем Сешнс, Барр, Розенштейн и Рэй. Трампу потребовалась целая вечность, чтобы избавиться от обамовского Коми. И все только для того, чтобы назначить еще худшего директора ФБР - Кристофера Рэя. Рэй неоднократно наносил удар Трампу в спину – как, впрочем, Барр и Розенштейн, - тем самым укрепляя свои позиции в истеблишменте. … Большинство республиканцев поддерживают выдвижение Трампа кандидатом на пост президента в 2024 году. Но разве во второй срок Трампа что-то будет по-иному? Скорее всего, нет. Трамп наверняка многое узнал о Вашингтоне. Но откуда ему взять людей, не принадлежащих к истеблишменту, с которыми можно было бы создать правительство, и как он сможет сделать так, чтобы Сенат истеблишмента утвердил бы их в должности? Сильно сомневаюсь. Трамп - популист, но страна давно миновала популизм. Требуется революционер, а революционеры все на левом фланге уокизма, борющегося против белых***.» Сдается мне, что прав П.К. Робертс. Его правота сильно отдает пессимизмом, но не зря ведь считают пессимистами хорошо информированных оптимистов. *Согласно конституции Соединенных Штатов, палата представителей «имеет исключительное право на импичмент» (статья I, раздел 2) и что «сенат имеет исключительное право рассматривать все дела импичмента… [но] ни одно лицо не может быть осуждено без согласия двух третей присутствующих членов» (статья I, раздел 3). То есть, импичмент выносит палата представителей — и никакой другой орган власти. Палата выступает в качестве и коллективного следователя, и жюри присяжных, и прокурора. Она и исследует «пункты импичмента», и выносит вердикт, и выступает (в лице ее специально назначаемых членов) на заседаниях сената в качестве обвинителей. А сенат играет роль коллективного судьи, выносящего приговор по вердикту жюри присяжных (глагол «try» в конституционной формулировке «the sole Power to try all Impeachments» как раз и указывает на то, что это — судебная процедура). Другими словами, трех президентов США (Эндрю Джонсона, Уильяма Клинтона и Дональда Трампа) жюри присяжных (Палата представителей) признало виновными, и судья (Сенат), не в состоянии этот вердикт отменить. Это и было актом импичмента. Но потом судья (Сенат), вынося приговор, не решался снять президентов с должности. ** Conservative Political Action Conference, CPAC - ежегодное мероприятие, в котором участвуют консервативные активисты и выборные должностные лица со всех концов Соединенных Штатов и из-за границы. «Хозяином» конференции является Американский консервативный союз (American Conservative Union, ACU) – политическая организация, называющая себя самой старой консервативной лоббистской организацией в США, которая, помимо организации CPAC, ранжирует политиков на основе уровня их консерватизма и , исходя из того, что основами консерватизма являются личная свобода, внешняя политика и традиционные ценности. ***wokism (от woke) — политический термин афроамериканского происхождения. Имеет отношение к осознанному пониманию вопросов, касающихся социальной справедливости и расовой справедливости. Это происходит от афроамериканского простонародного англоязычного выражения stay woke (проснись, будь начеку). К концу 2010-х годов «Wоke» был принят в качестве более общего жаргонного термина, широко связанного с политикой левого толка, с социально-либеральным «делом», с феминизмом, с активностью ЛГБТ и культурными проблемами (при этом также использовались термины «культура пробуждения» и «политика пробуждения»). Термин был предметом мемов, иронического использования и критики. Его широкое использование с 2014 года является результатом движения Black Lives Matter. Автор – Сергей Духанов – журналист-международник, американист. Работал собственным корреспондентом Агентства печати «НОВОСТИ» в Канаде (Оттава, 1990-1992 г.г.) и шефом американского бюро (Вашингтон, 1996-2001 г.г.) газет « Business MN », «Деловой мир» и «Интерфакс-АиФ». Больше материалов на нашем сайте GEOFOR | Центр геополитических прогнозов , а также в телеграмме-канале . Фото: nypost.com

Байден победил. И что дальше?

Боюсь, что ничего хорошего ждать не приходится. И причина тому – раскол американского общества. Причем раскол сложный. Он не только разделил Соединенные Штаты по партийному признаку, но и затронул расовые, территориальные и имущественные вопросы, от которых зависит единство нации, её политическая система и многие другие, принципиальные для выживания страны вещи. Попытаюсь обосновать свою точку зрения. Но сначала несколько зарисовок из нынешней американкой жизни. До инаугурации Джозефа Байдена остается меньше недели. Трибуна для его выступления на ступенях Капитолия готова. Прилегающие к месту принятия присяги территории огорожены трехметровым забором. Для обеспечения безопасности и поддержания порядка уже подтянуто 15 тысяч бойцов национальной гвардии. К 20 января, когда новый президент вступит в должность, их будет уже более двадцати тысяч. Одновременно с этим по какой-то странной причине в гостиницах и мотелях округа Колумбия, а также в прилегающих к столице территориях штатов Виргиния и Мэриленд вдруг перестали селить сторонников Дональда Трампа и республиканской партии. Причем уже загодя, более чем за неделю до приведения к присяге избранного президента-демократа. Да, чуть не забыл, снять квартиру, комнату или хотя бы койку в частном доме, что, как и везде в мире, в США тоже практикуется, опять-таки не получается. И ведь что примечательно, никаких официальных распоряжений на этот счет не было озвучено… Этакая странная самодеятельность получается. Те американские СМИ, которые решаются комментировать эту, с позволения сказать, «сегрегацию по партийному признаку», связывают её с событиями 6 января, когда группа сторонников действующего президента ворвалась в здание Конгресса. Возможно. Но, согласитесь, все-таки как-то странно выглядит такое редкое единодушие. Тем более что в отношении участников летних прошлогодних погромов, которые не только крушили частную и муниципальную собственность, но и захватывали федеральные объекты, в частности, Капитолии в столицах некоторых штатов, полицейские участки и здания судов, никаких запретов на проживание или передвижение по стране не вводилось. Ни официальных, ни «по велению сердца» граждан. И еще один штришок. По официальной информации ФБР, которое после событий 6 января обратилось к населению с просьбой идентифицировать заснятых камеры участников захвата Капитолия, за неделю в адрес Бюро поступило 100.000 доносов. Хотя по оценкам тех же правоохранителей в здании американского парламента находилось менее 2.000 человек. Так что доносы посыпались на всех участников марша в поддержку действующего президента. А, может быть, и просто на сторонников республиканской партии или Трампа, которые за него голосовали, но ни в каких маршах не участвовали. Ведь нынешняя ситуация создает возможность для определенной категории граждан не только продемонстрировать свою лояльность новой власти, но и самым пошлым образом свести счеты с соседями, коллегами по работе, родственниками. Кстати о родственниках. Настучала же в ФБР Хелена Дюк, 18-летняя «патриотка» из штата Массачусетс, на своих маму и дядю, которые 6 января были в здании Конгресса. Правда, причиной доноса, как пишут, была не политика, а внутрисемейные разногласия между матерью и дочкой. Тем не менее, можно сказать, что девица прославилась на всю страну. А потом, видимо, поняв, что матушку упекут всерьез и надолго, эта девица начала собирать в сети средства на учебу в университете. Пока собрала 10 тысяч. И дело, вроде бы, застопорилось. Ну да ладно с примерами, хватит. Их в сети множество. Вернемся к нашему первому абзацу. Раскол страны – налицо. За Трампа проголосовало 75 миллионов избирателей. Это – почти половина из числа тех, кто принял участие в голосовании. И что интересно: за Байдена голосовали в основном избиратели штатов, находящихся на Атлантическом и Тихоокеанском побережьях. Трампа же поддержала центральная часть страны, что называется «срединная Америка». Основной электорат Трампа это средний класс: фермеры, синие воротнички, мелкие клерки, военные, нижние и средние чины правоохранителей. В своем большинстве это люди, работающие своими руками, производящие что-то конкретное, ощутимое. В основном это белая Америка, хотя действующего президента поддержала и часть негритянской общины, и часть, имеющая латиноамериканские корни. Причем большинство из тех, кто поддержал президента и его партию, сделали это повторно и осознанно, поскольку за годы, предшествующие пандемии, в стране начался экономический рост. Были снижены налоги, на что мгновенно отреагировал мелкий и средний бизнес. Кроме того, на территорию Штатов стали возвращаться выведенные ранее за рубеж производства. В результате этих мер безработица сократилась до исторического минимума, а достаток американцев независимо от их расы начал ощутимо подрастать. Электорат Байдена представляет собой «лоскутное одеяло»: от люмпенов до финансистов и брокеров с Уолл-Стрита, от голливудской богемы до айтишников и университетской профессуры. Добавим к этому меньшинства всех мастей, леваков и других ультрас, включая BLM, и получим ту массу, которая пока поддерживает избранного президента и его партию. Ключевое слово здесь – ПОКА. Поскольку в погоне за голосами и в попытках расшатать власть президента Трампа Байден и демократическая партия обещали все и всем. А такого, чтобы все те, кто поддерживал того или иного кандидата или партию, получили все, что они хотели, к сожалению, не бывает. И в этой связи не стоит исключать того, что, не получив свой кусок пирога, недавние союзники демократов из числа радикальных этнических и левых организаций снова начнут выражать свое недовольство привычными для них методами, которые они демонстрировали все лето. Сейчас же демократы, хоть и не без оговорок, получившие контроль над обеими палатами Конгресса плюс Белый дом, всеми силами стараются закрепить свой успех, похоже, не думая о последствиях своих действий. Главной мишенью пока остается Трамп, которого, проигнорировав закон, относительно того, что социальные сети являются общественным пространством, где каждый имеет право выражать свои мысли, отключили аж от 12 платформ. В результате чего все еще глава государства оказался в информационном вакууме, поскольку все основные печатные и электронные СМИ работают против Дональда «Фрэдовича» еще со времен его первой президентской кампании. Власти Нью-Йорка уже отказались работать с принадлежащими действующему президенту компаниями. За неделю до срока окончания полномочий начата процедура импичмента. Вторая по счету, чего никогда в Америке не бывало. Правда, нижняя палата, где демократы сохраняют большинство, хотя и не такое выразительное, как раньше, может бузить, сколько ей ни заблагорассудится. Решение об отставке президента принимает сенат. Причем как минимум двумя третями голосов. А в новом составе верхней палаты места разделились поровну: 50 - у республиканцев и столько же у демократов. Рассчитывать на то, что полтора-два десятка законодателей-республиканцев проголосует против своего однопартийца Дональда Трампа, вряд ли стоит. Потому что, учитывая популярность 45-го президента у сторонников партии на местах, голосование за его импичмент будет для любого сенатора политическим самоубийством. Видимо, и поэтому тоже лидер сенатского большинства республиканец Митч Макконелл (пока этот пост остается за ним) от лица всех депутатов верхней палаты объявил, что они не будут прерывать свои каникулы, которые продлятся до 19 января. Список репрессий, по-другому и не скажешь, направленный против все еще действующего президента, можно продолжить. Однако и так ясно, что его хотят просто изничтожить. Да так, чтобы и места мокрого от него не осталось. Думается, это связано с тем, что он сохраняет немалую часть своей популярности и может через четыре года снова выдвинуть свою кандидатуру на президентский пост. Тогда ему будет столько же лет, сколько сейчас Байдену. Почему бы и нет? Но крови одного Трампа демократам мало. Им необходимо искоренить весь «трампизм». И, как говаривали раньше, «процесс пошел». Нью-йоркская коллегия адвокатов уже ставит вопрос об отзыве лицензии у Рудольфа Джулиани, личного адвоката, друга и соратника действующего президента, бывшего мэра этого города. Напомним, что за годы его правления в Нью-Йорке беспрецедентно сократилась преступность: количество убийств – на 66,63 %, изнасилований – на 49,52 %. А после атаки террористов 11 сентября Джулиани удалось не допустить в городе паники и беспорядков. Да что там Джулиани. Всем известный «Форбс» ставит вопрос шире: те компании, банки и другие организации, которые будут брать на работу бывших сотрудников администрации Трампа, журнал предлагает относить к категории «недостойных доверия», т.е., говоря проще, разорить. И это заявляют те люди, которые постоянно укоряют нашу страну в том, что у нас дескать недостаточно свобод для развития рыночной экономики, частного бизнеса и т.д.! Чудеса, да и только. Но и этого мало. Сразу же после событий 6 января тех, кто ворвался в здание Конгресса, объявили «внутренними террористами». Через несколько дней — это термин постепенно стал распространяться на всех участников совершенно законного марша в поддержку президента. А дальше само собой их стали не допускать на авиарейсы, выселять из гостиниц… Похоже, дело идет к тому, чтобы под эту категорию постепенно подведут, если не всех республиканцев, то, по крайней мере, сторонников Трампа. А их в партийных рядах большинство. Но и это еще не все. Выше мы говорили о том, что действующий президент попал в сетевую изоляцию. Но им-то одним дело не ограничилось. Сейчас стали закрывать аккаунты его соратников, сторонников, фирм, сотрудничавших или поддерживавших республиканцев, организаций, имеющих республиканскую направленность, фондов, партийных активистов. Работа эта ведется айти-корпорациями без лишней спешки, тщательно и целенаправленно. Так что действия демократической партии и её спонсоров говорят о том, что США вступает в фазу нового Маккартизма. Причем значительно более масштабного. В послевоенные годы чистки, последовавшие за призывами сенатора Ю.Маккарти, затронули в основном творческую интеллигенцию и часть профессуры. Причем больше всех от репрессий того времени пострадал Голливуд. Нынешние чистки обещают быть значительно более масштабными. Хотя определенное сходство тоже просматривается. Официально маккартизм был направлен против коммунистов и левых, коих в США было совсем немного. На самом деле основной удар был нанесен по сторонникам Франклина Рузвельта, которые не одобряли курс тогдашнего американского руководства. В современной Америке тоже, говоря о борьбе с трампизмом, пытаются максимально ослабить всю республиканскую партию. Уж больно хочется руководству и спонсорам демпартии порулить подольше. А полной уверенности, что им удастся путем репрессий унасекомить республиканцев, у них нет. В пользу этого тезиса можно привести идеи, которые еще в прошлом году стали высказываться некоторыми влиятельными демократами относительно необходимости придать Федеральному округу Колумбия, территория которого всего-то одна квадратная миля, статус штата. И (или) разделить на два штата огромную Калифорнию. Цель этих пертурбаций очевидна: и Калифорния, и Вашингтон (округ Колумбия) относятся к тем территориям, которые традиционно голосуют за демократов. Так что в случае реализации этого проекта, верхняя палата гарантированно пополнится еще четырьмя (или, как минимум, двумя) сенаторами-демократами, а нижняя дополнительно получит с десяток конгрессменов от той же партии. В руководстве демократов прокручивается также идея увеличить и состав конституционного суда, члены которого пожизненно назначаются президентом. Кого может назначить Байден и компания, думается, и так ясно. Так что выходит, что в ближайшей перспективе демократы будут стараться подмять под себя все ветви власти (исполнительную, законодательную и судебную). Так называемая «четвертая власть», т.е. СМИ, и так на 99% находится под их контролем. И наступит тогда эра, когда демократическая партия будет безраздельно править сверхдержавой. Наступить-то она, может быть, и наступит. Но тут напрашивается два вопроса: каково будет это правление и как долго оно продлится? Конфликт, который уже сейчас переходит из сферы межпартийного противостояния в конфликт между властью и значительной частью населения неизбежно приведет к кризисам в политической, социальной, экономической и расовой сферах. Ничего себе на минуточку. Причем, судя по действиям победителей, которое неизбежно вызовет противодействие, масштабы этих конфликтов выйдут далеко за рамки того, с чем столкнулись США в годы гражданской войны. При этом не следует забывать, что в последние годы и, особенно, в ходе последней избирательной кампании и в период после выборов демократы сделали все возможное, чтобы ослабить институт государства и подорвать в него веру у населения. Тут можно напомнить и летние беспорядки, которые демонстративно курировались, и участники которых всячески защищались руководством штатов, и вбросы, а также другие манипуляции в ходе голосования и подсчета голосов, и пренебрежение сетевых гигантов действующим федеральным законодательством… Единственным рычагом, который мог бы развернуть ситуацию в направлении примирения сторон, могла бы стать экономика. Точнее, её развитие, сокращение безработицы, рост доходов населения, снижение налоговой нагрузки и т.д. Однако, будем реалистами, такое развитие событий Америке не грозит, как и большинству стран мира. Пандемия никуда не девается и по списку заболеваемости и смертности США продолжает оставаться мировым лидером. Более того, стремясь усилить социальные программы, исполнительная власть будет вынуждена пойти на повышение налогов, в том числе тех, которые сократила или вообще отменила администрация Трампа. Вежливо говоря, популярности новой власти это явно не добавит, а вот ряды её противников явно пополнит. Так что, как далеко зайдет это противостояние, сказать пока трудно. Но ясно и то, что оно может быть весьма острым. Хочется надеяться, что до вооруженного противостояния дело не дойдет, хотя полностью отрицать такую возможность не получается. Ведь в стране количество только официально зарегистрированных стволов составляет порядка 400 миллионов, что больше всего населения США, включая стариков и младенцев. Не следует забывать и тот факт, что употребляемый у нас термины «штат» и «государство» обозначается в английском языке одним и тем же словом «state». Так что Соединенные Штаты Америки и Объединенные Государства Америки на английском пишутся одинаково. Вы спросите, к чему все эти филологические изыскания? Да очень просто: американские субъекты федерации имеют существенно большую автономию, нежели чем наши области, края и даже автономные республики. Они не только могут принимать (и делают это) собственное законодательство, зачастую отличное от федерального, но и располагают своими силовыми и правоохранительными структурами. Национальная гвардия штата подчиняется непосредственно губернатору. А в случае, если её следует применить на территориях других субъектов, то Вашингтону необходимо согласовать этот вопрос с местным начальством. В этих условиях, как поведут себя республиканские штаты, которые к тому же еще и расположены в своем большинстве достаточно компактно, в случае, если давление на них окажется чрезмерным, сказать пока трудно… Как бы то ни было, но в обозримой перспективе скучать американцам и тем, кто наблюдает за ситуацией в этой стране, явно не придется. Тем более, что и Дональд Трамп пока своего последнего слова не сказал…

США отменили новые пошлины против Франции

8 января стало известно о временной отмене Торговым представительством США (USTR) новых 25 процентных тарифов на французские товары в размере около 1,3 млрд долларов США. Примечательно, что Вашингтон ввел их лишь двумя днями ранее после того, как не удалось достичь соглашения во время обсуждения цифрового налога Парижа (DST), который, как посчитали в Белом доме, нанесет «непропорциональный удар» по американским технологическим гигантам. Напомним, Франция ввела DST в 2019 году, однако в январе 2020-го приостановила его действие, чтобы позволить провести переговоры по данному вопросу в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) на международной основе. В июле USTR объявило, что введет тарифы на французские товары, если международное соглашение не будет достигнуто к январю 2021. Поскольку переговоры в ОЭСР зашли в тупик, Париж возобновил сбор налога в декабре, что и побудило USTR воплотить в жизнь свою угрозу – нацелившись при этом на французское мыло, косметику и сумки. Отметим, что просуществовавшие два дня тарифы были невелики по сравнению с общим объемом французского экспорта в США. В 2019 году он составил 47,5 млрд долларов. Тем не менее, продлись они дольше, влияние на некоторые секторы французской экономики было бы ощутимым. Впрочем, этот шаг американцев является предупреждением не только для Парижа.  Дело в том, что ряд других стран также рассматривает возможность введения законов, схожих с французским DST, как для получения дополнительного дохода в свои бюджеты, так и в плане удовлетворения требований электората, который требует, чтобы технологические компании платили налоги в тех странах, на территориях которых они действуют. Так что USTR в настоящее время следит за планами, которые разрабатываются в Австрии, Бразилии, Чешской Республике, Индии, Индонезии, Италии, Испании, Турции и Великобритании и других странах. Кроме того, в отдельном заявлении USTR объявила, что скорректирует в сторону повышения, свои утвержденные ВТО тарифы на товары ЕС в рамках спора Boeing-Airbus после того, как ЕС ввел свои собственные тарифы на товары США с учетом сниженного товарооборота из-за пандемии COVID-19. Аналитики американской IHS Global Insight отмечают, что любая эскалация тарифного противостояния со стороны уходящей администрации Д.Трампа или приходящего на пост президента Дж.Байдена, скорее всего, встретит сдержаный ответ со стороны ЕС, а новые ограничения и пошлины на американские товары будут объявлены, чтобы показать, что блок готов защищать свои собственные торговые интересы. То есть будут носить чисто тактический характер. Вероятнее всего, основное внимание европейцев на переговорах с новой администрацией Байдена в 2021 году будет сосредоточено на деэскалации торговой напряженности. Поэтому любые новые тарифы будут ограничены по объему и согласованы в ближайшей перспективе. Таким образом, можно констатировать, что в 2021 году следует ожидать ослабление напряженности в торговле между ЕС и США. Однако возможность введения новых тарифов и пошлин по-прежнему остается вероятной и способной нанести урон отдельным секторам экономики, как США, так и Франции, и ЕС в целом.

Американские эксперты: Глобальная экономика начинает восстанавливаться?

Несмотря на прогрессирующую вторую волну пандемии, вызвавшую замедление роста глобальной экономики в четвертом квартале прошлого года, и мало обнадеживающие тенденции, проявляющиеся в начале января, ведущие западные бизнес аналитики прогнозируют возможность того, что 2021 год станет переломным, и мир вернется на путь поступательного развития. Так, аналитики американского центра Business Monitor International (BMI), которое является структурным подразделением международного рейтингового агентства Fitch, подчеркивают, что согласно их прогнозу, в 2020 году глобальная экономическая активность сократится на 4,0%. Однако они ожидают её восстановление на 5,5% в 2021. Говоря о показателях отдельных стран, эксперты BMI отмечают, что они пересмотрели темпы роста ряда государств в наступившем году в сторону их повышения: США (с 3,9% до 4,1%), Японии (с 2,1% до 2,7%), Бразилии (с 3,2% до 3,5%), Саудовской Аравии (с 2,7% до 3,1%), Индии (с 6,2% до 9,5%), Индонезии (с 3,3% до 6,1%), Малайзии (с 6,2% до 11,5%). На фоне таких позитивных оценок необходимо отметить, что Stratfor, другой американский аналитический центр, предупреждает, что перспектива восстановления глобальной экономики не означает, что все страны будут синхронно отыгрывать свои позиции. Отметим также, что бытующее сравнение последствий пандемии COVID-19 с последствиями Великой депрессии не представляется американцам верным, так как негативные последствия эпидемии 2020 года для бизнеса, политики, социальной сферы и т.д. стали проявляться, если не на её начальной стадии, то уж точно в середине первой волны. События 1929-1939 годов были более растянутыми во времени. Возвращаясь к вопросу о неравномерности преодоления последствий пандемии, нельзя не выделить ситуацию в Китае, экономика которого практически единственная в мире продемонстрировала в 2020 году положительный, хотя по стандартам Поднебесной, и минимальный рост – 1,9 %. В 2021 году с учетом тенденций мировой конъюнктуры, по прогнозам BMI, она подрастет уже на 10,2%. Свою позицию эксперты аргументируют ростом кредитного импульса с сентябрьского показателя в 8,9 % до октябрьского 9,4 %. А также ноябрьскими данными индекса деловой активности (PMI), которые продолжают расти по сравнению с октябрем в производственном секторе с 53,6 пунктов до 54,9, а в сфере услуг с 56,8 до 57,8. Отметим также, что в ноябре экспортный сектор китайской экономики показал рост на 21,1% в годовом исчислении, чем вызвал немалое удивление у многих аналитиков мира, которые посчитали это «сезонным явлением», связанным с предпраздничными закупками (Рождество и Новый год). Импорт, напротив, вырос в том же месяце только на 4,5%, что в сочетании с ростом розничных продаж на 4,3% в октябре, что указывает на то, что внутрикитайский потребительский спрос хоть и укрепляется, но все еще отстает от общего восстановления. По прогнозам BMI, избрание Байдена на пост президента США может привести к ослаблению американо-китайского противостояния в торгово-экономический сфере, что придаст экономике Поднебесной дополнительный импульс. Однако этому, по мнению аналитиков, будет предшествовать период дальнейшей эскалации торговой войны. Касаясь глобальной торговли активами, американские эксперты отмечают, что на фоне начала массовой вакцинации опасения и неопределенность инвесторов начинают сокращаться даже, несмотря на сохранение, а где-то и введение новых ограничительных мер. Данный факт в совокупности с восстановлением роста и доходности экономики в 2021 году, а также более слабым долларом США должен поддержать активы, которые пока находятся в зоне риска. Согласно прогнозам, несмотря на сохранение определенной волатильности рынков, как минимум, в краткосрочной перспективе, инвесторы постараются максимально использовать процесс смены власти в США, последствия сезонного гриппа и торги акциями крупных фармацевтических компаний на фоне начала массовой глобальной вакцинации. Комментируя перспективы американского доллара, BMI прогнозирует, что валюта продолжит ослабевать, главным образом, из-за активных действий Федеральной Резервной Системы США, огромного бюджетного дефицита и неуклонного растущего намерения рисковать по поводу и без. На фоне того, как процентные ставки и доходность облигаций останутся в краткосрочной перспективе неизменными, по мере восстановления мировой экономики кривые доходности на многих рынках на сегодняшний день становятся все круче. Таким образом, низкая доходность на коротких позициях в сочетании с более слабым уклоном в сторону доллара США должна помочь поддержать "высокорисковые" активы. Тем не менее, избирательность в действиях и решениях останется ключевым фактором в обозримой перспективе, так как многие инструменты в настоящее время характеризуются слабыми макроэкономическими основами, политическими рисками, и их восстановление несколько задерживается из-за более медленного распространения вакцин от COVID-19, чем предполагалось первоначально. На фоне благоприятных макроэкономических изменений сырьевые рынки в 2021 году, вероятнее всего, продолжат медленное восстановление и рост. В этой связи прогнозируется, что рост цен на нефть будет лидирующим среди других сырьевых товаров. Помимо увеличения спроса это связывается с тем, что в прошлом году это сырье оказалось недооцененным. В частности, из-за COVID-19. Перспективы для промышленных металлов более неоднозначны. BMI прогнозирует, что цены на металлы в 2021 году будут в среднем выше в годовом исчислении, за исключением железной руды, которая может оказаться одной из самых низких. От себя отметим, что, несмотря на большую вероятность роста, он будет ограничен в своем потенциале не только опасениями инвесторов, но и тем, как страны будут выходить из ограничительных мер в случае, если новой волны коронавируса удастся избежать, ну или хотя бы максимально минимизировать ее последствия. 2021 год ожидается более позитивным, чем 2020 Несмотря на ноябрьские прогнозы ряда экспертов относительно того, что новый спад в экономическом развитии в конце 2020 года, введение карантина на новогодние праздники, сохранявшаяся тогда неопределенность в отношении Brexit’а, могут заморозить процесс развития мировой экономики в 2021, в настоящее время с определенной осторожностью можно говорить, что она начинает постепенное восстановление после потрясений коронавирусного года. Это связывается в первую очередь с одобрением четырёх вакцин от COVID-19: американской – Pfizer–BioNTech, российской – Спутник-V, китайской – CoronaVac и вакциной от британской корпорации AstraZeneca. Впрочем, следует отметить, что существуют и другие разработки, в том числе и российские, однако, в настоящее время лишь российская вакцина демонстрирует эффективность и безопасность на нынешнем этапе разработки. Американская приводит в ряде случаев к тяжелым осложнениям, британская показывает неэффективность и планируется использоваться с применением второго компонента Спутник-V. Тем не менее, процесс, как говорится, пошел и в России, США и ряде стран ЕС начался процесс вакцинирования населения и, в первую очередь, групп риска (врачей, учителей, госслужащих, социальных работников и так далее). На этом фоне инвесторы начали отмечать сокращение уровня неопределенности и начало пути экономической нормализации. Впрочем, нельзя не отметить, что в подобных условиях PMI европейского сектора услуг снова сократились, что позволяет прогнозировать риски и ухудшение прогнозов и результатов, как для четвертого квартала 2020 года, так и для первого квартала 2021. В США ряд крупных корпораций оборонного сектора демонстрируют рост прибыли в годовом исчислении, что резко контрастирует с тем, что было несколько месяцев назад, кроме того, опросы указывают на небольшое улучшение ценовой политики, что положительно сказывается на будущей прибыльности. Говоря о США, отметим также, что на сегодняшний день с избранием Байдена главой государства можно допустить вероятность выхода из политического тупика, связанного с утверждением нового бюджета. Дискуссии продолжаются, и есть вероятность, что может быть достигнуто соглашение о пакете стимулирующих мер стоимостью около 900 миллиардов долларов, что, как ожидается, будет полезно для роста рынков и стабилизации экономической ситуации. В Китае, как мы уже отмечали, продолжается восстановление экономики, но неопределенность вносит вопрос о том, какую политику в отношении этой страны будет проводить Джо Байден. В BMI считают, что новая администрация будет настроена на дипломатический подход, тогда как другие аналитические центры допускают вероятность продолжения торговой войны между США и КНР. В России восстановление экономики, как ожидается, будет проходить достаточно медленно ввиду ее структурных особенностей, бюрократии и порой долгого процесса реализации принятых руководством страны решений. Тем не менее, действия властей по реакции на вторую волну пандемии, которые способствовали сохранению значительной части деловой активности, а также политика импортозамещения, призванная развивать внутренние производства в ключевых для страны сферах и секторах, позволяет прогнозировать хоть и медленное, но планомерное возвращение в течение 2021 года к показателям конца 2019 года с последующим ростом. Ключевыми рисками для мировой экономики на сегодняшний день в 2021 представляются резкий рост курса доллара США и ужесточение финансовых условий во всем мире и, в частности, в еврозоне, продолжение американо-китайской торговой войны. Для ЕС необходимо выделить Brexit. И хотя сделку между Европой и Туманным Альбионом удалось заключить, что несколько успокоило положение на фондовых рынках, детализация достигнутых договоренностей растянется на годы. Кроме того, аналитики Stratfor отмечают, что не следует забывать и о внутренних проблемах Европы, которые обострились в ходе пандемии и будут тормозить процесс восстановления экономических показателей Старого Света. Также необходимо отметить, что COVID-19 осложняет восстановление мировых цепочек поставок товаров и услуг, что продолжает нарушать привычные логистические схемы и тормозит процесс глобального экономического восстановления. Тем не менее, главным риском для всех экономик мира по-прежнему остается вероятность новой волны коронавируса, а также его мутации, которые в последние недели фиксируются все чаще. Опасность пандемии нового типа может вынудить правительства вновь прибегнуть к жесткому карантину, что приведет к  новому экстремальному сокращению деловой активности, взрывному росту и без того значительной безработицы, количества банкротств и общего сокращения доходов граждан. А это несет за собой потенциальную угрозу не только массовых протестов, но и более тяжелых политических последствий.

США: Выборы закончились – борьба продолжается

Итак, вашингтонскому болоту, которое грозился осушить Дональд Трамп, все-таки удалось протащить в Белый дом своего представителя, ветерана американской политики великовозрастного Джо Байдена, который после голосования выборщиков 14 декабря официально стал избранным президентом Соединенных Штатов, с чем его и поздравил наш президент. Теперь можно с уверенностью сказать, что 20 января будущего года у 78-летнего бывшего вице-президента Джо Байдена начнется новый этап его карьеры - в качестве президента США, 46-го по счету. Как долго этот период продлится, будет зависеть от состояния его здоровья (все под Богом ходим) и способности жить в условиях каверз, которые наверняка готовят его политические противники. Расстановка сил в Вашингтоне для президента Байдена складывается не самым лучшим образом. Республиканцы улучшили свои позиции в Палате представителей, и теперь разница между демократическим большинством и его конкурентами составляет всего 11 голосов. Усилиями Дональда Трампа консервативные республиканцы составляют подавляющее большинство в Верховном суде. Что же касается Сената, где республиканцы уже имеют 50 мест из ста, окончательно его состав определится после перевыборов в штате Джорджия, которые состоятся 5 января. И тут позволим себе не согласиться с мнением некоторых наших коллег, драматизирующих возможность того, что после январских выборов в Джорджии в Сенате может возникнуть равновесие: 50х50 мест. Это опасение связано с тем, что, в случае, если при голосовании позиции сенаторов разделятся поровну, право голоса получает вице-президент, который, как нетрудно догадаться, будет поддерживать своих однопартийцев. Однако тут следует вспомнить несколько моментов. Во-первых, раскол, который обозначился в рядах демократов в связи с усилением в партии левых настроений. Сторонники социал-демократических идей, продвигаемых сенатором Берни Сандерсом, смыкающиеся по ряду вопросов с радикальными движениями, которые в немалой степени способствовали победе Байдена, начинают претендовать на участие в руководстве партии, формировании её политики, да и во власти в целом. Что касается последнего, то, судя по кандидатам на посты в администрации, Байден, похоже, их просто «кинул», предпочитая левым новичкам в политике проверенные кадры, работавшие в администрациях Б.Клинтона и Б.Обамы. Тем не менее, появление в рядах законодателей от демократической партии группы энергичных, напористых и весьма амбициозных, скажем так, «леваков», как отмечается уже в настоящее время, вызывает настороженность и раздражение у политиков старой формации. Во-вторых, результаты недавних голосований и предшествовавшая им избирательная кампания свидетельствует о том, что Д. Трампу все-таки удалось в немалой степени переформатировать партийные приоритеты и, сплотив партию, привести её в победе. Понимаю, что это звучит на фоне проигрыша действующего президента странновато, но, за исключением битвы за Белый дом, республиканцы победили на всех губернаторских выборах, где они проводились, а также очень хорошо выступили на выборах в законодательные органы, начиная от Палаты представителей и кончая местными муниципалитетами. Таким образом, проиграв первый пост в государстве, республиканская партия тем не менее создала для себя хорошие перспективы для дальнейшего наступления через два года, т.е. на промежуточных выборах, когда наверняка будет предпринята попытка взять под контроль нижнюю палату Конгресса. А с этих позиций вступить в новый раунд борьбы за Белый дом. Возвращаясь к расстановке сил в Сенате США, считаем возможным допустить, что в этих условиях даже при победе демократов за два кресла от штата Джорджия говорить о полной потере республиканцами контроля над верхней палатой и, следовательно, над Конгрессом в целом будет некорректным. Дело в том, что понятие партийной дисциплины у демократов воспринимается весьма условно. Республиканцы в этом плане более организованы. Кроме того, позиции «классических» традиционных демократов по многим вопросам, особенно, внутренней политики Немаловажным моментом являются и процессы внутри демпартии, которые подталкивают законодателей, придерживающихся традиционных взглядов вашингтонского истеблишмента, в сторону республиканцев. В этой связи издание The Hill, что переводится как «холм», т.е. Капитолийский холм, и издается в Вашингтоне для депутатов Конгресса и их аппаратчиков напоминает, что еще при президенте Б.Обаме ряд сенаторов-демократов при поддержке их коллег-республиканцев блокировали инициативы Белого дома, которые считали излишне либеральными. По прогнозам издания, в составе демократической фракции Сената уже есть от трех до пяти законодателей, которые по большинству ключевых вопросов будут поддерживать республиканскую точку зрения. В их числе пока называются сенатор от Западной Виргинии Джо Мэнчин и его коллега от Аризоны Карстен Синема. В этой связи высказывается предположение относительно того, что нынешний лидер сенатского большинства Митч Макконелл может сохранить свой пост даже в тех условиях, если представительство обеих партий уравняется. От себя отметим, что появляющиеся в СМИ спекуляции относительно того, что ровесник избранного президента и на протяжении нескольких десятилетий его коллега по сенату вряд ли будет использовать свой авторитет, подыгрывая Байдену, несмотря на хорошие, по некоторым сведениям, даже дружеские отношения. Дело в том, что при всем возможном желании поддержать своего, скажем так, приятеля, опытный политик не пойдет против позиции, доминирующей в настоящее время в его партии. В этой связи следует отметить, что противоречия между администрацией и сенатом пока что ожидаются в основном по внутриполитическим вопросам. Причем по тем, которые фигурировали в программе Байдена как ключевые. В их числе увеличение федеральной помощи безработным, а также программам развития штатов и муниципалитетов, плюс федеральное финансирование инфраструктурных проектов. Есть противоречия относительно финансирования четвертой стадии стимулирующей программы по борьбе с COVID-19, которая пока заморожена, поскольку демократы в Палате представителей запросили на неё 2 миллиарда долларов, а сенат соглашается на выделения только 500 миллионов. Что касается внешней политики, и в частности, в отношении нашей страны, то тут можно говорить, если не о совпадении позиций администрации и республиканцев, то об их близости. В том числе и по вопросу введения против российских предприятий, отраслей и физических лиц новых санкций. В этой связи британский центр Economist Intelligence Unit, прогнозирует возможность корректировки курса Вашингтона при новой администрации по «Северному потоку», который, несмотря ни на что, будет построен. Исходя из намерений Байдена и его команды нормализовать отношения с европейцами и продолжить давление на Россию, британцы допускаю возможность того, что очередной санкционный пакет будет введен только в отношении российских компаний и их филиалов. Европейских участников проекта эти меры не затронут. В заключение стоит обозначить и ряд других вопросов, которые будут раздражителями для нового президента. В их числе расследование о коррупции в отношении его сына, которое ведется офисом Генерального прокурора. И хотя глава ведомства отказался выделить для этого специального прокурора, что стоило ему его должности, вероятность того, что проблему удастся замять, минимальна. В качестве крайней меры для освобождения сына от грозящего ему наказания называется президентское помилование и неизбежная в этом случае добровольная отставка Байдена. Кроме того, ряд аналитиков, в их числе эксперты Fitch Group, прогнозируют возможность дестабилизации обстановки в США, исходя из того, что нынешняя избирательная кампания фактически расколола страну на два непримиримых лагеря. Что касается недавних заявлений Байдена о его намерении стать президентом всех американцев, вызвали в рядах сторонников республиканской партии обратную реакцию, только ожесточив эту часть населения. Думается, в таких условиях управлять страной будет затруднительно. Однако, посмотрим…

Байден или Трамп: нам без разницы

Избирательная кампания в США выходит на финишную прямую. «В первый вторник после первого понедельника ноября месяца», как записано в американской конституции, будет избран новый или переизбран старый президент США, а также вся нижняя палата Конгресса, где пока что главенствуют демократы и треть Сената, который контролируется республиканцами. Это не говоря о местных выборах, где в ряде штатов идет борьба за посты губернаторов. Что касается непосредственно президентской гонки, в которой участвуют действующий президент республиканец Дональд Трамп и демократ Джо Байден, занимавший в предыдущей администрации пост вице-президента, то пока предсказать исход поединка этих, вежливо говоря, немолодых джентльменов пока затруднительно. На момент написания этого материала, по большинству соцопросов, Байден, хоть и с небольшим отрывом, но лидирует. Некоторые аналитики, например, из Business Monitor International (BMI), структурного подразделения рейтингового и консалтингового агентства Fitch Solutions, прогнозируют, что шансы Дональда Трампа на победу равняются 30 %. Однако прошлые выборы показали, что американская социология и американская избирательная система – это далеко не одно и то же. В ходе прошлой кампании, борясь за президентское кресло, неофит американской политики, бизнесмен Дональд Трамп стабильно уступал в рейтинге бывшей первой леди, сенатору Хиллари Клинтон, за которую, кстати, проголосовало заметно больше избирателей. Но президентом стал Трамп, набравший больше голосов выборщиков за счет так называемых колеблющихся штатов. Вот такая у них система выборов. Ничего не попишешь… Так что предлагаем дождаться официальных итогов голосования. А пока попытаемся разобраться, как могут развиваться российско-американские отношения после этих выборов. Но сначала пара предварительных замечаний. Первое. Если представить принципиальную разницу между кандидатами в американские президенты схематично, то борьба за Белый дом ведется между Байденом, системным ветераном американской политики, бывшим сенатором и вице-президентом Байденом, который завязан на клан Клинтонов, финансовые круги и транснациональные корпорации. Его противник Трамп до поста президента никогда не занимал выборных должностей и не работал в государственных структурах. По сути дела, он так и остался для Вашингтона чужаком. Что касается его подходов к экономике, то он ориентируется на производственный сектор, ратует за возвращение предприятий на американскую территорию (чтобы они платили налоги в бюджет США), а также за сокращение притока неквалифицированных мигрантов, отбирающих рабочие места у, скажем так, коренных американцев. И второе. Если заглянуть хоть немного в историю США, то внешняя политика этой страны по сути дела мало меняется от смены главы Белого дома. Тут, чаще всего, речь идет о некоторых коррекциях курса, которые носят тактический характер и продиктованы текущей ситуацией в мире. Что касается стратегических направлений, то они не меняются многие годы, а то и десятилетия. В этой связи стоит отметить, что не только политический истэблишмент США, но и бизнес предпочитают играть в долгую. И нередко это у них получается. А теперь вернемся к участникам президентской гонки. Победа Джо Байдена в ноябре 2020 года, по мнению многих западных аналитиков (в их число входят и эксперты упомянутого выше Fitch Solutions), может создать «большие проблемы» для политического истеблишмента России. В этой связи указывается на высокую вероятность того, что во внешней политике демократическая (по партийному признаку) администрация будет делать упор на усиление давления на Россию. В частности, путем укрепления НАТО, а также увязывания широкого круга политических, экономических и т.п. вопросов в международных и двусторонних отношениях с «правами человека», которые, по мнению демократов «всячески нарушаются» в нашей стране. В этой связи напомним, что обвинение России и других стран, которые являются внешнеполитическими конкурентами США, в нарушении прав человека, является традиционным приоритетом политики демократической партии. Республиканцев эта проблематика волнует меньше. Прогнозируется также, что администрация Байдена будет активно привлекать к давлению на Россию своих союзников и партнеров. В качестве аргумента в пользу этого тезиса американские аналитики отмечают, что, говоря о потенциальных участниках «Встречи на высшем уровне за демократию» (Summit for Democracy), которую он намерен провести в статусе президента США, Байден всячески избегает вопроса о том, будет ли представлена на ней Россия. Это наталкивает аналитиков на мысль о том, что в планах демократов, выразителем намерений которых может стать в случае его избрания Байден, создать нечто вроде международного фронта против нашей страны и её нынешнего курса. Ожидается также, что демократическая администрация будет, как минимум, продолжать «политику сдерживания и оказания противодействия росту российского влияния» на Ближнем Востоке, в Центральной и Восточной Европе, а также на постсоветском пространстве. Особенно в этой связи американскими аналитиками отмечается Белоруссия и Украина. Прогнозируется также возможность активизации деятельности, препятствующей «росту зависимости» европейских стран от поставок российских энергоносителей. Помимо реанимации вопросов по правам человека в двусторонних отношениях ожидается интенсификация работы Вашингтона с оппозиционными партиями и группами внутри России. В частности, указывается на перспективу усиления их политической и финансовой поддержки. Суждения на этот счет высказываются самим Байденом, который, например, в отличие от представителей нынешней администрации, дистанцирующейся от так называемого «дела Навального», в своих выступлениях всячески осуждает «отравление российского оппозиционного лидера» якобы организованное российскими властями. Что касается санкционной политики в отношении Москвы, то она не только будет продолжена, но и, как прогнозируют американские аналитики, ужесточится. Одним из направлений, как прогнозируют эксперты BMI, могут быть «комплексные меры» направленные на российские разработки нефти и газа в Северном ледовитом океане, включающие ужесточение запретов на их финансирование, поставки оборудования и технологий, персональные санкции в отношении руководителей российских компаний и банков, работающих в этой сфере. Вместе с тем западные эксперты допускают возможность, что достаточно опытный в международных делах Байден может внести в российско-американские отношения «некоторую долю прагматизма». Но только по тем вопросам, в которых будет заинтересован Вашингтон. В частности, указывается на заявление кандидата от демократической партии, что в случае его победы на выборах, США пойдут на продление Договора по стратегическим наступательным вооружениям (СНВ-3). Кроме того, намерение Байдена, продиктованное его приверженностью к проблемам экологии, вернуть запрет на добычу углеводородов в ряде районов США, которая была санкционирована нынешней администрацией, в частности, в штате Юта, а также в районе «Арктического Национального заповедника дикой природы» (Arctic National Wildlife Refuge), приведет к повышению мировых цен на нефть и газ. А это объективно выгодно России, одному из ведущих производителей и продавцов углеводородов в мире. По мнению аналитиков, это может создать «благоприятную атмосферу» для будущего двустороннего российско-американского диалога по другим вопросам. Однако эти прогнозы в отношении администрации Байдена, если он все-таки попадет в Белый дом, можно считать довольно условными. Дело в том, что в случае победы кандидата от демократической партии внутри и вокруг неё начнется нешуточная борьба за места в будущей команде президента. Люди, претендующие на места в администрации, будут представлять различные внутрипартийные направления (от троцкистов до умеренных), они будут принадлежать к различным группам интересов, связаны с теми или иными корпорациями. Так что многое из того, о чем в настоящее время заявляет кандидат и что он обещает, зависит от тех людей, которые попадут на руководящие посты в правительстве США. Ведь не даром говорят, что короля делает свита. Что касается Трампа в случае его переизбрания, то пока доминирует мнение, что существенных подвижек в плане улучшения отношений с Москвой ожидать не следует. При этом западные эксперты и аналитики в первую очередь делают акцент на отсутствие у него возможности внести изменения в санкционную политику в отношении России. В этой связи подчеркивается, что еще на начальном этапе работы администрации Трампа Сенат законодательно лишил президента (любого, а не только Дональда «Фредовича») права принимать решения о снятии санкций, введенных против какой-либо страны. Добавим также, что действующему президенту так и не удалось за первый срок своего пребывания в Белом доме сформировать полномасштабную внешнеполитическую команду. Причиной тому помимо интриг и открытого противодействия со стороны демократической фракции Конгресса является и явный недостаток необходимых квалифицированных кадров, которые мог бы привлечь президент. Вот и получается, что по сей день на многих ответственных должностях в госдепартаменте, Пентагоне, разведсообществе и других внешнеполитических ведомствах все еще работают назначенцы предыдущей, демократической администрации, взгляды которых по многим вопросам существенно отличаются от взглядов президента. Не может президент, как подчеркивают международные обозреватели американского ресурса Politico, игнорировать двухпартийный консенсус вашингтонского истеблишмента в отношении «курса Москвы на разрушение однополярного мира». Одним из направлений противодействия этим «амбициям Кремля» может стать «отрыв России от Китая», что пытается делать администрация и в настоящее время. Правда, безуспешно. Тем не менее, как прогнозируют аналитики, попытки разорвать или ослабить российско-китайское взаимодействие будут продолжены. Учитывая, что именно при администрации Трампа Украина стала получать летальное оружие, ресурс прогнозирует возможность активизации этого направления взаимодействия Вашингтона с Киевом. Усилия по минимизации влияния России в пограничных с ней бывших союзных республиках будут только наращиваться, как и в случае прихода к власти кандидата от демократической партии. Хотя именно при администрации Трампа США вышли из Договора по ракетам средней и меньшей дальности (РСМД), американские аналитики допускают возможность того, что в последний момент перед выборами Белый дом все-таки примет предложение российского президента о продлении Договора СНВ-3 без каких-либо условий для создания возможности продолжить над новым договором. Однако этот шаг увязывается с тем, насколько успешно сработает кампания по разоблачению коррупционных схем Байдена и его сына на Украине и в Китае, «дирижером» которой является личный адвокат Трампа Рудольф Джулиани. В завершении отметим, что в отношениях России и США на сегодняшний день накопилось значительное число проблем и противоречий. Тем не менее, двум государствам рано или поздно придется их решать. Для Москвы в данном контексте не представляется принципиальным вопрос, кто будет при этом находиться в Овальном кабинете, Байден или Трамп. Думается, из этой статьи ясно, что для нас они оба «хороши». Об этом только другими словами по сути дела недавно высказался и В.Путин, заявив о готовности российского руководства работать с любым президентом, которого выберет американский народ. Подчеркнем, именно работать, а не выставлять все новые и новые претензии и беспочвенные обвинения. Так что вопрос в том, пойдет ли Вашингтон, а если пойдет, то, когда, на снижение напряженности в отношениях с Москвой, в настоящий момент остается открытым. Впрочем, учитывая современную конъюнктуру международных отношений, ожидать подобного развития событий в ближайшей перспективе не приходится…

Как Трамп использует кризис в США?

Вскоре после выборов 2016 года Кори Левандовски, бывший руководитель предвыборной кампании президента Трампа и нынешний неофициальный политический советник, появился на конференции лидеров предвыборной кампании в Гарвардском университете и крайне отрицательно оценил работу журналистов, не понимающих новоизбранного президента. “Эта проблема со средствами массовой информации: Вы, ребята, восприняли все, что сказал Дональд Трамп, так буквально”, – заявил Левандовски. Сегодня, почти через четыре года после президентства Трампа и за два месяца до того, как американцы решат, переизбирать ли его, сложившееся кризисное положение в США остается в центре внимания при любых попытках проанализировать правление бизнесмена. При этом всегда возникает вопрос, когда следует принимать то, что он говорит серьезно, а когда он просто играет с прессой в попытке контролировать повестку дня. Два недавних спора подчеркивают этот вопрос – и иллюстрируют, как подход президента усложняет жизнь для кампании его оппонента-демократа Джо Байдена. Так, в первом случае, президент сказал своим сторонникам, чтобы они, по сути, попытались проголосовать за него дважды на осенних выборах, сначала по почте, а затем явившись на избирательный участок в день выборов. Сделав это, согласно Трампу, они могут проверить, действительно ли почтовые избирательные системы так же невосприимчивы к мошенничеству, как говорят, а также убедиться, что они отдают голос, который так или иначе считается. Неужели президент всерьез предлагает своим сторонникам совершить то, что можно считать незаконным актом, попытавшись провести два голосования? Или он просто использовал шокирующее заявление, чтобы подчеркнуть свои аргументы о ловушках, связанных с почтовыми бюллетенями? И что еще вызывает большие опасения, не сеет ли он зерно сомнения в самой легитимности предстоящих выборов? В любом случае, если одной из целей Трампа было просто очередной раз подчеркнуть, что его жалобы на голосование по почте имеют по собой реальную подоплеку, он преуспел. Случай № 2: в последние дни президент издал распоряжение, согласно которому федеральные агентства должны изучить способы сокращения федерального финансирования городов, которые, по мнению Трампа, недостаточно сделали для борьбы с беспорядками на улицах. Так получилось, что в документе упоминаются только города с демократическими мэрами – Сиэтл, Портленд, Нью-Йорк и Вашингтон (округ Колумбия), – и ни одного в колеблющихся штатах, где угроза отрезать федеральные средства могла бы обернуться против президентской кампании по переизбранию. Если президент действительно всерьез намерен попытаться отрезать выделенные Конгрессом средства крупным городам – то это сомнительный шаг с точки зрения его  законности и наверняка столкнется с немедленными судебными разбирательствами если только он не использовал президентский меморандум, чтобы подчеркнуть необходимость соблюдения  закона и порядка, центральный темы в его предвыборной кампании? В любом случае, данное решение привело критиков Трампа в ярость. Губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо ответил, что президенту “лучше иметь армию, если он думает, что будет ходить по улицам Нью-Йорка.” Подобный ответ представляет собой еще одну характеристику некоторых словесных оборотов г-Трампа: они часто заставляют его противников реагировать с таким возмущением, что они кажутся иррациональными. Существует также и множество других примеров, но все они имеют одну общую характеристику: они позволяют президенту осуществлять большой контроль над национальной политической повесткой дня. Так же, как Трамп знал во время кампании 2016 года, что репортеры не будут игнорировать зажигательные заявления ведущего кандидата в президенты, теперь он знает, что репортеры и его политические враги не могут просто игнорировать высказывания лидера “свободного мира”. И он использует эту силу в своих интересах. Сторонники действующего американского президента, похоже, во многих случаях участвуют в этой сделке. Они часто говорят журналистам, что не воспринимают слова президента буквально, но понимают, что он использует напыщенность и преувеличения, чтобы заявить то, что от него хотят услышать. Проблема с подобным стилем заключается в том, что бывают времена кризиса или давления, когда президент нуждается в том, чтобы страна воспринимала его буквально и серьезно. Если президентское доверие обесценивается, то неясно, можно ли его переоценить, когда это действительно важно, или что оно может быть успешно использована для объединения, а не для разделения. Все это представляет собой стратегическую проблему для кампании Байдена. Он наблюдал, как Трамп использовал такую тактику в последние недели, чтобы переместить повестку с коронавируса на закон и порядок, а также голосование по почте. Может ли лагерь Байдена позволить себе просто игнорировать некоторые вещи, которые говорит Трамп, и придерживаться своей собственной повестки дня? Враги действующего президента боролись с этим вопросом в течение многих лет, не находя хорошего ответа. Тем не менее, отметим также, что и в лагере демократов не так однозначна позиция о предстоящих выборах. На сегодняшний день можно констатировать что раскол в обществе Соединенных Штатов достиг небывалых размеров, и решение данной проблемы потребует от того, кто займет на предстоящих выборах Овальный кабинет, крайне жестких и непопулярных решений. В данном контексте ряд представителей американских демократов не без оснований считает, что в стратегическом плане, возможно, победа Трампа была бы им на руку, ведь после упадет не только его рейтинг, но и всей Республиканской партии. А через 4 года можно будет выдвигать своего демократического кандидата с расчетом занять и Конгресс как минимум на один, а то и два срока.