Cтраница новостей Russia and the post-Soviet space

Russia and the post-Soviet space

Выборы в Туркмении: сын президента идёт в президенты

Сердар Бердымухамедов готовится сменить отца на посту национального лидера. 12 февраля Центральная избирательная комиссия Туркмении объявила, что 12 марта состоятся внеочередные, досрочные президентские выборы. Примечательно, что основным кандидатом на высший пост в этой стране является Сердар Бердымухамедов, сын действующего президента. В британском аналитическом центре Economist Intelligence Unit (EIU) высказывается предположение, что назначение выборов на два года раньше срока может означать наличие проблем со здоровьем у ныне действующего, сравнительно молодого президента, которому всего 64 года. Впрочем, никаких реальных свидетельств какого-либо недуга у Гурбангулы Бердымухамедова на сегодняшний день не наблюдается. Он занимается спортом, принимает участие в показательных выступлениях военных, устраивает себе ралли-гонки. Как бы то ни было, но выступая на сессии Халк Маслахаты (Народного совета Туркмении) во время празднования 15-ой годовщины своего избрания Бердымухамедов-старший заявил, что настало время передать власть в руки «молодых лидеров». Избрание, а фактически – назначение на пост Сердара Бердымухамедова будет означать сохранение власти в руках, правящей сегодня в стране семьи. А если брать шире, то в руках туркменского племени Теке, которое является составной частью племенного союза Ахал-Теке, долгое время доминирующего в республике. Помимо Бердымухамедовых к нему принадлежал и Сапар Ниязов, предшественник нынешнего президента, а также другие советские и партийные лидеры Туркмении. Сердар Бердымухамедов обладает значительным политическим и управленческим опытом. Он окончил Туркменский сельскохозяйственный университет имени С. А. Ниязова по специальности «инженер-технолог», а также Дипломатическую академию МИД Российской Федерации по программе второго высшего образования по специальности «международные отношения». Затем сын президента занимал различные государственные должности, поработав в туркменском посольстве в Москве, а также в туркменском представительстве при ООН и в МИД Туркменистана. Был избран депутатом Меджлиса и одновременно занимал пост заместителя министра иностранных дел республики. Затем стал правой рукой хякима Ахалского велаята (губернатора Ашхабадской области). И это несмотря на то, что по туркменскому законодательству запрещено совмещать работу народным избранником и госслужащим. Депутатский мандат Сердар Бердымухамедов сложил с себя лишь в начале 2020 года. После чего был назначен на пост министра промышленности, а спустя год – вице-премьера. Таким образом, судя по карьере сына все еще действующего главы государства, его готовили на должность президента уже достаточно давно. И вот, когда в 2021 году ему исполнилось 40 лет, необходимые для выдвижения своей кандидатуры на высший пост в государстве, по всей видимости, было принято решение, что время для передачи власти настало. В EIU, как, впрочем, и практически во всех аналитических центрах, уверены, что Сердар Бердымухамедов наверняка одержит победу на выборах. Особенно учитывая, что сегодня в Туркменистане нет реальной оппозиции и, соответственно, кандидатов от нее. Противостоять ему будут, скорее всего, «бумажные» кандидаты, необходимые для обеспечения видимости честного, «демократичного» избирательного процесса. Следовательно, ожидать каких-либо глобальных изменений во внутренней и внешней политике Ашхабада не стоит. Тем более, что Гурбангулы Бердымухамедов с высокой долей вероятности останется видной и важной фигурой на политической карте Туркмении. Более того, Джон Дейли в своем материале для Eurasia Daily Monitor (программа The Jamestown Foundation, нежелательная в РФ организация) отмечает, что действующий президент, скорее всего, и вовсе сохранит полный контроль над государственным аппаратом, в том числе над вооруженными силами и службами безопасности. При этом поддержка последних в туркменских реалиях в разы важнее, чем Меджлиса, не имеющего реальной власти и покорно принимающего законы после того, как они были проверены в Народном Совете. Дейли констатирует, что сегодня Бердымухамедов-старший занимает определяющую позицию как в законодательной, так и в исполнительной власти, и с приходом его сына на президентский пост ситуация никак не изменится. При этом обстановка в стране – в первую очередь экономическая – далеко не самая лучшая. Туркмения страдает от продовольственного кризиса, и многие эксперты не видят никаких причин думать, что Бердымухамедов-младший сможет решить все проблемы, стоящие перед государством. Но сегодня также нельзя отрицать, что в случае, если Сердар Бердымухамедов предпримет попытку экономических либо иных реформ, идущих в разрез с политикой его отца или видением того же Пекина, вкладывающего значительные средства в Туркмению и фактически купившего углеводородный сектор страны, это может спровоцировать раскол внутри государства и его правящих элит. С учетом всех обстоятельств Москве необходимо быть крайне внимательной, так как еще один центр дестабилизации у границ России хоть и не окажется фатальным для наших интересов в регионе, но точно нанесет значительный удар, причем как политический, так и экономический, и затронет в первую очередь соседей Ашхабада – Иран, Афганистан, Таджикистан, Узбекистан и Казахстан, дестабилизируя тем самым всю Среднюю Азию. Фото: amazonaws.com

Два фронта спецоперации на Украине

Начнем с «незалежной». А точнее, с первого раунда российско-украинских переговоров. С позволения сказать, «делегация» украинцев в кепках и футболках прибыла на переговоры с российской стороной в район белорусско-украинской границы с заметным опозданием. Дело в том, что вместо того, чтобы воспользоваться выделенным ей российскими войсками коридором, протяженностью порядка 300 километров, украинские переговорщики добирались через Польшу, удлинив свой маршрут на 1000 км. Может, надо было получить от кого-то дополнительные инструкции? Внешний вид посланцев Киева был какой-то «странненький», не соответствующий дипломатической процедуре. Даже в «лихие 90-е» братки на «стрелки» приезжали более прилично одетые… Что касается итогов пятичасовых дискуссий, то пока мало-мальски результатов ощутимых от этих переговоров нет. Известно лишь, что, как дипломатично отметил выпускник МГИМО В. Мединский, который возглавлял российскую делегацию, стороны обозначили свои позиции, нашли некоторые точки, которые можно обсуждать, в ходе второго раунд. От себя добавим, если этот раунд будет иметь место. Пока переговоры шли, российские войска продолжали наступление, делая все для сохранения жизни мирных граждан, которые, следует признать, иной раз кидали в них коктейли Молотова... Ну да это так, к слову пришлось. Тут следует также отметить несколько моментов. В первую очередь – это состав киевских вояк, в рядах которых становится все меньше солдат и офицеров ВСУ, которые довольно часто предпочитают сдаваться наступающим силам Российской армии и корпусам ДНР и ЛНР. Их замещают в боевых порядках нацисты, фашисты, боевики и террористы всех мастей. Особенно после объявления о создании на Украине пародии Иностранного легиона и освобождения из тюрем преступников, имеющих боевой опыт. Поэтому не следует удивляться тому, что отступающие не только взрывают мосты, разрушают объекты инфраструктуры, но и обстреливают жилые кварталы, освобожденные силами ДНР и ЛНР, а также российскими военными. Только за последние дни от ударов киевских «вояк» продолжают гибнуть люди, разрушены десятки домов, инфраструктура, газопроводы, водопроводы, электроподстанции. При обстреле одного только общежития в Горловке погибли три человека, семеро было ранено. Более того, под Волновахой по ряду сообщений военным ДНР удалось договориться с ВСУ о гуманитарном перемирии. Примечательно, что украинцы согласились принять помощь в виде медикаментов и продовольствия, которая само собой предназначена для мирных жителей, но при этом отказались отпустить население, ради чего пауза в боях изначально и планировалась. Тем не менее, военные ЛНР и ДНР продолжают активное продвижение вглубь позиций противника и при помощи российских войск уже завершают блокирование Мариуполя. Министерство обороны объявило о том, что авиация РФ полностью контролирует небо, что подтверждают появляющиеся кадры работы российских Су-34 и вертолетов. Вероятнее всего, уже в ближайшее время в котле окажется значительная группировка украинских войск, ранее действовавшая в районе ДНР и ЛНР. Более того, по оценкам военных аналитиков, российская армия в день проходит около 40 километров (что является одним из важнейших показателей эффективности наступления), с боями, преодолевая леса, взорванные мосты и другие препятствия. Это быстрее, чем действовали США в Ираке, где американцы ехали по пустыне, избегая вероятных боестолкновений и активно применяя авиацию, не задумываясь о жертвах среди мирного населения. Не спасает Украину и бесконтрольная раздача оружия населению в ряде городов, в том числе и Киеве. Судя по поступающим сведениям, столица «незалежной» порой больше похожа на карды фильма «Судная ночь», где по сюжету раз в определенный период времени населению города разрешали безнаказанно грабить и убивать. При этом зачастую мирных киевлян принимают за «российских диверсантов» и в лучшем случае избивают, а в худшем – убивают. Появились сообщения, в том числе Министерства оборы РФ, о том, что военные Украины применили фосфорные боеприпасы, запрещенные во всем мире еще в семидесятых годах прошлого века. В городах и поселках Украины орудуют многочисленные мародеры. Как сообщают российские военкоры, мародерством занимаются и военные ВСУ, перед отступлением они пытаются угнать машины, заходят в дома и выносят все из продуктовых магазинов. Набирает обороты и информационная война, пропаганда. Появляется огромное число фейков о разбитых колоннах российской техники, которые, впоследствии оказываются вовсе не российской, по большей части –украинской, но на нее при помощи видеомонтажа нанесены опознавательные знаки Российской Армии. Также появились, правда пока не подтвержденные официальными источниками, сообщения, что националистические батальоны наносят удары по технике ВСУ и городам за вознаграждения. А теперь еще об одном фронте, международном. Россия подверглась массированному санкционному давлению со стороны западных стран, которые Владимир Путин уже окрестил «империей лжи». Не беремся сказать, за какой из более, чем двух сотен военных конфликтов, развязанных США начиная с 1945 года, или за все вместе, но факт есть факт. Под ограничения попали российские банки, компании, причем в большинстве своем успешно конкурирующие с западными аналогами, практически все депутаты Государственной думы, политики, бизнесмены, журналисты и так далее. Европейские страны, в том числе и «нейтральная» Швейцария, закрыли свое небо для нашей гражданской авиации. Российских спортсменов продолжают отстранять или оставлять только в качестве нейтральных в многочисленных спортивных соревнованиях, которые, вроде как, должны быть вне политики. И это далеко не полный список введенных ограничений. При этом в Москве принимают ответные меры, в том числе на зеркальной основе, которые тоже имеют эффект. К примеру, число рейсов европейских авиакомпаний, летающих через Россию в азиатские страны, в разы превышает количество отечественных судов, направляющихся в Европу. Например, Аэрофлот совершал в неделю два прямых рейсов в Лондон, а британская компания пролетала над нашей территорией 70 раз. Тоже за неделю. В некоторых случаях России даже не надо ничего делать, чтобы те, кто вводит ограничения, несли серьезные убытки. Так BP (British Petrol) после отказа от доли в российском нефтяном рынке потеряет не менее 25 млрд долларов, но что еще важнее, она, по сути, перестает быть нефтяной компанией, так как именно отечественное «черное золото» обеспечивало 47% ее запасов. Впрочем, многие забывают, что Москва может нанести и куда более серьезный урон Западу. К примеру, Россия все еще прокачивает газ через украинскую газотранспортную систему, а также обеспечивает большую часть необходимых Европе углеводородов, 70% топлива для французских атомных станций, 80% урана для американской атомной энергетики, 12% газа, необходимого Англии и так далее. В итоге тот же ЕС может не на словах, а уже на самом деле остаться без света, тепла и сырья для своей химической промышленности. Сегодня российская экономика понесла серьезный удар, а также лишилась значительной части резервов, причем не без помощи, по мнению ряда аналитиков, ошибочной политики собственных экономистов, но это – уже другая история. Как итог, сегодня у страны есть около 300 млрд долларов, а то и больше, чего должно хватить для обеспечения стабильности при разумном использовании. Что сегодня уже понятно точно – нельзя размешать российские деньги не только в долларах, но и в евро, и иенах. Несомненно, масштаб последствий для российской экономики от санкционных действий Запада еще предстоит оценить, однако, хочется верить, что правительство Мишустина сможет справиться с ними также, как и с COVID-19. При этом в первую очередь вызывают опасения, несомненно, цены на товары, доступные конечному потребителю, в том числе продовольственные. В сложившейся сегодня ситуации России придется кардинально пересмотреть свою экономическую политику. В противном случае угроза заморозки средств Центрального Банка РФ и ФНБ по-прежнему будет являться существенной опасностью для национальной безопасности. Глава Банка России Эльвира Набиуллина в своем выступлении 28 февраля заявила, что в России «развивали внутреннюю финансовую инфраструктуру, поэтому она будет работать бесперебойно. Так, у нас есть система передачи финансовых сообщений (СПФС), которая может заменить SWIFT внутри страны». Стоит также добавить, что Москва при необходимости может использовать и китайскую платежную систему Cross-Border Interbank Payment System (CIPS). В Поднебесной также сообщили, что готовы нарастить закупки углеводородов из России, а Газпром сообщил, что проект газопровода «Союз Востока», который позволит поставлять около 50 млрд кб газа в год, перешел в стадию проектирования. Рискнем предположить, что его реализация будет выполнена в кратчайшие сроки. Владимир Путин подписал «Указ о применении специальных экономических мер в связи с недружественными действиями США и примкнувших к ним иностранных государств и международных организаций». Он подразумевает запрет резидентам РФ на занесение иностранной валюты на свои счета или вклады, зарегистрированные за рубежом, запрет на валютные операции, связанные с предоставлением резидентами РФ в пользу нерезидентов иностранной валюты по договорам займа, резидентам будут запрещены переводы денег без открытия счета с использованием электронных средств платежа иностранных поставщиков. Экспортеры будут обязаны продавать 80% валютной выручки, полученной с 1 января 2022 года. До конца года компании смогу проводить выкуп акций, но с рядом условий. Также банки должны будут открывать счета физическим лицам без их обязательного присутствия в офисе при осуществлении переводов из банка в банк. Говоря о курсе рубля, который значительно просел за первые дни спецоперации на Украине, ряд экономистов отмечает, что существуют перспективы для его укрепления по отношению как к доллару, так и евро. На фоне проблем из-за санкций в западных странах, возможности РФ проводить не только валютные интервенции, но и продажи экспортных доходов, что является на практике еще более мощным инструментом, по-прежнему остаются. Таким образом, сегодня экономическому блоку удалось стабилизировать ситуацию. Впрочем, это лишь начало… Фото: uezdny-gorod.ru

Второй день операции: Зеленский запросил переговоры

Первый день российской спецоперации на Украине показал очевидное: киевские военные и национальные батальоны, несмотря на отдельные очаги сопротивления, не способны остановить продвижение армии РФ и корпусов ДНР и ЛНР. На середину дня 25 февраля подразделения ДНР сумели продвинуться вперед на 11 километров, а ЛНР – на 12. Министерство обороны РФ сообщает, что после высадки десанта в пригородах Киева был занят аэродром Гостомель, а после подхода основных сил украинская столица оказалась заблокированной с Запада. Полностью блокирован также Чернигов. Оценивая действия российских военных, западные эксперты отмечают, что они придерживаются тактики, отработанной в Сирии, целью которой является избежать потерь среди мирного населения или их хотя бы свести к минимуму. Именно этими мотивами аналитики американского центра IHS Global Insight объясняют тактику окружения крупных и средних городов с тем, чтобы, блокировав засевшего там противника, путем переговоров убедить его сдаться. При этом в российском военном ведомстве заявили, что мирных жителей Киева «хотят использовать как живой щит. Российские вооруженные силы никаких ударов по жилым кварталам украинской столицы наносить не будут». Отмечается также, что по данным разведки на площади Шевченко в Киеве развернуты установки РСЗО «Град» для нанесения удара в район аэродрома Гостомель. Ну, в «героизме» украинских вояк никто и не сомневался. В целом уже можно констатировать, что на сегодняшний день горячая фаза спецоперации близится к завершению. Вероятнее всего, силы ВСУ начнут активнее сдаваться после того, как Киев окажется под контролем российских военных. Однако пока говорить об этом преждевременно, учитывая размещение вооружений «незалежной» среди жилых районов, можно предположить, что украинские военные и нацбаты намерены держать оборону. А это наверняка, замедлит наступление и потенциально может быть использовано для провокаций и обвинений в гибели мирных жителей. Схожая ситуация и в Мариуполе, где националистические батальоны по ряду неподтвержденных сообщений оборудуют позиции в жилых домах. Владимир Зеленский в своем обращении заявил о готовности к ведению переговоров. В российском МИДе при этом чуть ранее заявили, что Москва готова вести переговоры, но при условии, если ВСУ сложит оружие. Впрочем, вместо этого украинские военные или нацбаты (разбираться будем позже) нанесли новые удары по мирным жителям Донбасса с применением тяжелых вооружений, что привело к жертвам среди гражданского населения. Так что, по всей видимости, в России сегодня не очень-то верят Зеленскому, и в его способность контролировать собственных военных. Несмотря на это пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков заявил, что российских лидер готов направить делегацию в Минск для переговоров, но также добавил: «Изначально президент России Владимир Путин говорил о том, что целью операции является помощь ЛНР и ДНР, в том числе путем демилитаризации и денацификации Украины. А это, собственно, и является неотъемлемым компонентом нейтрального статуса». Правда, позже поступило сообщение ТАСС, что Путин не ожидает договоренностей с «шайкой наркоманов и неонацистов, которая засела в Киеве и взяла в заложники весь украинский народ». Тем не менее, в Минске уже подтвердили, что готовы предоставить все необходимые условия для проведения переговоров, включая вопросы, связанные с обеспечением безопасности участников переговоров. Все больше на повестке дня встает вопрос, как будет проходить политическое переустройство Украины. Сомнений в том, что страна перестанет существовать в том виде, в котором она существовала до 23 февраля, практически нет. Особенно после заявления Сергея Лаврова о том, что денацификация «незалежной» будет завершена, и что Россия не позволит неонацистам править на Украине. На сегодняшний день представляется два наиболее вероятных сценария. Первый, менее вероятный. Украина будет разделена. Помимо отделения ДНР и ЛНР, которое уже состоялось, аналитики говорят о возможности отторжения от страны еще и других территорий с преобладанием этнически русского населения. Это в первую очередь – Харьковская, Херсонская, и Одесская области. Второй сценарий, который нам сегодня представляется более вероятным, и совпадает с заявления российского руководства, подразумевает сохранение Украины в ее границах за исключением ДНР и ЛНР. Но в Москве будут настаивать на смене власти на ту, которая устроит Кремль, будет контролируемой и последовательной в своей политике, сможет обеспечить дальнейшую борьбу с националистическими и фашистскими формированиями, а также будет гарантировать, что Киев откажется от планов по вступлению как в ЕС, так и НАТО. Современное правительство Украины на такие действия явно не готово. При этом возможные переговоры в Минске не помешают выходу сил ДНР и ЛНР к границам своих областей. А учитывая, что позиции Зеленского в возможном диалоге крайне слабы – он будет вынужден идти на максимальное количество уступок. Они же окончательно превратят его и его кабинет в «политических трупов» как с точки зрения его противников, так и сторонников, что может спровоцировать новый виток конфликта внутри самой Украины. Существует и еще одна ключевая проблема, которую пока, думается, мало кто понимает, как решать. Это – огромное количество оружия, которое было роздано или другими способами попало в руки населения Украины. Потенциально оно может быть использовано не только в бандитских разборках, но и для проведения очередного Майдана. Поэтому демилитаризация «незалежной» должна быть завершена в любом случае, в том числе и вопросах наличия у населения различного стрелкового и не только оружия. В противном случае никто не сможет гарантировать, что ситуация в стране будет спокойной и контролируемой. А к чему приводит приход к власти на Украине олигархов, комиков, боксеров, уголовников, националистов, фашистов и прочих маргиналов, к тому же поддерживаемых Западом, уже хорошо известно. С одной стороны может показаться, что на сегодняшний день переговоры являются для Москвы наиболее оптимальным вариантом, ведь чисто теоретически они могут позволить снизить санкционное давление и избежать дальнейшего кровопролития. В данном контексте отметим, что Россию изначально подталкивали к началу операции на Украине всем коллективным Западом во главе с США. Многочисленные попытки Москвы и объективные опасения в вопросах безопасности постоянно игнорировались, переговоры ни к чему не привели. Вероятность того, что давление на РФ снизится лишь потому, что в Кремле согласятся на переговоры, крайне мала. А в случае, если российские власти будут настаивать на смене режима на Украине, можно прогнозировать новый пакет санкций даже в том случае, когда будут прекращены боевые действия. К тому же не стоит забывать, как вели переговоры украинские представители все восемь лет после того, как были достигнуты Минские договоренности в 2014 году. И что из этого вышло тоже важно помнить… Поэтому переговоры, несомненно, нужны, но только в случае полного прекращения огня со стороны ВСУ и нацбатов по всем направлениям. И желательно – под пристальным присмотром российской армии. А это – во всяком случае, сейчас – не представляется возможным. По всей видимости, в Кремле осознают, что переговоры с Киевом вряд ли позволят быстро решит все накопившиеся вопросы. Иначе они проходили бы на более высоком уровне, чем всего лишь на уровне представителей Министерства обороны, МИДа и Администрации президента. Более того, сегодня нет никаких реальных доказательств того, что в Киеве всерьез готовы сесть за стол и начать договариваться. Во всяком случае, обстрелы гражданского населения ВСУ продолжают... К тому же, еще одна цель российской операции – привлечение к ответственности всех виновных в убийствах мирных жителей, в том числе и значительную часть правящих сегодня политиков «незалежной». А эта задача непременно должна быть выполнена.

Украина: «декоммунизация» началась

Ранним утром 24 февраля российские военные совместно с силами ДНР и ЛНР приступили к выполнению операции, суть которой заключается в демилитаризации, денацификации Украины. Количество информации из самых разных источников в настоящее время зашкаливает, поэтому сейчас мы не будет приводить сводки боевых действий. Точно известно, что российские военные наносят избирательные удары по военным объектам Украины: уничтожаются объекты ПВО, узлы армейской связи, пункты управления войсками, склады боеприпасов и армейской техники, взлетно-посадочные полосы аэродромов. Постепенно появляются сообщения о применении штурмовой авиации. Силы ДНР и ЛНР начали наступление и постепенно продвигаются вглубь своих областей, которые ранее находились под контролем украинских ВСУ. Сообщается, что наступление идет по плану, без сбоев При этом ФСБ России сообщило об обстреле в 11 утра российских гражданских грузовых судов SGV-FLOT и SERAPHIM SAROVSKIY в Азовском море, а также погранпункта пропуска Теткино в Курской области. Во всех случаях обошлось без погибших. Уже отмечается большое количество фейков с «якобы» погибшими мирными украинскими жителями и подбитой техникой РФ. При более детальном изучении становится ясно, что фотографии в большинстве своем датированы 2014-2015 годами и не имеют отношения к действиям российских военных. Также появляются сообщения о том, что украинские пограничники оставляют места дислокации и уходят на территории РФ. На момент написания данного материала санкции Запада еще не введены и, похоже, там пока только пытаются понять, что же произошло. Ясно лишь, что украинские средства пропаганды стараются активно работать на территории России, пытаясь обвинить Москву в развязывании войны. Их поддерживают блогеры и ряд СМИ в РФ, призывая выйти на антивоенные протесты. Мы бы не советовали следовать их «советам», так как в настоящих условиях в Кремле явно не намерены церемониться с теми, кто будет демонстрировать свою внезапно возникшую любовь к бандеровской власти. И правильно делают. Есть также пока не подтвержденные сообщения о попадании снарядов по территории России. Так все же, в чем причина начала боевых действий? Думается, что российские власти до последнего оставляли властям в Киеве шанс избежать подобного развития событий. После каждого своего шага Москва ждала около суток, а то и больше перед тем, как предпринять следующий. После того, как резко участились случаи обстрелов территорий ДНР и ЛНР, Россия официально признала обе республики, гарантировав в соответствующих указах их безопасность. Владимир Путин выступил с обращением к народу, недвусмысленно намекнув, что ожидает Киев в случае, если он решится на военную авантюру. Москвой была взята пауза, во время которой ВСУ еще больше усилили атаки на Донецк и Луганск. Результатом стало обращение президента РФ к Совету Федераций с просьбой разрешить применение армии за рубежом. Более прозрачный намек сложно придумать, но в Киеве проигнорировали и его. Третьим шагом стало начало специальной операции Армии России. При этом думается, что режим Зеленского во многом сам «вырыл себе могилу»: имею в виду заявления о возможности возрождения Украины как ядерной страны. Сначала на Мюнхинской конференции, а потом и в «телефонных» беседах президент Украины поднимал вопрос о том, что раз Будапешский меморандум не гарантирует Киеву безопасности, «незалежной» стоит пересмотреть отказ от ядерных вооружений. Само собой свою роль сыграли и попадания украинских снарядов по российской территории, в том числе из реактивной системы залпового огня «Град», а также пересечение границы диверсионной группы ВСУ, которая была ликвидирована сотрудниками Пограничной службы РФ и военными Министерства обороны. При этом в стране и сегодня остались как ядерное топливо и оружейный уран, так и экспериментальные центрифуги (но справедливости ради, признаем, что их маловато). Есть и средства доставки, начиная от «Точек-У», и заканчивая новыми легкими ракетами, разрабатываемыми вместе с НАТО. Несомненно, в Москве не допустят становление Украины в качестве ядерной державы, что представляет прямую угрозу национальной безопасности России. Вкупе с отказом Киева понимать намеки Москвы, попыткой прорыва обороны ЛНР 23 февраля, постоянными обстрелами, беспрецедентным давлением НАТО и, главным образом, США, Россия фактически была вынуждена предпринять активные действия по обороне теперь уже признанных республик ДНР и ЛНР, да и себя самой. Мы продолжим следить за ситуацией.

Донбасс: Война неизбежна? Или уже началась?

В своей книге «Невидимая сила» Уильям Бернс, бывший посол США в России, а сегодня – глава ЦРУ, писал, что госсекретарь США Бейкер на встрече с Горбачевым и Шеварднадзе в Москве «…пообещал, что юрисдикция и силы НАТО не будут расширяться ни на дюйм к востоку». Экс-дипломат также констатировал, что в последующие годы «они [власти России] будут считать расширение НАТО на восток предательством». Последствия того невыполненного обещания в начале 2022 года поставили мир на грань новой войны, и вряд ли в Центральном разведывательном управлении или в других высоких кабинетах администрации Белого дома не понимают, в чем же озабоченность России и почему Москва требует гарантий безопасности. События, происходящие сегодня на Донбассе, вызывают вопросы у многих аналитиков и экспертов, и ответа на них пока что, судя по всему, нет ни у кого. 18 февраля власти Донецкой и Луганской народных республик объявили об эвакуации мирного населения, в первую очередь, сирот, женщин и детей, а 19-го числа – о начале всеобщей мобилизации. Всего только в ДНР планируют эвакуировать около 700 тысяч человек. Решения Д. Пушилина (ДНР) и Л. Пасечника (ЛНР) приняты на фоне обострения ситуации на линии соприкосновения с украинскими войсками и добробатами, состоящими по большей части из националистов и откровенных фашистов. При этом обстрелы непризнанных республик нарастают с каждым днем, по сообщениям Совместного центра контроля и координации (СЦКК) с применением автоматических гранатометов, 120 мм гранатометов, артиллерии только за ночь и утро 19 февраля было выпущено более 540 боеприпасов по всей линии соприкосновения. ОБСЕ сообщает о 830 случаях нарушения режима прекращения огня 18 февраля. Сообщается о перемещении войск ВСУ. А том числе танков, тяжелой артиллерии и реактивных систем залпового огня. Не стоит забывать и об удачных и неудачных попытках диверсий. В качестве примера интенсивности обстрелов, которые не прекращаются, приведем данные Совместного центра контроля и координации ДНР об обстрелах 19 февраля с 12:00 до 15:00: · 12:05 - н.п. (населенный пункт) Старогнатовка - н.п. Белая Каменка: выпущено 18 мин калибром 120 мм; · 12:10 - н.п. Новолуганское - н.п. Озеряновка: выпущено 18 мин калибром 120 мм. · 12:15 - н.п. Новогнатовка - н.п. Коммунаровка: выпущено 10 мин калибром 120 мм; · 12:31 - н.п. Лебединское - н.п. Дзержинское: выпущено 14 снарядов калибром 122 мм; · 12:43 - н.п. Марьинка - г. Донецк (пос. ш-ты "Трудовская"): выпущено 6 мин калибром 82 мм, 20 гранат из СПГ, также применялось стрелковое оружие; · 12:50 - н.п. Новгородское - н.п. Широкая Балка: выпущено 23 гранаты из АГС; · 12:55 - н.п. Марьинка - г. Донецк (пос. ш-ты "Трудовская"): выпущено 6 мин калибром 120 мм; · 13:05 - н.п. Старогнатовка - н.п. Белая Каменка: выпущено 15 мин калибром 120 мм; · 13:35 - н.п. Николаевка - н.п. Докучаевск: выпущено 8 мин калибром 82 мм; · 13:38 - н.п. Зайцево (северное) - н.п. Зайцево (южное): выпущено 10 мин калибром 120 мм; · 13:55 - н.п. Авдеевка - н.п. Спартак: выпущено 18 мин калибром 120 мм; · 14:08 - н.п. Ленинское - н.п. Горловка (пос. ш-ты им. Гагарина): выпущено 6 мин калибром 120 мм; · 14:30 - н.п. Бугас - н.п. Докучаевск: выпущено 29 гранат из АГС. · 14:28 - н.п. Водяное - н.п. Ленинское: выпущено 18 снарядов калибром 122 мм; · 14:48 - н.п. Лебединское - н.п. Ленинское: выпущено 20 снарядов калибром 122 мм; · 15:06 - н.п. Старогнатовка - н.п. Белая Каменка: выпущено 15 мин калибром 120 мм. И это всего за три часа… Западная и юго-западная часть Донецка остается без водоснабжения, поврежден газопровод в районе Луганска, под угрозой электроснабжение населения, повреждены электроподстанции, трансформаторы, насосные станции. К счастью, удалось избежать диверсии на заводе «Стирол», где хранятся многочисленные емкости с хлором и аммиаком. Сообщается также о вероятности новых диверсий на транспортных магистралях, других стратегических объектах инфраструктуры, ликвидации и похищения отдельных должностных лиц ДНР и ЛНР. Два боеприпаса, один из которых предположительно выпущен из ракетной системы залпового огня «Град», и вовсе попали по территории Ростовской области, то есть – по территории Российской Федерации. Слава Богу, никто не пострадал, но одно здание было разрушено. Более того, официальный представитель Управления Народной милиции ДНР Эдуард Басурин сообщили, что их разведке удалось получить план наступательной операции ВСУ. По замыслу украинских военных, за пять дней Киев планирует отрезать Донецк и Луганск от российской границы, взяв непризнанные республики в окружение. Что любопытно, этот план не сильно отличается от тех идей, которыми руководствовались украинские военные в 2015-2015 годах. Чем тогда закончилась атака ВСУ – известно. Военные аналитики назвали это провалом. Впрочем, следует признать, что сегодня армия Киева уже не та, и западные инструкторы сделали свое дело. На проходящей параллельно с описываемыми событиями Мюнхенской конференцией по безопасности тоже не наблюдается попыток деэскалации ситуации. Скорее напротив… В частности, слышны заявления о том, что уже не Иран, а Россия является противником НАТО, а также, что альянс не намерен рассматривать требования Москвы о разоружении в Восточной Европе. Более того, Запад хочет использовать нынешний кризис для сплочения своих рядов. НАТО не ослабит, а усилит свое военное присутствие на границах с Россией, о чем заявил генсек альянса. При этом говорится о необходимости расширения Европейского Союза за счет стран Западных Балкан. Единственным позитивным моментом является тот факт, что Германия по-прежнему не намерена поставлять вооружения Украине. Впрочем, возможно, это пока. Канцлер Германии Олаф Шольц и вовсе заявил, что «когда говорят о геноциде на Донбассе – это смешно». Международная общественная Группа информации по преступления против личности (IGCP) во время активных боев опубликовала исчерпывающие доказательства расстрелов мирных жителей Донбасса, взрывов автобусов, домов и т.д. Не думаем, что высказывания немецкого политика вообще стоит комментировать. Американское издание Foreign Affairs в своем материале и вовсе называет сложившуюся ситуацию чуть ли не часом Х для НАТО. Авторы считают, что если Россия будет добиваться своих политических целей в Украине, то первенство США в Европе будет ограничено, а любое ощущение того, что Европейский союз или НАТО могут обеспечить мир на континенте, станет артефактом прошлого века, пишет издание. Но вернемся на Украину. Где речь идет не о начале войны, а новом витке войны, которая начале еще восемь лет назад. Несмотря на то, что окно возможностей для предотвращения нового витка войны еще окончательно не закрылось, оно стремительно сокращается. При этом обвинения в адрес Москвы в том, что в случае участия в конфликте Россия выйдет из Минских соглашений первой, представляются как минимум сомнительными. Начиная с 2014 года, военные Украины неоднократно проводили обстрелы ДНР и ЛНР, планомерно подтягивали военную технику, запрещенную документом, утвержденным Совбезом ООН, занимали населенные пункты в демилитаризованной зоне, на официальном уровне заявляли, что Минские соглашения не соответствуют интересам Киева и нуждаются в пересмотре. То есть полностью дискредитировали достигнутые договоренности. При этом вероятность и степень эффективности России, если ей все-таки при деется вмешаться в конфликт на Донбассе, следует оценивать не по наличию военной техники у границы с Украиной. Любая современная война начинается с завоевания превосходства в воздухе, массированной артиллерийской подготовки. И в данном контексте «Стингеры» ВСУ не помогут. Потолок действия данного ПЗРК составляет около 4000 метров. В Сирии российские ВКС доказали, что способны точно поражать цели с высоты 8000 метров и выше. В данном контексте опасность представляют разве что украинские комплексы С-300 и «Бук». Но они, наверняка, первыми станут приоритетными целями для авиации и артиллерии. Сегодня вероятность полномасштабной войны на Украине крайне высока. И в случае, если не удастся ее предотвратить, последствия ощутит весь мир. Курсы валют, цены на энергоресурсы, санкции, все это может окончательно подорвать мировую экономику, которая никак не может отойти от пандемии COVID-19. Фото: dnr-pravda.ru

Донбасс: обстановка накалена до предела

С упорством, достойным лучшего применения, политики-англосаксы и ведущие западные СМИ (но уже не все, о чем поговорим ниже) раскручивают тему «российского вторжения» на Украину. Давеча якобы (как сообщает Politico) сам президент Дж.Байден сообщил, что оно должно начаться 16 февраля. На этом фоне набирает обороты эвакуация иностранных, главным образом, западных диппредставительств и граждан из Киева и Украины как таковой, страховые компании прекращают страхование гражданских самолетов, летающих в «незалежную», и регулярные рейсы закрываются на неопределенное время, из республики утекают многомиллиардные суммы (на момент написания этого материала известно о выводе за несколько недель более 12 миллиардов долларов)… Одним словом, «зрада зрадная». И ведь, что интересно, и «агрессор», т.е. Москва, и «жертва агрессии», т.е. Киев, почти в одни голос заявляют, что никто ни на кого нападать не собирается. Но Вашингтоном и Брюсселем это игнорируется. Почему? Попытаемся разобраться. Есть такой, в общем-то, несложный психологический трюк – отвлечение внимания. Он известен с давних времен и кто только его не использует. От фокусников в цирке, до командиров частей и соединений, проводящих операции, отвлекающие от планируемого направления главного удара. Пользуются им и бизнесмены, и разведчики, и дипломаты… Так вот, массированное раскручивание вопроса о предстоящей «российской агрессии» в отношении Украины, как представляется, является реакцией на требования Москвы по вопросам глобальной безопасности, предъявленные руководству США и НАТО в декабре минувшего года. И это притом, что Украина упоминается в этом документе один или два раза через запятую вместе с Грузией. В контексте невозможности расширения НАТО за счет бывших союзных республик. И все. Почему в качестве объекта для отвлечения внимания была выбрана именно Украина, вполне понятно. Во-первых, опасность «российской агрессии и даже вторжения» эксплуатировалась киевскими властями, начиная с 2014 года. За это они получали финансовую, политическую и дипломатическую поддержку со стороны Запада. Так что, как говорится, сами напросились. Во-вторых, постмайданные власти довели некогда процветающую республику до такого состояния, что содержать её Западу становится все более накладно. Тем более, в-третьих, свою основную привлекательность для США и НАТО с военной точки зрения «незалежная» потеряла вместе с Крымом. Так что, видимо, пришло время от Украины избавляться, но перед этим, что называется, в последний раз попользоваться, втянув её в военный конфликт с Россией. А поскольку воевать Москве с Киевом незачем, надо втянуть её в этот процесс, через конфликт на Донбассе, где в настоящее время проживает уже более 700 тысяч российских граждан. Кроме того, столкнув Киев и Москву, Вашингтон вынудит европейцев, если не разорвать совсем, то минимизировать их торгово-экономические отношения с Россией, и в первую очередь, в сфере поставок газа и нефти. Для европейской промышленности, которая просто физически не сможет компенсировать отсутствие российских энергоносителей (российский газ обеспечивает 40 % всех потребностей Старого света), это будет означать крах. Руководство ведущих стран ЕС это понимает. И видимо, по этой причине в настоящее время мы видим непрерывный поток визитеров разного уровня, приезжающих в Москву и пытающихся найти хоть какие-либо компромиссы и/или лазейки, которые могли бы разрядить ситуацию. Что касается Киева, то начавшиеся поставки оружия, прибытие дополнительных натовских инструкторов, а также транш МВФ сперва обрадовали президента Зеленского и его окружение. Однако, когда до них, наконец, дошло, что расплачиваться за все эти «пряники» придется войной на Донбассе, результат которой несложно себе представить, в Киеве началась истерика, которая продолжается и на момент написания этого материала. Справедливости ради, следует отметить, что сам Зеленский и некоторые высокопоставленные чиновники его администрации пытаются снизить накал страстей, которые раскручиваются Вашингтоном, но из этого ничего не выходит. Те, кто имеет на это возможность, бегут из республики или хотя бы вывозят свои семьи. Обыватели, готовясь к трудным временам, сметают с прилавков крупу, сахар, спички и т.д. По всему видно, что нынешнее киевское руководство уже миновало, как говорят в авиации, «высоту принятия решения», когда можно изменить траекторию полета, и стремительно движется к военному конфликту на Донбассе, к неминуемому поражению, и бесславному завершению своего правления. Действительно, на границах Донецкой и Луганской республик сконцентрированы, по выражению Директора СВР С.Нарышкина, «все хоть в какой-то степени боеспособные», части ВСУ, имеющие на своем вооружении массу различной бронетехники, ствольную артиллерию и установки залпового огня. Если добавить к этому головорезов из добробатов, группы ЧВК из США, Польши и ряда других западных стран (некоторые из них весьма внушительные по своему количеству), а также «советников» и «инструкторов» из натовских сил специального назначения, то на круг выходит порядка 150 тысяч человек (по информации главы ДНР Дениса Пушилина). Кстати, как сообщает Директор Внешней Разведки, появилась информация и о появлении в районах линии соприкосновения боевиков-джихадистов из разных стран. Похоже, если вспомнить появление этой, с позволения сказать, публики в ходе недавней войны на Карабахе, это своего рода «привет» от нашего партнера Реджепа Таипыча Эрдогана. Ну да это так. К слову пришлось. Этой достаточно разношерстной, но хорошо вооруженной и в подавляющем большинстве обстрелянной массе противостоят порядка 50 тысяч бойцов ДРН и ЛНР. Теоретически соотношение один к трем приемлемо для проведения успешной наступательной операции киевскими войсками. Однако в этой связи хотелось бы обратить внимание на некоторые моменты. Во-первых, качество и моральное состояние противостоящих сил. Как отметил Д.Пушилин, без малого 60 процентов защитников Донбасса – это люди, состоящие в ополчении с 2014-2015 годов. Они прошли через Иловайск и Дебальцево и уверенны в своих способностях победить врага. Кроме того, у части из них семьи и близкие живут на территориях подконтрольных в настоящее время Киеву. А это значит, что бойцы не только намерены выстоять, но и морально готовы перейти в наступление. Что касается ВСУ и иже с ними, то не следует забывать, что бойцы западных ЧВК, джихадисты и другие «добровольцы» приезжают в районы боевых действий на заработки, и рисковать своими жизнями не собираются. Поэтому в случае, если Киев решится пойти на прорыв, эти бармалеи с высокой долей вероятности будут выступать в качестве загранотрядов. И не более. Во-вторых, если о вооруженности украинских военных мы имеем хотя бы приблизительное представление, то чем готов встретить противника Донбасс «есть тайна великая». Ведь когда в небе над республиками появились дроны, оказалось, что у них есть средства, которые могут их сбивать и глушить. Поэтому мы бы не стали исходить из того, что ополченцы встретят противника только стрелковым оружием и артсистемами старого советского образца. В-третьих, как неоднократно заявляли официальные российские представители, начиная с президента В.Путина, в случае наступления ВСУ на республики Донбасса Москва будет вынуждена оказать им военную поддержку. Похоже, в Киеве осознают сложность ситуации, в которой оказалась Украина. Однако изменить что-либо Зеленский не может. По сути дела у него остался один выход: отдать приказ войскам прекратить стрельбу и вернуться в казармы, а затем начать прямой диалог с Донбассом. А это сделать ему не дадут ни свои, местные националисты, ни Вашингтон. В этой связи хотелось бы заметить, что ситуация на Украине 2022 года существенно отличается той, что была в Грузии в 2008 году. Тогда авантюра Саакашвили была своего рода ответом Запада на мюнхенскую речь российского лидера в 2007 году и одновременно пробным шаром. В том смысле, что выгорит – хорошо, не выгорит – будем работать дальше. Сейчас же ситуация совсем другая: Вашингтон не так уверенно контролирует своих ключевых европейских союзников, да и российский военный потенциал изменился с тех пор самым существенным образом. Кроме того, не следует забывать, что администрация Байдена действует в условиях цейтнота: в ноябре состоятся промежуточные выборы, в ходе которых демократы могут потерять контроль если и не над Конгрессом полностью, то с высокой степенью вероятности над палатой представителей. И после бегства из Афганистана администрации, во что бы то ни стало нужен результат в военной сфере, который мог бы быть истолкован как «победа». Победа над Россией за счет Украины. Причем все это должно случиться до конца апреля – мая, когда избирательные кампании начнут набирать обороты. Поэтому как бы ни упирался Зеленский, его все равно дожмут, поскольку США в отличие от Грузии явно не собирается сохранять Украину как государство. Так что вооруженного конфликта на Донбассе избежать вряд ли удастся. Его вероятность на текущий момент составляет порядка 60-70 процентов. Касаясь позиции Москвы по вопросу Донбасса, хотелось бы отметить следующие моменты. Вмешательство России в конфликт незамедлительно осуществится только в случае, ели ВСУ перейдут в наступление. Скорее всего, тут можно только предполагать, что будут осуществлены удары с воздуха силами ВКС по массовому скоплению живой силы и техники (благо они буквально сгрудились в районе разграничительной линии), а также объектам инфраструктуры и управления войсками. Также незамедлительно ЛНР и ДНР будут официально признаны российским государством. Что касается обсуждаемого в настоящее время в Государственной Думе законопроекта по этому вопросу, который был предложен КПРФ, то, думается, пока он будет отложен. Поскольку признание республик Россией будет означать её выход из Минских договоренностей, которые она же и предложила, что повлечет невыгодные для Москвы политические последствия. А также признание республик в настоящее время означает для них существенную потерю территорий, поскольку пока что две трети этих бывших областей Украины находятся под контролем Киева. Что касается «оккупации Украины» или её значительной части, то, как представляется, её не будет. Наводить порядок у себя в стране, дело самих граждан этой республики. Фото: yandex.net

Питер Кёниг: Цель Запада – полное господство; цель Востока – сотрудничество всех стран

Этот конфликт интересов может быть разрешен не войной, а «победой света над тьмой» GEOFOR: Стартовавший в декабре дипломатический марафон, в котором участвуют Россия и США – а НАТО, ЕС и ОБСЕ по сути дела исполняют роль групп поддержки – прошел первую стадию. Обмен посланиями и переговоры на разных уровнях, включая министерский, прошли. И пока что в сухом остатке мы имеем намерения сторон продолжить дискуссию. Представляется ли вам возможным, что эти переговоры могут привести хотя бы частично к решению вопросов, изначально поставленных в декабрьском документе, который сейчас многие называют «ультиматумом Путина»? А именно: отведение баз и наступательных вооружений США и НАТО на уровень 1997 года, что позволит создать некий пояс безопасности, причем не только для России, но и для ведущих стран старой Европы? Кёниг: Во-первых, с точки зрения стабильности состояние НАТО очень шаткое, хотя западные СМИ вам об этом никогда не сообщат. Но президент Путин это знает. Ключевые игроки в Европе – такие, как Германия, Франция, Великобритания и Италия, это знают. Похоже, администрация Байдена недавно понизила свой тон – и, похоже для того, чтобы больше не представлять непосредственной угрозы войны из-за Украины. Даже если это остается верным для США, то существует НАТО, которое якобы не зависит ни от одной из стран-участниц, но мы знаем, что это не так. У Вашингтона, как и у европейских союзников, не будет никаких шансов против тотальной воздушной и ракетной мощи России. И еще меньше – против все более крепнущего союза между Россией и Китаем. Во-вторых, однако, на данный момент представляется маловероятным, что НАТО вернется к уровню 1997 года по своей собственной инициативе. Это означало бы, что альянсу придется отступить из трех бывших стран Варшавского договора – Венгрии, Чешской Республики и Польши, которые присоединились к организации в 1999 году. Хотя на данный момент это кажется маловероятным, не исключено, что Венгрия при премьер-министре Викторе Орбане может выйти из военного альянса. У премьер-министра Орбана есть несколько миграционных проблем с Европейским союзом (ЕС), и он знает, что НАТО в значительной степени отвечает за внешнюю политику ЕС. Но мы также должны иметь в виду, что Виктор Орбан «стипендиат» Всемирного экономического форума (ВЭФ); он посещал печально известную школу ВЭФ для «Молодых мировых лидеров». ВЭФ необязательно является другом НАТО. Военный союз, структурированный в том виде, в каком он существует сегодня, может стать препятствием для осуществления «Великой перезагрузки» в рамках Единого мирового порядка (One World Order, OWO), Единого мирового правительства (One World Government). Если бы какой-нибудь член Североатлантического альянса из бывшего Советского Союза вышел из НАТО, то военный альянс оказался бы в еще более серьезной беде. На данный момент, будут переговоры или нет, Россия достигла «ничьи», а это означает, что НАТО вряд ли официально вторгнется на Украину. Однако страны-члены альянса поставляют киевскому правительству, как говорят некоторые, устаревшее вооружение. Впрочем, для России это не проблема. Президент Украины Владимир Зеленский недавно выразил свое неудовольствие европейской агрессией против России. Он, конечно, знает, что его страна окажется прямо на линии огня, в эпицентре потенциального конфликта. У Запада, похоже, подобных «забот» нет, его беспокоит лишь доминирование над Россией и ее богатыми ресурсами любыми возможными способами, поскольку Единый мировой порядок нуждается в безраздельной власти над ресурсами и территориями. Таким образом, ЕС, возможно, также пренебрегает своей собственной безопасностью. В самом начале этого назревающего конфликта президент Путин ясно дал понять, что первыми странами, которые станут мишенью в случае, если России потребуется защищаться, будут европейские, то есть, прежде всего, страны НАТО. Но достаточно ли независима «Старая Европа», чтобы желать для себя «пояса безопасности»? Это должно произойти в согласии с суверенными государствами Венгрии, Чешской Республики и Польши. Не исключено, но в настоящее время это представляется маловероятным – если только Венгрия, или Чешская Республика, или Польша не сделают первый шаг к выходу из Альянса. GEOFOR: Примечательно, что после вручения российской стороне письменного ответа на декабрьское послание, содержание которого, кстати, по просьбе Вашингтона не разглашается, госсекретарь Энтони Блинкен сразу же заявил, что документы, полученные от Вашингтона и Брюсселя, не надо рассматривать как официальный отказ. Поскольку, по формулировке главы дипведомства США, они содержат «общее видение» проблемы, и тут же предложил новую встречу с российским коллегой. Чуть позже о готовности диалога с Москвой высказался и президент Байден. Следует ли это расценивать как сигнал о том, что США готовы пересматривать архитектуру безопасности, или это просто стремление выиграть время? Если последнее, то для чего? Кёниг: Честно говоря, на мой взгляд, все эти шаги по «вторжению на Украину» и «конечная цель возвращения Крыма Украине», рассматриваемая в более широком контексте, являются маневром с целью уклониться. Вашингтон, а также ЕС – с НАТО или без НАТО – знают, что Крым никогда не будет возвращен Украине. Более 90% населения Крыма – русские, и они проголосовали за воссоединение с Российской Федерацией в 2014 году. Это необратимо. Итак, это то, что я называю «искусственным конфликтом», просто выигрыш времени. Выиграть время для чего? Это больше, чем «попытка выиграть время». Это часть гораздо более широкой картины. Аналогично недавней попытке Запада – опять же при поддержке НАТО – цель состоит в том, чтобы устроить своего рода «цветную революцию» в Казахстане и ранее в Беларуси, прекрасно понимая, что ни та, ни другая попытка не увенчаются успехом. Я могу представить себе две причины. Во-первых, приходящая в упадок империя сделает все возможное, чтобы отодвинуть свое окончательное падение, пребывая в вечной надежде на то, что враг может упустить свой шанс. Вашингтон знает, что это вряд ли произойдет, особенно сейчас, когда российско-китайские связи становятся все более тесными и прочными. Для своей первой физической встречи почти за два года (заметьте, они регулярно разговаривают по телефону) президенты Путин и Си Цзиньпин выбрали открытие зимних Олимпийских игр в Пекине, чтобы укрепить свой союз новым пактом или пактами о поставках энергии (в основном газа) из России в Китай и другими торговыми сделками. И, возможно, самое важное, укрепить обновленный и усиленный финансовый/валютный союз, чтобы иметь возможность отмести или, по крайней мере, уменьшить, господство доллара на Западе. Это – в дополнение к оборонному союзу. Во–вторых, и здесь я спекулирую (совсем чуть-чуть). Вашингтон хочет «выиграть» время до тех пор, пока не сложатся подходящие условия для реализации Единого мирового порядка. То, что это цель ультраолигархов, неоспоримо. Просто подумайте о «Великой Перезагрузке» Клауса Шваба – царя ВЭФ, – которая явно была на первом плане во время недавнего (17-21 января 2022 года) виртуального ВЭФ. Имеется также и несколько скрытая цель – разделить супер-союзников Россию и Китай. ВЭФ явно выделил президенту Си Цзиньпину место номер один для его презентации 17 января. Центральная часть его речи была посвящена «глобализации», возможно, эвфемизму для Единого мирового порядка, тогда как президент Путин вообще не участвовал в виртуальной конференции ВЭФ? Природа вещей склоняется в пользу второго варианта. Эти игры по подготовке к войне предназначены для того, чтобы отвлечь внимание людей от того, что происходит за этими «военными играми». Зачем разрушать инфраструктуру Глобального Севера физической/реальной горячей войной, если цели доминирования могут быть достигнуты другими средствами – одним из которых является так называемая «пандемия». Люди загипнотизированы «заклинанием COVID-19». Они любят, когда их отвлекают от страха перед невидимым врагом – вирусом? – и переключают их внимание на потенциальный горячий конфликт с участием России и Китая против Запада; двух стран, которые были в центре внимания пропагандистской клеветы, по крайней мере, со времен Второй мировой войны или дольше. Итак, все это «играет» вместе, переплетается. Возможно, переплетается так же тесно, как и базы активов ключевых финансовых колоссов – BlackRock и Vanguard, – которые, если к ним присоединятся State Street и Fidelity, вместе контролируют активы на сумму от 20 до 25 триллионов долларов США. По консервативным оценкам, это дает им рычаги влияния, в эквиваленте от 80 до 120 триллионов долларов США (мировой ВВП составляет около 82 триллионов долларов США). Ставя точки над i, легко понять, кто стоит за этими огромными, безжалостными и преступными усилиями по созданию Единого мирового порядка, в идеале – с сильно сокращенным населением. Но к этому мы еще не пришли. Люди и их динамика играют гораздо большую роль до тех пор, пока они начеку. И это главный вопрос, который нужно знать. Люди утонули в пропаганде, лжи – до такой степени, что из этого комфортного сна их вывести нелегко. Но они из этого состояния выйдут. А Единый мировой порядок – несбыточная мечта некоторых социопатов контролировать мир – может быть полностью остановлен. Мы еще не достигли этого, но ситуация меняется. GEOFOR: Хотя в российском документе Украина упоминается один или два раза, и то в общем контексте недопустимости расширения НАТО на восток, причем через запятую с Грузией, американские переговорщики всячески пытались сделать её приоритетной, ключевой. Почему? Кёниг: Это просто подтверждает вышесказанное. Прямо сейчас Украина на уме у всех. Все думают об Украине, и большинство людей забыли о Грузии – а для многих белорусский «кризис» также не в фокусе внимания, Казахстан почти не упоминается в мейнстримовских средствах массовой информации. В российском документе четко подразумевается, что Украина является «горячей точкой» сегодняшнего дня для западного мира, но для России на карту поставлено гораздо больше. Американские переговорщики продолжают настаивать на Украине как на некой проблеме, потому что другие страны вряд ли присутствуют в сознании людей. Кроме того, многие все еще верят, что Украина может стать следующей страной-членом НАТО. Россия и НАТО знают, что, скорее всего, такого не произойдет. Военная мощь России намного превосходит военную мощь НАТО. Кроме того, недавно президент Си ясно дал понять, что Китай находится в тесном союзе с Россией. Смотрите также предыдущий комментарий относительно двух лидеров, России и Китая, которые воспользовались открытием Олимпийских игр в Пекине для укрепления своих связей. Фактически, новые сделки/соглашения, которые две страны, вероятно, подпишут во время своих встреч, на которых также присутствуют министры иностранных дел России и Китая, направлены не только на укрепление их двустороннего сотрудничества, но и на укрепление интеграции Евразии. Уже сейчас крупнейшим торговым соглашением в мире является Региональное всеобъемлющее экономическое партнерство (RCEP) – около 30% мирового ВВП приходится на 15 стран. И это истинная интеграция Евразии. Европа может в конечном итоге принять участие в нем. Или не принять. Но то, что они хнычут и колеблются между умирающей «мировой державой» – Западом во главе с США – и новым горизонтом, для новой евразийской интеграции не имеет совершенно никакого значения. В заключение, почему Америка выдвигает Украину на первый план? Это отвлекающий маневр, рассчитанный, главным образом, на то, чтобы переключить внимание, в первую очередь западной, общественности от реальных проблем – где будет располагаться новая основа власти? Единый мировой порядок, согласно ВЭФ, на первый взгляд, скорее всего, будет ориентирован на Запад. GEOFOR: Сейчас западные правительства и СМИ буквально толкают Киев на войну с Россией, поставляя значительные объемы пусть и устаревших вооружений, а также нагнетая военный психоз. Не говорит ли это о том, что в Вашингтоне предпочитают спровоцировать прокси-войну с Москвой силами подконтрольной США Украины, которая не является членом НАТО и за которую ни Америка, ни альянс ответственности не несут? Не говорит ли это о том, что США, бесспорный лидер блока, не уверены в том, что они и их союзники обладают достаточным военным и политическим потенциалом, чтобы противостоять России? Кёниг: Да, да и еще раз да. За поставками «устаревшего» оружия киевскому правительству, конечно же, стоят НАТО и Пентагон. И да, аналитику это кажется провоцированием России на войну – вы можете называть это войной «через посредников, через прокси», но НАТО знает, что Россия не поддастся на эту довольно примитивную провокацию. Москва будет защищать Донбасс, когда это будет необходимо, когда территория Донбасса окажется в опасности. Но это еще не наступило. Хотя, надо сказать, на территории Донбасса у Киева уже есть от 100 000 до 150 000 военнослужащих. Западные мейнстримовские средства массовой информации умалчивают об этом. Они говорят только о «100 000 российских военнослужащих вблизи границы с украинским Донбассом». НАТО и Вашингтон знают, что даже при таком очевидном превосходстве у плохо оснащенных вооруженных сил киевского правительства нет никаких шансов против России. Так что, на мой взгляд, серьезного риска российского вторжения нет. И, как упоминалось ранее, Запад знает, что любая активная провокация – даже «под чужим флагом» – может спровоцировать (ядерную?) атаку на территорию стран НАТО. А это – последняя провокация Вашингтона, не имеющая под собой оснований, как только что сообщил (5 февраля 2022 года) RT: «Солдаты 18-го воздушно-десантной дивизии армии США приземлились на армейском аэродроме Висбадена в пятницу, выгружая транспортные средства и оборудование с военно-транспортных самолетов. Эти солдаты являются первыми из 2000 военнослужащих США, отправленных в страны НАТО в Восточной Европе на фоне сохраняющейся напряженности между Вашингтоном и Москвой из-за Украины». По данным Европейского командования США, эти солдаты создадут штаб-квартиру в Германии, в то время как 1700 десантников из 82-й воздушно-десантной дивизии направятся в Польшу, которая граничит с Украиной. В общей сложности 2000 военнослужащих из Форт-Брэгга в Северной Каролине отправятся в Европу в ближайшие дни. Однако даже самые марионеточные европейские правительства не хотят в третий раз за немногим более 100 лет оказаться в центре театра военных действий, потенциально ядерной мировой войны. В обратное было бы трудно поверить. Итак, Запад во главе с НАТО пытается использовать операцию под «чужим флагом», втягивая Россию в конфликт? Даже это маловероятно. Как они знают, Путин полностью осознает эту уловку – уловку, цель которой обмануть западную, особенно европейскую общественность. GEOFOR: После заявления США о намерении перебросить в Восточную Европу несколько тысяч военных, недавно покинувших Афганистан, ряд стран-членов НАТО, включая Венгрию, Болгарию и Хорватию, официально высказались против того, чтобы американские военные были размещены на их территориях. Похоже, что в альянсе единство не такое уж и полное. А если себе представить, что Вашингтон все-таки решится скорректировать свои позиции в Старом Свете, как на этом настаивает Москва, не приведет ли это к центробежным процессам в НАТО? Кёниг: Действительно, как упоминалось ранее, стабильность НАТО стоит на шатких основаниях. Президент Венгрии Орбан недоволен провокационными операциями НАТО, как и другие страны, прежде находившиеся в зоне влияния бывшего Советского Союза. По уважительным причинам, главным образом из соображений безопасности, но также и для сохранения своего национального суверенитета, эти восточные страны, бывшие союзники СССР, за последние пару десятилетий обрели достаточную уверенность в себе, чтобы через НАТО не быть просто во власти США. Кроме того, у них есть законные опасения по поводу безопасности. С западными войсками США/НАТО, размещенными в пределах их границ, они становятся гораздо более уязвимыми для российских оборонительных ударов, в случае если провокации США/НАТО станут такими, что России придется действовать в целях самообороны. Все это будет способствовать усилению раскола внутри НАТО, тем самым ослабляя военный альянс – и, возможно, со временем делая его неактуальным. GEOFOR: Несомненно, в Пекине внимательно наблюдают за тем, как разворачивается американо-российское противостояние, и пока поддерживают российские требования. Тем более что многие аналитики сегодня констатируют – Вашингтон пошел на контакт с Москвой, в том числе для того, чтобы снизить градус напряжения, выделить дополнительные силы на противостояние с Китаем, который стремительно набирает обороты и вот-вот обгонит американцев как в военном, так и в экономическом плане. Если только уже это не сделал. Как Вы считаете, какой реакции стоит ждать от Поднебесной на фоне обострения между Москвой и Вашингтоном? Кёниг: Нет никаких сомнений в том, что Вашингтон пытается разделить Россию и Китай или разорвать союз между ними. В пользу этого говорят многие признаки, не в последнюю очередь – преобладание Китая во время недавней виртуальной конференции ВЭФ, в то время как Россия в ней не участвовала. С другой стороны, Вашингтон, как и страны НАТО, знает, что это всего лишь вопрос времени – по мнению некоторых аналитиков, от 3 до 5 лет, – когда Китай обгонит США, заняв место экономики номер один. Фактически, уже сегодня Китай занимает первое место в мире, если за реальный показатель брать ППС (Паритет покупательной способности), то есть стоимость товаров, которые можно приобрести за единицу соответствующих валют. Китай это первое место уже занимает. Как объединенная сила, союз в экономике и торговле, а также в военной мощи, Россия и Китай намного превосходят США по рангу. Это известно альянсу НАТО, а также Вашингтону, Пекину и Москве. Встреча лидеров России и Китая по случаю открытия зимних Олимпийских игр и заключению новых договоров, которые они подпишут или разработают, еще больше укрепляет евразийский альянс по отношению к Западу. Может ли это также быть причиной ухода г-на Йенса Столтенберга из НАТО? В связи с этим – философская нота: удивительно наблюдать контрасты двух блоков, восточного и западного, если хотите их так назвать. Западный подход заключается в абсолютном доминировании любыми средствами; насилие и война не являются проблемой – целью является полное господство. Восточный подход направлен на мирное сотрудничество, дальновидную философию, которая в конечном итоге предполагает создание мира, в котором люди смогут жить вместе мирно. Это может быть ключевым различием между западным и восточным восприятием «глобализации». Западная концепция заключается в доминировании, несмотря ни на что; восточная философия склоняется в пользу сотрудничества всех стран, в результате чего национальный и культурный суверенитет будет сохранен и укреплен. Это конфликт интересов, который может быть разрешен не войной, не разрушением, а скорее перспективным сотрудничеством в интересах выживания всех людей и улучшения условий жизни для всех – концепция «победы света над тьмой». Питер Кёниг – экономист и геополитический аналитик, научный сотрудник Центра исследований глобализации (Centre for Research on Globalization), Монреаль, Канада и научный сотрудник-нерезидент Института Чонъян Университета Жэньминь, Пекин. В прошлом - старший экономист Всемирного банка и Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), где он более 30 лет работал в области разработки водных ресурсов и окружающей среды по всему миру. Читает лекции в университетах США, Европы и Южной Америки. Регулярно пишет для онлайн–журналов. Кёниг - автор книги “Имплозия - Экономический триллер о войне, разрушении окружающей среды и корпоративной жадности» (Implosion – An Economic Thriller about War, Environmental Destruction and Corporate Greed) и соавтор (совместно с Синтией Маккинни) книги "Когда Китай чихает: От изоляции коронавируса до глобального политико-экономического кризиса" (When China Sneezes: From the Coronavirus Lockdown to the Global Politico-Economic Crisis) Беседовал – Сергей Духанов, журналист-международник, американист. Работал собственным корреспондентом Агентства печати «НОВОСТИ» в Канаде (Оттава, 1990-1992 г.г.) и шефом американского бюро (Вашингтон, 1996-2001 г.г.) газет «BusinessMN», «Деловой мир» и «Интерфакс-АиФ». Фото: insider.com

«Москва сегодня в состоянии противостоять не только США, но и всему блоку НАТО»

– НАТО во главе с США оказывает всестороннюю помощь Украине и ужесточает санкции в отношении России. – Ну, со «всесторонней помощью» вы явно перегибаете. Возьмем пресловутые Джевелины. Это противотанковое оружие, поставленное в США на вооружение в 80-х годах прошлого века. За эти сорок лет во всем мире танки неоднократно модернизировались с учетом защиты и от этого оружия. Сирия наглядно показала слабую эффективность этой системы, которую, кстати, использовали боевики запрещенной в России ИГИЛ. А ведь у армии Башара Ассада на вооружении стоят далеко не самые современные боевые машины. То же самое можно сказать и про ПЗРК Стингер, поставленные на вооружение еще в 70-х. Что касается британцев, то их системы, срок годности для использования которых истекает во второй половине текущего года, толком в боевых условиях вообще не использовались из-за небольшого радиуса поражения. Вот и получается, что американцы и их союзники поставляют Киеву, главным образом, боеприпасы, легкое стрелковое оружие и, с позволения сказать, некий «военный антиквариат», который выгоднее продать, чем утилизировать. Что касается других союзников США, то их помощь пропорциональна их возможностям. Польша, например, отправила четыре тысячи снарядов. Звучит впечатляюще, но в случае полномасштабных боевых действий – это капля в море. Я бы еще обратил внимание на Германию, которая сперва вообще отказывалась поставлять что-либо для украинской армии. Однако затем под давлением со стороны Вашингтона согласилась поучаствовать в кампании поддержки Украины и направила 5000 касок, а также мобильные госпитали, в комплект которых входят (внимание!), передвижные крематории! Не берусь сказать, поняли в Киеве это намек со стороны Берлина, который неоднократно брали российские, а затем и советские солдаты, но факт есть факт. Если под понятием «помощь» имеется в виду отправка на Украину войск США и их союзников, то в настоящее время на территории этой республики и так находятся иностранные военные, а также бойцы ЧВК из США, Польши, Британии и некоторых других стран-членов НАТО. Однако их количество различными российскими и западными экспертами (точных данных нет) оценивается от нескольких сотен до нескольких тысяч. Причем значительная часть этого контингента – инструкторы, занимающиеся подготовкой украинских военных. Относительно вероятной переброски американских военных, о которой 29 января заявил Джо Байден, если не ошибаюсь, речь идет о 6-9 тысячах солдат и офицеров, которые не так давно были выведены из Афганистана, то размещаться они будут не на Украине, а на территориях стран НАТО. Причем, как и по вопросу о поставке вооружений, среди стран-членов альянса единство не наблюдается. Некоторые государства заявили, что вовсе не намерены отправлять своих военных на защиту Украины, и не допустят размещения на своей территории американских солдат. К примеру, венгерский министр обороны Тибор Бенке заявил, что его страна располагает достаточным количеством национальных вооруженных сил, поэтому размещение дополнительных подразделений НАТО на территории его государства нецелесообразно. Аналогичную позицию заняли, хорваты и болгары… Примечательно, что единодушие в рядах Запада отсутствует и по вопросу санкций, которые в той или иной форме, конечно, будут введены, и не один раз. Обратим внимание на обсуждение в Конгрессе США санкций по российским углеводородам и их поставкам в Европу. Когда посчитали все возможные варианты, американские законодатели вынуждены были согласиться с требованиями немцев и других европейцев оставить эти поставки в покое. Поскольку альтернативных по своему объему источников в настоящее время на нашей планете нет. – Возможность войны становится реальностью… – Реальность войны существует всегда. Правда, тут следует оговориться, что мы имеем под словом «война». Ведь после создания ООН мира на планете так и не наступило. Крупные и не очень конфликты, боевые действия происходят постоянно. Тут можно вспомнить и недавнюю войну на Карабахе, и многолетнюю резню в Ливии, и Йемен. Про Африку и говорить нечего… Вопрос в том, что вероятность действительно крупномасштабного конфликта между ядерными сверхдержавами сегодня куда реальнее, чем, скажем, лет пять назад. Но и до уровня Карибского кризиса 1962 года еще мы не дошли. Тогда американцы вынудили всплыть советскую подводную лодку, разведывательные самолеты США были обстреляны при облете Кубы, в небе над СССР был сбит американских U-2. Это лишь несколько случаев. Лидеры и руководство двух стран в Черную субботу 27октября 1962 года были готовы отдать приказ о ядерной атаке на противника. Сегодня Путин и Байден все же стараются идти путем дипломатии и переговоров. Так что о широкомасштабной ядерной войне между Россией и США речь не идет. Маловероятно и боестолкновение между Россией и странами НАТО на территории Европы. Мало того, что это не нужно ни русским, ни европейцам, американцы в эту баталию ввязываться не будут, поскольку это грозит большой войной. А европейские армии из-за слабой подготовки их вооруженных сил, плачевного состояния техники и малой численности просто не смогут выдержать подобного испытания. Им будут противостоять российские войска, располагающие самой современной техникой и опытом ведения современного боя в Сирии. Москва сегодня в состоянии противостоять не только США, но и всему блоку НАТО. О чем говорят, в том числе американские, израильские, европейские и китайские военные эксперты. Понимаете, даже если политики гипотетически и сойдут с ума, то в российском Министерстве обороны, как и в Пентагоне, прекрасно осознают последствия от прямого военного противостояния между двумя государствами. Можете считать меня оптимистом, но думаю, что Москва с Вашингтоном пока продолжат стараться решать противоречия путем переговоров, возможно сталкиваясь на территориях третьих стран. Но прямой войны между Россией и США с НАТО ожидать не стоит. Иначе это будет фатальная ошибка для всего человечества. А теперь о прокси-войне Запада и России на территории Украины, о чем мы слышим из каждого утюга. Такой вариант исключать нельзя, хотя для Москвы он – крайне нежелателен. Подчеркну сразу же: речь будет идти не о вторжении на территорию соседнего государства, танковых колоннах, которые пойдут на Киев и дальше к польской границе, как об этом твердят западные СМИ, а о нейтрализации военным путем украинской армии. Причем в том случае, повторяю, только в том случае, если она начнет наступление на ДНР и ЛНР, где в настоящее время проживает более 600 тысяч российских граждан. А возможность попытки прорыва сил ВСУ на Донбассе велика. На это указывает тот факт, что на момент подготовки этого материала в районе разграничения Киев сосредоточил по разным оценкам от 50 до 60 процентов своих сухопутных сил (других по сути дела на Украине нет), включая бронетехнику, системы залпового огня, ствольную артиллерию и т.д. Что касается возможности и способов участия Москвы в этом противостоянии, то, судя по информации из российского военного ведомства, поддержка сил Народной милиции республик Донбасса будет осуществляться по сирийскому варианту: точечные удары по скоплениям наступающих войск, складам оружия и боеприпасов, объектам инфраструктуры управления войсками и их снабжения. Осуществляться эти удары, как предполагается, будут с российской территории. Остальное – будет делом народной милиции республик, которая, кстати, хорошо вооружена, подготовлена и, главное, мотивирована. – Как вы можете объяснить процесс, сможет ли Запад добиться своей цели по Украине? – Думаю, что ваш вопрос в такой формулировке не вполне корректен. Совершенно очевидно, что говорить о консолидированной позиции Запада по Украине нельзя. Франции, Германии, Италии, ведущим странам Европы серьезный кризис и тем более реальная война на Украине, как и некие «суперсанкции» в отношении России не нужны. Поскольку, во-первых, это грозит возможностью, пусть и небольшой, того, что военный конфликт может перекинуться и на их территории. Во-вторых, углубление кризиса в республике приведет к новой и, возможно, значительной волне беженцев, которые, естественно, воспользуются безвизовым режимом между ЕС и Украиной. В-третьих, неизбежные новые санкции сильно ударят по экономикам ведущих европейских стран, которые за счет своих взносов в бюджет объединенной Европы содержат не только малые государственные образования Прибалтики, но и ряд других бывших социалистических стран, включая Польшу. Что касается США, то в какой-то степени можно говорить, что по украинскому вопросу администрация Байдена своего добивается. На фоне бегства из Афганистана, буквально обрушившего рейтинг президента и его партии, и массы нерешенных внутренних проблем перспективы демократов на ноябрьских промежуточных выборах в Конгресс выглядят удручающими. А тут появляется возможность предъявить избирателям положительный результат. В случае если военного конфликта на Донбассе все-таки удастся избежать, что, на мой взгляд, маловероятно, Белый дом заявит, что Вашингтону удалось «предотвратить агрессию злобного Путина». Если же конфликт произойдет, а он явно будет иметь ограниченный характер, то можно заявить, что «злобный Путин был остановлен угрозой США применить силу». Так что, к сожалению, современная Украина используется Вашингтоном как один из инструментов для решения тактических задач. А жаль. Что касается российско-американского диалога по вопросам глобальной безопасности, то этот процесс только начался, и говорить о том, что кто-то вырвался вперед еще рано. Впрочем, можно точно констатировать, что любые уступки со стороны Запада будут для него если не поражением в войне, то в битве точно. Особенно в контексте условий, которые выдвигаются российскими властями. Как я уже сказал, Украина для Запада не цель, она – средство, инструмент. По большому счету и США, и НАТО, и ЕС нет никакого дела до того, что будет в этой постсоветской республике. В противном случае мы бы не видели той удручающей картины, когда средняя пенсия ниже, чем тарифы ЖКХ. При этом в Вашингтоне, несомненно, пытаются сократить количество военных и политических конфликтов, в которых американцы принимают участие. Вывод войск из Афганистана яркий тому пример. Зачем? Наибольшую угрозу для США, как страны долгое время доминировавшей в мире, представляет Китай, который уже по многим показателям, в том числе экономическим, если не перегнал американцев, то точно догнал. Вашингтону нужны силы для того, чтобы противостоять Пекину и как-то сохранить хотя бы часть своего былого влияния. И это также соответствует концепции формирования нового мирового порядка. Задача сейчас – решить, каким будет мир. И судьба Украины никого волновать не будет. Особенно в ситуации, когда существует большая угроза возникновения простой случайности, ошибочного выстрела или неверного выражения, из-за которого может разразиться война, пережить которую мало кто сможет. Поэтому намеренно война не начнется, а вот по глупой случайности или из-за провокации тех же, к примеру, украинцев, – вполне возможно. К сожалению. Интервью Ивана Андрианова для ИА Аvrasiya.net Фото: armeniasputnik.am

Андрей Раевский: ОДКБ и Россия в Казахстане сдали экзамен на пять с плюсом

На вопросы редакции GEOFOR отвечает Андрей Раевский – известный западный блогер (The Saker) и военный аналитик. GEOFOR: Уважаемый господин Раевский, недавние события в Казахстане, как нам представляется, оказались для многих двойной неожиданностью. Сначала – та быстрота, с какой вроде бы мирные, локальные выступления на северо-западе республики трансформировались в вооруженное противостояние, охватившее практически все значимые центры республики, включая бывшую столицу Алма-Ату. Второй неожиданностью стала та оперативность и эффективность, с какой прибыли и начали действовать миротворцы ОДКБ, организации, которая за без малого тридцать лет своего существования, по сути, ничем себя не проявила. Как это могло случиться? Раевский: Во-первых. Что касается быстроты, с которой вспыхнули события в Казахстане, я думаю, что это, в общем-то, не сюрприз. Казахстан уже давно был объектом очень интенсивного вмешательства и Турции, и Запада, и исламистов. Явно, западные кураторы дали им добро на восстание, чтобы, так сказать, помешать России вести переговоры с Западом потому, что это наиболее рациональная и вероятная возможность. И если есть в стране – будем говорить прямо – иностранная агентура, которая в любой момент может выступить, то это явно показывает, что кто-то всем этим управляет. Характерно, что в Казахстане протестующие относились к двум совершенно разным видам. Первый – это группы погромщиков, выступавших провокаторами действий, которые не имели абсолютно никакого толка или политической направленности. Их целью было устроить максимальный хаос. Второй вид протестовавших – очень организованные группы, которые направляли свою деятельность на конкретные объекты. Замечу, что частью российского контингента в составе сил ОДКБ были подразделения радиоэлектронной борьбы, в том числе специалисты по контролю спутниковой телефонной связи. Это указывает на то, что Москва понимала: раз отключили электричество и отключили Интернет, если была сожжена аппаратура всех телевизионных каналов, то единственным способом подавить каналы связи с иностранной агентурой, было не позволить ей пользоваться спутниковыми телефонами. Что, очевидно, и было сделано. При всем моем уважении и к ВДВ, и к ОДКБ, и ко всем подразделениям, которые участвовали в этой операции, я думаю, что столь быстрая реакция России четко указывает: Россия если и не была уверена, то допускала, что такие события могут произойти в любой момент, и однозначно, Кремль был готов к проведению этой операции. Я сказал бы, что, подводя итоги неделю спустя, можно констатировать, что это была невероятно успешная операция по всем показателям, экзамен сдан буквально на пять с плюсом. И это очень убедительно, по-моему, доказывает, что, в прошлом довольно мягкотелая, ОДКБ превратилась во что-то иное и что на территории бывшего Советского Союза будущее за этой организацией. GEOFOR: Вы не исключаете то, что Москва допускала или даже прогнозировала возможность террористической атаки на Казахстан, заранее подготовилась и ждала только сигнала от местного руководства? Как, по-вашему, союзники по ОДКБ были в курсе возможных действий? Поскольку отправка миротворцев предполагает ряд бюрократических процедур, которые были проведены на редкость оперативно. Раевский: Нет, я так не думаю. Я очень сомневаюсь просто из-за опасности утечки информации, что союзники по ОДКБ были в курсе возможных операций. Если кто-то и был, то, может быть, со стороны Белоруссии. Но, в целом, не имело бы смысла для Москвы делиться своей информацией. Держать наготове малые подразделения, типа спецназа из Армении численностью примерно в 100 человек, это несложно. Сказать им: «Собирайте своё вооружение и снаряжение, погружайтесь в военно-транспортный самолет России!» тоже не представляет большого труда. Реальный труд был приготовить ту довольно маленькую, но эффективную силу, которая была переброшена в первую очередь из России. Опять-таки, у меня нет доступа к конфиденциальной информации, это только мои догадки, я думаю, что Москва сильно подозревала или даже, может быть, знала, что что-то может случиться. И я не думаю, что Москва делилась подробностями этих подозрений с своими союзниками по ОДКБ более чем в стиле: «Будьте готовы к любому развитию ситуации!». GEOFOR: Не можем не спросить, как же возглавляющий ныне ОДКБ премьер Армении Пашинян, который во время последней войны на Карабахе не решился задействовать свою армию против войск Азербайджана, послал в Казахстан свой спецназ? Раевский: В действиях Пашиняна ничего удивительного нет. Этот спецназ был под защитой и высоким покровительством российских десантников. Им очень мало что грозило. А вот воевать с Азербайджаном без «крыши» Москвы было бы куда более страшно и опасно. Потому он и не сделал этого тогда, но согласился в данном случае. GEOFOR: Но вернемся в Казахстан. Миротворцы уже возвращаются в районы их дислокации. Не кажется ли Вам, что это сделано преждевременно? Или рецидивы выступлений погромщиков и террористов пусть и в меньших масштабах уже невозможны? Раевский: Я не считаю возвращение преждевременным. Если посмотреть, какая задача была перед ними поставлена – охранять конкретные пункты и освободить от этой обязанности казахстанские вооруженные силы, органы государственной безопасности и полиции, дав им возможность подавить мятеж. Что и было успешно выполнено. Зачем там просто оставаться? Я в этом не вижу никакого смысла. И я не считаю, что рецидив в такой форме, в какой мы это увидели, возможен. Возможны точечные операции – если где-то будут массовые беспорядки или погромы. Но главное заключается в том, что та внедренная иностранная агентура, возглавившая эти маленькие группы профессионалов, которые действовали очень решительно, либо уже уничтожена, либо вытеснена за границу. Их будут держать «в запасе» для следующего раза. Хотя, я не думаю, что они попробуют это вторично. Важно, что, когда станет известно, что было сделано этими погромщиками, со временем настроения населения Казахстана повернется против них. При этом не надо забывать важную роль Китая. У него те же враги, что и у России – то есть, Турция, исламисты и Запад. И Китай тоже не может позволить себе, чтобы эти силы взяли Казахстан под свой контроль или, скажем, подожгли его. Поэтому Россия и Китай будут действовать сообща, чтобы такого в будущем не позволить. GEOFOR: За последние пару лет России удалось поддержать руководство Белоруссии в борьбе за сохранение законной власти в республике, а также прекратить войну в Карабахе и по сути дела защитить Армению. Теперь – Казахстан. Это что, новая геополитическая реальность? Россия восстанавливает свое влияние на постсоветском пространстве? Как это может повлиять на взаимоотношения Москвы с т.н. коллективным Западом? Раевский: Да, это точно новая геополитическая реальность. Россия будет действовать быстрее. И, сегодня, после того как после недели переговоров с Западом Россия получила тотальный отказ по всем своим предложениям, я просто не вижу смысла, зачем ей с этим самым Западом вести дальнейшие переговоры. Сейчас наступило время односторонних – и решительных – действий там, где они будут необходимы. Андрей Раевский родился в Цюрихе, Швейцария, отец – голландец, мать – русская из семьи белоэмигрантов. В 1984 году поступил на действительную военную службу в подразделение радиоэлектронной борьбы, а затем был переведен в службу военной разведки в качестве специалиста по языку, работал в интересах ВВС Швейцарии. Затем переехал в США, где получил степень бакалавра по международным отношениям в Школе международной службы (School of International Service, SIS) Американского университета (American University) и степень магистра по стратегическим исследованиям (Strategic Studies) в Школе углубленных международных исследований им. Пола Н. Нитце Университета Джонса Хопкинса (Paul H. Nitze School for Advanced International Studies (SAIS) at the Johns Hopkins University). По возвращении в Швейцарию работал гражданским консультантом (на должности, соответствующей воинскому званию «майор») в Швейцарской службе стратегической разведки (Swiss Strategic Intelligence Service, SND), готовил стратегические аналитические материалы, прежде всего, о советских/российских вооруженных силах. Работал специалистом по «вражеским операциям» («Красная команда» (Red Team) на американском военном жаргоне) для подготовки личного состава оперативного уровня Генерального штаба вооруженных сил Швейцарии. Позднее работал в Институте ООН по исследованию проблем разоружения (ЮНИДИР — UN Institute for Disarmament Research, UNIDIR), где специализировался на тактике и операциях миротворческой деятельности. Написал книгу о психологических и разведывательных операциях в миротворчестве и четыре книги – собраний сочинений «Содержательный Saker» (The Essential Saker). Владеет русским, английским, французским, испанским и немецким языками. Имеет степень Licentiate in Orthodox Theological Studies (кандидат православного богословия) от Центра Традиционалистских Православных Исследований в монастыре Св. Григория Паламы в г. Этна, шт. Калифорния (the “Center for Traditionalist Orthodox Studies” (CTOS) at the Saint Gregory Palamas monastery in Etna, California). Гражданин Швейцарии. Проживает в штате Флорида. Вопросы задавал Сергей Духанов – журналист-международник, американист. Работал собственным корреспондентом Агентства печати «НОВОСТИ» в Канаде (Оттава, 1990-1992 г.г.) и шефом американского бюро (Вашингтон, 1996-2001 г.г.) газет «Business MN», «Деловой мир» и «Интерфакс-АиФ». Фото: rg.ru

Кризис в Казахстане создает новую геополитическую реальность

Не вдаваясь в разбор глубинных причин развивающихся на наших глазах трагических событий в Казахстане, представляется важным сосредоточиться на оценке влияния этих событий на геополитическую ситуацию в Средней Азии и в Евразии в целом. Начать следует с недавней «афганской катастрофы» Вашингтона, вернее, с последовавшей за нею сентябрьской видео конференции глав государств – членов ОДКБ и ШОС. Там было признано, что спешная эвакуация западных войск из Кабула и приход к власти правительства Талибана (террористическая организация, запрещена в РФ) превратили Афганистан (в который уже раз) в источник непосредственной угрозы для среднеазиатских республик, входивших в состав СССР и составляющих «первый пояс» окружения России. Это означало, что отныне ситуация в Средней Азии оказалась в центре внимания военно-политического союза ОДКБ и любая дестабилизация в регионе будет расцениваться как угроза коллективной безопасности. И эту оценку разделяют также участники ШОС, включая Китай. С этой позиции и следует рассматривать молниеносную и решительную реакцию ОДКБ на казахстанские события. Вне зависимости от причин, породивших его, углубление кризиса в этой стране и перерастание его в гражданское противостояние создавало ту брешь, через которую в регион хлынули бы банды террористов, оружие, наркотики, – все то, что ассоциируется с понятием «Афганистан». В том, что ситуация могла развиваться именно так, сомневаться не приходится. И именно о предотвращении такого сценария шла речь в верхах ОДКБ-ШОС в сентябре. Тот факт, что сейчас решение о вводе миротворцев ОДКБ в Казахстан было принято и выполнено очень оперативно, говорит о том, что политическое и военное руководство стран организации не теряло времени даром. Вся необходимая подготовительная штабная работа была проделана, механизм создан, и сработал он безукоризненно. Тем самым была продемонстрирована не только решимость, но и способность ОДКБ действовать в зоне своей ответственности, причем само понятие ответственности отныне наполнено конкретным содержанием. Под «зоной ответственности» на данном направлении подразумевается весь Среднеазиатский регион, граничащий с главным источником угроз – Афганистаном. А под «ответственностью» – отражение любых попыток дестабилизации. При этом недвусмысленно дана понять нежелательность вмешательства внешних, внерегиональных сил (речь идет, конечно, о НАТО и о новосозданном АУКУС). Единственный из глобальных игроков, кто имеет право голоса – это Китай, ближайший сосед и член ШОС. В этом контексте крайне любопытна реакция на казахстанские события со стороны Союза тюркских государств (в него входят тюркоязычные республики бывшего СССР, включая Казахстан): он ограничился весьма нейтральным и миролюбивым заявлением, свидетельствующем о полном нежелании этой организации, созданной Анкарой, как-либо вмешиваться. Логично будет предположить, что и в рамках НАТО Турция будет придерживаться взвешенной и осторожной позиции, сдерживая тем самым ожидаемые порывы восточноевропейских и прибалтийских стран «наказать» Россию как «лидера ОДКБ» и «инициатора» ввода миротворцев в Казахстан. При этом едва ли сам Североатлантический союз в целом решится официально сформулировать «казахстанский вопрос» и внести его в повестку контактов с Москвой: это способно вообще сорвать перспективы переговоров между РФ и Западом, которые должны состояться в ближайшие дни. Так что НАТО, по-видимому, придется согласиться (пока?) с тем, как складывается ситуация в Средней Азии. Это же касается и США. Белый дом может сколько угодно иронизировать по поводу «лживых намеков» на «американский след» в Казахстане, но вряд ли готов начать активную борьбу против ОДКБ в Средней Азии, рискуя упустить возможность начать стратегический диалог с Кремлем. Таким образом, можно обоснованно полагать, что в нынешней ситуации позиции Запада в Среднеазиатском регионе оказались весьма ослаблены. Перед лицом афганской угрозы – абсолютно реальной – только ОДКБ продемонстрировал реальную способность действовать. Это принципиально важно, поскольку, как известно, на Востоке по-настоящему ценят только силу и умение ее вовремя применять. Вне всякого сомнения, на это обстоятельство обратят внимание в Ташкенте, где до сих пор воздерживались от возвращения в ряды ОДКБ, постоянно оглядываясь на Запад и уповая на его гарантии. Нельзя исключать, что, имея перед глазами пример соседнего Казахстана, Узбекистан задумается о пересмотре своих приоритетов в сфере обеспечения безопасности. Конечно, помимо Запада есть еще и Турция, но кто знает, насколько далеко она готова пойти в защите своего союзника? Насколько она свободна в этом от уз со стороны НАТО? Как на судьбе Ташкента могут сказаться непростые и очень многогранные отношения между Анкарой и Москвой? Как бы там ни было, но перспективы оживления контактов между Узбекистаном и ОДКБ представляются весьма логичными. В результате такого краткого тезисного рассмотрения возможного развития региональной ситуации в связи с событиями в Казахстане, можно прийти к выводу, что, во-первых, ОДКБ удается захватить инициативу в деле зашиты Средней Азии от нестабильности, генерируемой Афганистаном; во-вторых, Запад (НАТО и США) оказываются не в состоянии выстроить собственную контрстратегию, поскольку вряд ли захотят рисковать срывом «больших переговоров» по Украине и всему комплексу отношений с РФ; в-третьих, появляется весьма реальный шанс распространить гарантии безопасности со стороны ОДКБ на Узбекистан, что почти полностью вернет регион в сферу стратегического влияния Москвы. Конечно, многое будет зависеть от хода миротворческой операции в Казахстане, от того, как будет проходить процесс транзита власти в этой республике. С другой стороны, крайне важен вопрос, есть ли у стран ОДКБ хотя бы приблизительное видение общей стратегии развития – экономического, социального, политического. Очевидно, что часть этих проблем относится к компетенции других интеграционных механизмов, в частности, ЕврАзЭС. А значит, необходимо работать над гармонизацией и синхронизацией работы по взаимной интеграции. Ибо даже самая успешная военно-политическая операция может быть обесценена, если ее результаты не лягут в основание стабильного общества с эффективно развивающейся экономикой. Фото: day.az

The Saker: Will Kiev decide on an open armed conflict?

Note: in late November I was interviewed by the Russian website Geofor.  Here is the English language translation of this interview. GEOFOR: Mr. Raevsky, no sooner have the American warships left the Black Sea than the British went in there. Apparently, “unscheduled exercises” of NATO ships and Ukrainian watercraft are about to commence, again. Again, near the maritime borders of the Russian Federation. Moreover, a couple of American military boats were delivered to Odessa (although, politely speaking, not quite new). As a military analyst with experience in intelligence, how do you assess the degree of threats from this incessant demonstration of force in terms of the possibility of provoking a military conflict with far-reaching consequences? Andrei Raevsky: From a military point of view, I assess the degree of direct threat from these forces as zero. Firstly, any ship that enters the waters of the Black Sea can be instantly destroyed by a number of Russian coastal defense systems and/or the Russian Aerospace Forces. So, the degree of threat from them is zero. Secondly, they are equipped with  rather outdated Tomahawk missiles. They have a relatively low flight speed, and they do not pose a great threat to Russian air defense systems. On the other hand, there is an indirect threat from these NATO ships. And very serious. They are nudging Ukrainians in the same way as in 2008 they nudged Saakashvili in Georgia. They give Kiev a mistaken feeling being under an umbrella, under the protection of the US Navy or, say, NATO bomber planes, which is a complete deception and delusion, but this is the real danger. GEOFOR: Does Russia have the ability to protect itself if it comes to launching Tomahawks? And how is this perceived in Pentagon and NATO headquarters? In the same context: what, in your opinion, is behind the decision of the Russian president to reject the Ministry of Defense’s offer to hold its unscheduled exercises on the Black Sea simultaneously with the United States and NATO? How will it be perceived in the Washington military-political establishment – as confidence in the capabilities of the Russian military to respond adequately to provocative actions or, as a desire not to take a potentially dangerous situation to the extreme? Andrei Raevsky: Yes, of course, Russia can defend itself. As I just said, these are relatively slow and outdated cruise missiles, which do not pose a great danger to the multi-layered integrated air defense of the Crimea and the South of Russia and the entire Southern Military District of the Russian Federation. You can remember what the US missile strike on Syria was like, where most of them [Tomahawks] were shot down not by the Russian contingent in Syria – this is very important to emphasize – but by the Syrians with their relatively simpler air defense system. Thus. I don’t think that all these Tomahawks threaten Russia very much. I will also add that if the United States and NATO wanted to hit Russia with Tomahawks, it would be better for them to get out of the Black Sea and go to the Mediterranean Sea and move away to the maximum distance – just so as not to be instantly sunk. Putin’s decision not to conduct simultaneous maneuvers in the Black Sea, in my opinion, is absolutely reasonable. In Washington, this is likely to make an impression, in a certain sense, of a staged scene: Shoigu says: “I am ready”,  and Putin takes such a peacemaking, pacifying step. This is what in the West is called “Good cop – bad cop.” In fact, they are, of course, united in terms of developing principles and strategies for protecting Russia from possible aggression. GEOFOR: And now a little more about Ukraine and the situation around it. Russian analysts find many analogies in the situation in Ukraine now and the one that was in Georgia on the eve of August 2008. How would you characterize the factors (internal and external) that could lead to Kiev deciding on an open armed conflict? And what will this lead Ukraine and Europe as a whole to? Who, in the end, may be the beneficiary? Andrei Raevsky: Yes, the situation is very similar to that. And I would even say that the situation Zelensky is in, is worse than the one Saakashvili was in. I’m afraid that his rating is such that he really has nothing to lose. The question of whether Kiev will decide on an open armed conflict implies that Kiev has an opportunity to solve something. I doubt it very much. Without getting the “go-ahead” from the “Washington Regional Party Committee” Kiev will not move. Thus, if Kiev moves, it will be, at least, in the presence of a “tacit” – not even consent – order, when the West gives the command “Attack!”. Few people in the West care that Kiev will then “get its ass kicked.” But the most important thing in this context is to remember that the goal is not to “liberate ORDLO from Muscovites” (Note: “ORLDO” is the current official Ukie legal term for the LDNR) or “restore democracy and territorial integrity of Ukraine” and so on. The goal is to force Russia to openly invade Ukraine and start a war: so that it cannot be denied, in order to totally sink energy projects between Russia and the EU and make the EU completely dependent, first of all, on American shale gas and other energy carriers. And to achieve these goals, Ukraine does not need any victory at all – it’s enough to just say: “Here, these evil Putin’s “green men” have seized even more territory! Oh, how bad they are!” We can say that from a military point of view, Russia will win very quickly. But from a political point of view, it will be a victory for the United States. GEOFOR: Do you consider it possible that, with NATO’s symbolic support in the Black Sea, as well as the presence of various American, British and other instructors on land, Kiev will decide on a military provocation not in the Donbas, but in the Black Sea? After all, it is known that everyone is waiting for the Ukrainian military offensive in the east of the country, and why, for example, Zelensky not follow the path of his predecessor Poroshenko, who sent boats to break through the Kerch Strait, and, creating a conflict situation, disrupted the already agreed meeting between Donald Trump and Vladimir Putin? Moreover, the second meeting of the Russian and American presidents this year is now being prepared… Andrei Raevsky: Yes, such a provocation in the Black Sea is very likely. It is enough to recall their provocation when Ukrainian boats tried to pass into the Kerch Strait. And it was without any presence of Americans. Of course, this is possible. I think this is not only possible, but it will definitely happen. And if there really are plans to arrange a meeting between Biden and Putin, then Ukrainians have very little time left. In December, Americans convene their “Democracy Forum”, then there are holidays… If there is this meeting – and we don’t know if there will be one – there could be a lot of things that could undermine it. For supporters of the war – both in the United States and in Ukraine – this is a very important moment that cannot be missed. GEOFOR: And in conclusion. If it is likely that the ongoing Russian-American consultations (the arrival of the Deputy Secretary of State and the director of the CIA in Moscow, for example) and the dialogue between the two leaders, which, hopefully, will take place, will lead to at least some stabilization, both around the Ukrainian problem and in bilateral relations. What problems in this regard could you highlight? Andrei Raevsky: These consultations are very important, and this is a very desirable development of the situation because American officials of this level have not come to Moscow twice to present some kind of ultimatum. To present an ultimatum, you can simply use a consul. To do this, there is absolutely no need to send the highest representatives of the American authorities to Moscow. The conversations that took place – whatever they were – were to the point. And they were serious. As long as both sides are talking, at least they are not shooting. And this is very desirable. And we can only hope that such consultations will continue in the future. Of course, the Americans are the most dangerous enemy for Russia. This needs to be understood. This is not a get-together with a “vodka-herring” menu to just shoot the breeze. Neither is this a friendly meeting. But this is a direct dialogue of those who can really make decisions in a difficult situation and influence the situation. And in this regard, it is very important. Therefore, there is no need to fall into the mistake that Americans very often fall into when they say: “We don’t talk to such and such.” We don’t talk to terrorists, we don’t talk to states and “regimes” that we don’t recognize. This is a very big mistake. You need to talk to everyone, often including the fiercest enemies.

Белорусской оппозиции грозит перестройка?

Похоже, американским кураторам белорусской оппозиции надоела ее нехудожественная самодеятельность под польско-литовским руководством, и они решили создать из этого сборища странных персон нечто системное. И начинают они прямо как дедушка Ленин в начале двадцатого века: Владимир Ильич начинал создание рабочей партии с общероссийской газеты «Искра», а вашингтонский обком – с интернет-портала, который должен будет стать объединяющим центром белорусской оппозиции. Одним словом, Госдеп США уже выделил некоторую сумму (расходы которой контролировать он будет сам) на создание информационно-аналитического портала белорусской оппозиции. Белорусские и американские наблюдатели в этой связи отмечают, что в Вашингтоне считают неприемлемым, когда наиболее популярные (с точки зрения американцев) медиаперсоны из числа тех противников белорусского руководства, что проживают за рубежами республики, работают раздроблено, через различные информационные ресурсы. А это снижает эффективность их деятельности. В частности, в плане охвата аудитории. Используя эти сведения, которые нам удалось выловить из соцсетей, а также публикаций на оппозиционных белорусских сайтах постараемся обрисовать новый интернет-проект. Ожидается, что портал обеспечит широкий охват не только оппозиционной, но и колеблющейся аудитории, стимулируя рост протестных настроений в Белоруссии. Причем действовать они должны будут не в лоб. Никаких лозунгов и экстремистских призывов, а спокойная, убедительная, хотя, конечно, и тенденциозная «аналитика». Тематический охват предполагается весьма широкий: от политики и экономики до искусства и спорта. При этом в материалах портала должна будет содержаться информация или хотя бы намек о «преступлениях режима Лукашенко». Вторым важным направлением будет, как видится создателям портала, «укрепление у населения чувства национальной идентичности», т.е. в переводе с лукавого – разжигание национализма (польского, белорусского, украинского, литовского и т.д.). Что касается кадров, то на первом этапе штат сотрудников не должен будет превышать 10 человек. Если дело пойдет, как ожидается, количество сотрудников будет увеличено. Пока же предполагается выпуск в день порядка 20 новостных сообщений, а также на неделе должно появляться несколько аналитических материалов. На пост главного редактора портала планируется А. Тумар, профессиональный журналист, известный по работе на платформе online.by. Из числа других возможных работников редакции или тех, кто будет с ней плотно сотрудничать, называют С. Чалого и В. Карбалевича, экспертов Центра экономических исследований BEROC, а также В. Кобеца, руководителя базирующейся в Варшаве организации International Strategic Action Network for Security, целью которой является «противодействие гибридным угрозам демократии». Называются также историк А. Фридман, который в настоящее время проживает в Германии, а также проживающий в США Ерам М. Богрецов, вице-президент IT-компании. Мы попытались навести справки о перечисленных выше господах, которые позиционируют себя как видные деятели оппозиции, у наших белорусских коллегах. Отзывы были разные, но в сухом остатке получается, что они кто в большей, кто в меньшей степени известен в антиправительственных кругах и в профессиональной среде. Но, ни одного из них нельзя отнести к лидерам мнений или хотя бы к тем, кто имеет широкую известность среди белорусов. Справедливости ради, заметим, что в числе возможных сотрудников или авторов портала фигурирует еще несколько персон, имена которых по какой-то причине не называются. Может в их числе как раз и кроются те люди, золотому слову которых вся Белоруссия будет внимать, не пропуская ни единой запятой? Поживем – увидим. Но пока следует признать, что ситуация в республике, настроение большинства её граждан не являются благоприятными для нового пропагандистского ресурса. Экономического кризиса с помощью санкций в стране создать не удалось. Опять выручила Россия. Ключевые белорусские предприятия работают с полной загрузкой, обеспечивая и налоговые поступления государству, и зарплаты для населения. Недавно прошли серьезнейшие военные учения на территориях наших стран. Предоставляются кредиты и льготные тарифы по энергоносителям. А отношение к власти продемонстрировали похороны спецназовца, сотрудника белорусского КГБ, погибшего от выстрела «провокатора», а точнее – террориста. То, что с ним пришли проститься коллеги, понятно, но кроме них в длиннющую очередь выстроились десятки тысяч гражданских всех возрастов, и не только жителей Минска. Как ни крути, но это печальное событие превратилось в демонстрацию того, на чьей стороне, власти или оппозиции, находится большинство белорусов. И, тем не менее, сбрасывать со счетов новый проект Вашингтона также не следует: американцы – большие специалисты в сфере пиара и пропаганды. Это забывать нельзя. И последнее. Любопытно, что в числе будущих или возможных кандидатов в авторы или редакторы не фигурируют ни котлетная президентша Тихоновская, ни Латушко, ни Алексиевич (эта хоть писать что-то может), ни кто-либо другой из числа тех, кто позиционирует себя как ведущая фигура оппозиции. Значит ли это, что они – уже отыгранные фигуры, или пока их не выпячивают, чтобы не отпугивать аудиторию? Сказать трудно. Но нельзя исключать того, что время этих «боцунов» проходит, и белорусской оппозиции грозит перестройка…. Фото: ngs.ru