Автор: Ivan Vasilev

Автор: Ivan Vasilev

Special Operation - heading for Odessa (machine translation)

As recently, let's start with a good one, and then, as it turns out. It should be admitted that this news did not sound in our country against the background of hot messages from Donbass and Mariupol. But the reaction of the American and Kiev general staffs was, politely speaking, hysterical. We are talking about the recent announcement by the Russian military leadership that our troops will continue to move towards Transnistria. And you can approach this area bordering Ukraine along the Black Sea coast, having liberated the Mykolaiv and Odessa regions. We don't know how it seems to anyone, but we regard the fact that our military shared their strategic plans with the public as a frank mockery of both the Ukrainian military leadership and their curators in the Pentagon. In fact, it looks like this: we are going to advance in this direction, and you do what you can. If you can. So let's see what Kiev can do in the current conditions in terms of strengthening the southern direction. Let's start with the fact that, of course, a certain number of parts of the APU, the Nazis (where in the "independent" without them!) and there are self-defense forces in the area of Nikolaev and especially Odessa. And certain measures are being taken to protect. In the same Odessa, for example, the beaches were mined and sea mines were placed along the coast. True, either, as they say, "the product was not the first freshness", or the hands of the miners were inserted with the wrong end, but some anti–tank mines on the beaches began to burst by themselves, and some of the sea ones were torn off by a storm, and they "walk" in the Black Sea. So the Kiev military leadership and their puppeteers from the Pentagon face the task: how to strengthen the southern direction. And they don't have many options. Firstly, it is possible to transfer combat-ready units concentrated in the Donbass or in the Kiev area. But this means to hand over the last fortified areas, vast territories and Kharkiv into the bargain. Secondly, to transfer the parts located in the Kiev area to the south. It is also unlikely, due to the proximity of the border with Belarus to the Ukrainian capital, and on the other side there is a Russian-Belarusian group, which the Pentagon estimates at 10-15 thousand people. Thirdly, these are the reserve units located in the west of the republic. Which is seen as the most likely option. In addition, the remnants of the troops that are currently under Nikolaev will inevitably move to the Odessa area. However, it is difficult to say how many of them there will be and in what condition they will be. If the tactics of processing the APU, which is currently being used in the area of Slavyansk and Kramatorsk, are repeated there, then the numerical strength and morale of the potential defenders of Odessa will leave much to be desired. In fact, the transfer of troops is the main option. But for this, the units will need to cover a distance of at least 500 kilometers. Moreover, by rail, because under its own power, heavy machinery will take a long time to get there, if it gets there at all. And here I would like to draw attention to two points: the dominance of Russian troops in the air and the state of railway transport in the "Nezalezhnaya". Since the capabilities of the Russian aerospace Forces are well known to us, let us clarify the second point. The fact is that for three decades of "independence", the Ukrainian railway authorities have not bothered with the problem of repairing and reconstructing the railway track, the condition of rails, sleepers and other facilities necessary for uninterrupted train traffic. And the condition of the rolling stock, too, politely speaking, leaves much to be desired. As German specialists invited as consultants for the modernization of Ukrainian railway networks reported at the time, the condition of the track in the republic is such that freight trains can move more or less safely only on condition that the number of wagons and platforms in echelons should be 30-50 percent less than the standard or have an incomplete load. And loaded trains should move at a reduced speed. If anyone has forgotten or does not know, we remind you that before and after the arrival of the Maidan authorities, Ukraine repeatedly disrupted profitable export contracts, in particular, wheat, only because grain could not be delivered to ports within the stipulated time. So the transfer of troops will be a difficult and slow task for the AFU. Moreover, in addition to tanks, self-propelled guns and other heavy equipment, with a high degree of probability, it can be assumed that you will have to carry fuel and ammunition. Let's see what the Ukrainian and American general staff will come up with in this regard… Of course, they always have a radical option in reserve: to spit on the Black Sea region and focus on defense in the areas of Kiev, Central Ukraine and western regions. But I think this option is unlikely to be acceptable. The loss of ports, especially in the area of Odessa, and the Black Sea regions actually puts an end to the territory that used to be the Ukrainian SSR, and finally deprives it of the interest that it still represents for the West. In peacetime, convenient, short logistics, even with all the disadvantages mentioned above, gave Ukrainian goods certain advantages and made them competitive on world markets (the same grain or metals). We should not forget the fact that the Kherson, Mykolaiv and Odessa regions are the main areas in Ukraine where the so-called Black Sea wheat is grown, which is highly valued on world markets. So, it is clear that Kiev will fight to maintain its control over this part of the Black Sea region. As well as the fact that the Russian military will go to the border with Transnistria. When – we'll see… Although recent reports from Tiraspol suggest that access to the border with Pridnestrovie may be accelerated due to the obvious aggravation of the situation in this region and the possibility of an attack on the unrecognized republic of the AFU units. The fact is that literally a couple of kilometers from the Ukrainian border there is the largest ammunition depot in Europe. It is located in the village of Kolbasna. An operational group of Russian troops (OGRV) stationed in Transnistria, as well as local military personnel, are engaged in the protection of this arsenal. Their total number is estimated at about two to three thousand people. According to a number of experts, the amount of ammunition from a warehouse in Transnistria will last for decades of war. So after the loss of the largest arsenal in the republic in the city of Balakleya, Kharkiv region, which came under the control of Russian troops, these warehouses may be the only chance for Kiev to provide ammunition to its troops, especially in the southern direction. Photo: news.co.uk

Ukraine - so far everything is going according to plan (machine translation)

I want to start with good news. According to reports from some Russian and the Russian Federation, Ukrainian troops are leaving the so-called "triangle": the area of Rubezhny, Severodonetsk and Lisichansk. Moreover, from the village of Kremennaya, the units of the Armed Forces of Ukraine and the National Guard fled even before the approach of the LPR troops. The reason for this is obvious: the military understands that they will soon find themselves in a cauldron. And the memory of Ilovaysk and Debaltseve was "refreshed" by Mariupol. In this regard, two comments. Firstly, the troops will have to move deep into Ukraine through steppe, open terrain. Here the Russian aviation and gunners have the cards in their hands. And secondly, we should pay tribute to the participants of the race: leaving, they blew up the water pumping stations. So Bandera's "traditions" are trying to be observed. By the way, there has been no electricity and gas in the village for two months. But people are holding on. Now a few words about Mariupol, which is under the full control of the Russian and Donetsk military. The city, or, more precisely, what is left of it, begins to come to life in spite of everything. The rubble is being cleared, utilities are working, where it is still possible, and, which is very significant, after a two-month break, the first school has started working. As for Azovstal, the last refuge of nationalists and the remnants of the AFU units in Mariupol, today Vladimir Putin ordered to cancel the storming of the enterprise. The territory of the object will be blocked. The Nazis from Azovstal will sooner or later come out themselves because of hunger and thirst, but it's really worth saving the lives of our military. However, no one canceled airstrikes and shelling from the ground. The Russian leadership and the military are also once again calling on the militants to "not push their luck" and stop resisting. Against this background, "silence regimes" are regularly announced, "humanitarian corridors" are organized from the territory of the enterprise. Prisoners are guaranteed full compliance with all the requirements of the Geneva Convention and the provision of qualified medical care. A little less than one and a half thousand soldiers, mostly marines, followed the good advice, surrendered together with part of their commanders and saved their lives. According to the information of the DPR at the time of writing this material, three dozen more Marines got out of the Azovstal area. And not so much thanks to the efforts of the Russian side, here and without agitation it is clear that the choice of the AFU soldiers is simple: death or captivity, but thanks to the fact that they managed to escape from Bandera's supervision. And the Nazis have a simple conversation: a bullet in the back to those who went to surrender ... there is a lot of evidence of that on the web. And then the question arises, what or who are the Banderites hiding and protecting on the territory of the metallurgical combine? For the sake of whom or what, until recently, attempts were made by helicopter pilots to break through to the encircled? According to our unofficial information, two British citizens were among the dead on board the downed helicopter. And among the two surviving participants of the failed rescue operation was an operative of the Ukrainian Security Service. This is clearly not for nothing. We hope that after the final cleanup, these issues will be clarified. Meanwhile, Zelensky and his entourage are trying their best to heroize the militants from the national battalions and dobrobats, posthumously assigning the highest state awards to murderers and looters. Not so long ago, the title of "Hero of Ukraine" (just!) the commander of the dobrobat "Freikor" G.Tarasenko, liquidated near Kharkov, was awarded. A few words about the name of this unit, which sounds somehow not at all Ukrainian. It is borrowed from Germany and translates from German as "free" or "volunteer detachments". These detachments and their very name appeared in the 18th century. Initially, they consisted of mercenaries, adventurers and fugitive criminals. Even before the Nazis came to power in Germany, and then even more so after the establishment of the Third Reich, the Freikorps were a real hotbed of neo-Nazi ideas. At one time, such high-ranking Nazis as G. Himmler, R. Darrey, M. Bormann and a number of others passed through them. This is so, to the question that the West does not want to see Nazism in Ukraine. And about why Russia will certainly carry out denazification in a neighboring state. This is dictated by the need to ensure the security of Donbass, the Russian Federation, Ukraine, and the rest of the world. Nazism and fascism are contagious things. This, in particular, can be seen in those scumbags (in Nezalezhnaya they are called volunteers) who flocked to the former Soviet Republic like flies to ... honey. In addition to glorifying and perpetuating the memory of the newly-born Nazis, the Kiev authorities are systematically working to dehumanize the Russian, Donetsk and Lugansk military by releasing fakes about their alleged "atrocities" against peaceful Ukrainians. The other day, the Russian Defense Ministry reported that the radicals plan to fire mortars at Orthodox churches in Zaporozhye, Mykolaiv, Sumy, Kharkiv and other regions right during the Easter service on the night of April 23-24. To this end, neo-Nazis form mobile groups, planning to move around in vans and cross-country vehicles (the so-called "wandering mortars"). It became known that the SBU officers intend to organize another provocation in the Odessa region: they plan to change into military uniforms The Armed Forces of the Russian Federation and arrange a demonstrative shooting of the local population, accusing the Russian military of this. Well, then everything should go along the worked-out route: photos and videos in the news of Ukrainian and Western media, statements by politicians and public figures about "Russian outrages", etc., etc. Let's see if the fact that the Russian military officially reported about them will help prevent the planned provocations. There were cases when these warnings were triggered. But, be that as it may, the bloody fakes organized by the SBU began to have the opposite effect. For example, a number of foreign correspondents, including the Italian journalist T. Capuozzo, refuted Kiev's statement about the involvement of the Russian military in the shelling of the railway station in Kramatorsk, since the serial number of the missile fired indicates that it belongs to the Armed Forces of Ukraine. The "wrong" correspondents ended up in a group that happened to be in the city where the shelling took place. After all, according to the plan of the Ukrainian "bezpeka", they had to remove the victims of the shelling by the "Russian rocket", and they undertook to understand its labeling… Moreover, the journalists of the New York Times for the first time officially confirmed the use by Kiev of cluster munitions prohibited by the UN Convention, which were used for the Hurricane multiple launch rocket system during the shelling of civilians in the city of Bezrukovka and the settlement of Gusarovka in the Kharkiv region. In a word, Kiev is clearly losing the war, which was initially clear, and in the information and propaganda sphere it is also gradually beginning to lose ground. And yet, despite everything, the Anglo-Saxons and other Europeans continue to pump Ukraine with weapons, ammunition and military equipment. And this is done with enviable persistence, despite the risks to themselves. Thus, the analyst of the Bloomberg agency H. Brands claims that the United States has already supplied Ukraine with a third of the stock of Javelin anti-tank complexes they have. If the Americans continue to arm Kiev with them, they risk "significantly exhausting the stocks" of these weapons and they will have to spend "months or even years" on their additional production. Or another example. Slovak parliamentarians were outraged by the fact that their government handed over its S-300 systems to Kiev for free. Here, however, the key word is "free". For money, apparently, it would be possible. Well, Slovaks can also be understood – the country is not the richest in Europe… In fairness, it should be noted that these installations, upon arrival in Ukraine, in whole or in part (our Ministry of Defense has not clarified this issue yet), were destroyed by the Russian Aerospace Forces. In one gulp. And here I would like to ask the question, with what kind of fright did Washington so cling to the current Kiev regime, which is clearly doomed, and even harnessed its satellites, sorry, NATO allies into this unpromising project. Moreover, at present everything possible is being done to ensure that the armed conflict, which is increasingly beginning to resemble the agony of Kiev, lasts as long as possible. In this regard, let's make the assumption that it's not about Ukraine. It has long been written off as an expense. Washington's task, as it seems to us, is to focus the attention of the Russian leadership on this conflict in order to weaken attention to other regions along our borders – Transcaucasia (Karabakh) and Central Asia (remember the January events in Kazakhstan?) and, most importantly, in relation to the Pacific Ocean zone. Russian-Chinese relations, which are currently as good as ever, are a bone in the throat of our overseas "partners". The main opponent for the United States is Beijing. And the Americans are well aware that China, which has a powerful economy, human resources, and a stable state system, remains an insufficiently strong opponent in military terms. So it is better not to delay the military stage of the special operation, our military and political leadership should have their hands free to solve other tasks. As for denazification, which will probably take longer than a military operation, other forces will participate in it.

Донбасс: обстановка накалена до предела

С упорством, достойным лучшего применения, политики-англосаксы и ведущие западные СМИ (но уже не все, о чем поговорим ниже) раскручивают тему «российского вторжения» на Украину. Давеча якобы (как сообщает Politico) сам президент Дж.Байден сообщил, что оно должно начаться 16 февраля. На этом фоне набирает обороты эвакуация иностранных, главным образом, западных диппредставительств и граждан из Киева и Украины как таковой, страховые компании прекращают страхование гражданских самолетов, летающих в «незалежную», и регулярные рейсы закрываются на неопределенное время, из республики утекают многомиллиардные суммы (на момент написания этого материала известно о выводе за несколько недель более 12 миллиардов долларов)… Одним словом, «зрада зрадная». И ведь, что интересно, и «агрессор», т.е. Москва, и «жертва агрессии», т.е. Киев, почти в одни голос заявляют, что никто ни на кого нападать не собирается. Но Вашингтоном и Брюсселем это игнорируется. Почему? Попытаемся разобраться. Есть такой, в общем-то, несложный психологический трюк – отвлечение внимания. Он известен с давних времен и кто только его не использует. От фокусников в цирке, до командиров частей и соединений, проводящих операции, отвлекающие от планируемого направления главного удара. Пользуются им и бизнесмены, и разведчики, и дипломаты… Так вот, массированное раскручивание вопроса о предстоящей «российской агрессии» в отношении Украины, как представляется, является реакцией на требования Москвы по вопросам глобальной безопасности, предъявленные руководству США и НАТО в декабре минувшего года. И это притом, что Украина упоминается в этом документе один или два раза через запятую вместе с Грузией. В контексте невозможности расширения НАТО за счет бывших союзных республик. И все. Почему в качестве объекта для отвлечения внимания была выбрана именно Украина, вполне понятно. Во-первых, опасность «российской агрессии и даже вторжения» эксплуатировалась киевскими властями, начиная с 2014 года. За это они получали финансовую, политическую и дипломатическую поддержку со стороны Запада. Так что, как говорится, сами напросились. Во-вторых, постмайданные власти довели некогда процветающую республику до такого состояния, что содержать её Западу становится все более накладно. Тем более, в-третьих, свою основную привлекательность для США и НАТО с военной точки зрения «незалежная» потеряла вместе с Крымом. Так что, видимо, пришло время от Украины избавляться, но перед этим, что называется, в последний раз попользоваться, втянув её в военный конфликт с Россией. А поскольку воевать Москве с Киевом незачем, надо втянуть её в этот процесс, через конфликт на Донбассе, где в настоящее время проживает уже более 700 тысяч российских граждан. Кроме того, столкнув Киев и Москву, Вашингтон вынудит европейцев, если не разорвать совсем, то минимизировать их торгово-экономические отношения с Россией, и в первую очередь, в сфере поставок газа и нефти. Для европейской промышленности, которая просто физически не сможет компенсировать отсутствие российских энергоносителей (российский газ обеспечивает 40 % всех потребностей Старого света), это будет означать крах. Руководство ведущих стран ЕС это понимает. И видимо, по этой причине в настоящее время мы видим непрерывный поток визитеров разного уровня, приезжающих в Москву и пытающихся найти хоть какие-либо компромиссы и/или лазейки, которые могли бы разрядить ситуацию. Что касается Киева, то начавшиеся поставки оружия, прибытие дополнительных натовских инструкторов, а также транш МВФ сперва обрадовали президента Зеленского и его окружение. Однако, когда до них, наконец, дошло, что расплачиваться за все эти «пряники» придется войной на Донбассе, результат которой несложно себе представить, в Киеве началась истерика, которая продолжается и на момент написания этого материала. Справедливости ради, следует отметить, что сам Зеленский и некоторые высокопоставленные чиновники его администрации пытаются снизить накал страстей, которые раскручиваются Вашингтоном, но из этого ничего не выходит. Те, кто имеет на это возможность, бегут из республики или хотя бы вывозят свои семьи. Обыватели, готовясь к трудным временам, сметают с прилавков крупу, сахар, спички и т.д. По всему видно, что нынешнее киевское руководство уже миновало, как говорят в авиации, «высоту принятия решения», когда можно изменить траекторию полета, и стремительно движется к военному конфликту на Донбассе, к неминуемому поражению, и бесславному завершению своего правления. Действительно, на границах Донецкой и Луганской республик сконцентрированы, по выражению Директора СВР С.Нарышкина, «все хоть в какой-то степени боеспособные», части ВСУ, имеющие на своем вооружении массу различной бронетехники, ствольную артиллерию и установки залпового огня. Если добавить к этому головорезов из добробатов, группы ЧВК из США, Польши и ряда других западных стран (некоторые из них весьма внушительные по своему количеству), а также «советников» и «инструкторов» из натовских сил специального назначения, то на круг выходит порядка 150 тысяч человек (по информации главы ДНР Дениса Пушилина). Кстати, как сообщает Директор Внешней Разведки, появилась информация и о появлении в районах линии соприкосновения боевиков-джихадистов из разных стран. Похоже, если вспомнить появление этой, с позволения сказать, публики в ходе недавней войны на Карабахе, это своего рода «привет» от нашего партнера Реджепа Таипыча Эрдогана. Ну да это так. К слову пришлось. Этой достаточно разношерстной, но хорошо вооруженной и в подавляющем большинстве обстрелянной массе противостоят порядка 50 тысяч бойцов ДРН и ЛНР. Теоретически соотношение один к трем приемлемо для проведения успешной наступательной операции киевскими войсками. Однако в этой связи хотелось бы обратить внимание на некоторые моменты. Во-первых, качество и моральное состояние противостоящих сил. Как отметил Д.Пушилин, без малого 60 процентов защитников Донбасса – это люди, состоящие в ополчении с 2014-2015 годов. Они прошли через Иловайск и Дебальцево и уверенны в своих способностях победить врага. Кроме того, у части из них семьи и близкие живут на территориях подконтрольных в настоящее время Киеву. А это значит, что бойцы не только намерены выстоять, но и морально готовы перейти в наступление. Что касается ВСУ и иже с ними, то не следует забывать, что бойцы западных ЧВК, джихадисты и другие «добровольцы» приезжают в районы боевых действий на заработки, и рисковать своими жизнями не собираются. Поэтому в случае, если Киев решится пойти на прорыв, эти бармалеи с высокой долей вероятности будут выступать в качестве загранотрядов. И не более. Во-вторых, если о вооруженности украинских военных мы имеем хотя бы приблизительное представление, то чем готов встретить противника Донбасс «есть тайна великая». Ведь когда в небе над республиками появились дроны, оказалось, что у них есть средства, которые могут их сбивать и глушить. Поэтому мы бы не стали исходить из того, что ополченцы встретят противника только стрелковым оружием и артсистемами старого советского образца. В-третьих, как неоднократно заявляли официальные российские представители, начиная с президента В.Путина, в случае наступления ВСУ на республики Донбасса Москва будет вынуждена оказать им военную поддержку. Похоже, в Киеве осознают сложность ситуации, в которой оказалась Украина. Однако изменить что-либо Зеленский не может. По сути дела у него остался один выход: отдать приказ войскам прекратить стрельбу и вернуться в казармы, а затем начать прямой диалог с Донбассом. А это сделать ему не дадут ни свои, местные националисты, ни Вашингтон. В этой связи хотелось бы заметить, что ситуация на Украине 2022 года существенно отличается той, что была в Грузии в 2008 году. Тогда авантюра Саакашвили была своего рода ответом Запада на мюнхенскую речь российского лидера в 2007 году и одновременно пробным шаром. В том смысле, что выгорит – хорошо, не выгорит – будем работать дальше. Сейчас же ситуация совсем другая: Вашингтон не так уверенно контролирует своих ключевых европейских союзников, да и российский военный потенциал изменился с тех пор самым существенным образом. Кроме того, не следует забывать, что администрация Байдена действует в условиях цейтнота: в ноябре состоятся промежуточные выборы, в ходе которых демократы могут потерять контроль если и не над Конгрессом полностью, то с высокой степенью вероятности над палатой представителей. И после бегства из Афганистана администрации, во что бы то ни стало нужен результат в военной сфере, который мог бы быть истолкован как «победа». Победа над Россией за счет Украины. Причем все это должно случиться до конца апреля – мая, когда избирательные кампании начнут набирать обороты. Поэтому как бы ни упирался Зеленский, его все равно дожмут, поскольку США в отличие от Грузии явно не собирается сохранять Украину как государство. Так что вооруженного конфликта на Донбассе избежать вряд ли удастся. Его вероятность на текущий момент составляет порядка 60-70 процентов. Касаясь позиции Москвы по вопросу Донбасса, хотелось бы отметить следующие моменты. Вмешательство России в конфликт незамедлительно осуществится только в случае, ели ВСУ перейдут в наступление. Скорее всего, тут можно только предполагать, что будут осуществлены удары с воздуха силами ВКС по массовому скоплению живой силы и техники (благо они буквально сгрудились в районе разграничительной линии), а также объектам инфраструктуры и управления войсками. Также незамедлительно ЛНР и ДНР будут официально признаны российским государством. Что касается обсуждаемого в настоящее время в Государственной Думе законопроекта по этому вопросу, который был предложен КПРФ, то, думается, пока он будет отложен. Поскольку признание республик Россией будет означать её выход из Минских договоренностей, которые она же и предложила, что повлечет невыгодные для Москвы политические последствия. А также признание республик в настоящее время означает для них существенную потерю территорий, поскольку пока что две трети этих бывших областей Украины находятся под контролем Киева. Что касается «оккупации Украины» или её значительной части, то, как представляется, её не будет. Наводить порядок у себя в стране, дело самих граждан этой республики. Фото: yandex.net

Украинскую энергетику добивают

Каким образом? Постараемся объяснить. Согласно планам министерства энергетики «незалежной», до 2050 года доля возобновляемых источников в стране должна составить 70%. Просто революция в отрасли какая-то. Ведь еще недавно, до 2014 года, когда в Киеве произошел государственный переворот, электроэнергия производилась на атомных станциях (более 51%), ТЭС (примерно 40%) и на ГЭС, плюс возобновляемые источники (солнечные батареи, ветряки), общим объемом примерно 9-10%. И вот что любопытно, после всех деклараций о стремлении стать европейской страной и перейти на европейские стандарты, в частности, в плане охраны окружающей среды, доля электричества, получаемого с помощью солнечных и ветровых станций, по состоянию на 2020 год, опять же в сочетании с ГЭС, составила в энергобалансе Украины те же менее 10%. Что касается отсутствия прогресса в сфере «зеленой энергетики», то проблема в том, что киевские мечтатели, а, возможно, и просто жулики не озаботились таким простым вопросом, как полное отсутствие в «незалежной» предприятий по производству оборудования для ветровых (ВЭС) и солнечных (СЭС) электростанций. А покупка импортного оборудования за рубежом, несмотря на частичное финансирование экологических программ со стороны ЕС, проблем не решает. Дорого. Однако, следуя последней европейской моде, украинцы решили всех переплюнуть и взяться за решение вопроса относительно обеспечения Старого Света водородным топливом. Суперчистым в плане его использования. И опять непонятно, чего в этом больше: маниловщины или стремления погреть руки и порешать свои проблемы за чужой счет. Попытаемся объяснить нашу позицию. Дело в том, что пока, считающийся «топливом будущего», водород весьма дорог в производстве, а его продажная цена в разы превышает традиционные энергоносители. В настоящее время в мире производится порядка 40 млн тонн водорода, что ничтожно мало по сравнению с другими энергоносителями (одна Россия ежегодно экспортирует сотни миллионов тонн нефти, не считая газа). При этом следует учитывать, что 96-97% этого количества производится из ископаемого топлива, т.е. того же угля, нефти и природного газа (так называемый коричневый водород). Причем при производстве этого энергоносителя неизбежны значительные выбросы в атмосферу углерода, против чего как раз и борются экологи и остальные зеленые. А 3-4% газа – путем гидролиза воды с помощью специального оборудования (зеленый водород). В этом случае выбросы практически отсутствуют. Однако этот метод весьма энергозатратен. Поэтому такие производства находятся, как правило, вблизи гидроэлектростанций. Тут и вода, и энергия, что называется, в одном флаконе. Какой из двух типов водорода горит в настоящее время на олимпийском стадионе в Токио, мы не знаем. Однако европейцы являются приверженцами зеленого. Сразу скажем, что технологией и оборудованием для производства водорода «незалежная» не располагает. Как и для ВЭС и СЭС. Тем не менее, Украинская водородная ассоциация уже существует, и её глава пан Александр Репкин отправился давеча в Германию. Но не думайте, что он решил договариваться о покупке технологий и оборудования или создания какого-либо совместного предприятия. Боже упаси. Глава Ассоциации отправился с тем, чтобы обсудить возможность транспортировки водорода, который когда-нибудь будет (или не будет) производиться на Украине по её газотранспортной системе. Поскольку, как подозревают в Киеве, в ближайшей перспективе она никому не будет нужна. Иной раз задумываешься, откуда выкапывают в «незалежной» таких хуторян дремучих с незаконченным трехклассным образованием? Ведь еще в средней школе на уроках химии рассказывают, что водород обладает, как минимум, двумя свойствами: он крайне взрывоопасен, особенно если смешивается с воздухом, а также, что его молекулы обладают способностью разъедать большинство металлов и (или) делать их хрупкими. А глава специализированной водородной организации этого не знает? Странно. Ну да Бог с ним, надеемся, что хоть немцы смогли его просветить по этому вопросу. Вот уж хлопчик удивится… А теперь вернемся к реальной энергетике. И, похоже, нам будет не до веселья. Если доля электроэнергии, вырабатываемая на ГЭС, ВЭС и СЭС за последние годы осталась на прежнем уровне, то доля электричества, вырабатываемого на АЭС (без надлежащего ухода реакторы, построенные еще во времена СССР, близки к выработке своего ресурса, а часть – уже его выработала) сократилась и, соответственно, увеличилась доля тепловых станций, более половина из которых работает на угле. Остальные – и на угле, и на газе. Но с голубым топливом в «незалежной», как известно, большие проблемы. Так что главным энергоносителем остается уголек. Да только и с ним, похоже, не все гладко. Но об этом чуть позже, а пока хотелось бы обратить внимание на сообщение из аппарата киевского кабинета министров, которое на фоне Олимпиады в Токио и других важных сообщений промелькнуло практически незаметно. Итак, в рамках европейской программы «Гриндэйл» Брюссель потребовал от Украины, которая, напоминаем, является ассоциированным членом ЕС, к 2030 году закрыть все шахты. Подчеркиваем: ВСЕ. Всего-навсего. То есть хочешь быть европейцем, борись за «зеленую» энергетику. Правда, учитывая украинскую специфику, европейцы пока разрешают своему ассоциированному члену пользоваться углем. Но его придется покупать за рубежом. Вот уж, действительно, вошли в положение младшего партнера: и экологией на Украине озаботились и своим, в частности, польским горнякам работу обеспечили. И хотя на обсуждение этого вопроса представителей Киева не пригласили, а просто проинформировали о своем решении, киевский кабмин не только покорно взял под козырек, но уже и объявил о двух пилотных проектах в городах Мирноград (часть Донецкой области, подконтрольная киевскому режиму) и Червоноград (Львовская область на западе страны). Думается, что такую сговорчивость Киева можно объяснить двумя факторами: во-первых, теоретической (подчеркиваем – теоретической) возможностью получить под ликвидацию шахт один миллиард долларов. Для этого в ЕС будет создан специальный фонд. Правда, когда в этом финансовом учреждении появятся деньги частных инвесторов, и появятся ли они в фонде вообще, «вопрос, конечно, интересный…». Но для того, чтобы хоть как-то снизить ожидаемый всплеск недовольства угольщиков (а это десятки тысяч человек, как минимум), которые гарантированно останутся без работы, почему бы и нет. Во-вторых, те шахты, которые остались на территории, подконтрольной Киеву, и так постепенно закрываются. Дело в том, что в энергетической отрасли образовался порочный круг, разорвать который без государственной поддержки никак не получается. А правительство спасать угледобывающую отрасль не собирается. Если не вдаваться в детали, то в настоящее время ситуация такова: цены на электроэнергию растут, в первую очередь в связи с ростом потребления и сокращающимися объемами её производства. Количество шахт, которые могут оплачивать растущие счета за электричество, неуклонно сокращается. А без электроэнергии шахты, само собой, работать не могут. Вот угольщики и сокращают добычу (чтобы экономить энергию), а то и вообще её прекращают. Оставшиеся шахты в условиях сокращения объемов угля на рынке и повышенного спроса поднимают цены на свою продукцию. Это, в свою очередь, ведет к повышению цен на энергию, производимую на ТЭС. И так по кругу. Таким образом, на середину июля большой ценник на тонну угля (сам уголь плюс его доставка) приблизился 130 долларам за тонну. А заменить его газом, который на внутреннем рынке обходится предприятиям без малого 500 долларов за тысячу кубометров, тоже не получается. Поэтому, по данным «Укрэнерго» на середину июля, из-за дефицита и дороговизны топлива, на Украине остановлено 14 энергоблоков ТЭС. Еще 9 официально находятся на «аварийном ремонте». Одним словом, республика переживает системный кризис в сфере энергетики. Во-первых, Украина после начала блокады Донбасса в 2017 году потеряла стабильные поставки энергетических углей в необходимом объеме. А импорт продолжает дорожать, хотя на мировых рынках цены на уголь уже достигли десятилетнего максимума. Во-вторых, антикарбоновая политика ЕС, под которую подписалась и Украина, делает бессмысленной любые инвестиции в угледобычу и в тепловую генерацию. И, в перспективе, делает бессмысленным само существование ТЭС на Украине. При этом если тепловую генерацию заменять зеленой энергетикой с ее дорогими тарифами — то это рост стоимости электроэнергии, который сильно ударит по промышленности и социальной сфере. В целом — системный тупик, как итог всей энергетической политики последних лет. В заключение хотелось бы напомнить, что выход из тупика находится там же, где и вход. То есть для того, чтобы избежать полного энергетического коллапса, а Киев уверенно ведет страну в этом направлении, ему необходимо коренным образом изменить свой внешнеполитический курс. В частности, восстановить отношения с Россией, в частности по вопросам поставок энергоносителей и обслуживания, а может быть, и реконструкции АЭС, прекратить войну на Донбассе и возобновить поставки энергетических углей по нормальным ценам. То есть вернуться к отношениям хотя бы 2013 года. Но что нам подсказывает, что на это руководство «незалежной» не пойдет…

Талибан побеждает, чего ждать дальше

Обстановка в Афганистане обостряется с каждым днем, боевики запрещенного в РФ террористического движения «Талибан» находятся уже не только на подступах к столице – Кабулу, но и захватили позиции на некоторых его окраинах. Напомним, талибы начали активные наступательные действия после того, как США приняли решение о выводе своих войск и начали его реализовывать. Конечным сроком, когда военные должны были покинуть страну, американцы называли 11 сентября. Однако темпы вывода, который все больше походит на бегство, таковы, что Вашингтон уже говорит о его завершении в конце августа, а возможно, и раньше. Поскольку, по официальным данным Пентагона, к середине июля американцы уже вывели 95 % своего контингента. По данным аналитиков Института Ближнего Востока (ИБВ), талибы взяли под свой контроль все контрольно-пропускные пункты на границе Афганистана с Ираном и Туркменистаном, захватив ключевые пункты Ислам Кала (граница с Ираном) и Торгунди (граница с Туркменистаном) в провинции Герат. Что касается границ с Узбекистаном и Таджикистаном, то там они тоже контролируют практически все основные участки. На момент написания этого материала «Талибан», по усредненным экспертным оценкам, контролировал не менее 40 % территории страны. Хотя сами талибы заявляют о 85%. И если еще весной западные аналитики прогнозировали, что переход под контроль талибов всего Афганистана, включая столицу, займет от двух до трех лет, то сегодня уже очевидно, что до смены режима в Кабуле остались считанные месяцы. Если не недели. Обострение ситуации в стране и перспектива возвращения к власти талибов спровоцировала бегство населения в сопредельные страны. Еще несколько недель назад речь шла о десятках, максимум, сотне перебежчиков в день, причем это были исключительно афганские военные, вынужденные в ходе боев выходить на сопредельные территории. Теперь же речь идет о мирных гражданах, семьях с детьми, домашним скарбом, а то и с домашними животными. О масштабах бегства афганцев можно судить по недавнему (16 июля) заявлению премьер-министра Пакистана Имран Хана, который в ходе международной конференции «Центральная и Южная Азия. Региональная взаимосвязанность. Вызовы и возможности» сообщил, что на территории его страны уже скопилось порядка трех миллионов афганцев. Коль скоро мы коснулись этой конференции, которая проходила в Ташкенте, и в работе которой приняли участие представители более 40 стран, продолжим. Изначально планировалось, что на ней будут обсуждаться вопросы экономики, развитие стран региона, международные связи и т.д., однако события в Афганистане внесли в повестку дня серьезные изменения. Жесткую оценку происходящему дал глава российского МИД Сергей Лавров, представлявший Россию на этой конференции: «К сожалению, в последние дни мы стали свидетелями стремительной деградации ситуации в Афганистане. В свете спешного вывода контингентов США и НАТО резко возросла неопределенность развития военно-политической обстановки в этой стране и вокруг нее. Очевидно, что в нынешних условиях существуют реальные риски перетока нестабильности в сопредельные государства». В той или иной степени, точку зрения российского министра разделило большинство участников встречи. Большинство, но не все. Показательно в этом плане было выступление главы дипломатии ЕС Жозепа Борреля, который заявил буквально следующее: «Вызовы в Афганистане требуют немедленного и коллективного ответа. Сохранение мира и стабильности в Афганистане — это общая цель, общая ответственность всех нас, собравшихся здесь сегодня». Неплохо у дедушки получается: два десятки лет Штаты и их союзники, где ключевую роль как раз и играли страны, входящие в Евросоюз, со всей дури утюжили Афганистан, нанося ракетные, бомбовые и артиллерийские удары по объектам инфраструктуры, кишлакам, караванам с продовольствием, свадебным шествиям… Причем, так называемые, «сопутствующие потери», т.е. мирные жители, включая женщин, стариков и детей, во многие разы превосходят потери среди тех, с кем официально боролась коалиция. И теперь, после того, как страна оказалась практически полностью разрушена, ответственность за мир и стабильность в ней, а значит и за её восстановление, возлагается на других. Это что Киргизия или Таджикистан будут восстанавливать соседнюю страну и утихомиривать враждующие стороны? Не можем пройти мимо еще одного пассажа маститого дипломата. Он призвал Афганистан обеспечить себе «зеленое будущее». Поскольку в мусульманских странах зеленый цвет в первую очередь ассоциируется со знаменем Пророка, можно было подумать, что Баррель призывает к созданию Исламского Эмирата Афганистана, за что, кстати, и борются талибы. Однако с уничтожения этого самого Эмирата коалиция под руководством США и начала свою операцию на афганской земле. Потом все-таки стало ясно, что Баррель имел в виду вопросы экологии. Хотя о какой природоохранной деятельности могут думать сейчас люди, которым просто нечего есть, нередко негде жить и откровенно боящиеся за свое будущее. Возвращаясь к проблеме беженцев, необходимо отметить, что талибы не скрывают, что помимо военнослужащих армии Афганистана, значительная часть которых подлежит физическому уничтожению, как и члены их семей, под угрозой смерти находятся и те, кто в той или иной форме был связан с иностранными военными. И тут все равно, в качестве кого и как долго они работали переводчиками, водителями, младшим медперсоналом, уборщиками, поварами. Однако судьба этих людей американцев особо не трогает. В срочной эвакуации в США им однозначно отказано. Известно, что Вашингтон обратился с просьбой к Узбекистану разместить на своей территории афганцев, которые работали на американскую армию. Вроде бы временно, до решения вопроса об их размещении в других странах. По информации Bloomberg, аналогичные запросы получили также Таджикистан и Казахстан. Пока Ташкент, Душанбе и Нусултан думают. А талибы тем временем берут под свой контроль новые участки афгано-узбекской и афгано-таджикской границы, оставляя для беженцев всех мастей все меньше шансов на спасение. Вот уж действительно, прав был отец нынешнего короля Иордании, который как-то раз заметил, что врагом Америки быть опасно, однако быть её другом опаснее вдвойне. Также пока остается открытым вопрос о возможности США использовать базы для своих ВВС в Киргизии и Узбекистане для поддержки с воздуха афганских войск, оказывающих сопротивление отрядам «Талибана». Кроме того, в американских СМИ промелькнула информация о том, что в качестве дополнительного аргумента Вашингтона фигурирует тезис относительно возможности использования авиации США против талибов в случае, если они нарушат границу со своими северными соседями. Звучит довольно-таки провокационно, поскольку в свое время Узбекистан раньше, а Киргизия чуть позже буквально выдворили американцев со своих авиабаз. Кроме того, Казахстан, Киргизия и Таджикистан являются членами ОДКБ. А что касается Узбекистана, который за годы президентства Ислама Каримова, который пару-тройку раз то входил, то выходил из ОДКБ (ох уж эта многовекторность, кто только от неё не страдал), то у него имеются соответствующие двусторонние договоренности с Россией. И российские инструкторы, как нам известно, в республике в настоящее время работают, как и в Таджикистане, где кроме того находится 201-я российская военная база, личный состав которой активно взаимодействует с местными военными. Так что защита от прямого нападения у наших южных соседей есть. Но этим, к сожалению, угрозы из Афганистана вряд ли ограничиваются. Нам могут возразить, что еще недавно в Москву приезжали представители Движения, которые заверяли российскую сторону, что у «Талибана» нет планов расширения своего влияния на сопредельные страны, что единственной целью талибов является смена режима в Афганистане и воссоздание уничтоженного американцами Исламского Эмирата, страны, живущей по законам Шариата. Звучит обнадеживающе. Но давайте вспомним, откуда есть пошел «Талибан» и что он собой представляет в настоящее время. Так вот, это движение было создано военной разведкой Пакистана для проведения террористических акций и боестолкновений на территории Кашмира против Индии. Изначально это была компактная группа в несколько десятков мотивированных крайних исламистов, прошедших необходимую подготовку для той деятельности, которую им предстояло вести. Однако вскоре планы кураторов изменились, и талибы было переброшены на афганское направление. Дело в том, что после вывода советских войск между группировками моджахедов началась жестокая война за первенство. Талибам довольно быстро удалось частично переподчинить себе, частично физически уничтожить лидеров, конкурирующих больших и малых бандформирований и в конце концов создать тот самый Исламский Эмират Афганистана, государство, которое было признано Пакистаном, Саудовской Аравией и еще двумя-тремя странами поменьше. В настоящее время «Талибан» представляет собой крупную, хотя и несколько рыхлую структуру, состоящую из нескольких крупных и средних группировок, которые иной раз начинают выяснять между собой отношения с помощью оружия. В то же время все эти группировки весьма жестко объединены исламистской идеологией, которая противопоставляет талибов не только иноверцам, но и приверженцам других, более умеренных форм того же суннитского ислама. В свое время от «Талибана» отпочковалась чисто пакистанская организация «Техрик-и-Талибан Пакистана» (ТТП) (также запрещенная в России), известная как «пакистанский Талибан», на совести которой убийство 17 октября 2007 года видного пакистанского политика, дважды премьер-министра этой страны Беназир Бхутто. Естественно, связи между двумя организациями имеется, что весьма волнует официальный Исламабад. Из других партнеров по террористической деятельности можно назвать идеологически очень близкую талибам и запрещенную в РФ «Аль-Каиду», включая все её филиалы, под какими бы названиями они не скрывались, сепаратистские организации в пакистанском Белуджистане. Кроме того, следует обратить внимание на этнические исламистские группировки типа «Исламское движение Узбекистана» (еще одна запрещенная в России террористическая организация), которые сформированы из граждан среднеазиатских республик, имеют по ту сторону границы друзей, родственников. Эти группировки, формально самостоятельные, но тесно сотрудничающие с «Талибаном» более четверти века, уже в ближайшей перспективе могут представлять непосредственную опасность с точки зрения проведения террористических актов на постсоветском пространстве. И не только в регионе Средней Азии. При этом талибы регулярно примыкают к той стороне, которая больше платит. Часть из них охотно меняла белые флаги «Талибана» на черные знамена запрещенного в России «Исламского государства» (ИГИЛ). Таком образом, сегодня нельзя исключать и вероятность возрождение «Исламского государства», но уже на территории Афганистана. В свою очередь ряд американских экспертов отмечает, что террористические группировки, действующие против Индии, такие как «Джаиш-е-Мохаммад» и «Лашкар-е-Тайба», будут иметь больше возможностей для проведения операций благодаря своим связям с «Талибаном». А также подчеркивают, что угроза терактов, наплыва беженцев будет нарастать и для Запада. Возвращаясь же к московской встрече с представителями политического крыла «Талибана», которые, кстати, на постоянной основе обитают в Дохе, столице Катара. Думается, что эти люди, которые может быть и совершенно искренне хотят ограничить деятельность своей организации Афганистаном, вряд ли смогут это сделать. Так что, как это ни печально, но у России дополнительно к украинско-белорусской и закавказской появилась третья точка напряжения – среднеазиатская. Не многовато ли… Фото: culturedup.com

Пашинян – усидел, кризис – продолжится

Итак, Армения сделала свой выбор. На наш взгляд – довольно странный. Хотя… Партия «Гражданский договор», возглавляемая Николом Пашиняном, победила со значительным перевесом, набрав 53,92% голосов. А это значит, что Никол Воваевич получает реальный шанс снова «порулить». И это – после того, как «рулевой» вчистую проиграл вторую карабахскую войну, угробил массу народа, потерял все кроме остатков Арцаха территории, контролировавшиеся Ереваном по итогам первой войны с Азербайджаном. И это – не считая острейшей проблемы беженцев из доставшихся Азербайджану территорий, которой никто толком так и не занимается, продолжающегося оттока работоспособного населения, роста нищеты и т.д., и т.п. Да и сами эти выборы были назначены под давлением общественного мнения, когда немедленной отставки премьера требовала и значительная часть населения, и военное руководство республики и даже священный Эчмиадзин (резиденция Католикоса всех армян), который по понятным причинам в светские разборки обычно не вмешивается. Так что проведение внеочередных парламентских выборов стало своего рода компромиссным решением, направленным на предотвращение гражданского противостояния, которое легко могло перерасти в вооруженную междоусобицу. Ну и какой результат у этого компромисса? Пашинян и его соросята, а также им сочувствующие победили с убедительным и поэтому с удивительным счетом. Почему с удивительным? А давайте вспомним хотя бы некоторые моменты, которые предшествовали голосованию. Имея многочисленную, но все-таки разрозненную оппозицию внутри страны, Пашинян всячески пытался получить поддержку извне. Однако результативность его турне и переговоров была, скажем так, сомнительная: влиятельная французская диаспора, к которой он обратился за поддержкой, говоря вежливо, просто послала просителя куда подальше, аргументировав это карабахской трагедией и национальным унижением, которое испытала Армения благодаря политике Никола Воваевича и его правительства. Москва приняла и.о. премьера вежливо. И только. Кстати, чуть позже или чуть раньше Белокаменную посетил и Роберт Кочарян, экс-президент республики и лидер избирательного блока «Армения», которого, судя по утечкам, принимали на высоком уровне и обсуждали серьезные вопросы, в частности, будущего двусторонних и региональных отношений. Причины для такого серьезного приема представителя оппозиции реально существовали. Ведь последние недели вплоть до дня голосования «Гражданский договор» и его главный конкурент блок «Армения» шли, что называется «голова в голову» 23-24 % голосов потенциальных избирателей каждой структуре. Если же кто-то из них выходил на первое место, разрыв не превышал социологической погрешности. Однако хватит удивляться. Попытаемся хоть как-то разобраться в причинах случившегося. Говоря о данных соцопросов и результатах голосования, не следует, справедливости ради, упускать два момента. Во-первых, те же опросы показывали, что значительное число потенциальных избирателей так и не определились со своим выбором: данные колебались в пределах 40-47 процентов. И это действительно много. А теперь возьмем данные избиркома и увидим, что явка составила 49,4 процента. То есть мало того, что сомневающиеся не пришли, так еще и те, кто вроде бы собирался проголосовать, тоже решили остаться дома. Тут на наш взгляд главенствующую роль играют два момента: технологический и психологический. Что касается политтехнологи, то напомним, в выборах участвовало 25 политических партий. Для страны с населением менее трех миллионов, и миллионом граждан, обладающих правом голоса, такое разнообразие партий явный перебор. Причем большинство из них были псевдооппозиционные партии-однодневки, зарегистрированные в канун выборов, то есть партии-спойлеры, единственной задачей которых было оттянуть на себя, размыть протестный электорат. А теперь о психологии. Многие армянские, да и некоторые наши российские политологи и политтехнологи, объясняют слабую явку моральной усталостью, тем, что население Армении еще не оправилось от шока, вызванного трагическими последствиями войны, которые весьма справедливо были восприняты как национальное унижение. Формально сторонники этой версии правы. Однако при этом нельзя игнорировать, что армяне – не только один из самых древних из населяющих ныне нашу планету народов, но и стойкий. За свою историю, насчитывающую не одно тысячелетие, этот народ пережил ни один взлет и ни одно падение, но себя, свои традиции, свой язык, свою национальную гордость сохранил. Поэтому стойкость и умение переживать трудности, какие бы они не были, у армян, с позволения сказать, присутствуют на генном уровне. Так что, думается, пассивность избирателей кроется не в шоке, а в недоверии к тем ведущим политическим структурам, которые являлись лидерами избирательной гонки. Что касается «Гражданского договора», то тут более или менее все ясно. Достаточно вспомнить «подвиги» рулевого Пашинина. А вот с Р.Кочаряном не все так просто. Так уж повелось, что «ереванские» не шибко любят «карабахских». Почему – не знаю. Но это есть факт. К тому же экс-президент, в прошлом один из генералов армии Арцаха, человек жесткий, о чем в Армении помнят. И, видимо, далеко не все хотят, чтобы он взялся за наведение порядка во властных и местных структурах. Плюс к этому не следует игнорировать и те ушаты грязи, которые были вылиты на Кочаряна за годы правления Пашинина. Как чувствовал премьер, что рано или поздно их политические пути пересекутся. Но дело, конечно, не только в имидже экс-президента. На наш взгляд, Пашинян и его команда более грамотно построили свою избирательную кампанию. Результаты выборов показали, что они четко понимали, что основу их электората составляет бедное городское и сельское население, и целенаправленно работали в этом направлении. Поэтому упор в программе «Гражданского договора» делался на социальную справедливость и обещания различных благ. И население республики на это повелось. Хотя, что мешало Пашиняну и его кабинету заняться этими вопросами раньше?.. Что касается Кочаряна, то упор его командой делался на восстановлении утраченных территорий и других политических и геополитических вопросах в ущерб социалке, растущему имущественному неравенству и т.д. А теперь несколько моментов, которые, как нам представляется, также сыграли свою роль в избирательной кампании, завершившейся тем, что армяне с воодушевлением или без оного, снова выбрали партию Пашиняна. Начнем с финансирования. Известно, что правящая партия потратила на предвыборную кампанию в разы больше, чем любой из её конкурентов. Спрашивается, откуда деньги? Причем явно немалые. Диаспора, если и что-то дала, но это немного (привет с юга Франции). Москва тоже от таких игр традиционно воздерживается. Остается по сути дела два основных варианта: либо Пашинян со товарищи запустили ручки в государственную казну или резервы, либо профинансировать кампанию «Гражданского договора» взялись американцы. И в данном случае неважно, кто именно: Сорос ли, посольство США, или НПО, или какие-нибудь фонды… Хотя, как представляется, гражданам Армении может быть и стоило поинтересоваться, откуда все-таки взялись эти гроши? Ведь недаром же говорят, что кто платит, тот и заказывает музыку. В нашем случае – ту музыку, которую будет играть Пашинян и его команда во внутренней и, главное, внешней политике. И еще один момент. В Армении, точнее, в армянских деревнях так сложилось, что лидерами общественного мнения являются старосты, руководители местного самоуправления. По крайней мере, в тех вопросах, которые выходят за рамки интересов поселения. А низовое начальство, естественно, ориентируется на начальство более высокое, т.е. действующее. Вот и сами делайте вывод … И самое последнее на эту тему. Существенный разрыв между «Гражданским договором» и «Арменией» наводит нас на мысль, что подтасовки при подсчете голосов и другие явные и скрытые нарушения процедуры выборов, которые наверняка имели место (вспомним, например, внезапное отключение электричества в ряде районов республики), но не могли оказать решающего влияния на конечный результат. Обычно подтасовки могут добавить 10-15 %. Но тут мы имеем совершенно другие цифры. Так что нравится это кому или нет, но «Гражданский договор» на выборах действительно победил. Пусть, возможно, и не с таким впечатляющим счетом. А теперь давайте прикинем, чего ждать дальше. Совершенно очевидно, что внутриполитическая ситуация в стране не стабилизируется. Тем более, что Кочарян и его блок сразу же заявили, что они не признают результатов избиркома. Приведет ли это к обострению ситуации до уровня вооруженного противостояния? Вряд ли. Не та ситуация. Скорее всего, борьба между партией власти (72 мандата) и её противниками в лице «карабахского блока», т.е. «Арменией» (27 депутатов) и «Честь имею» (6 депутатов), который возглавляет преемник Кочаряна на посту президента и его соратник по первой войне на Карабахе Серж Саргсян, перенесется в парламент. А поддерживать это противостояние будет улица. Так что «веселые» времена продолжатся. Что касается внешнеполитических вопросов, тут, как нам представляется, тоже скучать не придется. Начнем с российских интересов. Давеча Пашинян сказал о возможности создания на территории республики еще одной российской военной базы. Звучит привлекательно. Это если не оглядываться на недавнее прошлое. Ведь в 2018 году Никол Воваевич пришел к власти под антироссийскими лозунгами и до последнего времени не упускал случае пусть вербально, но напакостить Москве. Про «плохие» российские ракеты «Искандер», при одном упоминании о которых в западных столицах начинается нервная икота, мы уже забыли? Надеемся, что нет. Или уже не вспоминается, что в некогда братском Азербайджане, который в настоящее время с изумительной скоростью превращается в одну из турецких провинций, тоже находился весьма значимый, стратегический военный объект, радар дальнего обнаружения. И вот накануне продления договора о нахождении этого радара, необходимого для его обслуживания и защиты количества российских военных Баку заявил о том, что он выходит из соглашения. Ну и что? Часть оборудования вывезли, остальное взорвали. Личный состав перевели в Россию. И в срочном порядке начали строить другой радар, но уже на российской территории. Следует отдать должное, новый, более современный радар, был построен и запущен в работу в рекордные сроки, частично воздушное пространство закрывали другие аналогичные установки. Но дыра в нашей противоракетной обороне существовала довольно продолжительное время. Это мы к тому, что полагаться на сладкие речи наших партнеров не стоит. В том числе и на заявления нынешнего армянского руководителя. Тем более что его другие заявления уже заставляют нас задуматься. Например, о намерении провести демаркацию границ. И чем это грозит? В условиях, когда ни одно, подчеркиваем, ни одно армянское правительство не удосужилось определиться со статусом Карабаха, т.е. признать его независимым государством или включить в состав Армении, Арцах окажется азербайджанской провинцией со всеми вытекающими последствиями, о которых и думать-то страшно, не то, что писать. Если нас не подводит память, то, кажется, мы уже писали, что, по мнению армянских и не только экспертов, Пашинян и был продвинут Западом во власть, в том числе, и для того, чтобы решить карабахскую проблему в пользу Баку. Частично эта задача была выполнена. Теперь надо будет довести её решение до конца. Причем путем переговоров, в рамках пресловутого «международного права». И миротворцы смогут вернуться в Россию… А после этого можно и границы с Турцией и Азербайджаном открыть. Конфликтных вопросов-то не останется: на Карабахе будет все тихо, как на кладбище… И коль скоро вокруг Армении останутся одни друзья и товарищи, так зачем нужна будет российская военная база или базы? Думается, дальнейшее развитие событий не нуждается в комментариях (см. выше про радар). Ей Богу, не хотелось бы такого развития событий. Помимо Запада и турок, которые, как говорится, нарезают круги вокруг Армении, нельзя не отметь и повышенную активность Тегерана, который выступает против отчуждения каких-либо армянских территорий. Кроме того, Иран уже заявил о своем намерении построить коридор через Армению в Грузию до её черноморского побережья. Причина тому – создать противовес турецким планам по строительству коридора Анкара – Баку и переключить на неё поток товаров и грузов, которые пока идут через Иран. Одним словом, внутри Армении и вокруг неё снова заваривается весьма крутая каша, которую, в конечном счете, придется расхлебывать многострадальному армянскому народу, который недавно сделал, на наш взгляд, не самый удачный выбор. В былые времена, в трудные для армян моменты их жизни помощь приходила с севера, из России. Хочется верить, что так будет и впредь. Очень хочется. Фото: ar-media.ru

Саммит состоялся: благодаря или вопреки?

Перефразируя заявление вождя мирового пролетариата, так и хочется сказать: встреча, на которой настаивал президент Дж.Байден, состоялась! Ура? Давайте разбираться. Начнем, буквально точечно, с позиций сторон. Для американского президента Женева была конечной перед возвращением в Вашингтон точкой его европейского турне и, судя по всему – ключевой. Междусобойчик на семерых на британском курорте (это мы о G7, где уже давно о многом говорят, но мало что решают), а также участие в саммитах ЕС и НАТО были своего рода подготовкой к принципиальной для президента США встрече с российским лидером. Байдену, одним из основных тезисов которого еще со времени избирательной кампании был «Америка возвращается» в мировую политику, было важно встретиться с В.Путиным не только как президент Соединенных Штатов, что, признаемся, уже немало, но и как лидер всего объединенного Запада. И следует признать, что это у него, а точнее у американской дипломатии, получилось. На наш взгляд окончательная точка в вопросе «кто главный» произошла на саммите НАТО, где европейцы радостно признали главенство США, которые покрывают более 70 % всех расходов блока. Теперь также коротко о позиции российского президента. У В.Путина в активе – внутриполитическая стабильность, отсутствующая у его американского коллеги (вспомним расовые беспорядки, недовольство результатами выборов и т.д.). А также приоритет по стратегическим вооружениям – гиперзвуковые ракеты, неуязвимые для американских систем ПРО, отличное состояние Вооруженных сил, их уровень подготовки и оснащения. Плюс укрепляющиеся отношения с Китаем, экономический и интеллектуальный потенциал которого для американцев как кость в горле. С этих позиций Россия этой весной уже прошла «проверку на вшивость», устроенную Западом. Никогда до этого мы не испытывали такого сильного военно-политического давления. Но выстояли. И «незалежных» соседей успокоили, проведя у своих западных границ и в Крыму маневры силами двух армий. Это – не считая ВДВ и морпехов. Такой намек был не только понят, но и принят. О чем свидетельствует звонок Байдена Путину с предложением провести личную встречу. Думается, поэтому американским представителям и пришлось вести разговор в Женеве с их российскими коллегами на равных. Без чтения лекций и моралистики, до чего страсть как охочи американские политики и дипломаты, особенно, когда хоть в чем-то чувствуют свое превосходство. О конструктивном духе и тоне беседы в двустороннем формате, которая затянулась заметно дольше отведенного на неё времени, сообщили в ходе своих пресс-конференций оба президента. Может, поэтому заседание в расширенном формате было сокращено: все приоритетные для президентов вопросы были обсуждены ими лично. Ну, уж раз заговорили про переговоры, продолжим. Начнем с обстановки библиотеки, где прошла основная часть встречи лидеров двух стран. Наверняка все заметили, что за креслами президентов стоял большущий антикварный глобус Х1Х века. Так вот, Аляска на нем была помечена как часть Российской Империи. Мелочь, пустячок, а приятно. И еще один момент. По договоренности, на личной встрече кроме двух президентов и двух переводчиков присутствовали глава российского МИДа С.Лавров и госсекретарь США Э.Блинкен, который даже на протокольных фото, когда принято улыбаться, сидел с лицом человека, у которого скоропостижно скончалась любимая бабушка. Но о причинах этого поговорим чуть ниже… Встреча, как мы знаем, закончилась без подписания каких-либо итоговых документов: заявлений, договоров, соглашений и т.п., на что обратили внимание некоторые пессимисты, дескать, не смогли президенты ни до чего договориться. Но тут следует отметить, что подписание документов и не планировалось. Эти переговоры были сосредоточены не на политике как таковой, а на её повестке. Президенты и их команды старались выделить те вопросы, которые являются для них важными, и по обоюдному согласию определяли очередность их решения. Одним словом, начали разгребать завалы, которые образовались за последние годы в отношениях между нашими странами. Ведь надо же с чего-то начинать. Договоренности все-таки были достигнуты, пусть и небольшие: по визам, по посольствам, по выдаче сторонами заключенных… Информации на эту тему в сети масса. Так что не будем тратить на это время и место для текста. Тем не менее, отдельно хотелось бы обратить внимание на вопрос по кибератакам. Вот это – вопрос принципиальный. Американский президент на своей пресс-конференции заявил о недопустимости кибератак на объекты инфраструктуры, которые являются критическими для США и России и что российский президент его поддерживает. То есть предварительная договоренность между лидерами двух стран достигнута, но заковырка в том, как Байден её реализует. И сможет ли он её вообще реализовать. Дело в том, что в США официально принята и узаконена доктрина о возможности превентивного использования кибератак по объектам инфраструктуры других стран. Так что решить эту задачку даже для президента США будет непросто. Теперь еще один момент, прозвучавший в ходе пресс-конференции американского лидера. Обозначая вопросы, которые президенты поручили проработать своим ведомствам, Байден почти всегда называл шестимесячный срок. То есть полгода. Что за этим стоит? Вариантов тут просматривается несколько. Во-первых, в будущем году в США пройдут промежуточные выборы, в ходе которых будет полностью переизбираться палата представителей, часть сената, губернаторского корпуса, а также местных органов управления. Поскольку подготовка к ним фактически начнется вскоре после новогодних праздников, межпартийная борьба неизбежно наложит определенные ограничения на президента и его администрацию. Во-вторых, не исключено, что президент надеется, что за это время позиции США и России в сфере новейших гиперзвуковых вооружений начнут выравниваться, а это однозначно укрепит переговорную позицию Вашингтона. Американцы уже давно занимаются этой проблемой, и недавно проводили испытания гиперзвуковой ракеты. Правда, пока испытания прошли неудачно. Но ясно, что они приближаются к решению этой проблемы. И последнее, нельзя исключить и вариант, при котором недовольное президентом «теневое руководство страны», скорее всего, его часть, решит использовать 25-ю поправку к Конституции и заставит Байдена подать в отставку или просто отправит его на пенсию «по состоянию здоровья». Такой сценарий исключать нельзя. Особенно если учесть борьбу между различными группировками в его администрации. Наверное, если хорошо покопаться, можно прикинуть еще несколько вариантов, но пока и этого, думается, хватит… А раз мы затронули борьбу группировок в окружении президента, вернемся к похоронному настроению госсекретаря. Дело в том, что Энтони Блинкен принадлежит к той группе американских политиков, которым Женевская встреча, как говорится, как чирей на заднем месте. К этой славной кампании принадлежит и бывший посол в России, а ныне опять профессор Майкл Макфол, и ряд некоторых других бывших аппаратчиков администрации Б.Обамы. По их мнению, встречу было бы лучше не проводить вообще. Либо – чтобы она закончилась скандалом, и один из президентов (неважно, кто), что называется, хлопнул дверью. Но не получилось, на срослось. Разговор состоялся. Причем оба лидера проявили заинтересованность и профессионализм. И тут возникает еще один любопытный вопрос, а хватит ли сил у Блинкена и товарищей, чтобы поднять вокруг Байдена такую бучу, которая стоила бы ему президентского кресла? Ответа на него у нас нет, поскольку ключевые действующие лица возможного противоборства нам не известны. То, что за Блинкеным стоит клан Клинтонов, это общеизвестно. Кстати, Джейк Салливан, советник президента по национальной безопасности, который в паре с секретарем российского Совбеза Н.Птрушевым провел предварительную работу по подготовке женевской встречи, тоже принадлежит к этому клану, но он больше ориентируется на Билла Клинтона (Блинкен – на Хилари) и числится в «умеренных». Однако тут важно другое: кто реально стоит за президентом Байденом. Кто поддерживает и направляет этого опытного, но далеко не самого сильного и самостоятельного политика? А это – «тайна великая есть». Тем не менее, очевидно, что в настоящее время он держится уверенно. Иллюстрация тому его пресс-конференция перед отлетом в Вашингтон. Придворная пресса Белого дома буквально набросилась на президента, хотя совсем недавно на встречах с ним проявляла более, чем почтительное отношение. На раздраженные вопросы журналистов, которые ждали от саммита крови, а ничего подобного не получили, Байден отвечал спокойно, а в заключение высказался в том плане, что они ничего не понимают в дипломатической работе. Тем не менее, есть подозрение, что в ближайшее время доселе лояльная Байдену большая пресса может на него наброситься. И не только пресса, но и однопартийцы-демократы. Как левые, так и правые. Так что президента Байдена ждут непростые времена. И простыми оправданиями тут он вряд ли обойдется. А значит, Россию ждут грозные обвинения (в чем – неважно), заявления и, конечно, новые санкции. Куда уж без них. И все-таки вернемся к саммиту. Что же он все-таки показал? Однозначно можно сказать, что если США вернулись в Европу, то Россия вернулась на свое законное место сверхдержавы. Свысока разговаривать с Москвой уже не получилось и не получится в будущем. А конфликт с Москвой – не только непродуктивен, но и опасен. Ясно также, что Кремль четко формулирует свои позиции и твердо их отстаивает. Это хорошо видно по пресс-конференции В.Путина. Хотя он был как всегда предельно вежлив, но такого жесткого тона раньше слышать не доводилось. Россия и дальше, несмотря на все увещевания, будет развивать отношения с Пекином. Хотя, судя по интервью Байдена, попытка развести Россию и Китай в стороны предпринималась. Кстати, в перспективе визит Путина в Китай и встреча с товарищем Си Цзиньпином. Следует также признать, что говорить о том, что в вопросах двусторонних отношений с Соединенными Штатами и стратегической стабильности ситуация начала выправляться, пока более чем преждевременно. Российская сторона к диалогу готова, дело за Вашингтоном. Фото: sputnik.kz

Протасевича «приземлили». Что дальше…

Умеет все-таки милейший Александр Григорьевич растормошить мировую общественность. Или эта самая общественность сама, как по чьей-то команде, возбуждается, как говорят, на ровном месте? Это – про вчерашний инцидент с экстренной посадкой самолета авиакомпании Ryanair, который следовал из Афин в Вильнюс через территорию Белоруссии, и аресте блогера Романа Протасевича, одного из основных рупоров белорусской оппозиции, сыгравшего через свой телеграмм-канал Nexta далеко не последнюю роль в провоцировании, а затем координации антиправительственных беспорядков летом и осенью прошлого года. Конспективно напомним ход вчерашних событий. Авиалайнер, на борту которого среди остальных пассажиров находились гражданин Белоруссии Р.Протасевич и его подруга, российская гражданка София Сапега, уже приближался к границам воздушного пространства Белоруссии, когда, по версии белорусских СМИ, на адрес минского аэропорта пришло электронное сообщение о минировании самолета. Минский диспетчер, который вел ирландский лайнер, проинформировал экипаж и порекомендовал приземлиться в Минске для проверки информации. Командир корабля принял решение садиться. В ходе проверки пассажиров и багажа местными спецслужбами была установлена личность Протасевича, который находился в розыске. В результате блогер был арестован. Вроде все логично. Однако, на наш взгляд, тут есть некоторые шероховатости. Например, точка, с которой самолет развернулся в сторону Минска, находится примерно на том же удалении от Вильнюса, что и от белорусской столицы. Разница – минимальная. Тем более для современного пассажирского лайнера. Так что можно допустить, что на принятие решения командиром о внеплановой посадке помимо информации белорусского диспетчера повлиял еще один «аргумент». А именно: истребитель МИГ-29 белорусских ВВС, который как-то кстати оказался рядом с пассажирским бортом и любезно сопроводил его до минского аэропорта. После чего вернулся на авиабазу в районе Барановичей. Хотя мы готовы допустить, что это – простое совпадение. Как и то, что в подозреваемом в наличие взрывчатки самолете совершенно случайно оказался человек, которого разыскивают белорусские правоохранители. Ну, звезды так сошлись… Сказать, что задержание на белорусской территории белорусского же гражданина вызвало бурную реакцию, значит, ничего не сказать. Одной из первых на это событие откликнулась домохозяйка, педагог и по совместительству «избранный президент» Белоруссии госпожа Тихановская, которая заявила, что Протасевичу грозит расстрел. Ни много ни мало. Тут она по своему обыкновению ляпнула не по делу. Сошлемся на дотошного спецкора «Комсомолки» Юрия Коца, который раньше всех раскопал, в чем конкретно обвиняется блогер. Цитируем «Его подозревают в возбуждении социальной вражды по признаку профессиональной принадлежности (до 12 лет), организации массовых беспорядков (до 15 лет), организации групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок — максимальная санкция до 3 лет». Сроки, конечно, немалые. Особенно по первым двум позициям. Но «вышкой» тут явно не пахнет. Что касается других возмущенных, то американский госсекретарь заявил, что инцидент в небе Белоруссии поставил под угрозу жизни экипажа и 120 пассажиров, среди которых были (или могли быть – тут единообразия среди источников нет) граждане США. Поляки и прибалты, естественно, закричали о необходимости новых санкций. Порядка полутора десятков других европейцев их уже поддержали, а Европарламент вообще назвал случившееся «актом гостерроризма». Ни много ни мало. Так что на предстоящем саммите ЕС помимо уже скучного и рутинного для европейцев вопроса о введении санкций в отношении России возможен некий «оживляж» в виде санкций против Минска. Помимо санкций прозвучали «идеи» об исключении Белоруссии из международной организации гражданской авиации, о запрете самолетам белорусской авиакомпании «Белавиа» садиться в аэропортах Евросоюза и т.д. Одним словом, устроить Минску этакую воздушную блокаду. Некоторые даже договорились до того, чтобы прервать с Белоруссией наземное транспортное сообщение. Ну, поезда с автомобилями тут причем? И самое пикантное в это истории то, что незапланированная посадка самолета для решения, скажем, «специфических задач» - вещь далеко не новая. Напомним, что, например, в 2013 году боливийский борт № 1, возвращавшийся из Москвы, вынудили сесть в Австрии. Причем Франция, Испания и Португалия, страны, через которые должен был следовать самолет президента Боливии, закрыли для него свое воздушное пространство. Более того, после приземления самолет буквально «обшмонали» в поисках Эдварда Сноудена, который, по мнению американцев, мог находиться на его борту. И это – самолет главы иностранного государства. То есть он не только пользовался экстерриториальностью, как любое воздушное судно или корабль, но обладал дополнительным дипломатическим иммунитетом, как и все, кто на нем летел. И если кто-то думает, что европейские страны хотя бы выразили свое несогласие с действиями американских спецслужб (о санкциях, естественно, говорить не приходится), то он глубоко заблуждается. Вот еще один пример. В 2016 году Украина у самой границы с Белоруссией развернула и вернула в Киев самолет «Белавиа». Причем в случае неподчинения пилотов, борт угрожали сбить самолетами ВВС «Незалежной». Инцидент произошел по причине того, что на борту находился политолог Армен Мартиросян, которого украинцы считали идейным вдохновителем антимайдана. Политолога вывели из самолета, который улетел без него, допросили и отпустили. Что интересно, никто на Западе на это беззаконие никак не отреагировал. Видимо не заметили… И еще один момент. Вчерашний инцидент уж больно напоминает сорвавшуюся провокацию без малого годичной давности в отношении наших тридцати трех несостоявшихся охранников или ЧОПовцев. Ведь, судя по информации из Киева, если бы Лукашенко сгоряча не арестовал их в Белоруссии, то рейс Минск-Стамбул посадили бы в украинской столице и попытались российских граждан арестовать. Что из этой попытки вышло бы, другой вопрос: 33 здоровых мужика, прошедших горячие точки, знакомых с приемами рукопашного и ножевого боя – это вам не блогер с юной девушкой… А теперь попытаемся осмыслить складывающуюся ситуацию. То, что проведя эту незамысловатую, но успешную спецоперацию (давайте все-таки называть вещи своими именами) Александр Григорьевич показал согражданам, что он последовательно и жестко будет бороться с теми, кто расшатывает белорусское государство, есть факт. Думается, это вчерашний арест вкупе с недавним арестом заговорщиков, если и до конца не остудит все горячие головы в республике, то многих заставит задуматься. Очевидно и то, что отношения с Западом «Батька» испортил всерьез и надолго. Но вот рассматривать возможность того, что в новых условиях Александр Григорьевич, очертя голову, кинется в объятия Москвы, откажется от многовекторности и т.п., как это уже звучит у некоторых наших коллег, мы бы не стали. Уж от чего-чего, но от многовекторности, как фактора оказания давления на Кремль, как это понимает белорусский лидер, он не откажется. С большей степенью вероятности можно прогнозировать, что в условиях ожидаемой блокады со стороны Запада, он будет всячески развивать восточное и южное направление. Благо определенные заделы у него имеются и в Китае, и в Турции, и в Индии, и в других странах. Во всяком случае, от попыток уравновесить сотрудничество с Москвой углублением отношений с другими странами нынешний Минск не откажется. Фото: centralasia.news

Афганистан: американцы уходят. Что дальше?

В потоке праздничных сообщений о праздновании Пасхи и Дня Победы как-то затерялась информация о том, что 2 мая в провинции Гильменд, что на юге Афганистана, под контроль местной армии была передана военная база США. Американские наблюдатели, которые это событие, естественно, не пропустили, рассматривают его, как переход к практической реализации намерения президента Дж.Байдена вывести все американские войска к 11 сентября. То есть к двадцатилетию атаки на башни-близнецы в Нью-Йорке, что стало поводом для введения войск США и созданной ими коалиции в Афганистан. Кстати, основная часть военных объектов, которые контролируются США и их союзниками, согласно утечкам из силовых структур Афганистана, должна быть передана под контроль Кабула уже к июлю. По всему видно, что администрация явно торопится покинуть страну, где США двадцать лет с различной степенью интенсивности вели боевые действия с практически нулевым результатом. И, что примечательно, вывод войск – это чисто политическая акция и проводится несмотря на недовольство Пентагона и ЦРУ. Ее целью, по сути дела, является укрепление позиций демократической партии среди избирателей с прицелом на промежуточные выборы, которые состоятся уже через год, а возможно, и будущую президентскую кампанию. Не то, чтобы военные и разведчики резко выступали против вывода войск, но утечки в СМИ из этих далеко не последних федеральных ведомств США доводят до общественности их озабоченность, во-первых, темпами вывода: слишком быстро, а, во-вторых, тем, что они официально полностью лишаются присутствия в Афганистане. А это якобы развяжет руки «мировому терроризму». Звучит благородно. Однако напомним, что присутствие солдат коалиции, возглавляемой США, не помешало части недобитков Исламского Государства (ИГИЛ – террористическая организация, запрещенная в России) перебраться в Афганистан и разместиться в нескольких точках страны, включая районы, граничащие с республиками Центральной Азии. Так что забота американских силовиков о борьбе с мировым злом сильно смахивает на лукавство. И еще одна деталь, касающаяся вашингтонской политической кухни. «Инициатива Байдена» относительно вывода всех американских военных из Афганистана на самом деле является реализацией тех договоренностей, которые были достигнуты командой Дональда Трампа на излете его президентства. В ходе переговоров с движением Талибан (запрещенная в РФ террористическая организация) было принято решение о выводе войск США в мае. Так что Байден просто-напросто выдержал паузу и приурочил сроки вывода к печальной дате. При этом согласовать этот вопрос с талибами американская сторона не удосужилась. А теперь попытаемся разобраться, что творится в настоящее время в Афганистане и чего можно ждать после вывода из страны иностранного контингента. Решение Вашингтона перенести сроки окончательного вывода своих военных с конца весны на начало осени в руководстве Талибана расценили как отказ от достигнутых ранее договоренностей. А они, в частности, предусматривали обоюдный отказ от боевых действий между солдатами коалиции и талибами. На правительственные афганские войска эти договоренности не распространялись. Вопросы, связанные с замирением официального Кабула и Талибана должны были решаться в ходе двусторонних переговоров, которые велись в Турции. В результате «инициативы Байдена», рассерженные представители Талибана не только прекратили свое участие в переговорах с Кабулом, но и продемонстрировали свое недовольство путем обстрела военных объектов, которые контролируются американцами. В этой связи сообщается о двух ракетных и артиллерийских атаках, совершенных в марте на секретную базу, где расквартирован антитеррористический контингент ЦРУ, а также о нападении в начале апреля на аэродром, который используют афганские и американские военные. И похоже это – только начало. Поскольку обстановка в стране все больше накаляется. В настоящее время расстановка сил в Афганистане, как её оценивают знающие регион эксперты аналитического британского центра Economist Intelligence Unit (EIU) такова: отряды талибов полностью контролируют 20 % афганской территории, а еще 40-50 % британцы относят в «спорным», где отряды Талибана и правительственных войск фактически перемешаны. Однако возможность Кабула удерживать после ухода американцев пока в целом хоть и шаткое, но все же равновесие, представляется проблематичным. По прогнозам тех же британцев, талибы с высокой степенью вероятности уже к концу текущего года расширят территории, которые ими контролируются, за счет выдавливания правительственных войск и администраций из ключевых провинциальных центров (Кандагар, Мазари-Шариф, Герат и Джелалабад). После чего они сосредоточатся на зачистках захваченных территорий, а затем – на захвате столицы. По предварительным оценкам EIU, на это потребуется два-три года. Не больше. Однако в экспертной среде есть опасения, что в конфликт между Талибаном и Кабулом может вмешаться ИГИЛ, который пока лишь ограничивается небольшими стычками с правительственными войсками. В перспективе же переместившиеся с Ближнего Востока террористы могут поставить Кабул в положение «войны на два фронта». Тут необходимо обратить внимание еще на один момент: вывод иностранных войск из Афганистана неизбежно усилит позиции региональных держав. А именно – Ирана и Пакистана, которые будут пытаться вести там собственную игру, оказывая на Кабул и ситуацию в стране в целом влияние. Пока что оба соседних с Афганистаном государства обещают официальным властям поддержку. Например, не дожидаясь вывода войск коалиции, еще в декабре прошлого года Тегеран уже предложил афганскому руководству свою помощь в борьбе с ИГИЛ, что могло бы способствовать афганской армии максимально сосредоточить свои силы и средства на борьбе с Талибаном. В частности, Иран предложил использовать против отрядов Исламского государства и его, пока спящих ячеек, афганскую шиитскую организацию Fatemiyooun Brigade, которая поддерживается Тегераном, но пока находится вне схватки. Следует отметить, что это боевое милицейское формирование, воевавшее против ИГИЛ в Сирии готово снова встретиться с известным ему противником. Причем, на что делает упор Тегеран, под руководством командования Афганской национальной армии. Однако, думается, что пока Кабул будет выдерживать паузу, не говоря ни да, ни нет. И воспользуется предложением Тегерана в случае, если ситуация будет для него действительно безвыходная. Дело в том, что афганское руководство опасается, что подключение к боевым действиям этой бригады легко может спровоцировать активизацию афганских племен, исповедующих шиитское направление ислама, и привнесет во внутреннее афганское противостояние еще и межконфессиональное направление. Действительно, вот только этого Афганистану не хватало. Что касается Пакистана, то хотя на его территории и под эгидой его военной разведки продолжает располагаться руководство Талибана, его учебные центры и тренировочные лагеря, преувеличивать возможности Исламабада влиять на ситуацию в Афганистане, особенно в случае прихода к власти талибов, явно не стоит. На это указывает в частности то, как выстраивались отношения между двумя странами до начала американской интервенции, когда талибы правили страной. Тот факт, что ВВС США продолжат с пакистанских аэродромов поддерживать боевые действия нынешнего кабульского режима против талибов, вряд ли будет способствовать выстраиванию добрососедских отношений между двумя странами, когда произойдет смена режима. Ну да это – дело будущего, хотя и недалекого. Что же касается ближайших месяцев, то тут за океаном высказываются диаметрально противоположные мнения. Администрация надеется, что ей удастся еще до окончательного вывода войск, вновь запустить диалог Кабула и Талибана, который в идеале должен привести к прекращению боевых действий. Тогда, уже после ухода американцев и их союзников, повестка дня сузится до вопросов создания новой афганской конституции и роли ислама в этом основополагающем документе, формирования новой политической системы и т.д. Верит ли действительно Вашингтон в реалистичность такого сценария или просто вешает широкой публике лапшу на уши, сказать пока трудно. Но что-то подсказывает, что второй вариант больше соответствует действительности. А вот что можно прогнозировать с достаточно высокой степенью вероятности, так это перспективу «горячих проводов» заокеанских военных и их союзников. Ведь недаром для обеспечения эвакуации людей и техники в Афганистан направляется дополнительный воинский контингент, в задачи которого помимо вопросов логистики входит и обеспечение безопасности. Что официальным Вашингтоном признается. Вашингтонский исследовательский центр IHS Global Insight в этой связи прогнозирует, что в ближайшее время следует ожидать активизации боевиков Талибана, мишенями которых будут военные базы и другие объекты американских военных. В их числе называются международный кабульский аэропорт и авиабаза Баграм. В этих целях, как считают американские аналитики, будут использоваться неуправляемые ракетные установки, «джихад-мобили», управляемые смертниками, реже – нападения мобильных диверсионно-террористических групп. Так что наступающее афганское лето обещает быть для американцев жарким. Как и осень для их кабульских ставленников. Фото: spiegel.de

Новое обострение на Донбассе. Что дальше?

На Донбассе снова горячо. Обстановка на линии соприкосновения Украины и республик ДНР и ЛНР обострилась настолько, что можно говорить о предвоенной ситуации. А точнее, о балансировании на грани войны. Массированные артиллерийские обстрелы гражданских и инфраструктурных объектов непризнанных республик ведутся ежедневно. Появились первые жертвы среди мирного населения. В их числе и дети. Киев сконцентрировал в прифронтовой зоне без малого стотысячную группировку с тяжелой бронетехникой, дальнобойной артиллерией, авиацией, беспилотниками, оперативно-тактическими ракетными установками. Мало того, по некоторым сведениям, в район Крамоторска для прикрытия командно-штабной инфраструктуры была переброшена зенитно-ракетная батарея С-300В1. Сильный ход. Особенно если учесть, что на три корпуса Народной милиции двух республик приходится ОДИН трофейный штурмовик Су-25, который приписан ко второму армейскому корпусу ЛНР. Подтянуты к району возможных боевых действий и средства радиоэлектронной борьбы РЭБ, которые в народе называют «глушилками». Собственного украинского они производства или натовские, пока неясно. Так что по всему выходит, что вооруженные силы «незалежной» действительно готовятся воевать. Причем не только с бывшими шахтерами и хлебопашцами, которые, к слову сказать, в 2014-2015 годах молотили их и в хвост, и в гриву, но и с Российской Армией. О вероятности и условиях для военного вмешательства российских военных в конфликт на Донбассе, который Москва, кстати сказать, продолжает называть внутренним конфликтом Украины, поговорим ниже. А пока попытаемся разобраться, с чего это вдруг киевский режим так ополчился на Республики Донбасса? И именно сейчас? Если говорить прямо, то на этот вопрос можно ответить коротко: «От бессилия и неспособности пана Зеленского и иже с ним решить хотя бы одну проблему внутри страны или на внешнем контуре». А их немало. Назовем хотя бы некоторые. Пандемия. Смертность продолжает расти, и по этому страшному показателю Украина вышла на первое место в Европе. Оставшаяся после так называемых «реформ» украинская медицина с наплывом заболевших не справляется. Вакцинация провалена, т.к. хороших вакцин нет, а то, что есть, народ колоть себе не хочет. В итоге, если не считать киевское руководство, народных избранников, их чад и домочадцев, то число дважды привитых на момент написания этой статьи остается на уровне двух человек на всю страну. И эта цифра не меняется почти неделю. Тарифы на коммуналку, которые тогда еще кандидат в президенты Владимир Зеленский грозился снизить, продолжают расти. В отличие от пенсий и пособий. Судебная система в связи с конфликтом президента и Конституционного суда, председателя которого по указанию того же Зеленского просто не пускают на работу, деградирует и превращается в фикцию. Последнее время её заменяет СНБО (Совет национальной безопасности и обороны). Именно этот, по своему статусу совещательный орган при президенте, вводит санкции против граждан своей же страны, закрывает телеканалы, отбирает собственность и т.д. То есть вершит суд и расправу, что противоречит конституции и действующему законодательству. В наш список можно добавить и закрытые предприятия, и безработицу, и рост преступности, и запрет на русский язык, и закон о продаже земли, против которого выступает большинство граждан Украины, и много еще чего… Но, думается, что и сказанного будет предостаточно, чтобы понять насколько ослабли позиции президента и его команды среди избирателей. А теперь также конспективно о внешнем контуре. В текущем году Украина должна выплатить по всем своим долгам и процентам (кредиты, займы, еврооблигации и т.д.) порядка 20 миллиардов долларов, что немногим меньше государственного резерва в ценных бумагах и валюте. Золото в слитках и монетах мы не учитываем, т.к. информации по этому вопросу нет. Однако можно предположить, что и его не слишком много. Спасибо кабинету Арсения Яценюка, который, помнится, порезвился с драгоценным металлом на славу. И в этих условиях ни МВФ, ни другие международные доноры не дают Киеву ни цента, хотя деньги для Украины, хоть и небольшие, официально выделены. Отношения с ближайшими соседями, приграничными странами от Белоруссии до Румынии, далеко не самые блестящие. Тут и проблемы языков, и территориальные вопросы, и элементарное хамство в отношении лидеров приграничных государств («привет», который получил уважаемый Александр Григорьевич Лукашенко от своего украинского коллеги). Что касается восточного соседа – России, то тут и говорить нечего: «враг, агрессор, оккупант» и т.д. Хотя «вражеской» электроэнергией, ТВЭЛами для АЭС, да и пусть и переименованным в «словацкий» российским газом, а также салом и другими продуктами Киев с удовольствием пользуется. Свою-то промышленность за годы «незалежности», а особенно после «революции гидности» Украина унасекомила, да и с сельским хозяйством не все гладко. Странам Старой Европы и, в первую очередь, Германии и Франции, которые вместе с Россией являются гарантами процесса урегулирования на Донбассе, по всем признакам, политические и экономические кунштюки Киева просто надоели: свои обещания Киев не выполняет, деньги, сколько и на что их не дай, разворовываются… Вот и превратилась для европейцев «ненька» в чемодан без ручки: и бросить жалко, и тащить нет сил. Теперь несколько подробнее о США. Отношения между Вашингтоном и Киевом можно сказать, что развиваются. Только развитие получается какое-то однобокое: ради американских интересов украинское руководство, что называется, готово в лепешку расшибиться, а американское – своих партнеров не шибко балует. Оружие, хоть и не новое, хоть и не бесплатно американцы подбрасывают. Это факт. И своих военных инструкторов тоже направляют регулярно. И маневры проводят на украинской территории или у берегов «незалежной». И даже порекомендовали и фактически сами же создали в помощь украинскому руководству антикоррупционное бюро (НАБУ) с огромными полномочиями, которым и сами стали руководить. Что касается денег, то ежегодно (вот только в этом году почему-то не получилось) Украине выделялся 1 миллиард долларов гарантий под их будущие займы. Кроме того, следует упомянуть о значительном количестве американских советников и консультантов практически во всех правительственных ведомствах Украины. Что касается силовых министерств и ведомств, включая Службу безопасности и разведку, то там представителей США просто в избытке. О характере двусторонних отношений говорит недавний разговор американского президента со своим все еще юным украинским коллегой. В ответ на традиционные просьбы о помощи и поддержке (финансовой) со стороны киевского руководителя, из Вашингтона прозвучал ответ в духе крылатой фразы «денег нет, но вы держитесь». Про вакцины, похоже, ответили в той же тональности. И это притом, что на территории республики находятся 16 биологических лабораторий США, которые, кстати, судя по публикациям в американской прессе, находятся на бюджете Пентагона и ведут разработки в интересах этого ведомства. Могли бы хоть за это немного противовирусного препарата подбросить… Ан нет, но запрет на российскую вакцину, который наложила американская сторона в лице всего лишь И.О. посла (т.е. не президента, не главы МИД или Пентагона, а всего лишь чиновника госдепартамента) не только продолжает действовать, но и узаконен соответствующим решением киевской Рады. Справиться с таким клубком проблем архи сложно даже для матерого, опытного политика. И что в этих условиях может сделать молодой мужчина, который со студенческих лет выступал в комическом амплуа на сцене? Ни политического опыта, ни умения держать удар, ни своей команды управленцев и экспертов. Одним словом, ничего у него нет. Опереться не на кого, посоветоваться не с кем. А загнанный в угол, будь то человек или зверь, становится опасен. Так что идея небольшой, пусть и не победоносной войны вполне может показаться для Зеленского спасительной. К тому же, по всем признакам, и американцы против этого не возражают. Логика Киева тут проста: с одной стороны, «война все спишет». То есть внимание населения будет переключено с проблем выживания на фронтовые сводки. А там глядишь, воюющей стране удастся договориться хотя бы с частью иностранных кредиторов об отсрочке платежей. И вот уже для президента появляется своего рода передышка. Тем более что Киев, который естественно пострадает от «российской агрессии», снова окажется в центре внимания Запада. А это можно будет попытаться использовать в качестве своего рода рычага, с помощью которого сдвинуть с мертвой точки процесс вступления в НАТО. Ведь недаром, находясь на Ближнем Востоке, Зеленский постарался обговорить этот вопрос со всеми европейскими лидерами, до кого смог дозвониться. Некоторые (две из трех прибалтийских республик) даже обещали поддержать эту идею на саммите блока. Правда, фрау Меркель сказала, что украинского вопроса в повестке встречи нет и, скорее всего не, будет. Но тут есть теоретическая возможность, что с ней поговорят американские представители, которые в целом не возражают против начала процедуры подготовки Украины к членству в евроатлантическом альянсе. Так что возможность того, что Киев, несмотря на все предупреждения, причем, весьма недвусмысленные, со стороны российских представителей самого высоко уровня, может предпринять попытку вторжения ДНР и ЛНР, пока остается. Хотя предупреждение о возможных катастрофических для Киева последствиях этого шага было высказано заместителем Руководителя Администрации Президента Российской Федерации Дмитрием Козаком, главой российского МИД Сергеем Лавровым, руководителями Думы, Совета Федераций, лидерами парламентских партий, а также других ответственных лиц российской политики. Так как же могут развиваться события, ежели Киев все-таки нанесет удар по республикам Донбасса, где проживает уже примерно полмиллиона граждан Российской Федерации? Условия для того, чтобы Российская Армия вмешалась в конфликт, были четко обозначены Д.Козаком: угроза жизни и жертвы среди гражданского населения. Теперь в какой форме может быть оказана поддержка народным милициям ДНР и ЛНР? Военное руководство РФ по этому вопросу хранит молчание. И правильно делает: выкрикивать угрозы перед дракой – не в традициях российских военных (вспомним Крым, Сирию, Южную Осетию). Поэтому посмотрим, что говорят сторонние наблюдатели. По сведениям Якова Кедми, израильского военного эксперта, бывшего руководителя спецслужбы НАТИВ, украинские войска ждет «горячий прием», поскольку народная милиция Республик по своей огневой мощи существенно превосходит потенциального противника. В артиллерии в три раза, а в танках – в два. При этом, подчеркивает понюхавший пороху израильтянин, если ВСУ использует устаревшие типы снарядов, которые были изготовлены 30, а то и 40 лет назад, то в боезапасах ополченцев новые модели собственного изготовления на оборонном заводе в районе Луганска, который был в свое время крупнейшим на Украине. Новые снаряды для различных типов орудий не только бьют точнее и дальше, чем старые, но и обладают существенно большей поражающей способностью. Кроме того, в своем большинстве, за исключение нацбатов, личный состав подразделений и частей ВСУ в районе Донбасса состоит из солдат-срочников. А им противостоят профессионалы, воюющие не один год. Причем на своей земле, которую они защищают. В целом, разделяя эту точку зрения, некоторые американские аналитики, включая экспертов из IHS Global Insight, высказывают мнение, что участие Москвы в конфликте будет проходить по «сирийской схеме». То есть российские летчики и ракетчики со своей территории будут наносить прицельные, точечные удары по складам, пунктам управления, скоплению живой силы и техники, а также, в случае необходимости, разрушать объекты транспортной инфраструктуры. Использование российских войск на земле тоже допускается. Но точечно: операции спецназа по захвату жизненно важных объектов или их уничтожение. В Сирии такое тоже случалось. Правда, американцы с высокой долей уверенности прогнозируют, что военный конфликт будет скоротечным и закончится, по их мнению, «захватом» территорий Донецкой и Луганской областей, которые в настоящее время контролируются Украиной. Дальнейшее продвижение ополченцев по территории «незалежной» будет якобы оставлено российским руководством. Причина – «нежелание получить новые дополнительные санкции» от Запада. Думается, что тут вашингтонские эксперты берут на себя слишком много. Нескромно. Поскольку, какие цели будут поставлены перед российскими военными, какие тактические и стратегические задачи они будут решать в случае, если дело все-таки дойдет до настоящего мордобоя, знает только очень узкий круг высшего российского военно-политического руководства. А вариантов с учетом геополитических интересов России, может быть несколько. Что касается санкций, то, похоже, и российское руководство и общество к ним привыкло и не слишком заморачивается на этот счет. Теперь о том, когда может быть совершена провокация на Донбассе, если она все-таки произойдет. В американской прессе пару раз проскакивали мысли о том, что, возможно, она будет так или иначе привязана к маневрам Украины и НАТО в районе Черного моря, пресловутой «Казацкой булаве». То есть или накануне учений, или вскоре после них, когда на территории «незалежной» и в её портах будут находиться натовские, американские военные. Если это так, то поведение Киева сильно напоминает, то, как ведет себя мелкая дворовая шпана, которая задирает сверстников, провоцирует, оскорбляет их, но драки не начинает, ожидая, когда с минуты на минуту придет шпана постарше и за него вроде бы вступится. Схема, надо признать, классическая и испытанная. Но что касается нашего конкретного случая, то есть опасение, что вступаться за киевскую шпану и ввязываться в боевое столкновение с Российской Армией никто не будет. А теперь о текущей ситуации вокруг Донбасса. После завершения своего ближневосточного турне, президент Зеленский пару дней «потусил» в зоне конфликта. Якобы в районе Авдеевки. В бронежилете и каске он полазил по окопам, поговорил с бойцами, подарил некоторым из них наручные часики, поел каши и вообще, как мог, поддержал боевой дух своих солдат. Можно было бы даже сказать, воинов света. Но как-то язык не поворачивается, даже в форме шутки. Дело в том, что все это действо происходило под флагом гитлеровского вермахта, который развивался над расположением украинских военных. Это уже не смешно. Что касается места проведения этого явно постановочного мероприятия, то позволим себе усомниться в том, что наш актер действительно прошелся по окопам первой линии. Во-первых, в этом месте совершенно другой рельеф и пейзаж. Голой степи там просто нет. Во-вторых, на многих кадрах в каске был он один. В-третьих, пропуская президента по окопам, бойцы забирались на бруствер (опять-таки без касок и бронников). И это в полукилометре от траншей противника в обстановке снайперской войны! «Не смешите мои подковы!» - говорил в таких случаях конь из одного мультфильма. Практически одновременно с этим шапито в Киеве прошли переговоры украинского генералитета с натовскими коллегами, а вместе с Зеленским на участок боевого соприкосновения приехала группа военных атташе из стран Запада, включая мадам-полковника из посольства США. Примечательно, что сразу же после этого прошла информация, что Главнокомандующий ВС Украины генерал Р. Хомчак заявил, что «освобождение» Донбасса силой приведёт к гибели большого числа людей и является неприемлемым для Киева. Наконец-то кто-то открыл глаза бедному генералу на последствия военной авантюры. Как будто он сам до этого додуматься не мог? Думается, что такую простую задачу выпускник, как сейчас говорят, «элитного» Московского высшего военного командного училища имени Верховного Совета РСФСР (их еще называли «кремлевскими курсантами») мог и легко. Тогда спрашивается, к чему такое заявление, сделанное уже после того, как была создана серьезная группировка, заявлено о возможности мобилизации и сделаны другие шаги, связанные с подготовкой, если не к войне, то к масштабным боевым действиям? Сделанное после встречи с натовским генералитетом заявление не стоит рассматривать всерьез. По крайней мере пока. Дезинформация при подготовке и в ходе боевых действий используется уже ни одно тысячелетие. Поживем – увидим. А пока украинская группировка находится на месте. Отводить тяжелую технику и излишки личного состава Киев не собирается. Обстрелы городов и поселков ДНР и ЛНР продолжаются. И самое последнее. Хорошо бы, если на этот раз противостояние обошлось без большой крови. Но не будет ли означать очередное временное замирение того, что для народа ДНР и ЛНР, русских людей, все останется по-прежнему? Тот же неопределенный статус, несмотря на то, что на руках дончан паспорта Российской Федерации. Продолжатся обстрелы, унизительные походы «на другую сторону» к родственникам или за пенсиями. Ведь сколько лет это продолжается, подумать страшно. Не пора бы нам с этим вопросом как-то определиться. И не оглядываться на западных «партнеров» и лоббистов их интересов в Москве. Фото: selcdn.ru

Пашинян уйдет, но что дальше?

Все-таки Никол Воваевич Пашинян не политик. Хотя вроде бы и внешность располагающая, и определенная харизма есть (вспомним, как он заводил толпу в ходе массовых беспорядков апреле 2018 года), и какое-никакое, пусть и не законченное, образование имеется, и в профессии уже практически три года… Тут перечислять можно долго. Однако, на мой взгляд, для любого взрослого, считающего себя неглупым человеком, а, тем более, для политика, и не просто политика, а главы государства, просто необходимо иметь привычку сначала думать, а затем открывать рот или принимать какие-либо решения. Причем в любой ситуации, при любых обстоятельствах. А вот Никол Воваевич сплоховал. В прямом эфире на вопрос корреспондента относительно высказывания зам. начальника Генерального штаба по поводу того, что в ходе недавней войны в Арцахе верховный главнокомандующий не разрешил применить ракеты «Искандер», Пашинян не придумал ничего лучшего, чем заявить об их «слабой эффективности». А потом еще прибавил, что это оружие «образца 80-х годов» прошлого века безнадежно устарело. После чего приказал уволить неудобного генерала. Вот тут-то и началось. Военное руководство республики, которое несмотря ни на что старалось сохранять лояльность власти и не поддерживать оппозицию, требующую немедленной отставки премьера и его правительства, даже когда Пашинян вешал на него всех собак за катастрофическое военное поражение, не вытерпело. 25 февраля Генштаб Армении потребовал отставки премьер-министра, заявив, что политическое руководство республики ведет страну к опасной грани. Под документом стоят подписи 40 человек: 20 генералов и 20 полковников. Причем не только генштабистов. В числе подписантов все пять командующих армейскими корпусами, т.е. всех тех, кто командует сухопутными войсками республики. В тот же день оппозиционное «Движение по спасению Родины» вывело народ на улицы и объявило о бессрочной акции протеста. Реакция Пашинина была мгновенной: заявление, сделанное Генштабом, было квалифицировано как «попытка военного переворота». Ни много, ни мало. И ведь что интересно. Его тут же поддержали Анкара и Баку, которые дружно осудили действия армянских военных. Вот уж действительно, скажи, кто твой друг… В ответ на опрометчивое высказывание пришла «ответка» и из Москвы. Официальный представитель Министерства обороны России аргументировано объяснил «ошибочность» высказываний армянского премьера, великодушно допустив возможность того, что аппаратчики премьера просто ввели своего начальника в заблуждение. Поскольку GEOFOR не является правительственной или иной официальной структурой и у нас есть возможность называть вещи своими именами без всякой дипломатичности, попытаемся разобраться с какого такого перепугу рутинное для Пашиняна охаивание чего-то российского, в данном случае ракет «Искандер», вызвало у армянских военных такую жесткую реакцию. Дело в том, что в своем классе «Искандер» является лучшим в мире оружием, пока еще не имеющим аналогов. А Армения – единственная страна в мире, которой оно было поставлено, хотя платежеспособных желающих хоть пруд пруди... В этой связи стоит вспомнить, какую бурную, почти истеричную реакцию вызвало в Баку сообщение о намеченных поставках «Искандеров» Еревану. Одной из причин такой реакции был тот факт, что радиус действия этой установки позволяет с территории Армении поражать практически любые цели в Азербайджане, включая его столицу. А скорость и траектория полета ракеты исключают возможность её перехвата не только азербайджанскими ПВО, но и системами НАТО, что признают и в самом Североатлантическом альянсе. Так вот, по имеющейся информации, военное руководство в Ереване неоднократно предлагало руководству политическому (читай – Пашиняну) применить в ходе войны в Арцахе «Искандеры». Причем удар предлагалось нанести не по азербайджанской столице, а по аэродрому, с которого запускались беспилотники, массовое применение которых и привело к трагичным для армян результатам. Очевидно, что уничтожение площадки, с которой запускались и на которой обслуживались боевые дроны, а также возможность поражения военных целей в районе Баку, охладило бы пыл азербайджанского и турецкого руководства, и быстро привело бы стороны к столу переговоров. Думается, что в этом случае условия прекращения боевых действий не были бы столь жесткими и унизительными для Еревана. Кстати, задним числом становится известно, что возможность ракетного удара до последнего момента не исключалась бакинским руководством и его иностранными советниками. Почему Пашинян не внял военным и не дал санкции на использование «Искандеров», есть, как говорится, «тайна великая». Однако память подленько подбрасывает цитаты из публикаций и высказываний некоторых армянских и российских экспертов трехлетней давности, которые предупреждали, что этот человек был продвинут на высший пост в стране для того, чтобы «сдать Карабах». Но такие обвинения, как ни крути, нуждаются в доказательствах. Хотя…. Впрочем, вернемся в Ереван, где продолжают митинговать и противники действующего президента, и его сторонники. Кстати, количество и тех, и других в принципе одинаково: от нескольких сотен до полутора – трех тысяч человек, в зависимости от ситуации. Что, согласитесь, немного. После того, как президент Армении, который пока что занимает срединную позицию в противостоянии власти и оппозиции в целом, и в конфликте премьера с военными в частности, отказался подписывать указ об увольнении начальника Генштаба, Пашинян решил не заморачиваться и приказал генерала арестовать. Хотя к остальным подписантам упомянутого выше документа у Пашинина якобы претензий нет, думается, что дополнительной популярности среди служивого люда решение об аресте генерала Оника Гаспаряна премьеру не добавит. Тем не менее, пока военные ограничиваются демаршами на уровне руководства Генштаба. Если офицеры из столичного гарнизона и присоединяются к митингующим, то это они делают в штатском. Вопрос о введении войск в Ереван для силового смещения премьера и его кабинета, судя по всему, пока не стоит. Тем не менее, некоторые подвижки, представляющие для действующего режима потенциальную опасность, нельзя упускать из виду. Например, обращение (опять – только обращение!) 30-ти высокопоставленных офицеров полиции поддержать требование военных об отставке Пашиняна. В числе подписантов пять генералов, остальные – полковники. До этого демарша сотрудники спецслужб и полиции молчаливо проявляли полную лояльность правительству. Это обращение – нехороший сигнал для Пашиняна. Если, как мы упоминали выше, военных в столице и её окрестностях немного, то сил правопорядка – более чем достаточно. Но пока, следует признать, что режим Пашинина достаточно устойчив. По мнению некоторых западных, в том числе и британских аналитиков, он продержится, как минимум, до начала-середины лета. Так что, думается, ничего особо впечатляющего до начала осени нам ждать не приходится. Не будем спорить о конкретных сроках, но немалая доля истины в этих прогнозах имеется. Дело в том, что в настоящее время, несмотря на то, что вину за поражение в войне большинство граждан Армении возлагает лично на Пашиняна, для его смещения с поста премьера необходим силовой вариант. А этого ни оппозиция, ни военные не хотят, поскольку факт военного переворота подорвет легитимность новой власти в глазах мирового сообщества и диаспоры. Это вам не Украина образца 2014 года, где за переворотом как раз и стояло то самое «мировое», сиречь западное сообщество. Но это так, к слову пришлось. Отстранить премьера от должности законным путем голосования в парламенте не получается, поскольку пропремьерский блок «Мой шаг» контролирует там две трети мест. Вскоре после поражения в войне на фоне массовых выступлений своих противников Пашинян обещал провести внеочередные парламентские выборы. Правда потом, после интервью Р.Кочаряна, бывшего президента Армении, в ходе которого он заявил о своем возвращении в большую политику, прошла информация, что президент передумал, и никаких внеочередных выборов не будет. Испугался премьер героя прошлой Карабахской войны, опытного политика, при президентстве которого рост ВВП республики выражался двузначными цифрами. Однако, видимо, чувствуя возможность того, что, в конце концов, оппозиция может решиться и на крайние меры, а на силовиков особо рассчитывать не приходится, Пашинян пообещал провести выборы осенью, да еще и референдум по вопросу об очередной трансформации государственного устройства: переходу от парламентской к президентско-парламентской форме правления. Что касается оппозиции, которую, кстати, поддерживают оба католикоса (Эчмиадзинский и Киликийский), немалая часть бизнесменов и профессуры, то она напоминает мне лоскутное одеяло, этакий конгломерат из 17 партий, из которых только две – парламентские. Единственным моментом, который заставил их объединиться, это – стремление избавить страну от нынешнего руководства. Никакая позитивная программа, пусть даже её намеки в выступлениях оппозиционных лидеров, не просматривается. По крайней мере, на сегодняшний день. Вот и получается ленинская формула революционной ситуации наоборот: верхи не хотят (уходить), а низы – не могут (их сбросить). В оригинале: верхи – не могут (управлять), а низы – не хотят (им подчиняться). Как ни странно, но для смены власти не созрело и армянское общество. Точнее, оно в своем большинстве понимает, от кого надо избавиться. А вот кого продвинуть во власть, пока для жителей республики не ясно. В этой связи хотелось бы обратить внимание на недавнее исследование, проведенное американской Службой Гэллапа, по заданию которой ереванский социологический центр Marketing Professional Group организовал телефонный опрос. Респондентам предлагалось по пятибалльной шкале (5 – максимальная оценка) дать оценку политикам и политическим партиям, а также высказать свои предпочтения, если им в ближайшее время придется принять участие в голосовании. Так вот, рейтинг Пашиняна составляет 2,8 пунктов, президента Саркисяна – 2,3. Оппозиционеры Царукян и Манукян имеют 2,2 и 1,6 пунктов, соответственно. Рейтинг Кочаряна, который позже всех включился в политический процесс, пока равняется 2,0 пунктам. Так что на сегодняшний день явного преимущества не имеет ни один из ведущих армянских политиков. Что касается парламентских выборов, то пока что за блок Пашиняна готово проголосовать 33% опрошенных, т.е. «Мой шаг» уже потерял половину своего электората. Однако главный вопрос для будущего Армении заключается в том, какие партии окажутся в составе двух третей, смогут ли они объединиться вокруг позитивной программы и слажено работать для её реализации. Этот вопрос пока остается открытым, и, боюсь, борьба за лидерство и власть среди нынешних союзников может спровоцировать новый виток кризиса. А это Армении совсем не нужно. Фото: radiovan.fm

Кризис на Донбассе обостряется. Что дальше?

Обстановка на Донбассе накаляется. Обстрелы населенных пунктов ДНР и ЛНР становятся интенсивнее, причем в этих целях все чаще используются орудия большого калибра. Количество погибших и пострадавших из числа мирных граждан резко возросло. Разведка республик сообщает, что украинская сторона подтягивает к линии соприкосновения дополнительную тяжелую, наступательную технику, в том числе системы залпового огня, орудия крупных калибров, танки и т.п. Эта информация не опровергается и нашими военными, располагающими данными космической разведки, а также наблюдателями ОБСЕ, которые в присущей им «деликатной» манере сообщают, что они не могут найти на складах и стоянках украинской стороны танки, БМП и орудия. Помимо этого, нельзя умолчать и об очередном террористическом акте, который произошел в понедельник 15 февраля в Горловке, пригороде Донецка. На этот раз была предпринята попытка, слава Богу, неудачная уничтожить комбата Народной милиции ДНР Сергея Попова. Подрыв его машины был произведен, когда командир батальона подвозил свою 13-летнюю дочку в школу. Девочка, как и отец, в настоящее время находится в больнице, отделалась контузией и шоком. Это – про обстановку в районе конфликта со стороны республик. А теперь о ситуации в Киеве. Все говорит о том, что кризис власти в «Незалежной» углубляется. Это касается как экономики, так и политики. Так, в конце января Киевский международный институт социологии (КМИС), один из крупнейших и старейших центров, на регулярной основе изучающий общественное мнение, опубликовал данные опроса, проводившегося по всей Украине. По данным исследования, 74,3% опрошенных считают, что страна движется в неверном направлении. При этом главными причинами этой оценки, по мнению респондентов, является неспособность властей решить проблемы, связанные с пандемией, в том числе с организацией вакцинизации населения, а также проблемы экономики. Как следствие, лишь 19,8 процентов сообщили о своей готовности снова проголосовать за действующего президента, случись выборы в ближайшее время. Что касается его партии «Слуги народа», то отдать свои голоса в её поддержку готовы лишь 11,2 процента. Киевские эксперты рассматривают эти цифры как опасные для действующей власти не только потому, что на президентских выборах в апреле 2019 г. Зеленского поддержали 73,2 % проголосовавших, а его партию в мае того же года – 43,0 %. Дело в том, что в начале января КМИС тоже публиковал данные своего исследования, проведенного в конце декабря. И тогда поддержка президента составляла 26,2 %, а его партии 21,6 %. Получается, что за месяц популярность президента и «Слуг народа», уже тогда достаточно низкая, просела почти в два раза. Как ни крути, а это для киевской власти сигнал об опасности. А избежать этой опасности или хотя бы отодвинуть её на некоторое время Киев не в состоянии. Вспомним о главных претензиях населения к власти: пандемия и экономика. Точнее, к социально-экономической ситуации в республике. Что касается борьбы с пандемией, то она фактически не ведется. Российскую вакцину Украина запретила, приняв для этого специальный закон. Что касается помощи Запада, то пока она ограничилась поставками подержанных американских холодильников для вакцины. Самих препаратов как не было, так и нет. И когда они появятся и в каком количестве, неизвестно. Что касается экономики, то и тут дела не лучше. Денег в казне становится все меньше. МВФ и ЕС пока что перечислять вроде бы выделенные насколько сотен миллионов пока не торопятся, дефицит бюджета и внешнеторгового баланса, как прогнозируют аналитики Fitch , в ближайшее пятилетие будет только расти. Да тут еще три телевизионных канала, связанные с оппозиционной парламентской «Объединенной платформой – За жизнь» (ОПЗЖ) ежедневно рассказывают в своих эфирах о повышении тарифов ЖКХ, о падении уровня жизни, о безработице, об ужасающем состоянии больниц и поликлиник и т.д. Пришлось президенту эти каналы закрыть (всего-то на пять лет), объявив их «рупорами Кремля», хотя на самом деле это – умеренно националистическая структура. При этом все возможные и невозможные украинские законы, начиная с конституции, были нарушены. И что с того? Политическая целесообразность возобладала. Население и западные кураторы эту пилюлю проглотили, националисты возрадовались. Только обиженная ОПЗЖ решилась отреагировать, инициировав процедуру импичмента, которого, очевидно, не будет: поддержки у оппозиционеров маловато. На фоне этой неразберихи действующую власть активно раскачивают все её противники, начиная от упоминавшейся ОПЗЖ, до бандеровско-неофашистских партий и групп, которые пока что кучкуются вокруг экс-президента П.Порошенко и его «Европейского выбора». Вот и выходит, что для Киева, причем не только для Зеленского и его команды «непрофессионалов», военный конфликт на Донбассе может оказаться своего рода выходом из политического и экономического тупика. Логика этой авантюры проста. Завоевать ЛНР и ДНР Киев не сможет, это понимают и украинские военные и, с позволения сказать, политики. Да им этого и не надо. В Киеве уже давно не стесняются говорить, что для них народ Донбасса – отрезанный ломоть. То, что в ходе нового военного конфликта власть положит несколько сотен или тысяч своих бойцов и потеряет часть территорий, неважно. В Киеве исходят из того, что дальше административных границ Донецкой и Луганской областей военные ДНР и ЛНР не пойдут. Для большего у них, как считается, не хватит сил и средств, да и «Москва не позволит». Единственными потерями, которые можно было бы посчитать серьезными, являются порты в Азовском море. Но и ими вроде бы можно пожертвовать, исходя из того, что вход в Азовское море все равно контролируется Россией. Понеся эти потери, украинское руководство рассчитывает вновь обратить на себя внимание Запада, который, как сетуют в Киеве, потерял к «Незалежной» интерес. В расчеты правящих украинских элит в частности входит возможность списания или хотя бы реструктуризация части долгов, получение безвозмездной помощи и другие материальные блага. Кроме того, ожидается усиление политической поддержки и ожесточение курса США и ЕС в отношении России. В частности, ввод новых более жестких санкций, что особенно греет душу украинских политиков. Мы понимаем, что для нормального человека все это представляется бредом. Для нас – тоже. Но почитайте украинские сети, послушайте эфиры, выступления местных экспертов, общественных деятелей и политиков… Об этом же в открытую говорят без какого-либо стеснения. И еще одна деталь, на наш взгляд – существенная. Это – состояние украинского общества. Точнее – его большинства. По мнению экспертов, как украинских, так и российских, население республики, задавленное нищетой, ростом цен и тарифов, безработицей, а также непрекращающимся пропагандистским валом про «сепаратистов, страну-агрессора» и т.д., находится в состоянии, извините за выражение, отупления. Более того, война на востоке республики уже стала для жителей Украины чем-то привычным. И в случае её новой фазы, она будет, если не поддержана относительным большинством населения, то воспринята достаточно спокойно. И Киев это тоже учитывает. Так что, боюсь, что новой войны на Донбассе не избежать… А хотелось бы ошибиться.