Новую конфигурацию мира, которая формируется на наших глазах, будут определять именно эти страны, в которых живет почти половина человечества.

4 апреля пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки в ходе брифинга призналась, что американские власти пытаются уговорить Индию отказаться от увеличения импорта российских энергоносителей. По ее словам, эта тема обсуждалась в ходе недавней поездки заместителя директора Национального экономического совета США Далипа Сингха (этнического индийца – изощренный ход) в Нью-Дели. Псаки подчеркнула: американский эмиссар дал понять, что Индии было бы «не выгодно ускорение или наращивание импорта энергоносителей и других сырьевых товаров из России». Они знают, что нужно Индии. Этакое завуалированное политическое давление в стиле Вашингтона. Примечательно, что США учит Индию, как жить, довольно деликатно, пытаясь больше уговаривать, чем выкручивать руки.

С Китаем-то все было ясно с самого начала, раз уж он назначен системным конкурентом США и сам давно получает все новые пакеты санкций по поводу и без. Но американцы долго не могли поверить в то, что Пекин остается верен отношениям стратегического партнерства с Москвой даже после многочисленных предупреждений и угроз со стороны Вашингтона. Хотя, если вспомнить визит Президента России в Пекин и переговоры по душам с председателем КНР Си Цзиньпином 4 февраля, а также последующие заявления китайских официальных лиц - от представителей МИД КНР до главы КНР -, можно было понять, что Китай не собирается уступать давлению США. Обращение российского президента в связи с началом спецоперации на Украине в Китае смотрели 1,1 млрд зрителей. В китайских соцсетях царит пророссийская атмосфера, китайцы вспоминают бомбардировку посольства КНР в Югославии в 1999 году, хвалят Путина и скупают российские товары на маркетплейсах.

Тем не менее, встретившись 14 марта с членом Политбюро ЦК КПК, начальником Канцелярии Комиссии ЦК КПК по иностранным делам Ян Цзечи (одна из ключевых фигур в китайской внешней политике), советник по национальной безопасности США Салливан смог лично убедиться, что угрозы, в том числе из его уст, не достигают цели. Ян Цзечи все внимательно выслушал, а в ответ деликатно высказался в том смысле, что Китай и США, как ответственные мировые державы, обязаны способствовать установлению мира на Украине и в Европе в целом.

В тот же день в ответ на выпады США спикер китайского МИДа Чжао Лицзянь потребовал от Вашингтона обнародовать информацию о секретных биологических лабораториях на Украине и в других регионах. По его словам, военно-биологическая деятельность на Украине вызывает обеспокоенность мирового сообщества, учитывая, что в стране были созданы десятки биолабораторий, которые действуют в интересах Минобороны США, инвестировавших в них $200 млн. «Американская сторона всегда рекламировала так называемые открытость и прозрачность. Если эта информация ложная, почему бы не опубликовать подробную информацию, чтобы доказать свою искренность? Почему бы не открыть эти биолаборатории для независимого исследования международными экспертами?» — добавил Чжао Лицзянь, смещая акцент в сторону от сотрудничества с Россией.

У американцев оставался последний шанс – переговоры на высшем уровне. Китайцы накануне особо подчеркнули, что такой формат запросили США, а они, мол, никогда не отказываются пойти навстречу. Тем более президенту США, который всего-то жаждет личного общения. Но когда 19 марта председатель КНР Си Цзиньпин поговорил с президентом США Байденом, мировая пресса сделала вывод о несбывшихся надеждах Вашингтона. Как написал журнал Politico, переговоры «выявили серьезные разногласия двух лидеров по поводу военной операции России на Украине». Издание констатирует: президент США не смог убедить Си Цзиньпина воспользоваться своим влиянием на президента Владимира Путина, чтобы остановить военную операцию на Украине. Из чего делается такой вывод - понять сложно, переговоры велись по закрытой видеосвязи. А официальная информация Белого дома на этот счет достаточно лапидарна. Байден сказал - короче некуда: «Разговор был хороший». В официальном пресс-релизе написано: «Разговор был сосредоточен на неспровоцированном вторжении России в Украину. Президент Байден изложил взгляды Соединенных Штатов и наших союзников и партнеров на этот кризис. Президент Байден подробно рассказал о наших усилиях по предотвращению вторжения, а затем о реагировании на него ... Он рассказал о последствиях, если Китай окажет материальную поддержку России». Опять угрозы и, судя по всему, безрезультатные.

Си Цзиньпин говорил о своем: о необходимости ответственно подходить к решению международных проблем, урегулировать мирным путем кризис, о Тайване, как части Китая, о невмешательстве во внутренние дела КНР. Такова уж вежливая, осторожная китайская дипломатия, которая, особенно в острые моменты, стремится пройти «между струек дождя».

Расшифровку китайских дипломатических иероглифов можно найти в заявлениях министра иностранных дел КНР Ван И, который с трибуны самых важных китайских мероприятий года – «двух сессий» ведущих госорганов КНР - подтвердил приверженность Китая стратегическому партнерству с Россией в эти непростые времена. По словам китайского дипломата, эти отношения проверены временем и не подвержены конъюнктуре и давлению третьих стран. Сигнал китайскому бизнесу в России дал посол КНР в России Чжан Ханьхуэй, который, собрав предпринимателей в Москве, дал команду без промедления воспользоваться уходом западных компаний и заполнить образовавшиеся ниши на российском рынке. Благо, у Китая как страны, обладающей практически всеми современными технологиями и производящей половину мировой промышленной продукции, есть что предложить России. Конечно, существует риск вторичных санкций для китайских компаний. Но в Китае, в отличие от США, социализм с национальной спецификой, правят там народная демократия и Компартия. Как бизнесу скажут, так он и будет в конечном счете поступать. Конечно же, исходя из своих интересов, прагматично. Как это будет выглядеть на практике - второй и непростой вопрос. Но пока США заняты попытками «разорвать Россию в клочья», Китай, по официальным данным своей таможенной службы, в январе-феврале 2022 года в 41 раз нарастил торговлю с Корейской Народной Республикой, которая, как известно, уже десятилетия находится под жесточайшими санкциями.

В КНР понимают, что стратегически Китай является главной мишенью США. Столкновение этих двух гигантов неизбежно, поэтому у Пекина нет никаких резонов поддаваться на сиюминутные угрозы и посулы Вашингтона и отказываться от стратегического партнерства с Россией. В Пекине внимательно наблюдают за тем, как Запад давит на Россию и примеряют санкции на себя. Это касается и долларового резерва КНР в $ 1.1 трлн, который также, как и российский, будет, если что, конфискован. Это касается и Тайваня, который является частью Китая, а США грозятся защищать его до последнего тайваньца. Это касается многих аспектов торговли КНР-США, объем которой превышает 750 млрд долларов. Ну и так далее, и тому подобное. Короче, Китай давно определился по Украине и не так давно заявил о готовности перейти в расчетах между странами на национальные валюты, а китайские компании расширяют закупки российских энергоносителей...

Поняв, что с Китаем все будет непросто, втянуть его в санкционную карусель не удастся, Запад переключился на Индию. Ее годами пытаются использовать в качестве антагониста Китая и склоняют вступить во всякие чисто западные альянсы. При этом Индия остается членом БРИКС и постоянным партнером России, Китая и прочих «незападоцентричных».

В нынешних условиях Индия, страна с населением почти в полтора миллиарда и серьезной, динамично развивающейся экономикой, стала особым объектом обхаживаний и уговоров. Индийцам это, похоже, нравится, но они не очень-то уступают ухаживаниям, сохраняя видимость нейтралитета и следуя прагматичному подходу. Они-то знают, что, заняв какую-то сторону, потеряют многие преимущества.

За последние пару недель кто только не побывал в Дели! 18 марта там гостил премьер-министр Японии Фумио Кисида. В программе переговоров было много тем, главной из которых для японца, была, конечно, Украина. Однако на пресс-конференции по итогам переговоров индийский премьер Моди об этом даже не упомянул.

Приезжала экзальтированная министр иностранных дел Британии Лиз Трасс. А еще советник правительства ФРГ по внешней политике и безопасности Йенс Плотнер. Была даже какая-то украинская делегация, о встречах с которой (да и были ли они?), правда, мало что известно. Цель одна: перетянуть Индию в свои объятья, предлагая различную манну небесную в виде оружия, технологий, нефти и прочего. Дружбу предлагают, в конце концов.

В концентрированном виде эту позицию высказала замгоссекретаря США по политическим делам Виктория Нуланд в ходе своего визита в Нью-Дели: «Мы знаем об исторических отношениях России и Индии и сотрудничестве в сфере обороны в то время, когда США не были готовы к такого рода отношениям. Но время сейчас изменилось. Оно изменилось в том, что касается желания США и Европы быть крепкими партнёрами в сфере обороны и безопасности. Мы вместе делаем всё больше и больше в Индо-Тихоокеанском регионе».

Ну да, вот и новый военный блок создали – AUKUS. Но Индия не торопится, зная свой интерес, отказываться в угоду конъюнктурным посулам от устоявшиеся отношений с Россией в том числе во многих предлагаемых Западом сферах. В Дели говорят: мы рассмотрим все предложения, но рвать на себе рубаху не будем.

Проявление этой позиции можно было увидеть в ходе недавнего визита министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Дели, которого принимали на высшем уровне. Выражаясь дипломатическим языком, стороны подтвердили приверженность отношениям стратегического партнерства. «Дружба - ключевое слово, чтобы описать историю наших отношений», - обрисовал ситуацию Лавров. По его словам, пытаясь «языком шантажа и ультиматумов» навязать антироссийскую политику другим странам, США не разбираются в их национальной идентичности. Взаимодействие Москвы и Нью-Дели «не зависит от каких-то конъюнктурных методов диктата и шантажа» со стороны Вашингтона. Что-то похожее на китайско-российский альянс: старый друг лучше новых двух. Эта поговорка по-китайски и на урду имеет тот же смысл. Последующие шаги Дели известны: заявление об увеличении закупок российских энергоносителей, о готовности к расширению взаиморасчетов в национальных валютах. И так далее.

Почти незаметным остался неофициальный визит в Дели министра иностранных дел КНР Ван И. А между прочим, это был первый контакт на высоком уровне с 2020 года, с момента очередных китайско-индийских пограничных стычек. Пекин, ради консолидации неамериканоцентричных стран, готов забыть противоречия с Дели. Но китайский министр ездил не за этим, а по значительному поводу: подготовить почву для личной встречи председателя КНР Си Цзиньпина и премьер-министра Индии Нарендра Моди в рамках очного саммита БРИКС и встречи в формате Россия-Индия-Китай, которые должны состояться осенью в Пекине. Неправда ли неожиданный ход с учётом напряжённых отношений Индии и Китая, имеющих множество взаимных претензий? А на саммите БРИКС, в границах которого проживает 43% населения планеты, встретятся лидеры Бразилии, России, Индии, Китая, Южной Африки. Эти страны производят львиную долю мировой продукции, в отличие от государств, производящих много денежных единиц. По этому поводу официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь опубликовал шутливую карту мира в представлении западных политиков. На ней в безбрежном океане бултыхаются США и их ближайшие союзники – Западная Европа и Австралия. Карта снабжена подписью: «Когда Запад говорит о «международном сообществе», он имеет в виду лишь узкую группу стран».

Тогда-то в Пекине, по-видимому, и станут всерьез обсуждаться вопросы будущего устройства этого нового мира, контуры которого пока не вполне ясны.

А есть еще Шанхайская организация сотрудничества, ЕАЭС и другие. С разрывом нормальных отношений с Россией время перестало работать на Запад. Не только промышленные, но и финансовые центры перемещаются на Восток.

Фото: eastasiaforum.org

Автор: Михаил Морозов, обозреватель газеты «Труд».