Cтраница новостей Европа

Европа

Панове хотят и готовы верховодить в Европе

Официальная Варшава разрабатывает масштабные планы расширения своего влияния до «Трехморья» и аннексии под шумок западных областей Украины. В город Марганец Днепропетровской области прибыл сводный отряд из представителей спецслужб и переодетых в украинскую форму бойцов спецназа Польши. Их основная задача – проведение фильтрации и зачистки лиц, оказывающих «пособническую помощь России». Что там забыли панове? Этот украинский городок небольшой — всего около 45 тысяч жителей. Откуда там коллаборационисты? Однако, если взглянуть на карту, все становится очевидным: расположен он рядом с Каховским водохранилищем. А на противоположном берегу — Энергодар и Запорожская атомная электростанция, находящаяся под контролем российских ВС. Украинцы неоднократно направляли в район АЭС диверсионные группы с целью ее захвата. И всякий раз эти попытки проваливались. Отсюда вывод: в Марганце «окопались» люди, которые отслеживают потуги ВСУ и своевременно информируют нашего противника. Похоже, что самостоятельно украинские спецслужбы с выявлением «вредителей» не справляются. Вот и позвали на помощь поляков. Неясно только, как они будут вести агентурную работу, не зная ни украинского, ни русского? Ведь исключительно с помощью облав проблему не решишь... Заострю внимание на том, что в данном случае речь идет не о наемниках, а о спецгруппе польских спецслужб. То есть об участии подразделения натовской страны в зачистках на украинской территории. Что это, если не прямое участие Польши в конфликте? Официальная Варшава вообще ходит по грани. Несколько дней назад, например, польские хитрецы запустили очередную интригу. Она была заточена на то, чтобы спровоцировать прямое вовлечение бундесвера в украинский конфликт. Речь неожиданно пошла о перспективе отправки на территорию незалежной немецких солдат для обслуживания ЗРК Patriot. Обещанных, между прочим, в качестве «жеста доброй воли» ...полякам. Немцы с ужасом ответили — nein! Германия, по словам министра обороны Кристине Ламбрехт, не является стороной конфликта. «И ни мы, ни НАТО ею не станем. Но, конечно, мы очень интенсивно поддерживаем Украину, в том числе и оружием», — заявила она. А история начиналась с едва не вспыхнувшей третьей мировой ядерной войны. После того, как 15 ноября на польскую землю со стороны Украины прилетели две ракеты (объявленные сначала российскими, а оказавшиеся украинскими), сердобольная фрау Ламбрехт выступила с инициативой: «Мы предложили Польше содействие в обеспечении безопасности воздушного пространства – с помощью наших истребителей Eurofighter и систем ПВО Patriot». Панове, как всегда, все передернули. Премьер Матеуш Моравецкий, председатель правящей партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский и примкнувший к ним министр обороны Мариуш Блащак в один голос высказались за размещение немецких Patriot с личным составом на Украине, вблизи польской границы. Перехват ракет в этом случае будет, по их мнению, надежнее! То есть паны запустили своего рода пробный шар, чтобы подставить немцев. Напомню, что ЗРК Patriot относится к классу средств объектовой ПВО, предназначенной для защиты крупных районов от авиации и баллистических ракет. Максимальная дальность обнаружения высотной цели — 170 км. Радиолокационная станция и пункт управления дают возможность опознать и сопроводить 125 воздушных целей во всем диапазоне дальностей и высот. Также обеспечивается одновременное наведение ракет на восемь целей, по три на каждую. Ламбрехт в итоге отвергла провокационное предложение польских «друзей». Немецкие ЗРК являются, дескать, частью общей системы воздушной обороны НАТО, их обслуживание осуществляют специалисты бундесвера. Чтобы использовать их за пределами альянса, нужно прежде обсудить это в Брюсселе. Такие решения «принимаются только коллегиально». На самом деле у Германии есть в этом плане определенный опыт. 16 марта, вскоре после начала СВО, в Словакию на полгода был переброшен комплекс Patriot и личный состав зенитной ракетной группы 26 бундесвера, которая базируется в районе города Хузум (земля Шлезвиг-Гольштейн) на берегу Северного моря. Сделано это было по указанию НАТО для «усиления восточного крыла альянса». По замыслу брюссельских стратегов, этот шаг позволит укрепить сдерживающий потенциал альянса, защитить словацкую территорию и ее жителей от ракетных угроз. Что же касается Польши, то она усиленно ищет повод, чтобы ввести свои войска на территорию Украины. «Поступающая в СВР России информация свидетельствует, что Варшава форсирует подготовку к аннексии западноукраинских земель: территорий Львовской, Ивано-Франковской и большей части Тернопольской областей Украины», — заявил на днях директор Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин. В случае с Patriot уловка Варшавы понятна: пропихнуть вперед себя (польск. naprzód siebie) в кризисный регион подразделение бундесвера. И понаблюдать, что из этого выйдет. Кстати, разведка Великобритании недавно опубликовала официальный доклад, согласно которому польских «солдат удачи» в незалежной больше всех — 2300 «штыков». Но речь не о них, а о регулярных войсках. Цель — «осуществить плотный военно-политический контроль над своими историческими владениями». Но ввод армейских частей, предполагающий молниеносную и весьма болезненную ответную реакцию российских ВС, не позволит задействовать статью № 5 о коллективной обороне НАТО. А воевать один на один с Москвой панове боятся. Из-за «Кинжалов», да и вообще... Не секрет, что в Польше достаточно давно и упорно обсуждают варианты возможного усиления страны, расширения ее влияния и границ. Планы таковы. Первый сценарий, который называют «конфедеративным», основывается на проекте «Междуморье» (польск. Międzymorze) бывшего премьер-министра (начальника государства Польского) Юзефа Пилсудского, сформулированном после Первой мировой войны. Речь шла о конфедеративном государстве, которое включало бы Польшу, Украину, Белоруссию, Литву, Латвию, Эстонию, Молдавию, Венгрию, Румынию, Югославию, Чехословакию, а также, возможно, Финляндию. Оно должно было простираться от Черного и Адриатического морей до Балтийского. Сейчас этот проект существует под названием «Трехморье». В число возможных участников (после распада Югославии) добавились Хорватия и Словения. В этом союзе Польша видит себя лидером всей Восточной Европы. Второй сценарий — это условная федерация в рамках исторической «Великой Польши». Рассматриваются страны, в разные периоды входившие в это государство: сама Польша в современных границах (включая бывшие немецкие земли), Украина (без Новороссии), Белоруссия, Литва, Латвия, Эстония и Калининградская область. Третий сценарий основывается на возможном поражении коллективного Запада на Украине и предполагаемом разделе незалежной между соседями. Поляки полагают, что в этом случае западные ее области сами пожелают обрести «надежное убежище в составе Польши». ...Воистину: и хочется, и колется. Официальная Варшава, как бы горячи не были властные паны, боится без поддержки НАТО осуществлять свои планы по расширению «под шумок» своей территории и увеличению влияния не только в Восточной Европе, но и в Евросоюзе. Но поляки, поддерживаемые США, уже осмелели настолько, что не бояться подставлять своего влиятельного соседа — Германию. Опасные игрища! Официальный Берлин это вряд ли забудет.

Загранотряд для Польши

И хочется, и колется: официальная Варшава боится без поддержки НАТО осуществлять планы по плотному военно-политическому контролю над «своими историческими владениями» на западе Украины (Львовской и Волынской областями) и по последующей аннексии этих земель. Польша ищет повод, чтобы ввести свои войска на территорию Украины. Разведка Великобритании недавно опубликовала официальный доклад, согласно которому польских «солдат удачи» там уже больше всех – 2300 «штыков». Примечательно, что законы этой страны запрещают гражданам находиться на территории другого государства в качестве контрактника или наемника. Официальное разрешение можно получить только по непосредственному приказу Министерства обороны. А это прямо указывает на то, что за свободу незалежной сражаются кадровые военные, имеющие на родине статус «отпускников». Но речь не о них, а о регулярных войсках. Цель – закрепить за собой Западную Украину. Но ввод армейских частей, предполагающий молниеносную ответную реакцию российских ВС, не позволит задействовать статью о коллективной обороне НАТО. А воевать один на один с Москвой панове боятся. Из-за «Кинжалов» и вообще... Вспомним недавние события. Именно поэтому официальная Варшава так сильно возбудилась по проводу двух ракет, прилетевших 15 ноября со стороны Украины на ее территорию. Два человека погибли. Президент Польши Анджей Дуда сразу же заявил, что, «скорее всего, это была российская ракета». И инициировал созыв Совета НАТО в соответствии с 4-ой статьей Североатлантического договора. Президент Зеленский прямо заявил и упорно продолжает настаивать, что в провокации виновен Кремль. Случайно или нет, но ЧП произошло в тот момент, когда сильные мира сего находились на Бали (Индонезия) на саммите «Большой двадцатки». Ночью в номер американского президента прибыли госсекретарь Энтони Блинкен и советник по национальной безопасности Джейк Салливан – в пижамах и домашних тапочках. Решали, начинать или нет третью мировую ядерную войну. Позже Байден, сославшись на сведения американской технической разведки, сообщил, что «падение ракет на польскую территорию стало результатом работы украинской ПВО». Однозначно. Официальная Варшава явно неохотно, но тоже дала задний ход. Однако раздосадованный президент Дуда счел возможным все же высказаться примерно так: независимо от того, чья ракета ударила по Польше, виновата все равно Россия. То, что панове уже давно точат ножи на нашу страну, широко известно. В прошлом году, например, Польша подписала с США соглашение о закупке 250 американских тяжелых танков третьего поколения M1A2 Abrams SEPv3, а также необходимого для укомплектования четырех батальонов количества машин управления, эвакуации и поддержки. Сделка включает пакет логистики, обучения персонала и тянет на 23 млрд злотых (более 6 млрд долларов). Поляки получат не новые танки. Это связано с тем, что еще в конце прошлого века из-за отсутствия серийных заказов на Abrams был законсервирован Детройтский танковый завод. И поставки последнего времени как для нужд Пентагона, так и на экспорт являются модификациями ранее произведенных машин, находящихся на хранении в количестве около 4 тыс. штук. Модернизация проводится на Лаймском танковом заводе (штат Огайо). Зачем полякам 65-тонный малоподвижный танк? Для сравнения: боевая масса нашего тяжелого Т-14 «Армата» – 55 тонн. Неужели им не жаль своих дорог и мостов? Во что они превратятся, когда их «отутюжат» упитанные американские «гости»? Министр обороны Мариуш Блащак, собирающийся в опасный поход, успокоил – инфраструктура не пострадает: «Танки будут размещены на равнине. Это равнина, которую стратеги называют «Смоленскими воротами», а далее – «Брестскими воротами», она тянется от востока (речь о западе – прим. ред.) России до Польши. Там нет рек, через которые пришлось бы переправляться». Замечу, что речь идет о просторах, полностью находящихся на российской и белорусской территории. А не так давно официальная Варшава с нескрываемым воодушевлением восприняла переброску элитной 101-й воздушно-десантной дивизии США в Польшу и Румынию. Политическая верхушка наивно поверила грозным словам ее командира генерала Джозефа МакГи: «Если возникнет военная эскалация или будет совершена атака на НАТО, то мы готовы пересечь границу и зайти на территорию Украины». Свое название – «Кричащие орлы» – это формирование, которое недавно с позором унесло ноги из Афганистана, получило за характерный нарукавный знак с изображением белоголового орлана. Есть у него и ряд неофициальных прозвищ – «Задыхающиеся цыплята» и «Блюющие канюки». Оказывается, «бордовые береты» прибыли на восточные рубежи НАТО вовсе не для того, чтобы пасть смертью храбрых на украинской земле. У них, как теперь установлено, совсем другая задача. Им уготована роль своего рода загранотрядов, которые будут подталкивать, в случае необходимости, тех же славных польских вояк на возможные наступательные действия и не допускать, чтобы они побежали обратно. Судите сами: если бы этих воинов (6000 бойцов из 101-й дивизии и 3000 из 82-й дивизии ВДВ) намеревались бросить в пекло, то их не отправили бы в опасную загранкомандировку налегке. Им приданы всего 56 буксируемых гаубиц М102 калибра 105 мм с максимальной дальностью стрельбы в 15 км. Это всего три артбатальона. А также, по мелочи, 87 минометов калибра 81 мм и несколько сот ПТРК и ПЗРК. Там, где дуэли ведут дальнобойные САУ и РСЗО, с такой «артиллерией» делать нечего. Еще одна печальная новость для панове: десантура направлена для усиления 5-го корпуса армии США, дислоцируемого в Европе. Его задача – «обеспечивать должный уровень командования и управления, ориентированного на синхронизацию тактических формирований армии США, союзников и стран-партеров, действующих в Европе». То есть «орлам» дан приказ «управлять и синхронизировать». И только.

Единогласно не договорились

Евросоюз не смог принять механизм лимита закупочных цен на газ. От этого заседания министров энергетики стран ЕС ждали многого, но главы ведомств не смогли прийти к соглашению. Месяц назад руководители 27 стран Евросоюза потребовали от Еврокомиссии придумать «временный» механизм, устанавливающий потолок цен на газ, но сделать так, чтобы при этом, во-первых, не прерывалось энергоснабжение, а во-вторых, ситуация на рынке не вынуждала бы сжигать уже существующие запасы при отсутствии новых. Такую вещь придумали и выдвинули на обсуждение министров. Кроме того, на столе лежали еще два документа. Первый – о совместных закупках газа и технике обмена топливом в экстренных случаях, и второй – об упрощении процедур выдачи лицензий на производство компонентов «зеленой» энергии, например, тепловых насосов и солнечных батарей. К этим двум предложениям вопросов нет, но пакет будет принят вместе с третьим и главным документом – как раз о верхнем лимите цен. Комиссия предложила с 1 января 2023 года ввести механизм, устанавливающий потолок цен на газ, если вдруг они до этого потолка взлетают. Сроком на год замораживаются месячные контракты, если цены на газовом хабе в Роттердаме, а именно там торгуется газ для ЕС, достигнут 275 евро за Мвт-час и продержатся на этом уровне 10 дней подряд в течение двух недель. Объяснение. В Европе принято считать объем газа в Мегаваттах в час. Для понимания, 1000 кубометров – это 10,49 Мвт-час, или 1 Мвт-час равен 95,31 кубометра. В России все считается в кубах. Путем нехитрых действий вычисляем, что предложенный потолок цен составляет 2 885, 32 евро за 1 000 кубометров. Для примера: сейчас цена за 1 000 кубов – 1 154 евро. А таких потолков, чтобы в 2,5 раза выше нынешней цены, никто и не припомнит. Что тут началось! Министр энергетики Бельгии Тинне Ван дер Стратен заявила: «Нам вообще-то нужен механизм, который оказывал бы положительный эффект. Особенно на счета наших граждан за электричество, но вряд ли подобный механизм такой эффект возымеет. Представьте, если бы такая система существовала в августе, в период максимального скачка цен, она бы даже не сработала». Ее коллега из Испании назвала предложение комиссии «дурацкой шуткой». Министр Польши с говорящей фамилией Анна Москва пожаловалась: «У нас минус 10, и мы не хотим тут обсуждать топливную солидарность и возобновляемые виды энергии. Исполнительный орган ЕС должен представить новый текст в течение нескольких дней». Еще на стадии проекта против самой идеи выступали Германия, Австрия, Люксембург и Нидерланды. Три последних – главные виртуальные участники закупок газа для ЕС. Германия же очень трепетно относится к своей промышленности и ко всему, что с ней связано. «Мы не можем допустить, чтобы наши газохранилища начали пустеть, – заявил госсекретарь министерства по делам экономики и защиты климата Германии Свен Гигольд. – Если порог будет задран слишком высоко, никакой помощи от этой системы не будет». Германия вообще не любит, когда вмешиваются в газовый рынок и в принципе никакие регулирующие механизмы ее не устроят. Главная забота немцев – чтобы при ограничении цен с рынка не ушли главные его поставщики, поскольку азиатские покупатели готовы сейчас платить им и такую высокую цену. При этом немецкая промышленность останется без газа. И хотя сейчас ее хранилища заполнены под завязку, придется в случае остановки поставок, сжигать запасы. В предложении Еврокомиссии, правда, предусмотрено, что в случае ухода с рынка основных поставщиков, механизм потолочных цен останавливается. Это станет одним из главных направлений обсуждения нового проекта ЕК, который должен быть представлен на новом заседании в Брюсселе в середине декабря. Без четкой проработки темы, как удержать поставщиков, договориться будет не реально. Еще один предохранитель в предложении Еврокомиссии – цена на газ должна быть на 58 евро выше цены сжиженного природного газа в течение двух недель подряд. Только при этом включается пресловутый механизм. Но понятно, что как только это произойдет, американские и саудовские газовые танкеры дадут «полный назад» из европейских портов. Кстати, американская добыча сжиженного газа растет не так быстро, как предполагалось. Сейчас, чтобы решение все-таки прошло, такие тяжеловесы ЕС, как Франция должны надавить на Германию, чтобы та согласилась принять странноватые для нее условия, исходя из чисто политических соображений. Просто, чтобы такая система существовала. Более того: ее установления требуют страны «Молодой Европы». Кстати, это по их предложению все три проекта должны приниматься только единым пакетом, чтобы подстегнуть «стариков» принять в том числе и механизм газового регулирования. Сейчас в Евросоюзе председательствует Чехия. Ее министр промышленности и торговли Йозеф Сикела заявил: «Мы в любом случае должны продолжить дискуссии, чтобы экономики наших стран работали. Иначе мы не сможем поддержать украинцев». В реальности, как объяснил эксперт Еврокомиссии, этот механизм газового регулирования носит скорее сдерживающий характер. «В идеале он вообще не должен включиться, потому что рынок поймет, что Европа не готова платить любую цену в любое время». И поставщики развернутся в другую сторону. И тогда он выключится. Тогда зачем все это?

Танкер, вода и газовые трубы

Риши Сунак выстраивает новую международную систему снабжения газом. Вначале было SoS, «Security of Supply», система, позволяющая обезопасить страны ЕС от провала в поставках энергии и всяких неприятных блэкаутов. Но теперь Великобритания оказалась в ситуации, когда после выхода из Евросоюза она формально не может воспользоваться этой сетью. А надо. На 44 процента Британия обеспечивает себя своим собственным газом. Остальное приобреталось у Германии, Австрии и Греции. Меньше – у России. Но мало того, что международный газовый рынок потряхивает, у страны еще и объем газохранилищ один из самых скромных на континенте. А закупать надо, получается, половину от потребностей. Официальный представитель правительства заявил: «У Великобритании надежная и безопасная энергетическая система, способная обеспечить и бизнес, и домохозяйства при разных сценариях этой зимой». И тем не менее правительство Сунака начало размышлять над возможными вариантами – как заместить чем-либо существовавшую европейскую систему SoS. Речь идет об обмене газом с неким партнером в случае, если у кого-нибудь вдруг случился непредвиденный скачек потребления. И тут со встречным предложением выступила Германия. Там много энергоемких производств и газа в текущее непредсказуемое время может понадобиться сверх предусмотренного, хотя сейчас хранилища заполнены на 99,4 процента. У Германии в рамках SoS подписаны соглашения об взаимовыручке с Австрией и Данией. А вот Бельгия, Нидерланды, Люксембург и Польша по разным причинам не хотят участвовать в двухсторонних обменах. Переговоры с нейтральной Швейцарией тоже застопорились. Между Германией и Британией нет прямого газопровода, и в свое время они обменивались топливом через Бельгию. «Географически Британия находится в очень выгодном положении – у нее повсюду выход к морю, а для поставок сжиженного газа это как раз то, что надо, – говорит бывший министр экологии земли Шлезвиг-Гольштейн Клаус Мюллер.  – Но события показывают, что не меньшее значение имеет инфраструктура. Чем сеть шире, тем проще эти поставки регулировать». Но в любом случае переговоры между Британией и Германией о создании двусторонней линии обмена газом уже идут. Тем более, по словам представителя министерства экономики и энергетики, здесь не действуют никакие внутренние ЕСовские ограничения и руки развязаны. Британский премьер, вернувшись с экологического саммита, проходившего в Египте, заявил, что готов распространять идею такого партнерства и на другие страны Евросоюза. А официальный представитель правительства пояснил, что «мы особо хотели бы развивать сотрудничество с США, поскольку чувствуем, что там мы быстро найдем понимание». Сунак уже готов объявить о новом «Партнерстве по энергетической безопасности», поскольку американо-британские переговоры находятся в финальной стадии. Более того, они велись еще между администрациями Байдена и Лиз Трасс и даже при личном общении, а объявление, по данным инсайдеров с Даунинг стрит, планировалось сделать 21 октября, но Трасс подала в отставку за день до этого. Сейчас в Вашингтоне уточняются последние детали соглашения и предполагается, что мы узнаем о нем довольно скоро. Подробности его пока не известны, да и вряд ли руководители станут их раскрывать, но структура ясна. Соединенные Штаты к весне поставят в Великобританию 10 миллиардов кубометров сжиженного газа. При этом всему Евросоюзу планируется поставить 15 миллиардов кубов. Энергетическая компания Национальная сеть вроде бы может выдохнуть. Она предупредила о возможных отключениях энергии в Англии с 16 до 19 часов в самые холодные дни наступающей зимы. Но пока непонятно, начнутся ли поставки именно зимой, то есть уже вот-вот. А в Британии газ используется в производстве 40 процентов электроэнергии и им отапливается 85 процентов домов. Скорее всего, газ будет продавать не США, как государство, а американские частные компании. Сейчас его в основном закупает британская «Сентрика», владелица «Бритиш Гэс». В августе она подписала 7-миллиардный контракт с американской «Долфин Мидстрим», по которому будет закупать СПГ, начиная с 2026 года. Сейчас газ поступает в Британию в основном по трубам через Норвегию, Бельгию и Нидерланды. А доля СПГ составляет 17 процентов. Его доставляют из Катара, США и раньше – из России. После подписания соглашения Великобритания станет, таким образом, одним из главных европейских хабов сжиженного газа. Ибо из ЕС британцы ушли, а трубы остались. Скорее всего, этим обстоятельством воспользуются и другие европейские страны. Но решающими факторами станут цена и как раз гибкость в распределении. Тут Германия уже успела застолбить место. Показательно, что Британия параллельно ведет новые переговоры о поставках СПГ с Норвегией и Катаром, и в случае успеха это обстоятельство сможет сбить цену американского газа. «Партнерство по энергетической безопасности» будет включать в себя не только поставки газа. Соглашение будет предусматривать развитие атомной энергетики, тут Британия надеется на помощь в создании малых модульных реакторов, – работу по повышению энергоэффективности, снижению потребления и инвестициям в новейшие технологии.

Германия: комплекс «испаряющегося суверенитета»

Одна из самых экономически развитых стран мира испытывает маниакальную зависимость. То от российских энергоносителей, то от китайских полупроводников, то от американского оружия. В Германии бьют тревогу: страна, входящая в G7, прямо на глазах теряет свой суверенитет. Особенно паникуют по этому поводу входящие в правительственную коалицию «зеленые». Сначала их буквально угнетала зависимость от «российской трубы». Коварная Москва, дескать, умело использовала газ в качестве «оружия особого рода». Канцлер Олаф Шольц, кстати, первое время стойко держался за «потоки» (и функционирующий СП-1, и полностью готовый к эксплуатации, но так и не введенный в строй СП-2). Но во время его первого рабочего визита в Вашингтон ему так прочистили мозги, что он вмиг открестился от доходного и надежного дела. Зато «зеленые» торжествовали: зависимость от «агрессивной России» удалось существенно снизить. Ради спасения суверенитета (в их, конечно, понимании) они пошли на неслыханное дело. И, вопреки своим принципам, проголосовали за продление сроков эксплуатации (как минимум – до 2024 года) угольных и атомных электростанций.  Во второй раз все те же политические силы усмотрели попытку покуситься на коренные национальные интересы ФРГ в решении канцлера Шольца посетить Китай с официальным визитом сразу после ХХ съезда КПК. Вокруг этой поездки не только в Германии, но и в политических кругах Европы возникла нешуточная шумиха. А за океаном вообще оценили ее как антиамериканский выпад. Контролируемое янки медийное пространство заполонили обидные карикатуры, на которых Олаф идет на полусогнутых, а то и ползет, на поклон к «товарищу Си». Только-только, дескать, отбились от кабальной связи с Кремлем, и на тебе – новая западня. Суверенитет трещит по швам! На самом деле первопричину пекинского вояжа надо бы искать за океаном. Именно США с помощью налоговых послаблений и льгот в сфере энергообеспечения вознамерились переманить на свою территорию немецкие фирмы. Официальный Берлин это не устраивало. Поэтому Шольц и решился прощупать возможность перевода этого потока в Китай. Причем не только для того, чтобы удешевить производство, но и для совместных проектов с передовыми китайскими фирмами, например – в сфере микроэлектроники. Спасать немецкую экономику он намеревался без оглядки на аналогичные беды Евросоюза и невзирая на то, что это может не понравиться Штатам. В результате шарик сдулся! Шольц опять не выдержал давления и был вынужден заявить, что немецкие интересы не зацикливаются на одной Поднебесной. Итог таков: правительство Германии после его возвращения запретило сделку по продаже дортмундского завода производителя микрочипов Elmos шведской компании Silex, которая полностью принадлежит китайскому концерну Sai Microelectronics. Сам демонстративный шаг был обоснован тем, что продажа предприятия поставила бы под угрозу «общественный порядок и безопасность Германии». Его продавил представитель все тех же «зеленых», вице-канцлер и министр экономики Роберт Хабек. Короче, «колобок» от России ушел. И от Китая почти ушел. А к кому пришел? «Нам нельзя отдавать наш суверенитет на 50 лет в руки США!», – заявили на этот раз не политики, а представители немецкого ВПК. Оружейники в непривычно резком тоне потребовали выделить им доли в запланированных программах закупки вооружений в США. Иначе отрасли – kaput! Выпады Ассоциации «оборонщиков», всегда ведущей себя корректно, были не случайностью, а четко сформулированным выражением растущей нервозности предпринимателей. Дело в том, что 17 ноября в бюджетном комитете бундестага в обстановке строгой секретности обсуждалась тема, как бундесвер в следующем году будет расходовать средства из спецфонда на довооружение размером в 100 миллиардов евро. Здесь же определялись параметры оборонного бюджета на 2023 год. Интрига в том, что министр обороны Кристина Ламбрехт (СДПГ) по указанию шефа вознамерилась повышать боеспособность армии, находящейся в загоне, с «помощью готовых изделий, которые могут быть поставлены в кратчайшие сроки». Речь, в основном, об оружии из США – крупных партиях малозаметных многофункциональных истребителей-бомбардировщиков пятого поколения F-35 от компании Lockheed Martin, патрульных противолодочных самолетов P8A Poseidon и тяжелых военно-транспортных вертолетов Chinook от компании Boeing. Обычно подобные затратные закупки увязывают с конкретными условиями. Например, производством каких-то блоков в собственной стране или возможностью привести иностранное вооружение в соответствие с национальными потребностями. А федеральное правительство, дескать, собирается просто отправить в США «чемодан с деньгами». Это может иметь, как считают оружейники, «фатальные последствия, сопоставимые с зависимостью от российских энергоносителей или китайских полупроводников». Закупки у Штатов ударят по местным производителям, причем с удвоенной силой. Во-первых, это почти 12 миллиардов евро первоначальных затрат. Во-вторых, если исходить из полного жизненного цикла этих летательных аппаратов в 40 лет, это дополнительные 38 миллиардов, которые уйдут на подготовку персонала, техническое обслуживание (включая поставки запчастей), возможную модернизацию. Впрочем, так говорят пессимисты, опасающиеся краха немецкого ВПК из-за отсутствия заказов и перспективы значительного сокращения персонала. Оптимисты утверждают, что американцы будут вынуждены использовать немецких специалистов, которые получат ценный опыт и приобщатся к современным технологиям. Для примера: европейцы помогали обслуживать американские истребители Starfighter и F-4 Phantom, что, в конечном итоге, способствовало успеху в производстве собственных боевых самолетов Tornado и Eurofighter. Впрочем, немецкая «оборонка», как утверждают в бундесвере, уже не та. Армия на протяжении многих послевоенных десятилетий не принимала участия в боевых действиях, что не способствовало усовершенствованию техники, ее модернизации с учетом текущих требований. То есть важная связь между оборонными предприятиями и боевыми формированиями попросту отсутствовала. Вот свежий пример. Германия поставила Украине 14 САУ Panzerhaubitze (PzH) 2000. Это самая что ни на есть современная гаубица с рабочей дальностью стрельбы 40 км. В ней куча электроники: система навигации, автоматизированные системы заряжания и управления огнем. Она способна выпускать три снаряда за девять секунд или десять за 56. Ей принадлежит мировой рекорд: на полигоне в Южной Африке она выстрелила на 56 км снарядом V-LAP. По совокупности показателей PzH 2000 считается самой совершенной серийной САУ в мире. Но зачем козе баян? ВСУ она оказалась не по зубам. Сейчас в Литву для ремонта доставили шесть САУ. Одну из установок, по бедности, пришлось разобрать на запчасти. Еженедельник Der Spiegel сообщил, что у украинских военных возникли ожидаемые проблемы с навороченной техникой. После применения в бою некоторые САУ выдавали «сообщения об ошибках». В бундесвере предположили, что это связано с высоким темпом ведения огня, попытками стрелять по целям на слишком большом расстоянии, а также элементарной неподготовленностью боевых расчетов. Так что у германского «колобка», как, впрочем, и у суверенитета, печальная участь: они вынуждены будут катиться дальше в пасть к алчному американскому ВПК, доходы от госзаказов которого растут, как на дрожжах.

Это как пересмотреть

Глава европейской дипломатии предлагает новый подход к отношениям с Россией. Понятно, что ничего приятного от новых предложений Жозепа Боррелля ждать не следует. На рассмотрение глав министерств иностранных дел стран ЕС он представил в качестве предложения пакет идей, на которых будут строиться теперь отношения Евросоюза и России. Предыдущие принципы, воплощенные в жизнь предшественницей, Федерикой Могерини, решено объявить нежизнеспособными. Их, собственно, было пять – реализация Минских соглашений, программа Восточного партнерства, энергобезопасность ЕС, сотрудничество с РФ в международной сфере и поддержка гражданского общества. Но после 24 февраля осталось три принципа – изоляция России, поддержка Украины и минимизация, насколько это возможно, последствий боевых действий. В середине ноября Боррелль запустил таким образом новую дискуссию. Главный принцип построения отношений: «изолировать Россию на международной арене, разработать и запустить запретительные меры, которые бы делали ведение боевых действий максимально невозможными, и при этом разработать механизмы, не позволяющие эти меры обходить», – пишет издание брюссельского аналитического центра EURACTIV. Иными словами, придется детальным образом проанализировать восемь предыдущих санкционных траншей и понять, где были упущения. Сейчас некоторые брюссельские аналитики склоняются к тому, что девятого вала может даже и не стоит объявлять, а сосредоточиться на более жестких мерах. Следующее серьезное предложение в пакете Боррелля – «призвать к ответу авторов и соучастников нарушений норм международного права и военных преступлений». Эта тема всплывает давно и постоянно, и Международный уголовный суд в Гааге уже приступил к расследованиям. Но Россия хоть и подписала Женевскую конвенцию, но никогда не входила в состав МУС, а его Римский статут не ратифицировала. Более того, в 2016 году Россия и вовсе уведомила ООН об отказе от участия в конвенции. Далее. Главам европейских дипломатий предлагается продумать, как «поддержать соседей ЕС в том, что касается политики расширения». Десять лет на этом направлении не происходило ничего, а в геополитике случилось многое. Пришло время осознать, считают в Брюсселе, что Евросоюзу, а это в его же стратегических интересах, просто необходимо именно стабильное окружение, а не просто обсуждение, кто же станет следующим членом ЕС. В проекте Боррелля прямо говорится о «мировом противостоянии последствиям» конфликта на Украине. «Россия, – говорится в нем, – использует продовольствие в качестве оружия и она спровоцировала начало международного продовольственного кризиса». И поэтому новый комплекс принципов отношений ЕС и России предусматривает «усилить устойчивость Союза в том числе и в сферах энергетической безопасности и безопасности критических инфраструктур, противостоять кибер- и гибридным атакам со стороны России и манипуляциям на информационном пространстве». «Российско-украинский конфликт выявил, что Евросоюзу надо без промедлений начать разработку новых принципов безопасности и общей обороны», – говорится в документе. В последнее время Европа не так уж часто перетряхивала принципы своей обороны. Сейчас время пришло. В распоряжении EURACTIV оказался еще один документ – проект новой оборонной стратегии ЕС. Там много интересного. Например, предлагается уже перестать наконец отводить глаза, когда речь заходит о поставках летального оружия третьим странам. Ну есть такое. Существует даже «Европейская структура поддержания мира», FEP – Facilité européenne pour la paix. В переводе с новояза – фонд поставки военных технологий. В документе Боррелля говорится о «необходимости тесно сотрудничать с партнерами во всем мире и союзниками по НАТО, чтобы поддерживать и усиливать порядок, основанный на международных нормах». Проект Боррелля подчеркивает, что понятия «сфер влияния» вообще не имеют места в диалектике 21 века и не могут быть составной частью будущей схемы европейской безопасности. Внутренние ЕСовские договоры и правила запрещают финансировать из своего бюджета военные операции и даже те действия, которые признаны оборонными. Но ведь не зря же придуман FEP. Теперь у этой структуры есть бюджет в 5 миллиардов евро и она может поставлять все что угодно и куда угодно. Как в свое время программа ленд-лиза позволяла президенту США отправлять оружие и объекты двойного назначения в третьи страны без разрешения Конгресса. Эта история, конечно, будет стоить дополнительных денег, но в ЕС не сомневаются, что средства найдутся. Новая версия проекта военной политики предусматривает, «что расходовать средства на оборону надо больше и качественнее», – следует из документов EURACTIV. Там, кстати, есть смелые предложения. Например, отменить при расчётах между странами-членами ЕС НДС на вооружение, произведенное в Европе. А это приблизительно 18-21 процентов от стоимости продукции. То есть закупки вооружения подешевеют на пятую часть. Или вот: в Европе отличная гражданская транспортная инфраструктура – поездка внутри ЕС занимает пару часов. Так почему бы не использовать ее в том числе и в военных целях при переброске военных грузов. Эту задачу предполагается решить к 2025 году.

Кто сказал: «Сменим Макрона мы»?

У французских крайне правых – новый лидер. Откуда он взялся и зачем? Партийная карьера нового лидера Национального объединения Жордана Барделла головокружительна. В 27 лет он возглавил партию с 50-летней историей, которую знают во всем мире. Надо отметить, что и партбилет он получил еще школьником, посмотрев по телевизору дебаты Марин Ле Пен и Жан-Люка Меланшона в 2011 году, когда ему было 16 лет. Ле Пеновские листовки раздавал только в костюме и в галстуке. Мама была против. Не против содержания листовок и не против костюма. Просто дело происходило в основном в Сен-Дени – пригороде, куда, скажем так, белым лучше не ходить в темное время, а уж с такими идеями тем более. На уговоры мамы ушло несколько дней. К слову, Барделля любит рассказывать о том, что мама его – воспитатель в детском садике иногда приходилось считать дни до зарплаты. При этом, как правило, он опускает некоторые нюансы – такие, например, что лицей, где он учился, был частным, то есть платным, папа руководил предприятием, а на очередной день рождения он получил в подарок автомобиль «Смарт». Карьера действительно развивалась молниеносно. После раздачи листовок он быстро возглавил молодежное движение тогда еще Национального фронта, а в 21 год Марин предложила ему стать во главе партийного списка на выборах в Европарламент, причем «нацфронтовики» показали тогда впечатляющий результат. После внутрипартийных выборов, которые Барделля выиграл с «кавказским показателем» 85 процентов, многие удивились: партия вроде как семейная, основал папа, дочь продолжила, и Барделля, получается, – первый не Ле Пен. Не совсем так. Жордан всерьез ухаживает за племянницей Марин Ле Пен, причем ее папа, Филипп Оливье – один из самых близких советников Марин. Ну, а конкурентом в предвыборной схватке был мэр Перпиньяна Луи Альо, бывший компаньон самой хозяйки партии. Так что ключи от квартиры в любом случае никуда не делись бы. На этом обзор светской хроники закончен. Зачем это все сделано? Формально Ле Пен, которой 54 года – вовсе не пенсионный возраст – объявила, что хотела бы сосредоточиться на руководстве фракцией Национального объединения (НО) в парламенте. После исторической победы – а теперь у НО 89 депутатов – это одна из серьезнейших фракций в Национальном собрании, и действительно логично воспользоваться ситуацией и выжать из нее максимум выгоды. Но это первая версия. Но не менее логичными кажутся и другие. Вторая – продолжить работу по смене имиджа партии. Любой ценой уйти от образа фашистской и всего, что с этим связано. Сама Марин уже сумела поправить многое, что натворил в свое время папа, не вылезавший из судов. В результате она добралась и до второго тура президентских и одержала крупную победу на парламентских выборах. Теперь, чтобы как можно дальше уйти от прилепившегося клише, появляется новое молодое лицо. К тому же Барделля обожает ходить по телеканалам, куда его с удовольствием приглашают, а в соцсетях он вообще – свой человек. Третья версия – Марин решила разыграть мизансцену «хорошего и плохого полицейских». Её доктрина – ни с левыми, ни с правыми, мы сами по себе, мы над схваткой. Поэтому сама Ле Пен всегда осторожничает, если речь заходит о союзах, коалициях или соглашениях. Барделля известен своими взглядами «правее правых». Он в свое время дружил с Фредериком Шатийоном, руководителем крайне правого, практически расистского студенческого движения GUD, которое даже было распущено. В своих речах Барделля не стесняется говорить о «демографическом перекосе, который наблюдается повсюду во Франции», имея в виду, что не коренные французы то тут то там оказываются в большинстве. Тут стоит отметить, что идеология Национального объединения базируется на двух основных темах: иммиграции и национальной идентичности. Последнее означает, что французский паспорт в кармане еще ничего не значит, а корни значат всё. И если Марин считается больше защитницей первой теории, то Жордан склоняется к защите идентичности. То есть он намерен бороться с проблемой наплыва чужеземцев, которые не просто еще только хотят, но уже и находятся во Франции. В своей первой речи он отметил, что партии нужна программа «Патриотические пригороды», которая охватит образование, предпринимательство, культуру, транспорт, жильё и вообще всё. С 2023 года он запускает новую платформу подготовки партийных кадров. Отсюда четвертая версия. Все эти лозунги, только в более радикальной интерпретации, озвучивал во время президентской кампании Эрик Земмур, скандальный публицист, придерживающийся крайне правых взглядов. Борьбу за Елисейский дворец он закончил четвертым, набрав 7 процентов голосов. Вряд ли он пойдет на следующие выборы, но два с половиной миллиона избирателей упускать нельзя. А тут как раз новый молодой и крайне правый. Однако более зрелые соратники по партии полагают, что «если мы радикализируемся, нам конец. Мы опять окажемся в 80-х, когда говорили только о национальной идентичности». Главный вопрос, который возникает после смены руководства партии: «Кто же теперь пойдет на президентские выборы в 2027 году»? Барделля успокоил публику так: «Марин Ле Пен заявила, что будет баллотироваться только в исключительных обстоятельствах. Но возглавлять фракцию с 89 депутатами – это и есть исключительные обстоятельства». Каков? Опытные однопартийцы считают к тому же, что Жордану надо набрать вес, выиграв какие-нибудь местные выборы, поскольку сейчас он мало кому известен. Весь юг Франции голосует за Национальное объединение, так что больших проблем не будет, а президентские амбиции пусть пока вызреют. «80 процентов пришли в партию из-за Марин Ле Пен, так что у него нет даже своей команды в НО», – говорят бывалые партийцы. «Макрона сменим мы», – заявил тем не менее Барделля. Но кто «мы» – не уточнил. Рановато еще.

Сможет ли Шольц открыть «китайскую шкатулку»?

Глава берлинского кабинета решил, похоже, без помощи Евросоюза вытаскивать свою страну из надвигающегося экономического кризиса. Канцлер Олаф Шольц посетит 3-4 ноября Пекин. Примечательно, что он станет первым обер-представителем «большой семерки», который наведается в Поднебесную не только после недавно закончившегося ХХ съезда китайской Компартии, но и с начала пандемии COVID-19. Глава берлинского кабинет встретится с лидером страны Си Цзиньпином и проведет переговоры с премьером Ли Кэцяном. С ним приедет крутая делегация деловых кругов – гендиректора таких фирм, как Adidas, Deutsche Bank, Siemens, BioNTech и Volkswagen. «В этом году исполняется 50 лет с момента установления дипломатических отношений между Китаем и ФРГ. Я верю, что этот визит создаст новые стимулы для развития китайско-германских отношений всеобъемлющего стратегического партнерства и позволит внести вклад в поддержание мира, стабильности, а также (экономического) роста на всей планете», – считает официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь. Консультации охватят весь спектр двусторонних отношений, а также вопросы международной повестки: украинский кризис, напряженность в Восточной Азии, усилия в борьбе с изменением климата. «Это сыграет на руку пропагандистскому успеху китайского лидера. Ни один предшественник Шольца на посту канцлера не поступил бы так», – выразил опасение глава оппозиции, председатель ХДС Фридрих Мерц. Вокруг этой поездки в политических кругах Европы и ФРГ возникла нешуточная шумиха. А за океаном вообще оценивают ее как антиамериканский выпад. Президент Эмманюэль Макрон весть о предстоящем вояже воспринял с нескрываемым раздражением. В последнее время между ним и Олафом вообще пробежала черная кошка. Хозяин Елисейского дворца полагает, что в Поднебесную следовало бы ехать на пару (как-никак, Берлин и Париж – «локомотивы ЕС»), и не сейчас, а позже, не сразу после съезда. Чтобы не сложилось впечатление, что влиятельные европейские гости «стремглав примчались на поклон к Си». Он, кстати, тоже, коль уж немецкий «друг» его прокатил, засобирался в КНР, предположительно – в первой декаде ноября. После Шольца, но не в последних рядах... В Пекине действительно международный парад-алле: вслед за канцлером сюда должны прибыть генсек ЦК Компартии Вьетнама, премьер-министр Пакистана и президент Танзании. Тот же Мерц назвал ошибкой отсутствие у Шольца планов встретиться с бывшим генсеком КПК 79-летним Ху Цзиньтао. Он почему-то считает его главным китайским оппозиционером. Престарелого политика, по его мнению, вывели под руки из зала коммунистического форума не по причине плохого самочувствия, а, дескать, из-за несогласия с курсом переизбранного руководителя партии. «Зеленые» и свободные демократы требуют сделать главной темой не экономический тренд, а нарушение в КНР прав человека, повлиять на позицию Пекина в отношении России. «Надежда убрать Китай с российского поля – иллюзия», – считает председатель Мюнхенской конференции по безопасности Кристоф Хойсген. На самом деле у Шольца совсем другой расчет. Стремление США с помощью налоговых послаблений и льгот в сфере энергообеспечения переманить на свою территорию немецкие фирмы его не устраивает. Главу правительства интересует возможность перенаправить этот поток в Китай. Причем он собирается спасать немецкую экономику без оглядки на аналогичные беды Евросоюза и невзирая на то, что это может не понравиться Штатам. И все же «опытный аппаратчик» Шольц подстраховался и решил публично не выпячивать «китайский вектор». Он объявил, что в его планах – осуществить «азиатское турне»: после Поднебесной посетить Вьетнам и Сингапур с большой бизнес-делегацией (ориентировочно 12-14 ноября), а затем отправиться на Бали (Индонезия), где 15-16 ноября пройдет саммит лидеров двадцати ведущих экономик мира. «Я решительно говорю, что мы должны продолжать вести дела с Китаем. Но мы также должны убедиться, что мы торгуем с остальным миром, посмотрите на остальную Азию, Африку, Южную Америку – это возможность», – заявил Шольц пару дней назад на бизнес-конференции в Берлине. На самом деле социал-демократу Шольцу приходится несладко в правительственной коалиции с «зелеными» и свободными демократами. Они безапелляционно стремятся торпедировать многие его начинания. «Зеленые», вице-канцлер, министр экономики Роберта Хабек и глава МИД Аннелена Бербок, например, убеждены, что «лучше мертвый, чем красный». Это как раз про Китай. Кстати, эта фраза, но наоборот, стала во времена холодной войны мемом в ООН. История случилась во время одной из Генассамблей. Известный советский дипломат Олег Трояновский «на полях» провел консультации с американским коллегой. Когда они выходили из переговорной, китайские антиправительственные активисты плеснули им в лица красной краской. Тогда Трояновский сказал: «Better red than dead» (с англ. «Лучше быть красным, чем мертвым»). Ее ооновцы, как утверждает Сергей Лавров, цитируют до сих пор. Так вот, осенью прошлого года китайская госкомпания Cosco подписала с немецкой HHLA (контрольный пакет у властей Гамбурга) соглашение о приобретении 35-процентной доли одного из трех принадлежащих ей терминалов ганзейского порта, крупнейшего в ФРГ. Через него, между прочим, осуществляются поставки до 30% китайских грузов, предназначенных для Европы. Сделка, которую следовало еще одобрить федеральному правительству, вызвала не то что споры, а истерику. Правая рука канцлера Хабек заявил, что «нельзя допускать китайские инвестиции в критически важную инфраструктуру Германии». В МИД вторили, что сделка «непропорционально расширяет стратегическое влияние КНР на германскую и европейскую транспортную инфраструктуру, а также зависимость ФРГ от Китая». К сваре подключилась и Еврокомиссия, которая напомнила, что еще весной предупредила берлинские власти о нежелательности продажи акций, так как Поднебесная «может получить доступ к конфиденциальной информация о портовом бизнесе». В итоге перед своей поездкой Шольц все же продавил сделку: 26 октября правительство разрешило китайцам приобрести акции. Правда, с существенным «обрезанием» – пакет всего в 24,9%. Уменьшение количества ценных бумаг существенно ограничит возможности инвестора. Ему не будет предоставлено право вето при принятии стратегических деловых и кадровых решений. Вот такая петрушка вышла. …Как представляется, Шольц будет стремиться в Пекине к конкретным результатам. В противном случае зачем было проходить через все сложности и мучения в схватке с оппонентами? Но для того, чтобы вояж оказался успешным, он должен сосредоточиться, в первую очередь, на экономическом сотрудничестве. И не учить китайских лидеров жить. С этой проблемой они и сами успешно справятся.

Греция напомнила канцлеру Шольцу о долге

Власти страны считают, что вопрос о репарациях за ущерб в годы Второй мировой войны еще не урегулирован. Визит канцлера Олафа Шольца 27 октября в Афины прошел в целом без серьезных эксцессов, в доброжелательной (можно сказать – даже в дружеской) обстановке. Совсем не так, как 9 октября 2012 года здесь принимали его предшественницу Ангелу Меркель. Тогда на акцию протеста вышли 40 тысяч человек под лозунгами: «Это не Европейский союз, это – рабство!», «Меркель – вон, Греция не твоя колония!». Гостью обвиняли в том, что это именно она, спасая в интересах Евросоюза страну от дефолта, побудила греческое правительство к проведению курса жесткой экономии в обмен на два пакета финансовой помощи ЕС и МВФ на сумму более 200 миллиардов евро. Шольц, держа в голове события десятилетней давности, выступил на этот раз в роли «друга и единомышленника». Он, в частности, подыграл Афинам, назвав «неприемлемыми» территориальные претензии Турции к Греции. «Неприемлемо, чтобы один партнер по НАТО бросал вызов суверенитету другого. Это касается и более или менее завуалированных военных угроз», – заявил Шольц, однозначно встав, по сути, на сторону Афин. Напомню, что Турция обвиняет Грецию в том, что она, дескать, нарушает подписанный еще в 1923 году Лозаннский мирный договор (он юридически оформил распад Османской империи и закрепил турецкую территорию в ее современных границах. – Авт.), размещая вооружение на Эгейских островах, имеющих статус демилитаризованных. Отношения между странами резко обострились после 23 августа, когда, по заявлениям Анкары, во время выполнения турецкими F-16 задач НАТО в воздушном пространстве над Эгейским морем истребители были «захвачены на радар» ЗРК С-300 ВВС Греции, приобретенными у России и дислоцированными на острове Крит. Показательный факт: вместе (или, точнее, параллельно) с Шольцем в Грецию прибыли первые 10 подержанных БТР Marder, которые перепали Афинам в рамках «круговых поставок»: греки отправляют Украине партию бывших на вооружении советских БМП-1, а немцы компенсируют это передачей своей «бэушной» техники. По итогам визита на немецкую «оборонку» пролился «золотой дождь» в 3,5 миллиарда евро. Греция объявила, что приступает к реализации двух проектов, предусматривающих модернизацию 183 танков Leopard 2, 190 танков Leopard 1 A5 и закупку 205 новых боевых бронированных машин Lynx KF-41 (TOMA). Примечательно, что никакого запроса на эту затратную модернизацию со стороны Генерального штаба не было. Военные оценили ее как «ненужную» и «заоблачную». Грекам вообще не требуется столько танков. Это направление не является приоритетом ВС. Нужнее (в том числе в связи с «турецким противостоянием») корабли, авиация, средства ПВО. То есть это очевидное политическое решение, «подарок» влиятельному Берлину, несмотря на гигантские экономические трудности, которые испытывают Афины. Вдумайтесь: по состоянию на август нынешнего года госдолг маленькой и небогатой Греции составлял более 394 миллиардов евро! И все же власти Афин, похоже, готовы нести непомерные расходы, считая, что это – «первоклассная возможность обеспечить стратегическое сотрудничество между Афинами и Берлином». Шольц явно был доволен. Тем не менее его визит не обошелся без ложки (правда, чайной!) дегтя. Премьер-министр Кириакос Мицотакис по традиции заявил, что вопрос о выплате репараций за ущерб, нанесенный стране нацистской Германией в годы Второй мировой войны, по-прежнему не урегулирован. По оценкам министерства финансов, Центробанка и профильной парламентской комиссии речь идет о выплатах в размере от 269 до 332 миллиардов евро. Глава берлинского кабинета эти претензии, как и в случае с Польшей, категорически отверг, заявив, что «с юридической и политической точек зрения вопрос о репарациях закрыт». В 1960-е годы Афины в рамках договора с ФРГ получили от Берлина 115 миллионов марок (67 миллионов долларов) за ущерб от оккупации. С тех пор Греция стала и членом НАТО, и, главное, членом Еврозоны. Более того: в 1990 году, после объединения Германии, по Договору об окончательном урегулировании все подобные претензии со стороны стран-членов ЕС были прекращены. Но все же особняком стоит тема о кредите на 1,5 триллиона греческих драхм, который немецкие власти в принудительном порядке взяли в 1942 году у оккупированной Греции для себя и фашистской Италии. Погашение займа должно было начаться после войны, однако по понятным причинам обязательство выполнено не было. Сейчас Греция настаивает, что этот заем не является формой ущерба, причиненного войной, и не является частью репараций, добиться выплаты которых с юридической точки зрения проблематично. Предлагается расценивать его как обычный международный кредит. Греки готовы выставить счет на 11 миллиардов евро. Это требование, как считают финансовые эксперты, вполне может быть реализовано через суд. Сумма долга вполне реалистична и по карману Берлину. Кстати, Польша, которая 3 октября передала Германии дипломатическую ноту с требованием о возмещении ущерба, причиненного в годы Второй мировой войны, использовала в документе термин «компенсации», а не «репарации». Это было сделано не случайно. Компенсации шире, они охватывают и другие требования Варшавы. В частности, польская сторона настаивает на возврате похищенных нацистами культурных ценностей, находящихся на территории ФРГ, реабилитации убитых активистов довоенного польского меньшинства, погашения убытков, понесенных организациями польской диаспоры, урегулировании нынешнего статуса поляков и лиц польского происхождения в Германии путем восстановления статуса национального меньшинства, а также на сотрудничестве с Варшавой в увековечивании памяти польских жертв войны. У современных греков есть комплекс: они всерьез считают, что им, сынам Эллады, подарившим миру демократию, все должны. К тому же они благородные, не такие ушлые, как панове. А что касается немецкого долга, то, действительно, лучше синица в руках, чем журавль в небе. Можно, конечно, требовать выплаты от Германии нереальных репараций на гигантскую сумму, но куда практичнее, пока суть да дело, «выбить» 11 миллиардов евро по принудительному кредиту. Это реально. А дальше – как карта ляжет.

Ставь своих, чтобы чужие старались

Риши Сунак сформировал кабинет через два часа после своего назначения. Кабинет министров нового премьера Британии составлен скорее по принципу «здесь все свои». Такое впечатление, что портфели раздавались в знак благодарности за то, что не оставили в трудную минуту. Поэтому формирование кабмина не заняло много времени. «Конечный продукт – это, конечно, не то, что он хотел бы в идеале видеть и не то, что поведет Тори к победе на всеобщих выборах. Это скорее консенсус, который немного раздражает большинство депутатов, но не отталкивает целое крыло партии», – комментирует ВВС. В итоге из ключевых министерств было всего 11 отставок, увольнений и одно понижение в должности. А министров, которые по британской традиции управляют страной, около сотни. Самый яркий пример – возвращение на должность министра внутренних дел Суэллы Браверман. Она подала в отставку в последние дни существования правительства Трасс, заявив, что не согласна с проводимой ей политикой. Хотя на самом деле ее подтолкнули к отставке после того, как она отправила имейл рабочего содержания с личного адреса. Служба безопасности объявила, что в принципе так возможна и утечка информации для служебного пользования. Назначение Браверман, которая известна как политик правого крыла консерваторов и евроскептик, вызвало недовольство среди умеренных Тори. Они увидели в нем как бы благодарность Сунака за то, что она во внутрипартийных раскладах в последние дни поддержала именно его, а не Джонсона, пока тот не отказался от борьбы. Браверман придерживается жесткой линии в отношении иммиграции. Получается, что ожидать какого-то смягчения правил для иностранных рабочих-мигрантов точно не приходится. Но Сунак – сам из семьи иммигрантов. И в своей первой речи в ранге премьера он как раз пообещал облегчить эти правила ради прилива новой рабочей силы и ускорения экономического роста. Так еще на подходе серьезная торговая сделка с Индией, а она наверняка потребует включить в контракт трудоустройство индийцев в Британии. Один из парламентариев-консерваторов считает, что возвращение Браверман «противоречит обещаниям Сунака сделать все по-честному. Она должна была уйти в тень и если и вернуться, то на более низкую позицию, но не туда же и не через неделю». Из силовиков правительства Трасс к Сунаку перешли Том Тугендхат, министр Безопасности, лорд Николас Тру остался руководить Палатой лордов. Джеймс Клеверли остался главным дипломатом Королевства. Сохранили свои посты министры энергетики, окружающей среды, много портфелей роздано разным активистам консервативной партии, а министром юстиции и вице-премьером просто назначен близкий приятель Сунака Доминик Рааб. Он был среди тех, кто громче всех настаивал, что политика, проводимая Лиз Трасс, самоубийственна. Ожидаемо на посту министра обороны остался Бен Уоллес. Напомним, он возглавляет министерство еще с правительства Джонсона, и партийцы видели его даже своим лидером, то есть премьером, но он упорно не хочет идти рабом на эти галеры. Переназначение Уолласа казалось очевидным, поскольку позиции премьера и министра по Украине совпадают – безусловная поддержка. Уоллес, однако, ожидал, что премьер увеличит оборонный бюджет на 3 процента ВВП к концу десятилетия. Такого обещания Сунак не озвучил, Уоллес смолчал, но то, что он согласился на эту должность, может означать, что не все его надежды потеряны. Не пострадала и Пенни Мордонт. Она, как помним, претендовала вместе с Сунаком и Трасс на пост премьера еще после Джонсона. Трасс назначила ее спикером Палаты общин. Сунак тоже решил не передвигать ее с этой должности, хотя она очень надеялась и хотела возглавить Министерство иностранных дел, а ее сторонники во время внутрипартийных дебатов выступали против Сунака. Канцлер казначейства, министр финансов Джереми Хант, тоже сохранил свою должность, что успокоило и Сити и рынки и обеспечило спад температуры дебатов по экономическим вопросам в самой партии. Но появились в правительстве примечательные персонажи. Например, Дэвид Дэвис назначен секретарем по вопросам Уэльса. Его мнение по насущным вопросам идет вразрез с мейнстримом. Он категорически против голосования за разрешение в Британии однополых браков. «Большинство родителей против того, чтобы их дети были геями». Как и против самого существования трансгендеров: «Человек, у которого есть пенис и тестикулы – явно не женщина. Это биологический факт, а не тема для политических дебатов». Есть еще один персонаж, который приглашен в правительство министром без портфеля, Гэвин Уильямсон. Вот уж чье назначение вызвало поток негодований в день оглашения списка правительства: «Где-то до 17.00 Риши чувствовал себя хорошо, – говорит один из высокопоставленных членов Тори, – но после объявления о назначении Уильямсона показалось, что колеса от нашей машины начинают отваливаться». В свое время Уильямсон был уволен с поста министра обороны в правительстве Терезы Мей за то, что слил конфиденциальную информацию о привлечении Huawai к переходу Британии на систему 5G. В другие времена он был членом парламента, и отвечал за партийную дисциплину, то есть следил, чтобы все консерваторы приходили на заседания и исправно голосовали. Но у себя в офисе он завел тарантула. Когда Уильямсону было указано, что в святая святых демократии допускаются только одни животные – собаки-поводыри, он упорно возражал: «Но ведь Кронус еще маленький, ему всего лишь годик».

Италия за крайне правое дело

Джорджа Мелони сформировала свой кабинет. Так получилось, что первым главой государства, с которым встретилась новый премьер Италии буквально через несколько часов после вступления в должность, стал Эмманюэль Макрон. Вообще-то он приезжал в Рим для участия в международном Форуме за мир, и чтобы встретиться с Папой. Французская оппозиция взвыла от того факта, что президент встречается с наследницей идей фашизма. Как бы не старались Мелони или Марин Ле Пен дистанцироваться от этой характеристики, фашизм, похоже, как татуировка – затереть ее можно, но совсем вывести нельзя никак. Но тем не менее, Мелони победила на выборах и вступила в должность. Ей в торжественной обстановке вручен серебряный колокольчик, чтобы призывать к порядку парламент. Осталось найти формулу долголетия итальянского парламента – в среднем кабинет здесь держится около 18 месяцев. Совет министров только начал работу, а трещины в коалиции уже обозначились. Маттео Сальвини, например, против антироссийских санкций, премьер – за. Мелони – убежденный евроскептик, а Берлускони – нет. «Самое правое правительство со времен Второй мировой войны» должно среди прочего завоевать доверие двух палат парламента. Сенат избрал своим спикером Иньяцио Ла Русса. Он – один из основателей партии «Братья Италии» совместно с Мелони. Председателю 75 лет и всю жизнь он боролся за идеалы крайне правых. Тем более, что его папа руководил местным отделением национал-фашистской партии при Муссолини и даже второе имя Иньяцио Ла Русса – Бенито. Нижнюю палату возглавил Лоренцо Фонтана. Это близкий к Сальвини ультраконсерватор, убежденный католик, ярый противник абортов и однополых браков. В 2014 году, после возвращения Крыма, выступил против брюссельских антироссийских санкций и считает Россию Владимира Путина «моделью». Несмотря на то, что Мелони позиционирует себя как евроскептик, она отказалась в свое время от борьбы за выход из зоны евро и в то же время обещала бороться за интересы Италии в Брюсселе. Оно понятно. Евросоюз пообещал 200 миллиардов евро помощи и кредитов для преодоления последствий пандемии и от этого вливания зависит ритм дальнейшего развития экономики. Таким образом Мелони придется маневрировать между «союзниками», не желающими, чтобы ими управляли евробюрократы, и с другой – наполнять кубышку деньгами. Впрочем, балансирование – это такая итальянская традиция, вечно приводящая к недолговечности кабинетов. Несмотря на то, что с приходом Мелони все ожидали наступления матриархата, из 24 министров нового кабинета женщин – всего 6. И то, ключевых постов вроде МВД, МИД, минобороны или минфина им не досталось. Примерно половину портфелей забрали себе «Братья Италии», вторую половину поделили «Вперед, Италия» Сильвио Берлускони и «Лига за Сальвини Премьер» Маттео Сальвини. И вот как Мелони раздала ключевые министерства, чтобы создать некое равновесие в кабинете. Министерство иностранных дел возглавил бывший председатель Европарламента и это, напомним, при том, что Мелони не очень жалует Брюссель. Антонио Таяни – убежденный сторонник единой Европы и занимает высокий пост в партийной иерархии партии «Вперёд, Италия». Это назначение немедленно и с удовольствием прокомментировал председатель Европейской народной партии Манфред Вебер «Это гарантия того, что Италия будет проевропейской и проатлантической». Связи, наработанные Таяни за 20 лет работы евродепутатом и в разных структурах ЕС, пригодятся для установления хороших отношений с Брюсселем. Таяни получил и пост вице-премьера. Итальянским транспортом будет рулить Маттео Сальвини. В первом правительстве Джузеппе Конте, в 2018-2019 гг., он был вице-премьером и министром внутренних дел, и на этом посту отличился своими неоднозначными заявлениями по поводу иммиграции. Вообще-то он хотел возглавить МВД и в нынешнем правительстве, но пришлось довольствоваться транспортом. Пусть это не так престижно, но дает возможность контролировать порты страны. Например, следуя политике «закрытых портов», проводимой «Лигой», он сумел, будучи министром внутренних дел, блокировать суда НПО, спешившие на помощь мигрантам в Средиземном море. Он тоже назначен вице-премьером. Министерство экономики возглавил политик из предыдущего правительства – Джанкарло Джоржетти. В крайне правой «Лиге» он представляет умеренное крыло и даже считается правой рукой Маттео Сальвини. В любом случае, это опытный правый функционер, прошедший через два правительства правой коалиции. Еще один человек из «Лиги», технократ Маттео Пьянтедози стал министром внутренних дел. С августа 2020 года он был префектом Рима и считает вопросы безопасности и иммиграции приоритетными в своей работе. Всю свою карьеру, а ему 59 лет, он сделал либо в полицейских структурах, в основном в МВД, либо на высоких государственных должностях. В «Лиге» он занимал должность начальника кабинета Сальвини. Символичный для нового председателя Совета пост – главы министерства по делам семьи, национальности и равных возможностей – возглавила Евгения Роччелла. Лозунг кампании Мелони был «Бог, семья, родина». Эти принципы как раз и может защитить христианка и убежденный консерватор Роччелла. Да, и никаких там ЛГБТ+.

Канцлера Шольца опустили на землю

Из-за высокой инфляции и надвигающегося экономического кризиса правительство Германии вынуждено сократить ряд программ по перевооружению бундесвера. После начала российской спецоперации на Украине глава берлинского кабинета Олаф Шольц вдруг вспомнил, что он является главнокомандующим немецкой армии (правда, исключительно в военное время), которая по вине его предшественников оказалась в плачевном состоянии. Газета Bild как раз в данный момент привела ошеломляющую статистику: из 350 БМП Puma в строю – только 137, из 119 самоходных артиллерийских установок Panzerhaubitzen 2000 могут быть развёрнуты только 56, все 6 подлодок класса 212A (цена каждой – миллиард евро) в нерабочем состоянии. Короче: alles kaput! Кроме того, Германия после окончания холодной войны значительно сократила численность своих ВС: примерно с 500 тыс. человек в 1990 году до 200 тыс. сегодня. И еще: отказалась от призыва и перевела бундесвер на контрактную основу, что также привело к негативному результату. На службу пошли парни «типа Рэмбо», не способные в силу малой образованности достойно управлять сложной современной техникой. Ужаснувшийся канцлер собрал волю в кулак и продавил в парламенте решение о создании специального пополняемого фонда для модернизации бундесвера объемом в 100 млрд евро. По его задумке, финансирование должно полностью осуществляться за счет кредитов, которые не учитываются в кредитном лимите федерального бюджета, в связи с чем требовалось внесение изменений в конституцию из-за существующих законодательных ограничений. 10 июня бундесрат (верхняя палата парламента) одобрил необходимые поправки. В Основном законе появилась новая статья, которая получила номер 87а. Она как раз и регламентирует вопросы привлечения кредитных средств для спецфонда. «Немецкий бундесвер будет усилен. Он сможет выполнять свою оборонную миссию лучше, чем когда-либо, и сможет внести свой вклад в НАТО, чтобы у нас была возможность защитить себя от атак извне в любое время», – было особо отмечено в победном заявлении парламентской фракции СДПГ. Было сложно, но Шольц прошел этот тернистый путь и все же добился своего. Зачем, собственно, нужен спецфонд с крупной суммой на счете? Современные танки или вертолеты за месяц не сделаешь. Оборонным предприятиям, чтобы изготовить, например, партию весьма востребованных САУ Panzerhaubitzen 2000 необходимо несколько лет. А ведь в амбиционном и весьма затратном плане на перевооружение бундесвера стоят новые фрегаты, усовершенствованные БМП Puma, транспортные вертолеты (речь о 60 американских CH-47F), современные системы ПВО. А еще у Шольца было заветное желание – прикупить у Штатов 35 истребителей пятого поколения F-35А (цена за штуку – около 80 млн долларов), способных нести тактические ядерные американские авиабомбы B61-12, которые складированы в подземном хранилище на немецкой авиабазе Бюхель. В военном ведомстве по-своему видели «распил» спецфонда. Там посчитали, что значительную часть – 40 млрд евро – следует выделить люфтваффе (военно-воздушным силам), 27 млрд евро необходимо потратить на модернизацию средств управления и контроля, включая современные радиостанции, 10 млрд евро отдать на новые боевые корабли. Представляете, сколько ожиданий и заветных желаний в Германии было и у напуганных новыми военными угрозами политиков, и у военных, которые как никто другой осознавали необходимость модернизации ВС? Но реальность оказалась суровой и печальной. Поступили данные, что правительство Германии вынуждено существенно сократить ряд программ по перевооружению бундесвера в связи с ростом цен на энергоресурсы, рекордной инфляцией из-за введения санкций против Москвы, курса на отказ от российского топлива, из-за укрепления доллара по отношению к евро. В результате закупки вооружения оказались более дорогостоящими, чем предполагалось. Особенно это касается проектов для ВМС и ВВС, реализация которых была рассчитана на пять-семь лет. Речь идет о корветах К130, новых самолетах Eurofighter в версии для радиоэлектронной борьбы, новых фрегатах, а также новых самоходных гаубицах, которые должны быть заказаны взамен поставленных на Украину. В этом году, например, планировалось потратить из спецфонда 304 млн евро на партию боевых машин пехоты Puma, но средства, как пишут немецкие СМИ, «сокращаются каждую неделю», как, впрочем, и количество БМП, которые могут быть изготовлены. И, наконец, главная печалька для Шольца: будет, видимо, сокращен заказ на F-35. Сильный доллар делает импорт из Штатов более дорогостоящим. Представители немецкой «оборонки» пришли к выводу, что заложенных в спецфонде 100 млрд евро недостаточно для реализации пожеланий бундесвера. В изменившихся реалиях на выполнение первоначального заказа потребуется в два раза больше средств! Есть еще и другие проблемы. Несколько дней назад появились сообщения, что резервный фонд ЕС, предназначенный для помощи странам в вопросе замещения оружия, поставленного на Украину, уже не в состоянии справляться с потоком запросов. То есть Германии на поступление компенсации по этой линии тоже не следует рассчитывать. Возникли у Берлина и серьезные терки с Варшавой. В свое время Шольц отказался поставлять Украине немецкие танки Leopard. Был придуман и согласован такой ход: Польша передает незалежной 240 танков Т-72М1 советской разработки из своих арсеналов, а ФРГ компенсирует «потерю» с помощью партии современных Leopard 2A4. В настоящее время возник спор: панове, которые выполнили свою часть договора, хотят 44 штуки, а немцы готовы отдать только 20. Да и то не сразу, а после того, как они в порядке очереди будут произведены на оборонных предприятиях. Германия в последние десятилетия не воспринимала свою оборонную сферу всерьез. Та же Ангела Меркель полагала, что США и НАТО всегда смогут прикрыть страну от возможных военных бед. Это заблуждение привело к тому, что бундесвер перешел в женские руки: министрами обороны друг за дружкой были Урсула фон дер Ляйен и Аннегрета Крамп-Карренбауэр (обе –ХДС). Да и сейчас военными командует фрау – Кристина Ламбрехт (СДПГ). Канцлер Олаф Шольц попробовал было исправить положение, но его желание «создать самую сильную и самую оснащенную армию в Европе», похоже, сдувается. Кстати, по его же вине.