Автор: Ivan Andrianov

Автор: Ivan Andrianov

Turkey: views on the harvest, economy and elections-2023 (machine translation)

The election campaign has already begun and promises to be very tough. The chairman of the "Party of the Future" Ahmet Davutoglu (in 2009-2014, the Minister of Foreign Affairs of Turkey) recently called for early elections to be held in the country, citing the continuing aggravation of the economic crisis. The politician also predicted an increase in social tension in society – as the second key factor in the development of the situation in the country. It is very likely that, proposing to hold early elections, the leader of the "Party of the Future" proceeds from the fact that the aggravation of the two factors mentioned above will give the leadership of the republic a chance to impose a state of emergency and cancel the elections as such. At the same time, the Turkish economy is really in a deplorable state. The Turkish lira continues to fall, more than 17 Turkish lira are already being given for 1 US dollar. Annual inflation, according to the Turkish Statistical Institute (TUIK), as of May 2022, has accelerated to 73.5%, becoming a record for the last 24 years, and price growth is the highest since the 1998 crisis. Compared to 2021, the cost of transport services and food soared by 107.62 and 91.63 percent, respectively. A high growth was also recorded in the category of household goods and furniture – 82.08%. Not such a galloping, but still double-digit growth was recorded in the fields of telecommunications (plus 19.81 percent), education (plus 27.48%), prices for clothing and shoes increased significantly (plus 29.8%). The gross foreign exchange reserves of the Central Bank of Turkey (CBT) fell from $66.0 billion (as of June 3) to $61.5 billion as of May 6. Recall that at the end of 2021, they amounted to 72.6 billion dollars. Analysts at Business Monitor International (BMI), a structural division of Fitch Solutions, state: in 2022, nominal GDP may fall by more than 20%. If in 2021 this figure amounted to more than $ 814.5 billion, then according to the results of the current one, only $ 614 billion is projected. The British experts of the Economist Intelligence Unit (EIU), in turn, emphasize that, despite the weak lira, the decline in demand and the recovery of income from tourism, high prices for essential goods will lead to the fact that the balance of payments deficit will exceed the level of 2021. The likely forecast for 2022 is a deficit of about $26 billion, or 4.2% of GDP. But let's return to the presidential and parliamentary elections, which are scheduled to take place on June 18, 2023, but rumors and talk about their postponement have been going on for a long time. They even call specific dates – November 2022, then spring 2023. A number of politicians opposed to the current government today state that it is the early elections that will not allow Erdogan and his Justice and Development Party (AKP) to gain the necessary number of votes to win. Nevertheless, according to polls by the research company Optimar, the AKP is currently gaining 35.9% of the vote, and its ally in the People's Alliance coalition – the Nationalist Movement Party (HDP) – 10.4% of the vote. 39.2% of voters are ready to vote for the coalition itself. In a similar scenario, if elections had happened in Turkey, even in August 2022, Erdogan and the People's Alliance would have won the parliamentary elections. The only thing that can prevent this is 20% of voters who are either undecided or do not plan to vote at all. According to the Institute of the Middle East (IBV), for such a politicized country as Turkey, this is an extremely high indicator. Among the main contenders for the presidency of the country are the mayors of Ankara and Istanbul Mansur Yavash and Ekrem Imamoglu, the leader of the "Good Party" Meral Ashkener, as well as the head of the Republican People's Party (CHP) Kemal Kilicdaroglu. IBV analysts note that businessman Cem Uzan, who lives in France, also intends to put up his candidacy. At one time, he owned 28% of the Turkish media, as well as the GSM operator Telsim. Nevertheless, in 2000, his party took only the fifth place in the elections and did not get into parliament, and Uzan himself was accused of financial fraud and as a result lost a significant part of his assets. A recent Avrasya poll showed that both Kilicdaroglu, Imamoglu, and Yavash are ahead in the ratings of the Turkish president by 21.4%, 13.8% and 13.4%, respectively. Nevertheless, today it is worth considering only as an indicator that Erdogan will not be able to win in the first round. And if the opposition supporters unite, the current head of state has a very real chance to leave his office. Erdogan can oppose this with an administrative resource, as well as use the security forces and courts controlled by him. Thus, investigations have already been initiated against Imamoglu on charges of slander and insulting representatives of the country's Central Bank, as well as disrespect for shrines after he walked around the shrine with his hands behind his back during the commemoration ceremony in the tomb of Mehmed the Conqueror (Mehmed II) on the 567th anniversary of the conquest of Istanbul. At the same time, it is important to note that the CHP, the Good Party, the Party of the Future, Deva, Saadet and the Democratic Party form a united coalition aimed at defeating Erdogan. In addition, they plan to return to a parliamentary republic. The Justice and Development Party, in turn, is losing votes today, as is the Nationalist Movement Party. According to polls, the AKP is gaining from 34.8% to 44.2%, which means that it will not be able to get a majority in parliament. The IBV cites the results of another survey conducted on June 13 by the Gezici research center. 44.7% of respondents believe that the pro-government "People's Alliance" will be able to solve problems in the economy, while 51.6% of respondents are convinced that the opposition "National Alliance" is capable of overcoming the economic crisis. Moreover, 56.8% of respondents believe that the leader of the opposition parties will be able to govern the country better. Against this background, the head of the Gezici Center, a specialist in international studies in the field of security and strategic studies Murat Gezici said: "People who define the economy as the biggest problem in the country will turn their anger into voices of reaction against the government, which does not listen to him, looks down on him and ignores the problems. For this reason, it can be said that the government is now more shaky than ever before. This is absolutely clear" It is already obvious that Recep Tayyip Erdogan intends to raise his rating, including through victories in foreign policy. These are undoubtedly peacekeeping initiatives within the framework of the Ukrainian crisis, including attempts to establish the export of Ukrainian grain, which recently seemed to have been agreed upon, but Kiev, as always, is against. It is not for nothing that the Turkish authorities have again begun to put pressure on NATO, refusing to accept Sweden and Finland into the alliance. Ankara's position, if viewed in the context of the elections, is quite advantageous. If Washington and Brussels agree to the lifting of sanctions, the supply of weapons and components, Erdogan will be able to say that he has pushed the West. Well, if not, the Turks will not agree to another expansion of NATO and will say that the alliance has to reckon with them. Read more about the Turkish reaction to the decision to include Sweden and Finland in the union in our article. It is not for nothing that Ankara's rhetoric against Greece has sharply tightened in recent months. All this seems to be another attempt to rally society around the ruling elite in the face of the threat of external pressure. At the same time, there is no candidate among the opposition for Russia who could be more profitable than Erdogan and the AKP. For example, Kilicdaroglu sharply criticizes not only the Turkish authorities, but also Moscow after the Syrian government carried out an airstrike on 36 Turkish soldiers two years ago. "Anyone who shoots at my soldiers is my enemy," the newspaper "Sözcü" quoted in 2020 the words of Kilicdaroglu, who meant not only Bashar al-Assad, but also Vladimir Putin personally. At the same time, a fellow party member of the leader of the Republican People's Party, Engin Ozko, called Erdogan a "traitor" who approved the massacre of millions of Muslims in war-torn Syria, which provoked a fight in parliament, and Ozko himself was convicted and imprisoned for insulting the president. But this is so, by the way, about the administrative resource and democracy in Turkey… Summing up, we add that today analysts agree: the Turks will most likely not elect the president and parliament ahead of schedule. On the contrary, Erdogan and the AKP will try to spend the rest of the year building up their positions and discrediting, or even eliminating competitors. The election campaign in Turkey has already begun and the confrontation promises to be brutal and uncompromising. However, there is no other way in this Middle Eastern republic.

Турция торгуется в НАТО как на базаре

Восточный «пазар», а именно так звучит «базар» на турецком, - место поистине замечательное. Торговаться там – не норма, а скорее правило. И не ошибусь, если замечу: правила рынка в Турции зачастую применимы и к некоторым методам внешней политики, что-что, а торговаться эти ребята не только любят, но и умеют. Именно это мы сегодня и наблюдаем, когда в новостях появляется все больше сообщений о том, что Анкара намерена требовать от НАТО ряд уступок в обмен на согласие о присоединении Финляндии и Швеции к Североатлантическому альянсу. Впрочем, начнем с самого начала. О вероятности присоединения этих двух стран говорили давно, мы писали об этом еще 26 января. Показателем тому служили не только постоянные военные учения НАТО, где принимали участие скандинавские страны, но и, к примеру, настроения политических элит той же Швеции. Потом началась российская специальная военная операция на Украине, и из категории гипотетической вопрос о присоединении Финляндии и Швеции к Североатлантическому альянсу перешел в практическую плоскость. По сути действия Москвы просто ускорили то, что и так было неизбежно. Казалось бы, все уже готово, скандинавские политики не против, армии и так уже соответствуют всем требованиям НАТО, но свой «вклад» в развитие ситуации, неожиданно для многих, внесла Анкара, выступив против подобного расширения военного блока. «Турция не может говорить «да» каждому предложению внутри НАТО, хотя всегда поддерживает альянс», – заявил президент Эрдоган 18 мая. А ранее министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу сказал: «неприемлемо и возмутительно», что Стокгольм и Хельсинки оказывают поддержку Рабочей партии Курдистана (РПК), «Проблема в том, что эти две страны открыто поддерживают и взаимодействуют с РПК и YPG [Отряды народной самообороны]. Это террористические организации, которые каждый день нападают на наши войска. Подавляющее большинство турецкого народа против членства в этих странах… и просят нас заблокировать это членство». Забыл, правда, Чавушоглу, что в последнее время на турецкие войска в основном нападают за пределами Турции – в Сирии, ну и в последнее время в Ираке, где Анкара решила провести очередную военную операцию, которая ожидаемо не находится в фокусе мировых ведущих СМИ. Несколько дней в Анкаре выдерживали паузу, лишь констатируя, что категорически против принятия в альянс Швеции и Финляндии, а эксперты гадали, что же потребует Турция в обмен на свою благосклонность, понимая, что в данном случае вопрос лишь «в цене». Долго ждать не пришлось. 17 мая стало известно, что Анкара намерена требовать возвращения в программу поставок истребителей F-35, а также снятия санкций за покупку российских систем ПВО С-400. Судя по всему, первый пункт подразумевает не только поставки самих самолетов, но и возвращение Турции в статус партнера третьего уровня и возвращение на её предприятия производства ряда комплектующих F-35. Напомним, Анкара работала над частью ракет SOM-J, входящих в программу Joint Strike Fighter, являлась европейским центром технического обслуживания и ремонта истребителей. Впрочем, второй пункт имеет куда большее значение. После покупки у Москвы С-400 Анкара в конце 2021 года попала под санкции Вашингтона, соответствующие закону «О противодействии противникам Америки посредством санкций»» (CAATSA). Ограничения также подразумевали запрет на все американские экспортные лицензии и разрешения турецкому Агентству оборонных закупок, Президентству в оборонной промышленности (SSB), а также замораживание активов и визовые ограничения в отношении высокопоставленных должностных лиц SSB, включая президента организации. В IHS Global Insight тогда прогнозировали, что санкции хоть и не сразу, но окажут серьезное воздействие на оборонную промышленность Турции. И они были правы, Анкаре пришлось сильно постараться, чтобы решить проблемы с поставками современной оптики, авионики, видеокамер и иного оборудования, которое необходимо для установки в первую очередь на летательных аппаратах, включая беспилотники Bayraktar TB-2. Санкции также ударили и по продолжающейся модернизации истребителей F-16 и производству турецких ударных и транспортных вертолетов T-129 ATAK и T-70, а также корветов класса MILGEM, истребителей TF-X и учебных самолетов Hurkus. Все это время турецкие политики искали достаточно весомый аргумент, который можно было бы использовать если не для шантажа, то для жестких переговоров с партнерами по НАТО. Одной из таких попыток и были заявления о покупке новых партий С-400 у Москвы, и даже разговоры о покупке российских истребителей пятого поколения Су-57 вместо американских F-35. И вот, судя по всему, турки, наконец, дождались более весомого козыря, который, очевидно, встревожил членов Североатлантического альянса. И не только их. В Европарламенте, который, казалось бы, имеет опосредованное отношение к альянсу, и вовсе перешли к угрозам, заявляя, что Анкару может ожидать изоляция в рамках НАТО. Несмотря на то, что у каждого члена альянса есть право вето в вопросах принятия в организацию новых членов, мы не были бы столь категоричными. Тем более, что не только проблемы военного сотрудничества беспокоят Анкару. Другим вопросом, который беспокоит Турцию, несомненно, является экономика. Так, согласно данным Турецкого статистического института (Turkstat), инфляция потребительских цен в Турции выросла в апреле до 70,0% в годовом исчислении (г/г), ускорившись с мартовского уровня, который составлял 61,1%. Турецкая лира также продолжает свое ралли, ставя рекорд за рекордом. Дополнительное давление возникло из-за нетрадиционной денежно-кредитной политики, принятой Центральным банком Турции, который решил снизить стоимость заимствований в попытке стимулировать экономику. После больших изменений в 2021 -ом базовая ставка с начала года оставалась стабильной на уровне 14,0%. Более того, аналитики Fitch отмечают, что номинальный ВВП Турции в 2022 году может сократиться почти на 200 млрд долларов, с 810,5 млрд до 620,6 млрд. В данном контексте помощь экономике страны, новые инвестиции и другие способы стимулирования могли бы также стать одним из условий Анкары в переговорах по принятию Швеции и Финляндии в НАТО. Еще один аспект, который представляет интерес для Турции, – это ее амбиции на Ближнем Востоке. В первую очередь, претензии в Сирии, где турки по-прежнему заинтересованы как в территориях, так и экспорте нефти. Интересно, что США недавно сняли широкомасштабные санкции с сирийских территорий, которые находятся под контролем курдского ополчения Силы народной самозащиты (YPG). Подобное решение министерства финансов США позволило компаниям заниматься сельским хозяйством, телекоммуникациями, инфраструктурой электросетей, строительством, производством, торговлей, финансами и чистой энергией. Также становятся возможными определенные инвестиции в районы, расположенные от провинции Алеппо на северо-западе до провинции Хасеке на северо-востоке. Виктория Нуланд в этой связи заявила, что «Соединенные Штаты намерены в ближайшие несколько дней выдать генеральную лицензию для содействия частной экономической инвестиционной деятельности в районах, не удерживаемых режимом, освобожденных от ИГ (запрещенная в России террористическая организация) в Сирии». Таким образом, нефть из этих районов, по сути, выведена из-под американских санкций при условии, что правительство Башара Асада не сможет извлекать прибыль из сделок по продаже углеводородов. Сегодня можно констатировать, что турецкие власти наконец нашли действительно хороший козырь, помимо вопроса беженцев, для давления на США и ЕС. Как отмечают эксперты Института Ближнего Востока (ИБВ), в Анкаре для подкрепления серьезности своих намерений не гнушаются и шантажом. А точнее – прослушкой западных посольств на своей территории. Для тех, кому это утверждение кажется нонсенсом, напомним: первый раз турки использовали данные «прослушки» во время «дела Хашогги» для давления на Эр-Рияд. А недавно, 11 мая, подобную деятельность спецслужб подтвердил министр внутренних дел Сулейман Сойлу. Выступая перед группой сторонников в провинции Айдын, он привел выдержки из стенограммы закрытой встречи в одном из западных посольств. Вопреки многим заявлениям, звучащим сегодня, о том, что Анкара может ограничиться высылкой или экстрадицией курдов из скандинавских стран в Турцию, думается, что указанные выше факторы являются куда более значимыми для Анкары. Тем более, что экономическое положение турецкого население должно стать одним из ключевых вопросов на предстоящих выборах президента страны осенью 2023 года. Впрочем, курдский фактор также нельзя сбрасывать со счетов. Как минимум для удовлетворения запроса населения Турции в преддверии тех же выборов. Среди других, как представляется, странных заявлений сегодня можно слышать сообщения о том, что Анкару чуть ли не исключат из НАТО в обмен на Стокгольм и Хельсинки. Об этом даже заявила CNN. Думается, что вероятность развития событий по такому сценарию относится к разряду теоретических. Роль Турции для альянса сегодня крайне важна. Несмотря на то, что с логистической точки зрения значение Анкары после вывода США своих войск из Афганистана снизилось, Турция по-прежнему является форпостом НАТО на Ближнем Востоке. Более того, Анкара позволяет контролировать ключевой для мира пролив – Босфор. Так что идея исключения турок из альянса представляется сегодня крайне маловероятной. А вот введение новых санкций, в том числе чтобы еще больше надавить на экономику Турции, а также на ее ВПК – это куда более вероятный сценарий развития событий. Тем не менее, в современном мире исключать нельзя даже теоретические сценарии. Тем более, что в обмен на Босфор НАТО получит Балтийское море. Вот только «политика открытых дверей» альянса в таком случае, как справедливо заметил старший научный сотрудник ИМЭМО РАН им. Е. Примакова Владимир Аватков, «останется только для согласных и покорных». Подводя итог, отметим: куда более вероятно, что Брюссель, Вашингтон и Анкара сумеют договориться. В сегодняшней мировой реальности послабления в вопросе покупки Турцией российских систем ПВО С-400 вряд ли последуют. Но экономическое сотрудничество, ослабление давления на ВПК страны и возобновление работы по программе F-35 – это те пункты переговоров, которые могут устроить все стороны. А тот факт, что администрация США направила в Конгресс разрешение на продажу Турции самолетов F-16, лишь подтверждает вышесказанное. Ну, а в противном случае, как мы уже отметили, маловероятном, давление на Анкару возрастет в разы, так как в настоящее время вопрос принятия Швеции и Финляндии в НАТО является, без сомнения, одним из приоритетных как в Европе, так и в США. Впрочем, 18 мая договориться, видимо, не удалось. Немецкое агентство DPA со ссылкой на свои источники в Североатлантическом альянсе сообщило, что Турция заблокировала рассмотрение заявок Финляндии и Швеции на вступление в НАТО… Фото: news2.ru

Will the EU be able to produce its own semiconductors and chips? (machine translation)

The European Commission has submitted amendments to the Chip Law aimed at expanding the capacities involved in the production of semiconductors. It is planned to allocate about 34 billion euros for project financing and regulatory incentives. Industry experts reacted positively to the news, although they noted that at least in the short term, the authorities will continue to attract foreign players, rather than intensively create their own production facilities. According to the amendments published back in February 2022, Europe intends to solve the problem of a shortage of semiconductors in the context of a global supply chain crisis and geopolitical turmoil by expanding the capacity of its own enterprises. At the same time, Brussels' plans coincide with the EU's long-term development goals, implying an expansion of the level of European technological sovereignty. As part of this goal, Europeans aim to make up 20% of the value of the global semiconductor manufacturing market by 2030. Of the planned funding, 11 billion euros will be allocated in the form of public investments for the Chips for Europe initiative. It is also expected that the EU authorities and member states will create an investment pool, known as Chips Fund, worth more than 2 billion euros to support startups, scalable and other companies integrated into the semiconductor supply chain. However, these amounts only seem exorbitant, in fact, everything is not quite so. This area is one of the most high-tech and, therefore, expensive. So the German Bosch alone intends to invest in 2022 not a little 400 million euros in the production of microchips, most of which will be intended for the automotive industry. And microchips are needed in almost all industries today. In addition to these initiatives, the European Investment Bank (EIB) will cooperate with the Commission to provide equity financing to support scalable enterprises, small and medium-sized businesses that develop and commercialize semiconductor technologies. The chip Law will also provide a number of incentives to firms that eliminate untapped gaps in the market, such as logic chip foundries. It is expected that companies will receive priority access to pilot financing lines and will see that their requests and needs are quickly answered by the authorities. The development of the Chip Law will allow the EU to improve monitoring of the availability of semiconductors, create tools to solve current and future problems of their shortage. The core of this mechanism will be the European Group of Experts, which will act as a coordination platform between Member States to advise and assist them in the event of shortages and other market failures. Participants will have the opportunity to coordinate the procurement of critical semiconductors at the level of the entire Union. A number of experts note that the actions of the Europeans are due not only to problems with logistics, but also to the growing confrontation between the United States and China. Moreover, not only in the EU have taken care of the production of semiconductors. South Korea plans to radically increase its investments up to $450 billion by 2030 to increase the country's chip production capacity. The constant growth of demand plays its role against the background of the development and introduction of 5G technologies, artificial intelligence, cloud computing. Brussels' initiatives are aimed, among other things, at creating a platform for the implementation of a project capable of competing with the main semiconductor manufacturers today – Taiwan, China, South Korea. The law will allow developing a stronger semiconductor ecosystem at the European level, increasing the advantages of the region's industry, as well as eliminating its disadvantages. A base is being created for increasing research and development work. However, a number of experts today agree that by 2030 the EU will not be able to create a truly competitive industry capable of producing advanced products with a five-nanometer technological process or less. Even despite increased funding and ongoing regulatory support. For example, in 2021, the German Bosch opened a plant in Dresden for the production of power semiconductors on plates with a diameter of 300 mm. The company has equipped the facility with automated devices and integrated AI processes. Bosch produces special-purpose integrated circuits (ASICs) and technical processes from 130 nm to 65 nm, which is very far from the indicator of 5 nm. However, the EU benefits from the local production capacity of the main semiconductors that power the manufacturing and automotive industries. Companies such as Infineon, NXP and STMicroelectronics already play a key role in deliveries. Brussels also benefits from the presence of the Dutch company ASML, which provides key ultraviolet lithographic machines similar in characteristics to the products of Taiwan's TSMC. Analysts emphasize that, given the complexity and high cost of implementing a full-fledged industrial semiconductor industry, the EU will eventually focus its efforts on attracting foreign firms to the region, rather than creating its own production cluster from scratch. Skepticism about the prospects of such European import substitution was expressed back in the fall of 2021, when the coronavirus pandemic dealt a huge blow to global supply chains. The head of the European Union on Competition Issues, Margrethe Vestager, then said that the region would not be able to become completely independent of semiconductor production due to the large volume of necessary investments. Judging by how much Europeans spend today on arms supplies to Ukraine, as well as on their own armies, we would venture to assume that Brussels simply will not have the necessary amounts for the production of high-tech microchips.

Промежуточные выборы в США. Есть ли шанс у демократов?

Сегодня Соединенные Штаты, несомненно, переживают сложное время. Растущая инфляция, поднимающиеся цены, проблемы во внешней политике того и гляди приведут к тому, что популярность президента Джо Байдена будет крайне низкой в преддверии промежуточных выборов в ноябре 2022 года. В результате республиканцы сегодня имеют все шансы уже осенью занять как Сенат, так и Конгресс США. На этом фоне американские аналитики работают над пересмотром и понижением индексов краткосрочного политического риска для Соединенных Штатов, а также элементов «социальной стабильности» и «преемственности политики». США - Рейтинг одобрения президента Байдена, % Источник: Morning Consult, Fitch Solutions По данным Morning Consult, рейтинг одобрения президента Байдена снизился с 55% в апреле 2021 года до 42% в марте 2022 года. Ряд других исследований и вовсе показывает, что поддержка действующего американского президента находится на уровне 40% и ниже. Сегодня можно констатировать: приход к власти республиканцев способен создать еще больше проблем во внутренней и внешней политике. В ближайшие месяцы три фактора продолжат оказывать давление на популярность американского правительства: политика на международной арене, рост инфляции и ухудшение социально-экономической ситуации внутри страны. Рейтинг Байдена падает уже не в первый раз. В августе 2021 года на фоне вывода американских войск из Афганистана уровень поддержки действующего президента демонстрировал еще более скромные результаты после того, как представители запрещенного в России Талибана быстро захватили власть в стране. Беспорядочная и хаотичная эвакуация лишь усиливала тогда негативный эффект. Согласно нескольким опросам Ipsos, менее 40% американцев одобрили решение Байдена уйти из Афганистана. Тогда респонденты констатировали, что действия властей показали США как слабую страну, даже несмотря на то, что Вашингтон занял более жесткую позицию в отношении России. Итоги другого исследования общественного мнения, которое организовало Pew в середине марта, также неутешительны: лишь 47% опрошенных американцев одобряют действия администрации Байдена в отношении Москвы после начала спецоперации на Украине. Инфляция вредит восприятию избирателей США - Потребительские цены и цены на газ Источник: Bloomberg, Fitch Solutions На фоне роста потребительских цен в США - они достигли 49-летнего максимума, а бензин на заправках уже превысил 4,00 доллара за галлон - инфляция быстро становится важнейшей проблемой для избирателей. Согласно опросам Gallup, доля американцев, заявляющих, что экономические трудности являются главной проблемой, стоящей перед страной, выросла с 22% в январе 2022 года до 30% в феврале 2022 года. Более того, 17% респондентов назвали высокую стоимость жизни и инфляцию наиболее важными проблемами, стоящими сегодня перед США, по сравнению с 8% в январе и 10% в феврале. Ряд американских экспертов констатирует, что пока российская специальная операция на Украине продолжается, рост цен в Соединенных Штатах не остановится во втором, а может и в третьем квартале 2022 года. Среднестатистическая инфляция достигнет уровня в 6,1% в год, что станет многолетним максимумом. Помимо этого, JP Morgan предупредил об убытках в 1 миллиард долларов «из-за России». На этом фоне ястребиный разворот Федеральной резервной системы США привел к значительному ужесточению финансовых условий, а доходность долгосрочных казначейских облигаций выросла до 2,5% в конце марта. Более того, ставки по долгосрочным ипотечным кредитам также резко выросли: 30-летняя ипотека с фиксированной ставкой - примерно с 3,2% в начале года до почти 4,9%. Высокая доходность облигаций и процентные ставки окажут, вероятно, ощутимое давление на экономическую активность и увеличат расходы на обслуживание долга для домовладельцев. Все это усугубит восприятие и рост расходов, может повлиять и на настроения в обществе. Расходы ударят по карманам избирателей Доходность облигаций США и ставки по ипотечным кредитам, % Источник: Bloomberg, Fitch Solutions В случае, если республиканцы сумеют получить большинство в Конгрессе и Сенате, американские аналитики ожидают углубления политического кризиса в США. В частности, существует вероятность, что возрастет потенциал для дальнейшего балансирования на грани войны в финансовых вопросах в ближайшие месяцы, что в конечном итоге может привести к неопределенности в отношении переговоров о потолке долга. С другой стороны, не стоит забывать и об усилении экономической, политической, финансовой неопределенности. Демократы пока контролируют больше мест США - Места, занимаемые партиями в Конгрессе Источник: Fitch Solutions Правящая партия традиционно теряет места в Палате представителей во время промежуточных выборов в ходе первого срока пребывания у власти. Сегодня в Палате представителей демократы занимают 222 места, а республиканцы – 210, причем три из них в настоящее время пустуют. Следовательно, республиканцам необходимо получить в общей сложности всего пять мест, чтобы взять власть в свои руки. Что касается Сената, то только 34 из 100 мест участвуют в выборах, а поскольку Сенат разделен 50/50, республиканцам нужен лишь чистый выигрыш в одно место, чтобы получить контроль. При этом Сенат, как правило, менее подвержен переменам по итогам промежуточных выборов, чем Палата представителей. Эксперты прогнозируют: если несколько республиканцев уйдут в отставку, их места могут перейти к демократам. Таким образом, республиканцы хоть и имеют все шансы получить большинство в Сенате, но все же это менее вероятно, чем их победа в Конгрессе. Интересно, что опросы, проведенные Мичиганским университетом, показывают: хотя популярность Байдена падает, но респонденты по-прежнему возлагают более высокие надежды на демократов, чем на республиканцев. США – Ожидания респондентов Мичиганского Университета в отношении выборов Источник: UoM, Bloomberg, Fitch Solutions Несмотря на все проблемы, которые существуют сегодня в Соединенных Штатах, с большой степенью уверенности можно констатировать, что администрация Байдена в ближайшее время будет заниматься Украиной, а не внутренней повесткой. Впрочем, как мы уже отмечали, эти действия властей не встречают однозначной поддержки со стороны простых американцев. Опрос NBC News, опубликованный 27 марта, показал, что 28% респондентов выразили слабую уверенность в том, что Байден справляется с украинским конфликтом, 44% выразили минимум уверенности в этом, а 27% – «лишь некоторую» уверенность. Позиция Байдена по Украине, возможно, была направлена на укрепление его внешнеполитических позиций после провального ухода США из Афганистана, однако если конфликт продлится еще несколько месяцев и расходы населения на продовольствие и электроэнергию останутся на высоком уровне, это может еще больше подорвать уровень поддержки населением Байдена и демократической партии в целом. Причем перспективы остаются негативными не только на 2022 год, но и как минимум до 2024-го. Американские экономисты и аналитики, в том числе Fitch Solutions, прогнозируют планомерное снижение роста реального ВВП США. В 2022 – 3,7%, в 2023 – 2,1%, в 2024 – 2,0%. К 2031 году показатель может сократиться и вовсе до 1,8%. В своем долгосрочном прогнозе до 2031 года аналитики констатируют, что нарушение логистических цепочек, политические противоречия, инфляция, раскол в обществе будут создавать значительные риски для американской экономики и политики. При этом если накал отношений между США и Китаем будет нарастать, а для этого сегодня есть все предпосылки, по американскому бизнесу будет нанесен еще один удар. Подводя итог, нельзя не отметить, что гипотетическая победа республиканцев на промежуточных выборах осенью 2022 года может спровоцировать новую волну протестов, которая на фоне нестабильной политической и экономической ситуации способна оказаться куда более разрушительной, чем во время последней избирательной компании Дональда Трампа. Фото: independent.co.uk

Coup in Pakistan: causes, risks, prospects (machine translation)

On April 3, the Parliament of Pakistan was dissolved just moments before a decision was to be taken on a vote of no confidence in the country's Prime Minister Imran Khan. However, such a radical measure did not save him – the Supreme Court restored the National Assembly. Khan's Tehreek-e-Insaf (PTI) party has lost support in parliament from coalition allies, and the former prime minister himself, apparently, has lost the support of the armed forces - one of the key forces in the country. As a result, Imran Khan was dismissed, and PTI resigned from parliament shortly before the scheduled election of a new prime minister. On April 11, Parliament elected a new prime minister – Shahbaz Sharif, the younger brother of former Prime Minister Nawaz Sharif, who is known for being sentenced to ten years in prison on corruption charges in 2017. However, now the punishment is likely to be reviewed. Apparently, Sharif will serve as prime minister until the next elections, which are scheduled for August 2023. All this shows that there is a deep political crisis in Pakistan, which has been brewing for a long time. During almost the entire term of Khan's tenure, double-digit inflation was observed in the country, and the decision to lower domestic prices for fuel and electricity only increased the budget deficit and exacerbated problems with the balance of payments. The rupee has fallen to a historic low. Moreover, in the future, the Pakistani rupee will face further devaluation pressure. Moreover, if the new government fails to resume the country's participation in the IMF program, which provides for expanded financing and ensure the remaining payments, this may lead to the termination of external financing. In addition, if the US Federal Reserve tightens its monetary policy even more than markets expect, this could increase the volatility of the already weakened rupee. Pakistan's GDP per capita is very low and stands at about US$ 1,500 as of fiscal year 2021. Income inequality is high both vertically (that is, between different segments of society) and horizontally (at the regional level, between different provinces). The illiteracy rate of the population is very high, especially in rural areas and among women, and, accordingly, the level of education is extremely low. As for the foreign policy vector, Islamabad under Khan significantly distanced itself from Washington. The attempt to establish a neutral foreign policy and the recent negotiations with Moscow probably became the last straw for the United States and the pro-American elites in Pakistan itself. Experts of the Institute of the Middle East (IBV) believe that despite the fact that Prime Minister Khan's trip to Moscow met with approval from the military, it did not become an important argument in their attitude towards Khan. Disagreements between the Prime Minister and the military have worsened against the background of the COVID-19 pandemic, as well as the controversial appointment in October 2021 of the former commander of the Baloch Border Regiment and army headquarters in Karachi, Lieutenant General Nadim Anjum, to the post of head of the Interdepartmental Intelligence of the Armed Forces (ISI). On March 27, Khan showed a letter claiming that the United States had sent a diplomatic warning to Pakistan about his removal from the post of prime minister. However, such a loud accusation did not help. For example, retired Major General Atar Abbas said that "the reaction [in the armed forces - ed.] to the question of whether his [letter – ed.] use to intervene in a situation with a vote of no confidence, ambiguous." The military also accused Khan of discrediting the image of the army in society during his reign. Many experts note that regardless of whether the United States is taking part in the political crisis in Pakistan or not, the economic situation in the country will continue to deteriorate, which in turn may provoke new large-scale protests. With the escalation of the confrontation, the likelihood that the military will still intervene increases. And given the fact that the opposition parties seem to have abandoned anti-war rhetoric in their criticism of Khan, most likely they no longer perceive the security forces as supporters of the former leader of the country. This means that the military will not intervene to ensure Khan's political survival. However, American analysts from IHS Global Insight emphasize that there are real risks that the military may go for a direct seizure of power in order to maintain shaky stability in the country until the next early elections. However, this is not the most likely scenario for today. It is much more likely that the opposition, which has gained power, will try to keep it until the next elections in order to further legitimize its rule. There is another risk that is not being actively considered today. The Pakistan Institute for Peace Studies (PIPS) reported that in the coming months, Tehrik-e Taliban Pakistan (TTP, a terrorist organization banned in the Russian Federation) is likely to intensify attacks on the Pakistani military. On March 30, TTP announced a new offensive against the country's security forces during Ramadan after claiming responsibility for an attack on a military complex that killed at least six Pakistani soldiers. Speaking about the long-term prospects for Pakistan, we note that the unfolding political crisis may last for years, including due to problems in the economic and security spheres. The situation with the clan structure of the political life of the country is also getting worse. Although the main parties have ideological differences, they are mostly dominated by individuals or families, which has led to accusations of nepotism, patronage and corruption and is also a reason for protests and riots. American analysts emphasize in their reports that the best scenario for Pakistan will be the preservation of civilian power, provided that the military bloc continues to restrain radicalization and Islamist militancy. At the same time, it is noted that the country must maintain its pro-Western course, which confirms, if not direct, then indirect US participation in the overthrow of Khan. Especially considering that in their forecasts they regularly use the words "separatism", "democracy", "values", etc. Americans consider the coming to power of a radical Islamist regime that has no sympathy for the United States to be an unfavorable scenario. At the same time, Washington's ability to put pressure on Islamabad will be significantly limited by the presence of the latter's nuclear weapons. However, experts also state that there is no leader in Pakistan today who is similar in level to the Iranian leader of the Islamic Revolution, Khomeini, or his closest ally, the Great Ayatollah Khamenei. For Moscow, the events in Pakistan pose risks mainly from the point of view of the implementation of major projects between the two countries. First of all, this is the "Pakistani Stream". Despite the fact that its capacity is relatively small, only 12.4 billion cubic meters of gas per year (for comparison, the capacity of the Turkish Stream is 31.5 billion cubic meters per year) in conditions when it is necessary to redirect blue fuel to the east, any pipelines are important. So it is not surprising that during Khan's visit to Moscow, the "Pakistani Stream" was expected to become one of the key topics of negotiations.

Пшеница для Египта: чем заменить поставки из России

24 марта Международный валютный фонд (МВФ) и Египет официально объявили, что начинают консультации по новой программе, направленной на поддержку египетской экономики. Впрочем, сегодня до сих пор не ясно, на какие цели и в каких объемах предполагается использовать запрашиваемые средства. 24 марта Международный валютный фонд (МВФ) и Египет официально объявили, что начинают консультации по новой программе, направленной на поддержку египетской экономики. Впрочем, сегодня до сих пор не ясно, на какие цели и в каких объемах предполагается использовать запрашиваемые средства. Американские эксперты из аналитического центра IHS Global Insight отмечают, что на фоне кризиса, развернувшегося на Украине, в Каире столкнулись с серьезным экономическим давлением. В первую очередь из-за нестабильности развивающихся рынков и, как следствие, оттока иностранных инвесторов. На этом фоне Комитет по денежно-кредитной политике (MPC) Центрального Банка Египта (CBE) принял решение повысить учетную ставку на 100 базисных пунктов, что вызвало снижение курса египетского фунта (EGP). При этом в Global Insight отмечают, что еще до решений MPC аналитики центра придерживались мнения, что EGP был переоценен на 15-16%. В Институте Ближнего Востока (ИБВ) в этой связи напоминают, что еще 21 марта египетская валюта упала на 11% до 17,72-17,82 по отношению к доллару. Аналитики инвестиционного банка JP Morgan также заявили две недели назад, что египетский фунт переоценен на 15%, подтверждая тем самым версию Global Insight. Одновременно с этим Кабинет министров объявил о пакете стимулирующих мер в объеме 130 миллиардов EGP (7,1 миллиарда долларов США). Эти средства будут направлены на выплату пособий 450 000 новых семей в рамках программ социального обеспечения, а также на увеличение ежегодных пенсионных выплат и заработной платы государственных служащих, которые вступят в силу 1 апреля с.г. При этом изначально планировалось начать эту социальную программу 1 июля. Еще одной трудно прогнозируемой проблемой является обеспечение страны зерном пшеницы. Напомним, что Египет является одним из крупнейших импортеров зерна в мире (13 млн тонн в год плюс к тому, что выращивается в стране). Кризис на Украине, санкции в отношении России, которая является первым в мире поставщиком пшеницы (Украина – вторым), разрыв логистических цепочек уже привели к увеличению цен на зерно. По оценкам британского центра Economist Intelligence Unit (EIU), расходы Каира на импорт пшеницы в текущем году вырастут минимум на 1 млрд долларов. 21 марта премьер-министр АРЕ Мустафа Мадбулим после указания президента Абдель Фаттаха ас-Сиси установил цену на несубсидированный хлеб на уровне 11,5 египетских фунтов (0,66 доллара) за килограмм. Помимо этого, власти Египта стимулируют местных производителей пшеницы продавать свою продукцию государству, а не частникам. Для поддержки фермеров власти подняли цены на пшеницу до 5900 фунтов (380 долларов) за тонну. Для тех, кто продаёт 90 процентов пшеницы государственным структурам, в летний сезон удобрения будут бесплатными. А для тех, кто не доставит положенную квоту в государственные бункеры, предусмотрено наказание – от шести месяцев до двух лет тюрьмы и штраф в размере от 100 000 фунтов (6450 долларов) до 500 000 фунтов (32 250 долларов). Эксперты ИБВ утверждают: правительство Египта, введя план по опоре на собственные, внутренние запасы пшеницы, надеется, что он позволит стране покрыть потребности в пшенице до 2023 года. Тем более, что урожай в этом году может превысить прошлогодний почти на 1 млн тонн. Введенные меры отвечают в первую очередь интересам мелких фермеров. Крупные в сложившихся условиях, напротив, рискуют понести значительные убытки. Помимо этого, в ИБВ добавляют, что «трейдеры пшеницы фактически окажутся бесполезными, поскольку фермеры будут иметь дело непосредственно с основным покупателем — государством». В Global Insight констатируют: меры, принятые властями Египта, откроют дорогу для начала работы новой программы Международного валютного фонда (МВФ), которая может поддержать Каир на фоне продолжающегося шокирующего роста цен на сырьевые товары. При этом, судя по ряду сообщений, переговоры с МВФ стартовали после начала спецоперации России на Украине. Египетское правительство старается достигнуть договоренностей о финансировании платежного баланса, если серьезный отток средств с долгового рынка страны затянется. Аналитики ожидают, что правительство вскоре согласует условия для очередного пакета финансовой помощи. Напомним, что за последние годы Египет уже не раз обращался за помощью в МВФ. В 2016 году он получил 12 миллиардов долларов США для поддержки программы экономических реформ. В 2020 году – еще один кредит на 8 миллиардов долларов США. Сумма была разделена на две части. 5,2 миллиарда в рамках соглашения о резервировании, которое является краткосрочным кредитом, а 2,8 миллиарда – в формате Инструмента быстрого финансирования (RFI) были предоставлены на фоне пандемии COVID-19. В Global Insight считают, что в последние годы Египет становится все более зависимым от притока капитала для финансирования, и соглашение с МВФ может дать положительный сигнал международным инвесторам, увеличит приток средств. До недавнего времени Каир мог похвастаться одной из самых высоких процентных ставок, с поправкой на инфляцию, в мире, что привлекло миллиарды долларов США в виде портфельных инвестиций на местный рынок облигаций. Учитывая слабость прямых иностранных инвестиций и недостаточную доходность экспорта, девальвация фунта в сочетании с более высокими процентными ставками может привести к оживлению торговли в Египте и поможет поддержать потребности Египта во внешнем финансировании. Вероятно, страна останется излюбленным местом для инвесторов, занимающихся кэрри-трейдингом в странах с формирующимся рынком, хотя существуют риски, связанные с последствиями российско–украинского кризиса, влияющего на сырьевые рынки. Новая программа, как считают американские аналитики, не только обеспечит денежно-кредитную поддержку в ближайшей перспективе, но и станет важным политическим ориентиром, поможет стимулировать приток портфельных инвестиций в основной капитал. Необходимым условием для возобновления финансовой поддержки со стороны Фонда является повышение ставок и удешевление валюты, и в настоящее время оба условия выполнены. Существует также значительная вероятность, что новая программа поддержки от МВФ будет включать в себя и определенные политические шаги в отношении России. В Каире, скорее всего, не пойдут на введение санкций, но российско-египетские отношения все равно будут подвергаться давлению, особенно учитывая, что происходящие сегодня в мире события поставили под угрозу продовольственную безопасность Египта, да и целого ряда других стран региона. В данном контексте важно как можно быстрее не только решить логистические вопросы поставок товаров на экспорт, но и внимательнее отслеживать тенденции в странах, которые не вошли в список недружественных государств и которые ранее рассчитывали на поставки российских ресурсов, будь то пшеница, масло, нефть или газ. Ведь запрет на экспорт пшеницы из России может крайне негативно сказаться на ряде стран и изменить их отношение к партнерству с Москвой. Фото: gp.se

Как кризис на Украине изменит мир

Специальная военная операция России на Украине, если отойти от тактических задач по её денацификации и демилитаризации, несомненно является определяющим моментом в трансформации существующего, а точнее – существовавшего до недавнего времени миропорядка. Происходящие на территории бывшей союзной республики события – не просто вооруженный конфликт, решающий сугубо местные, региональные вопросы. Это, по сути дела, начало перестройки, если хотите, слома сложившихся за более, чем тридцатилетие отношений между Россией и Западом, что будет иметь глубокие последствия для Европы и всего мира. На Западе это понимают и в данном контексте британский аналитический центр Economist Intelligence Unit (EIU) опубликовал статью, в которой рассматривает ряд ключевых изменений, которые окажут влияние на уже изменившуюся геополитическую карту мира. Во-первых, эксперты констатируют, что действия Москвы на Украине, вероятно, приведут к разделению внутри Европы. С ними нельзя не согласиться, в Европейском Союзе сегодня нет единства и действительно существуют значительные противоречия по ключевым вопросам. Так, пока Польша предпринимает попытки ввести в «незалежную» миротворческую миссию, видимо, чтобы присоединить к себе часть территорий Украины, т.н. «восточные крессы» со столицей во Львове, большинство государств ЕС категорически против. Проблемы есть и в вопросах санкционной политики против России. В первую очередь речь идет об энергетике. 21 марта болгарский премьер Кирил Петков заявил, что страна не сможет полностью отказаться от российского газа, так как это нанесет непоправимый ущерб экономике государства. А глава МИД Венгрии Петер Сийярто и вовсе констатировал, что Будапешт не будет поддерживать санкции, угрожающие энергетической и физической безопасности страны, и пригрозил наложить вето. «Венгрия однозначно относится к санкциям против поставок энергоресурсов как к красной линии. Мы не поддержим санкции, которые ставят под угрозу безопасность энергоснабжения Венгрии», – подчеркнул Сийярто. При этом новый санкционный пакет, который планируется ввести против России, еще не опубликован, но вероятность того, что в него будет включен пункт, подразумевающий нефтяное эмбарго, есть. В правительстве Германии при этом признают, что ФРГ не может отказаться от российской нефти, о чем и заявил официальный представитель кабмина Штеффен Хебештрайт. Впрочем, против ограничений, а точнее – против полного разрушения российской экономики выступает и немецкий бизнес. В Восточном комитете немецкой экономики – ассоциации, которая объединяет компании ФРГ в Восточной Европе и на постсоветском пространстве – считают, к примеру, что «есть ряд отраслей [России], в которых дальнейшая экономическая деятельность не только легальна, но и легитимна». В Европе часть здравомыслящих людей, понимающих опасность для стран Старого Света дальнейшего обострения отношений с Россией, пытается достучаться до общественного мнения и политиков. Однако критика в их адрес также беспрецедентна, впрочем, как и оказываемое на них давление. Тем не менее последствия нынешнего курса европейцев постепенно начинают отрезвлять все больше граждан, да и политиков в ЕС. В ряде стран стоимость бензина уже взлетела настолько, что людям становится просто нерентабельно ездить на работу. Другой пример: из-за роста цен на кукурузу и сою в некоторых государствах сократилось производство молока, так как коровам попросту урезали рацион. А то молоко, которое есть, не всегда попадает в магазины, потому что из-за высоких цен на бензин бастуют водители грузовиков. Как результат – пустые прилавки. Думаю, не ошибемся, если назовем эту ситуацию «театром абсурда». И этот пример – один из многих. Однако вернемся от частного к целому. В аналитическом материале EIU также отмечается, что действия России «являются вопиющим вызовом роли США как глобального полицейского» и в этой связи делается вывод, что «мир стал намного более нестабильным и опасным». С этим можно как согласится, так и поспорить. Несомненно, действия Москвы бросают вызов Вашингтону. Это и является одной из целей спецоперации. Правда, британцы сознательно умалчивают, что ранее, до начала боевых действий, Кремль неоднократно предлагал Белому дому пересмотреть вопросы глобальной безопасности за столом переговоров. При этом мы говорим не о событиях конца 2021 года. Проблема поднималась на международном уровне гораздо раньше. И в 2015 году, и в 2014, и во время Мюнхенской речи Владимира Путина в 2007 году, и в ходе вторжения США в Ирак в 2003, и даже во время войны в Югославии в 1999. Каждый раз российские власти говорили, что необходим пересмотр вопросов безопасности в мире, прекращение расширения НАТО на Восток, остановка различных конфликтов и военных операций. При этом схожей с Москвой позиции придерживаются и в Пекине, который хоть и не акцентирует внимание на специальной военной операции, но констатирует, что система глобальной безопасности нуждается в пересмотре. В целом согласны с данными тезисами и в EIU, заявляя, что «первая половина эпохи после окончания холодной войны характеризовалась однополярностью США. Охваченная кризисом Россия была экономически и политически подавлена, неспособна противостоять США, в то время как Китай находился на ранней стадии своего господства. Последние 15 лет или около того отмечены возрождением России, подъемом Китая, ростом внутризападного соперничества и ослаблением гегемонии США». Третий пункт британских аналитиков, правда, вряд ли стоит рассматривать всерьез… Цитата: «Война на Украине углубит стратегический союз России с Китаем». Впрочем, в нем все же есть здравое зерно: «Россия повернет на Восток, чтобы укрепить свой союз с Китаем». Добавим, что в реальности речь идет не только о Китае, не стоит забывать про Индию, которая нуждается в поставках все тех же углеводородов, оружия, продовольствия и большого рынка для своей продукции, включая фармацевтику. В этом контексте Пекин уже нарастил в два раза поставки СПГ из России. Растет товарообмен с Индией и другими странами БРИКС. Еще одним аспектом трансформации мира в EIU считают ускорение раскола на два враждебных лагеря: то есть на коллективный Запад и Россию с её союзниками и партерами. Тут, думается, можно согласиться, если не брать в расчет тот факт, что авторы указывают – виновата в этом Россия. Как уже говорилось выше, данный процесс начался гораздо раньше, и Москва предпринимала многочисленные попытки наладить диалог. Тем не менее, спецоперация на Украине действительно стала катализатором для целого ряда дестабилизирующих процессов. Но они и так уже шли, санкции и так вводились. Отдельно в материале отмечается, что рост внимания к европейской безопасности будет сдерживать развитие азиатского вектора политики США. Вынужденные использовать все свои дипломатические ресурсы в Европе, американцы окажутся в затруднительном положении при реализации усилий по противодействию растущему Китаю. Вашингтону придется сосредоточиться на сдерживании России, которую британцы безосновательно называют «слабеющей», но оставим это на их совести. Тем не менее, не виртуальное, а вполне реальное ослабление США на азиатском треке является плохой новостью для Японии, Южной Кореи и Тайваня, которые рассчитывали на большую защиту и поддержку со стороны США – теперь они будут еще энергичнее стремиться сформировать «уравновешивающую» коалицию против Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В EIU также считают, что российская операция на Украине подстегнет гонку вооружений. Речь идет скорее всего про попытку США догнать Россию, которая в боевых условиях применила гиперзвуковую ракету «Кинжал», наделав немало шума в экспертных кругах. Мало кто мог предположить, что новое оружие способно не только летать быстрее всех, преодолевать любую систему противовоздушной обороны, но и уничтожить бункеры, которые изначально должны были выдержать, ни много ни мало, – ядерный удар. Американцам, по самым оптимистичным расчетам, до создания полноценной ракеты, не прототипа, нужно еще минимум пять-семь лет. И это несмотря на то, что военные расходы США по-прежнему более чем в 2,5 раза превышают расходы даже Китая, что уж говорить про Россию. Любопытным представляется также и тот факт, что Германия кардинально изменила свою политику, приняв решение не только поставлять оружие Украине (подробнее читайте в нашем материале), но и вложить 100 миллиардов евро в собственные вооруженные силы, увеличив расходы на оборону более чем до 2% ВВП, что превышает давно игнорируемый Берлином целевой показатель для государств-членов НАТО. Новый канцлер Германии Олаф Шольц назвал внешнеполитический манёвр Германии в оборонной политике Zeitenwende, то есть поворотным моментом, новой эрой. В EIU отмечают, что ранее считавшаяся слишком мягкой по отношению к России Германия теперь будет стремиться к сдерживанию, а не к разрядке. Она отказалась от газопровода «Северный поток-2», который прежде защищала, несмотря на сильное давление США. А теперь вот поставки оружия воюющей стороне, что до недавнего времени было запрещено соответствующим законодательством. В целом можно констатировать, что сегодня Германия решила пересмотреть уроки Второй мировой войны, начать играть куда большую роль в определении европейских приоритетов в области обороны, внешней политики и безопасности. Это не только меняет баланс сил в Европе, но может стать для России и даже всего мира одним из самых опасных последствий тех геополитических трансформаций, которые мы наблюдаем сегодня. При это сама Европа оказалась в новой для себя реальности и должна решить, где ке место в новом глобальном порядке. В EIU считают, что Брюсселю придется определиться, как обеспечивать свою безопасность. США, безусловно, останутся доминирующей державой в НАТО, но баланс сил, вероятно, изменится в ближайшие годы, поскольку европейские державы во главе с Францией и Германией станут энергичнее отстаивать свои интересы. Различные подходы к решению проблем российского экспорта энергоносителей являются первым признаком того, что трансатлантические разногласия сохранятся в обозримой перспективе. По мнению британских аналитиков, мир все больше будет делиться на «авторитарный и демократический». Не беремся рассуждать, почему в демократических и либеральных странах власти категорически запрещают бизнесу работать там, где он считает нужным, но сам факт начавшегося разделения всех стран на два лагеря может говорить о том, что современная система международных отношений плавно возвращается во времена холодной войны. Вопрос лишь в том, где будет проходить новая «Берлинская стена»: на Украине или где-то еще? Фото: © Sputnik / Иван Родионов / sputnik-ossetia.ru

К чему приведет атака Ирана по Ираку

Ночью 13 марта Иран нанес удар по столице Иракского Курдистана – Эрбилю. При этом около 12 ракет упали рядом с недостроенными помещениями нового консульства США, которое расположено недалеко от резиденций некоторых членов курдской политической элиты, включая семью Барзани. Новостное СМИ Sabereen News сообщило, что целью атаки с применением баллистических ракет Fateh-110 (дальность действия - около 300 км) были два учебных центра израильского Моссада. Американские военные источники заявили, что пуски производились из района поселка Хасабад в Иране, в 30 км к юго-западу от Тебриза, более чем в 200 км от Эрбиля. Курдские власти утверждают, что в результате нападения были ранены два мирных жителя, но в остальном нанесен лишь ограниченный материальный ущерб. Корпус стражей Исламской революции Ирана (КСИР) позднее подтвердил, что целью являлся «израильский стратегический центр», расположенный как раз неподалеку от американского консульства. Помимо этого, как отмечают в Институте Ближнего Востока (ИБВ), пострадала также двухэтажная вилла на ферме, расположенной в комплексе строящегося нового комплекса консульства США в Эрбиле. Она принадлежит шейху Базу Рауфу Абдулкариму, генеральному директору KAR Group, частной компании, основанной в 1999 году в Эрбиле и специализирующейся в основном на энергетических проектах. Как утверждают ряд иракских источников, компания принадлежит семье Масуда Барзани. В Тегеране при этом добавляют, что объекты, подвергшиеся нападению, использовались «Моссадом» для управления и запуска операций, направленных против национальной безопасность Ирана. Впрочем, доказательств приведено не было. Впрочем, в ИБВ отмечают, что сегодня не ясно, была ли вилла целью атаки. В Тегеране также заявили, что если агрессивные действия Израиля продолжатся, то Иран не будет ждать, а станет и дальше действовать «жестко, решительно и разрушительно». Власти Ирака, естественно, этот инцидент осудили. В Израиле отказались комментировать атаку. Комментируя произошедшее, эксперты американского аналитического центра IHS Global Insight отмечают, что иранская атака с высокой степенью вероятности является ответом на авиаудар Израиля 7 марта с.г. по складу оружия близ Дамаска, столицы Сирии, в результате которого погибли два полковника КСИР. В этой влиятельной иранской организации призвали жестко отмстить за гибель коллег. Напомним, что в последний раз Иран использовал аналогичные баллистические ракеты в ходе удара по Эрбилю после убийства США Касема Сулеймани в январе 2020 года. Среди причин атаки есть и вторая любопытная версия. Согласно оценкам ряда экспертов, удар по Эрбилю мог являться своеобразным посланием для Демократической партии Курдистана (ДПК), а также процессом формирования в Ираке нового правительства. ДПК при этом связана с влиятельным шиитским священнослужителем Муктадой ас-Садром, который победил на выборах в 2021 году. Он планировал создать новую большую парламентскую коалицию, которая должна была отодвинуть на второй план большую часть фракций, пользующихся поддержкой Ирана. В результате атака могла быть посланием сразу нескольким сторонам: лидерам Иракского Курдистана, Израилю, а также США. В ИБВ также сообщают, что на условиях анонимности высокопоставленный иракский политический лидер, связанный с Тегераном, заявил: «Они [иранцы] ясно сказали Израилю и Соединенным Штатам, что их интересы и их союзники находятся под прицелом Ирана, и что пришло время иранской революционной гвардии забрать место у руля у иранской разведывательной службы. ... Ясно, что иранская революционная гвардия активно возвращается на это поле, что усилится, если Соединенные Штаты не спасут венские переговоры, а Израиль продолжит наносить удары по иранским военным объектам». Примечательно, что некоторые эксперты сегодня высказывают сомнения относительно того, что обстрел производился с иранской территории. Хотя ряд СМИ и даже официальных лиц США на этом настаивают. По их мнению, в Тегеране не пошли бы на такой шаг на фоне продолжающихся в Вене переговоров по заключению новой «ядерной сделки», а вот внутри Ирака есть политики, заинтересованные в том, чтобы втянуть в конфликт сопредельные страны, в частности Иран. Впрочем, такая версия имеет один существенный недостаток. 11 марта в своем Твитере глава внешнеполитического ведомства ЕС Жозеп Боррель сообщил, что текст документа о восстановлении соблюдения ядерной сделки 2015 года практически готов. Но, несмотря на эту информацию, напомним: переговоры были приостановлены после того, как США объявили о конфискации нефтяного груза двух иранских судов стоимостью около 38 млн долларов, который якобы нарушает введенный режим санкций. В рамках переговоров, продолжающихся уже долгие 11 месяцев, есть и другая проблема. В ИБВ сообщают, что в одном из своих последних ответов США выдвинули новые неопределенные требования, которые вызвали недоумение в Тегеране. Так, в Вашингтоне отказались от снятия с КСИР ярлыка «иностранной террористической организации». Помимо этого, нерешенным остается вопрос между Ираном и Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) о «возможных военных измерениях деятельности Ирана», также, как и спор вокруг исключения из санкционного списка ряда компаний, юридических и физических лиц. В США и в странах Европейского Союза на атаку 13 марта отреагировали более чем сдержанно. Многие эксперты связывают отсутствие громогласных заявлений с желанием все же сохранить переговорный процесс по ядерной сделке. Однако рискнем предположить, что это не совсем верно, в Вашингтоне и Брюсселе скорее надеются на поставки углеводородов из Исламской Республики, которые должны будут заменить часть поставляемых энергоресурсов из России. В Тегеране пока что сохраняют свою позицию и не намерены вытеснять Москву с нефтяного и газового рынка. С другой стороны, сегодня события складываются таким образом, что, если Россию против ее воли выдавят с европейского рынка, в перспективе Иран вряд ли откажется от возможности «подзаработать». А Москва в таком случае по всей видимости переориентирует поставки на азиатское направление, как только сумеет создать необходимую инфраструктуру, поскольку существующей окажется недостаточно. Впрочем, стоит отметить, что начиная с 28 февраля, то есть на фоне продолжающейся спецоперации на Украине и в условиях санкций, Евросоюз уже успел купить у России углеводородов на сумму около 12 млрд долларов. Правда не сообщается, как будет произведена оплата, особенно в валюте. В Global Insight также констатируют, что события ночи 13 марта побудили республиканцев США оказать давление на администрацию Байдена, чтобы приостановить ядерные переговоры, усилив неопределенность, вызванную недавними требованиями России. Эксперты считают, что в Белом доме продолжат рассматривать ядерную проблему как приоритетную и самостоятельную, вне связи с другими вопросами государственной политики Ирана. Это разграничение действует сейчас, на этапе попыток возрождения ядерной сделки с Тегераном. Пока рано прогнозировать, когда будет создан и заработает Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Если это вообще произойдёт, с учётом того, что в США к власти после ноябрьских промежуточных выборов в Конгресс могут вернуться представители республиканской партии. Шансы такого развития событий растут. Фото: voanews.com

Выборы в Туркмении: сын президента идёт в президенты

Сердар Бердымухамедов готовится сменить отца на посту национального лидера. 12 февраля Центральная избирательная комиссия Туркмении объявила, что 12 марта состоятся внеочередные, досрочные президентские выборы. Примечательно, что основным кандидатом на высший пост в этой стране является Сердар Бердымухамедов, сын действующего президента. В британском аналитическом центре Economist Intelligence Unit (EIU) высказывается предположение, что назначение выборов на два года раньше срока может означать наличие проблем со здоровьем у ныне действующего, сравнительно молодого президента, которому всего 64 года. Впрочем, никаких реальных свидетельств какого-либо недуга у Гурбангулы Бердымухамедова на сегодняшний день не наблюдается. Он занимается спортом, принимает участие в показательных выступлениях военных, устраивает себе ралли-гонки. Как бы то ни было, но выступая на сессии Халк Маслахаты (Народного совета Туркмении) во время празднования 15-ой годовщины своего избрания Бердымухамедов-старший заявил, что настало время передать власть в руки «молодых лидеров». Избрание, а фактически – назначение на пост Сердара Бердымухамедова будет означать сохранение власти в руках, правящей сегодня в стране семьи. А если брать шире, то в руках туркменского племени Теке, которое является составной частью племенного союза Ахал-Теке, долгое время доминирующего в республике. Помимо Бердымухамедовых к нему принадлежал и Сапар Ниязов, предшественник нынешнего президента, а также другие советские и партийные лидеры Туркмении. Сердар Бердымухамедов обладает значительным политическим и управленческим опытом. Он окончил Туркменский сельскохозяйственный университет имени С. А. Ниязова по специальности «инженер-технолог», а также Дипломатическую академию МИД Российской Федерации по программе второго высшего образования по специальности «международные отношения». Затем сын президента занимал различные государственные должности, поработав в туркменском посольстве в Москве, а также в туркменском представительстве при ООН и в МИД Туркменистана. Был избран депутатом Меджлиса и одновременно занимал пост заместителя министра иностранных дел республики. Затем стал правой рукой хякима Ахалского велаята (губернатора Ашхабадской области). И это несмотря на то, что по туркменскому законодательству запрещено совмещать работу народным избранником и госслужащим. Депутатский мандат Сердар Бердымухамедов сложил с себя лишь в начале 2020 года. После чего был назначен на пост министра промышленности, а спустя год – вице-премьера. Таким образом, судя по карьере сына все еще действующего главы государства, его готовили на должность президента уже достаточно давно. И вот, когда в 2021 году ему исполнилось 40 лет, необходимые для выдвижения своей кандидатуры на высший пост в государстве, по всей видимости, было принято решение, что время для передачи власти настало. В EIU, как, впрочем, и практически во всех аналитических центрах, уверены, что Сердар Бердымухамедов наверняка одержит победу на выборах. Особенно учитывая, что сегодня в Туркменистане нет реальной оппозиции и, соответственно, кандидатов от нее. Противостоять ему будут, скорее всего, «бумажные» кандидаты, необходимые для обеспечения видимости честного, «демократичного» избирательного процесса. Следовательно, ожидать каких-либо глобальных изменений во внутренней и внешней политике Ашхабада не стоит. Тем более, что Гурбангулы Бердымухамедов с высокой долей вероятности останется видной и важной фигурой на политической карте Туркмении. Более того, Джон Дейли в своем материале для Eurasia Daily Monitor (программа The Jamestown Foundation, нежелательная в РФ организация) отмечает, что действующий президент, скорее всего, и вовсе сохранит полный контроль над государственным аппаратом, в том числе над вооруженными силами и службами безопасности. При этом поддержка последних в туркменских реалиях в разы важнее, чем Меджлиса, не имеющего реальной власти и покорно принимающего законы после того, как они были проверены в Народном Совете. Дейли констатирует, что сегодня Бердымухамедов-старший занимает определяющую позицию как в законодательной, так и в исполнительной власти, и с приходом его сына на президентский пост ситуация никак не изменится. При этом обстановка в стране – в первую очередь экономическая – далеко не самая лучшая. Туркмения страдает от продовольственного кризиса, и многие эксперты не видят никаких причин думать, что Бердымухамедов-младший сможет решить все проблемы, стоящие перед государством. Но сегодня также нельзя отрицать, что в случае, если Сердар Бердымухамедов предпримет попытку экономических либо иных реформ, идущих в разрез с политикой его отца или видением того же Пекина, вкладывающего значительные средства в Туркмению и фактически купившего углеводородный сектор страны, это может спровоцировать раскол внутри государства и его правящих элит. С учетом всех обстоятельств Москве необходимо быть крайне внимательной, так как еще один центр дестабилизации у границ России хоть и не окажется фатальным для наших интересов в регионе, но точно нанесет значительный удар, причем как политический, так и экономический, и затронет в первую очередь соседей Ашхабада – Иран, Афганистан, Таджикистан, Узбекистан и Казахстан, дестабилизируя тем самым всю Среднюю Азию. Фото: amazonaws.com

Изменит ли украинский кризис отношения между Москвой и Анкарой?

Российская спецоперация на Украине стала триггером для многих событий в мире. Боевые действия, санкции, фейки, хакерские атаки – все смешалось в этом кризисе. Само собой, не осталась в стороне и Турция во главе с Реджепом Тайипом Эрдоганом. В Анкаре выступили с «решительным осуждением» проводимой Россией спецоперации на Украине, однако не присоединились к санкциям, вводимым партнерами по НАТО против Москвы. По крайней мере, пока. Более того: турецкие власти заявили, что развивают «отношения, как с Россией, так и с Украиной». Само собой, реакция бирж, курсов валют, экономики на события на Украине не заставили себя ждать. В британском аналитическом центре Economist Intelligence Unit (EIU) отмечают, что при известии о начале спецоперации турецкая лира просела до 14,3 лир за доллар США, потеряв около 5%. Впрочем, сегодня курс составляет уже 13,87 TL за доллар. Тем не менее, чуть раньше, в январе 2022 года турецкая валюта и так уже проседала на 30%, впоследствии отыграв лишь 15%. Помимо этого, индекс цен на акции Borsa Istanbul упал на 9%. Впрочем, попытка турок сохранить отношения как с Москвой, так и с Киевом, не вызывает удивления. Для Анкары это типично, просто раньше она балансировала между Россией, США и ЕС, теперь в этот треугольник, как может показаться, попыталась втиснуться и Украина. Однако изменить политическую геометрию для Анкары Киеву не удалось, очевидно, что кризис в «незалежной» спровоцирован извне, так что роль Зеленского и компании в плане влияния на политическую ситуацию тут крайне сомнительна. Аналитики EIU в данном контексте подчеркивают, что конфликт на Украине сильно затруднит возможности Турции сбалансировать свои отношения с Россией и Западом и может нанести серьезный ущерб и без того хрупкой экономике страны. Анкара сильно зависит от импорта нефти и газа, строительства атомной станции «Аккую», туристов из России и развивает политические связи с Москвой, часто в ущерб отношениям со своими партнерами по НАТО. Кроме того, между Москвой и Анкарой существуют определенные договоренности по Сирии. Хотя на практике получается, что Россия оказывает военную поддержку правительству Асада, а Турция прикрывает антиправительственные и террористические группировки. При этом 28 февраля в Анкаре хоть и пытались сохранить «осудительный нейтралитет», но масла в огонь все же подлили. Власти Турции все-таки решились закрыть проливы Босфор и Дарданеллы для российских и украинских (если они еще есть) военных кораблей. Тут, правда, стоит заметить, что суда Черноморского флота все же смогут вернуться в порты приписки. Тем не менее, важно отметить, что на подобный шаг турки решились после того, как 25 февраля о перекрытии проливов их попросили из Киева. В дипломатии, как известно, любые мелочи важны… Вероятнее всего, если Анкара сумеет устоять под давлением НАТО и США, требующих ввода санкций против Москвы, то отношения России и Турции не должны сильно пострадать от перекрытия проливов. В первую очередь благодаря наличию военно-морской базы в сирийском Тартусе, которая является опорной точкой российского ВМФ в Восточном Средиземноморье. На этом фоне в Институте Ближнего Востока (ИБВ) прогнозируют, что, если Москва сохранит тот курс, который она выбрала, в том числе и в проводимой на Украине специальной операции по денацификации, каких-то более решительных, а не только символических, шагов от Анкары, вероятнее всего, не последует. Впрочем, аналитики обращают внимание на другой любопытный момент. Согласно «Совместной директиве по противовоздушной и противоракетной обороне Вооруженных сил Турции», «иностранные корабли, уличенные в нарушении правил Конвенции Монтрё, блокируются перед входом в пролив. После входа в пролив эти суда сопровождаются или тщательно контролируются во время их прохождения, когда выясняется, что ситуация противоречит правилам Конвенции Монтрё». Но касается это только тех судов, которые принимают непосредственное участие в конфликте. Таким образом, Анкаре ничего не мешает пропустить в Черное море флот США или любого другого члена НАТО, (например, тех же британцев), в том числе и для доставки военной помощи Украине. Правда, портов у «незалежной» уже не осталось… У России, впрочем, также есть возможности ответить в случае, если Турции все же подчинится требованиям Запада. Это касается и газовых поставок, и туризма, и других сфер. Учитывая, что Анкара смогла привлечь около 25 млрд долларов в 2021 году, принимая русских туристов, и это несмотря на пандемию COVID-19, последствия для турецкой экономики, которая сегодня и так находится в крайне сложном положении, могут быть плачевными. Годовая инфляция в этом ближневосточном государстве находится на уровне свыше 50%. Более того, в ИБВ отмечают, что в январе с.г. Турция была вынуждена сократить поставки энергоносителей в свои промышленные зоны на 40% из-за перебоев с поставками газа из соседнего Ирана. Остается вероятность того, что Москва может все-таки предпринять попытку решения вопроса Идлиба в Сирии, что не только ударит по позициям Анкары среди террористов всех мастей в регионе, но и спровоцирует поток беженцев, который еще больше усилит давление на экономику республики. Не стоит забывать, как отмечают в ИБВ, что в 2020 году Россия была десятым по величине импортным рынком Турции, а также третьим – по экспорту. Из 24,7 млн человек, посетивших турецкие курорты, 4,7 млн составляли россияне, 21% зарубежной строительной деятельности Турции приходится на Россию. Кроме того, 64% импортируемой в страну пшеницы составляют поставки из России. А это как ни крути – уже вопрос продовольственной безопасности страны. Тем не менее, вероятность обострения отношений существует, и дело не только в Идлибе. Напомним: на днях Владимир Путин провел переговоры с Ильхамом Алиевым, и президенты договорись о новом, союзническом этапе двусторонних отношений. Несомненно, в Анкаре пристально наблюдали за встречей и остались не очень довольны её результатами. Ведь Баку находится в зоне турецких интересов и расценивается как ключевой игрок в проекте Тюркского мира, а точнее – Организации тюркских государств. Кстати, туда же входят и другие страны постсоветского пространства, в том числе Казахстан, Киргизия и Узбекистан. Военная спецоперация России на Украине ознаменовала новую эпоху в международных отношениях и, как справедливо отмечают многие аналитики, является важным посылом, сигналом для стран бывшего СССР, что в Москве не намерены терпеть у своих границ других крупных игроков. Понимают это и в Анкаре, но вряд ли согласятся просто так взять и отступить. Несмотря на то, что Турция сегодня не присоединилась к антироссийским санкциям, противоречия между двумя странами, как всегда, есть, причем их немало. В случае, если одна из сторон отдаст в конкретном вопросе предпочтение собственным национальным интересам, то негативные последствия могут превратиться в снежный ком, сметающий все договоренности и планы, выстроенные за долгие годы двустороннего сотрудничества. Тем не менее, учитывая, что после сбитого турками в 2014 года самолета ВКС СУ-24 Москва и Анкара все же смогли преодолеть серьезный кризис в двусторонних отношениях, шансы на то, что Эрдоган сумеет сохранить относительно нейтральную позицию в новом мировом кризисе, все же есть. Фото: newshay.com

Два фронта спецоперации на Украине

Начнем с «незалежной». А точнее, с первого раунда российско-украинских переговоров. С позволения сказать, «делегация» украинцев в кепках и футболках прибыла на переговоры с российской стороной в район белорусско-украинской границы с заметным опозданием. Дело в том, что вместо того, чтобы воспользоваться выделенным ей российскими войсками коридором, протяженностью порядка 300 километров, украинские переговорщики добирались через Польшу, удлинив свой маршрут на 1000 км. Может, надо было получить от кого-то дополнительные инструкции? Внешний вид посланцев Киева был какой-то «странненький», не соответствующий дипломатической процедуре. Даже в «лихие 90-е» братки на «стрелки» приезжали более прилично одетые… Что касается итогов пятичасовых дискуссий, то пока мало-мальски результатов ощутимых от этих переговоров нет. Известно лишь, что, как дипломатично отметил выпускник МГИМО В. Мединский, который возглавлял российскую делегацию, стороны обозначили свои позиции, нашли некоторые точки, которые можно обсуждать, в ходе второго раунд. От себя добавим, если этот раунд будет иметь место. Пока переговоры шли, российские войска продолжали наступление, делая все для сохранения жизни мирных граждан, которые, следует признать, иной раз кидали в них коктейли Молотова... Ну да это так, к слову пришлось. Тут следует также отметить несколько моментов. В первую очередь – это состав киевских вояк, в рядах которых становится все меньше солдат и офицеров ВСУ, которые довольно часто предпочитают сдаваться наступающим силам Российской армии и корпусам ДНР и ЛНР. Их замещают в боевых порядках нацисты, фашисты, боевики и террористы всех мастей. Особенно после объявления о создании на Украине пародии Иностранного легиона и освобождения из тюрем преступников, имеющих боевой опыт. Поэтому не следует удивляться тому, что отступающие не только взрывают мосты, разрушают объекты инфраструктуры, но и обстреливают жилые кварталы, освобожденные силами ДНР и ЛНР, а также российскими военными. Только за последние дни от ударов киевских «вояк» продолжают гибнуть люди, разрушены десятки домов, инфраструктура, газопроводы, водопроводы, электроподстанции. При обстреле одного только общежития в Горловке погибли три человека, семеро было ранено. Более того, под Волновахой по ряду сообщений военным ДНР удалось договориться с ВСУ о гуманитарном перемирии. Примечательно, что украинцы согласились принять помощь в виде медикаментов и продовольствия, которая само собой предназначена для мирных жителей, но при этом отказались отпустить население, ради чего пауза в боях изначально и планировалась. Тем не менее, военные ЛНР и ДНР продолжают активное продвижение вглубь позиций противника и при помощи российских войск уже завершают блокирование Мариуполя. Министерство обороны объявило о том, что авиация РФ полностью контролирует небо, что подтверждают появляющиеся кадры работы российских Су-34 и вертолетов. Вероятнее всего, уже в ближайшее время в котле окажется значительная группировка украинских войск, ранее действовавшая в районе ДНР и ЛНР. Более того, по оценкам военных аналитиков, российская армия в день проходит около 40 километров (что является одним из важнейших показателей эффективности наступления), с боями, преодолевая леса, взорванные мосты и другие препятствия. Это быстрее, чем действовали США в Ираке, где американцы ехали по пустыне, избегая вероятных боестолкновений и активно применяя авиацию, не задумываясь о жертвах среди мирного населения. Не спасает Украину и бесконтрольная раздача оружия населению в ряде городов, в том числе и Киеве. Судя по поступающим сведениям, столица «незалежной» порой больше похожа на карды фильма «Судная ночь», где по сюжету раз в определенный период времени населению города разрешали безнаказанно грабить и убивать. При этом зачастую мирных киевлян принимают за «российских диверсантов» и в лучшем случае избивают, а в худшем – убивают. Появились сообщения, в том числе Министерства оборы РФ, о том, что военные Украины применили фосфорные боеприпасы, запрещенные во всем мире еще в семидесятых годах прошлого века. В городах и поселках Украины орудуют многочисленные мародеры. Как сообщают российские военкоры, мародерством занимаются и военные ВСУ, перед отступлением они пытаются угнать машины, заходят в дома и выносят все из продуктовых магазинов. Набирает обороты и информационная война, пропаганда. Появляется огромное число фейков о разбитых колоннах российской техники, которые, впоследствии оказываются вовсе не российской, по большей части –украинской, но на нее при помощи видеомонтажа нанесены опознавательные знаки Российской Армии. Также появились, правда пока не подтвержденные официальными источниками, сообщения, что националистические батальоны наносят удары по технике ВСУ и городам за вознаграждения. А теперь еще об одном фронте, международном. Россия подверглась массированному санкционному давлению со стороны западных стран, которые Владимир Путин уже окрестил «империей лжи». Не беремся сказать, за какой из более, чем двух сотен военных конфликтов, развязанных США начиная с 1945 года, или за все вместе, но факт есть факт. Под ограничения попали российские банки, компании, причем в большинстве своем успешно конкурирующие с западными аналогами, практически все депутаты Государственной думы, политики, бизнесмены, журналисты и так далее. Европейские страны, в том числе и «нейтральная» Швейцария, закрыли свое небо для нашей гражданской авиации. Российских спортсменов продолжают отстранять или оставлять только в качестве нейтральных в многочисленных спортивных соревнованиях, которые, вроде как, должны быть вне политики. И это далеко не полный список введенных ограничений. При этом в Москве принимают ответные меры, в том числе на зеркальной основе, которые тоже имеют эффект. К примеру, число рейсов европейских авиакомпаний, летающих через Россию в азиатские страны, в разы превышает количество отечественных судов, направляющихся в Европу. Например, Аэрофлот совершал в неделю два прямых рейсов в Лондон, а британская компания пролетала над нашей территорией 70 раз. Тоже за неделю. В некоторых случаях России даже не надо ничего делать, чтобы те, кто вводит ограничения, несли серьезные убытки. Так BP (British Petrol) после отказа от доли в российском нефтяном рынке потеряет не менее 25 млрд долларов, но что еще важнее, она, по сути, перестает быть нефтяной компанией, так как именно отечественное «черное золото» обеспечивало 47% ее запасов. Впрочем, многие забывают, что Москва может нанести и куда более серьезный урон Западу. К примеру, Россия все еще прокачивает газ через украинскую газотранспортную систему, а также обеспечивает большую часть необходимых Европе углеводородов, 70% топлива для французских атомных станций, 80% урана для американской атомной энергетики, 12% газа, необходимого Англии и так далее. В итоге тот же ЕС может не на словах, а уже на самом деле остаться без света, тепла и сырья для своей химической промышленности. Сегодня российская экономика понесла серьезный удар, а также лишилась значительной части резервов, причем не без помощи, по мнению ряда аналитиков, ошибочной политики собственных экономистов, но это – уже другая история. Как итог, сегодня у страны есть около 300 млрд долларов, а то и больше, чего должно хватить для обеспечения стабильности при разумном использовании. Что сегодня уже понятно точно – нельзя размешать российские деньги не только в долларах, но и в евро, и иенах. Несомненно, масштаб последствий для российской экономики от санкционных действий Запада еще предстоит оценить, однако, хочется верить, что правительство Мишустина сможет справиться с ними также, как и с COVID-19. При этом в первую очередь вызывают опасения, несомненно, цены на товары, доступные конечному потребителю, в том числе продовольственные. В сложившейся сегодня ситуации России придется кардинально пересмотреть свою экономическую политику. В противном случае угроза заморозки средств Центрального Банка РФ и ФНБ по-прежнему будет являться существенной опасностью для национальной безопасности. Глава Банка России Эльвира Набиуллина в своем выступлении 28 февраля заявила, что в России «развивали внутреннюю финансовую инфраструктуру, поэтому она будет работать бесперебойно. Так, у нас есть система передачи финансовых сообщений (СПФС), которая может заменить SWIFT внутри страны». Стоит также добавить, что Москва при необходимости может использовать и китайскую платежную систему Cross-Border Interbank Payment System (CIPS). В Поднебесной также сообщили, что готовы нарастить закупки углеводородов из России, а Газпром сообщил, что проект газопровода «Союз Востока», который позволит поставлять около 50 млрд кб газа в год, перешел в стадию проектирования. Рискнем предположить, что его реализация будет выполнена в кратчайшие сроки. Владимир Путин подписал «Указ о применении специальных экономических мер в связи с недружественными действиями США и примкнувших к ним иностранных государств и международных организаций». Он подразумевает запрет резидентам РФ на занесение иностранной валюты на свои счета или вклады, зарегистрированные за рубежом, запрет на валютные операции, связанные с предоставлением резидентами РФ в пользу нерезидентов иностранной валюты по договорам займа, резидентам будут запрещены переводы денег без открытия счета с использованием электронных средств платежа иностранных поставщиков. Экспортеры будут обязаны продавать 80% валютной выручки, полученной с 1 января 2022 года. До конца года компании смогу проводить выкуп акций, но с рядом условий. Также банки должны будут открывать счета физическим лицам без их обязательного присутствия в офисе при осуществлении переводов из банка в банк. Говоря о курсе рубля, который значительно просел за первые дни спецоперации на Украине, ряд экономистов отмечает, что существуют перспективы для его укрепления по отношению как к доллару, так и евро. На фоне проблем из-за санкций в западных странах, возможности РФ проводить не только валютные интервенции, но и продажи экспортных доходов, что является на практике еще более мощным инструментом, по-прежнему остаются. Таким образом, сегодня экономическому блоку удалось стабилизировать ситуацию. Впрочем, это лишь начало… Фото: uezdny-gorod.ru

Второй день операции: Зеленский запросил переговоры

Первый день российской спецоперации на Украине показал очевидное: киевские военные и национальные батальоны, несмотря на отдельные очаги сопротивления, не способны остановить продвижение армии РФ и корпусов ДНР и ЛНР. На середину дня 25 февраля подразделения ДНР сумели продвинуться вперед на 11 километров, а ЛНР – на 12. Министерство обороны РФ сообщает, что после высадки десанта в пригородах Киева был занят аэродром Гостомель, а после подхода основных сил украинская столица оказалась заблокированной с Запада. Полностью блокирован также Чернигов. Оценивая действия российских военных, западные эксперты отмечают, что они придерживаются тактики, отработанной в Сирии, целью которой является избежать потерь среди мирного населения или их хотя бы свести к минимуму. Именно этими мотивами аналитики американского центра IHS Global Insight объясняют тактику окружения крупных и средних городов с тем, чтобы, блокировав засевшего там противника, путем переговоров убедить его сдаться. При этом в российском военном ведомстве заявили, что мирных жителей Киева «хотят использовать как живой щит. Российские вооруженные силы никаких ударов по жилым кварталам украинской столицы наносить не будут». Отмечается также, что по данным разведки на площади Шевченко в Киеве развернуты установки РСЗО «Град» для нанесения удара в район аэродрома Гостомель. Ну, в «героизме» украинских вояк никто и не сомневался. В целом уже можно констатировать, что на сегодняшний день горячая фаза спецоперации близится к завершению. Вероятнее всего, силы ВСУ начнут активнее сдаваться после того, как Киев окажется под контролем российских военных. Однако пока говорить об этом преждевременно, учитывая размещение вооружений «незалежной» среди жилых районов, можно предположить, что украинские военные и нацбаты намерены держать оборону. А это наверняка, замедлит наступление и потенциально может быть использовано для провокаций и обвинений в гибели мирных жителей. Схожая ситуация и в Мариуполе, где националистические батальоны по ряду неподтвержденных сообщений оборудуют позиции в жилых домах. Владимир Зеленский в своем обращении заявил о готовности к ведению переговоров. В российском МИДе при этом чуть ранее заявили, что Москва готова вести переговоры, но при условии, если ВСУ сложит оружие. Впрочем, вместо этого украинские военные или нацбаты (разбираться будем позже) нанесли новые удары по мирным жителям Донбасса с применением тяжелых вооружений, что привело к жертвам среди гражданского населения. Так что, по всей видимости, в России сегодня не очень-то верят Зеленскому, и в его способность контролировать собственных военных. Несмотря на это пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков заявил, что российских лидер готов направить делегацию в Минск для переговоров, но также добавил: «Изначально президент России Владимир Путин говорил о том, что целью операции является помощь ЛНР и ДНР, в том числе путем демилитаризации и денацификации Украины. А это, собственно, и является неотъемлемым компонентом нейтрального статуса». Правда, позже поступило сообщение ТАСС, что Путин не ожидает договоренностей с «шайкой наркоманов и неонацистов, которая засела в Киеве и взяла в заложники весь украинский народ». Тем не менее, в Минске уже подтвердили, что готовы предоставить все необходимые условия для проведения переговоров, включая вопросы, связанные с обеспечением безопасности участников переговоров. Все больше на повестке дня встает вопрос, как будет проходить политическое переустройство Украины. Сомнений в том, что страна перестанет существовать в том виде, в котором она существовала до 23 февраля, практически нет. Особенно после заявления Сергея Лаврова о том, что денацификация «незалежной» будет завершена, и что Россия не позволит неонацистам править на Украине. На сегодняшний день представляется два наиболее вероятных сценария. Первый, менее вероятный. Украина будет разделена. Помимо отделения ДНР и ЛНР, которое уже состоялось, аналитики говорят о возможности отторжения от страны еще и других территорий с преобладанием этнически русского населения. Это в первую очередь – Харьковская, Херсонская, и Одесская области. Второй сценарий, который нам сегодня представляется более вероятным, и совпадает с заявления российского руководства, подразумевает сохранение Украины в ее границах за исключением ДНР и ЛНР. Но в Москве будут настаивать на смене власти на ту, которая устроит Кремль, будет контролируемой и последовательной в своей политике, сможет обеспечить дальнейшую борьбу с националистическими и фашистскими формированиями, а также будет гарантировать, что Киев откажется от планов по вступлению как в ЕС, так и НАТО. Современное правительство Украины на такие действия явно не готово. При этом возможные переговоры в Минске не помешают выходу сил ДНР и ЛНР к границам своих областей. А учитывая, что позиции Зеленского в возможном диалоге крайне слабы – он будет вынужден идти на максимальное количество уступок. Они же окончательно превратят его и его кабинет в «политических трупов» как с точки зрения его противников, так и сторонников, что может спровоцировать новый виток конфликта внутри самой Украины. Существует и еще одна ключевая проблема, которую пока, думается, мало кто понимает, как решать. Это – огромное количество оружия, которое было роздано или другими способами попало в руки населения Украины. Потенциально оно может быть использовано не только в бандитских разборках, но и для проведения очередного Майдана. Поэтому демилитаризация «незалежной» должна быть завершена в любом случае, в том числе и вопросах наличия у населения различного стрелкового и не только оружия. В противном случае никто не сможет гарантировать, что ситуация в стране будет спокойной и контролируемой. А к чему приводит приход к власти на Украине олигархов, комиков, боксеров, уголовников, националистов, фашистов и прочих маргиналов, к тому же поддерживаемых Западом, уже хорошо известно. С одной стороны может показаться, что на сегодняшний день переговоры являются для Москвы наиболее оптимальным вариантом, ведь чисто теоретически они могут позволить снизить санкционное давление и избежать дальнейшего кровопролития. В данном контексте отметим, что Россию изначально подталкивали к началу операции на Украине всем коллективным Западом во главе с США. Многочисленные попытки Москвы и объективные опасения в вопросах безопасности постоянно игнорировались, переговоры ни к чему не привели. Вероятность того, что давление на РФ снизится лишь потому, что в Кремле согласятся на переговоры, крайне мала. А в случае, если российские власти будут настаивать на смене режима на Украине, можно прогнозировать новый пакет санкций даже в том случае, когда будут прекращены боевые действия. К тому же не стоит забывать, как вели переговоры украинские представители все восемь лет после того, как были достигнуты Минские договоренности в 2014 году. И что из этого вышло тоже важно помнить… Поэтому переговоры, несомненно, нужны, но только в случае полного прекращения огня со стороны ВСУ и нацбатов по всем направлениям. И желательно – под пристальным присмотром российской армии. А это – во всяком случае, сейчас – не представляется возможным. По всей видимости, в Кремле осознают, что переговоры с Киевом вряд ли позволят быстро решит все накопившиеся вопросы. Иначе они проходили бы на более высоком уровне, чем всего лишь на уровне представителей Министерства обороны, МИДа и Администрации президента. Более того, сегодня нет никаких реальных доказательств того, что в Киеве всерьез готовы сесть за стол и начать договариваться. Во всяком случае, обстрелы гражданского населения ВСУ продолжают... К тому же, еще одна цель российской операции – привлечение к ответственности всех виновных в убийствах мирных жителей, в том числе и значительную часть правящих сегодня политиков «незалежной». А эта задача непременно должна быть выполнена.