Cтраница новостей Мир

Мир

США осчастливили Кипр. Но не весь...

Отмена американского эмбарго на поставку вооружений грекам-киприотам – это откровенный выпад против мятежной Турции и президента Эрдогана. Соединенные Штаты несколько дней назад отменили действовавшее с 1987 года эмбарго на поставки оружия Республике Кипр. Правда, с одной существенной оговоркой: Никосия, дескать, и далее обязана препятствовать заходу российских военных кораблей в свои порты. Госсекретарь США Энтони Блинкен заявил американскому Конгрессу, что эта средиземноморская страна «выполнила необходимые условия в соответствии с соответствующим законодательством (так витиевато в заявлении. – Авт), чтобы разрешить экспорт, реэкспорт и передачу оборонных изделий в Республику Кипр на 2023 финансовый год». Они, эти условия, были закреплены в Законе о партнерстве в области безопасности и энергетики в Восточном Средиземноморье, который Конгресс США принял в 2019 году. В нем, в том числе, была отражена поддержка Вашингтоном более тесных связей между Грецией, Кипром и Израилем в свете недавно открытых морских месторождений газа. На основе принятого Штатами решения в Международные правила торговли оружием (International Traffic in Arms Regulations, сокращенно – ITAR) будет внесена поправка. Она вступит в силу с 1 октября с.г. ITAR – это американский нормативный режим для ограничения и контроля экспорта оборонных и военных технологий для обеспечения национальной безопасности и достижения целей внешней политики. Ежегодно Вашингтон намерен оценивать, соблюдает ли Никосия условия снятия эмбарго, включая борьбу с отмыванием денег и отказ в доступе российских военных кораблей в порты для дозаправки и обслуживания. Замечу, что Никосия подписала в 2015 году с Москвой соглашение, разрешающее российскому флоту заходить в ее гавани. Однако Кипр его нарушил, введя в начале марта с.г. запрет. Тут уместно напомнить, что США ввели эмбарго, чтобы принудить стороны конфликта на самом Кипре, а также Грецию и Турцию, которые выступали странами-гарантами, к дипломатическому решению кипрской проблемы. Остров в 1974 году был разделен между греками-киприотами и (при помощи вторгшейся армии Турции) турками-киприотами. Таким образом, международно признанная Республика Кипр, вступившая в ЕС в 2004 году, контролирует лишь Юг. А так называемая «Турецкая Республика Северного Кипра», признанная только Анкарой, – Север. Президент Республики Кипр Никос Анастасиадес назвал отмену США оружейного эмбарго «исторической вехой, свидетельствующей об усиливающемся стратегическим партнерством между двумя странами, в том числе в сфере безопасности». Его радость понять можно. Национальная гвардия Республики Кипр (так называются ВС страны) насчитывает всего 12 тысяч бойцов. Трудно себе представить, что этим славным воинам позарез нужно американское оружие. Для Никосии гораздо важнее, что Штаты – на ее стороне. Президент Анастасиадес, когда пришел к власти, объявил о планах добиваться присоединения его страны к НАТО. А без благосклонности янки эту задумку не осуществить. А вот у руководства северной части Кипра – обида и раздражение. Эрсин Татар, лидер турок-киприотов, предупредил об угрозе эскалации напряженности не только на острове, но и в регионе Восточного Средиземноморья. «Международное сообщество, в том числе США, должно подтвердить суверенное равенство и одинаковый международный статус кипрско-турецкого народа, которые также были подтверждены соглашениями 1959-1960 годов, и действовать соответствующим образом. В любом случае Турция, как страна-гарант, в соответствии со своими юридическими и историческими обязательствами, всеми средствами продолжит предпринимать необходимые шаги для существования, безопасности и спокойствия турок-киприотов», – заявил МИД Турции, потребовав от Вашингтона отменить провокационное решение. Не надо ходить к гадалке, чтобы понять: вся эта катавасия была затеяна Вашингтоном, чтобы наехать (простите за грубое слово) на турецкого лидера Реджепа Эрдогана, который ведет себя, с точки зрения «коллективного Запада», неправильно. А именно: регулярно общается с Владимиром Путиным, покупает современное российские оружие, хочет дружить еще и с Китаем, тормозит вступление Финляндии и Швеции в НАТО. И наконец (о ужас!): по его велению Турция намерена стать полноправным членом Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), о чем Эрдоган объявил 17 сентября с.г. по итогам саммита в Самарканде. Встревожены не только Штаты, но и Европа. В той же Германии планы Анкары вызвали резкую критику. «Член НАТО Турция делает больше Китая для того, чтобы Россия могла обходить европейские санкции», – заявил в минувший понедельник (19 сентября) спикер по вопросам внешней политике фракции «зеленых» в бундестаге Юрген Триттин. По его словам, Североатлантическому альянсу и Евросоюзу нужно задаться вопросом, сколько еще «они собираются позволять Эрдогану водить себя за нос». У Турции много грехов. Например, она «препятствует осуществлению контроля НАТО за соблюдением эмбарго на поставки оружия в Ливию, а также бурит в экономической зоне Греции». А так как по статусу исключить из западного военного блока непокорную страну невозможно, следует, дескать, применить к Анкаре меры экономического характера. То есть – санкции? Замечу (как бы между прочим), в этом есть что-то до боли знакомое... Нильс Шмид, уполномоченный по внешнеполитическим вопросам Социал-демократической партии (входит в качестве «старшего брата» с «зелеными» и свободными демократами в правящую германскую коалицию), вообще заявил: «С внешнеполитической точки зрения намерение Эрдогана, связанное с членством в ШОС, стало бы дальнейшим символическим шагом прочь от Запада и его ценностей. А это – тяжкая политическая ошибка для будущего Турции». Итак, англо-саксы во главе с Америкой реально ополчились на Эрдогана. Однако им следовало бы считаться с тем, что турецкий лидер вполне способен держать удар, что неоднократно демонстрировал, и упрямо следует национальным интересам своей страны. Как он их видит, конечно. В любом случае, обиды он не стерпит. Ждем ответ Анкары.

Подлодка устала

Австралия снова хочет французские субмарины. В ночь с 14 на 15 сентября 2021 года в Елисейском дворце долго звонил телефон. Но Макрон от негодования не брал трубку. Он знал уже, что на том конце провода – премьер Австралии Скотт Моррисон, который хочет сообщить неприятную новость: «контракт века» на строительство 12 подводных лодок класса «Аттак» будет расторгнут. Французский конструктор «Наваль групп» теряет 36 миллиардов евро. Франко-австралийский договор о стратегическом партнерстве от 2012 года был, что называется, поруган как Лукреция. Год назад увидел свет новый тройственный союз AUKUS, в который вошли США, Великобритания и Австралия. Предполагалось, что англо-саксонский блок должен самостоятельно справится с задачами, которые возникли или могут возникнуть в Индийском и Тихом океанах. По новому договору США и Британия обязались поставить Австралии, причем как можно быстрее, ядерные подводные лодки, но для этого надо было отказаться от уже подписанного контракта с «Наваль групп». Французское руководство тогда охарактеризовало этот демарш однозначно: «Предатели». AUKUS существует, но не то, чтобы прекрасно себя чувствует. Ушел в отставку премьер Великобритании, австралийский премьер потерпел поражение на парламентских выборах в мае. А уже в июле новый руководитель Австралии, лейборист Энтони Албаниз приехал в Париж и заверил французского президента в том, что осколки былой дружбы можно и нужно склеивать, отметив: «Париж был и остается нашим давним и одним из самых компетентных партнеров». Да и вообще, дороговато получилось. Маркус Хеллер, аналитик Австралийского института стратегии и политики, подсчитал: «В июне мы перевели «Наваль групп» очередной транш компенсации в 555 миллионов долларов. Если прибавить эту сумму к тому, что уже было оплачено, да плюс расходы на строительство (под этот контракт) верфей в Аделаиде, то получится, что Австралия заплатила 2,7 миллиардов евро за то, чего не существует». Франция, к слову, ни цента не потеряла. Она просто не заработала. Но это ладно. По договору AUKUS, ядерные подлодки должны встать в строй к 2040 году. Сейчас у Австралии 6 субмарин класса «Коллинз», которые будут списаны в период с 2037 по 2047 год. Так что вроде бы все у австралийцев склеивалось. Но, как водится, «забыли про овраги». Американские военные верфи Гротон в Коннектикуте, где строятся подлодки Вирджиния, сами не справляются с заказами американского флота. «Если к тому, над чем мы сейчас работаем, добавить еще и новые заказы, то нам это откровенно навредит», – говорит контр-адмирал Скотт Паппано, руководитель программы строительства стратегических подводных лодок. У англичан есть подводные корабли класса «Астьют». Министр обороны Соединенного королевства Бен Уоллас заявил, что британский флот ждет седьмую свою подлодку к концу десятилетия и отвлекаться ни на что другое не сможет. В качестве варианта Уоллас предложил начать разработки кораблей нового поколения специально для австралийцев, но раньше 2050 года ждать их не стоит. В ВМФ Австралии образуется, таким образом, подводная дыра-впадина. Подумав и почитав доклады экспертов, решено было закупить хотя бы что-то, пусть даже не ядерное, чтобы заполнить эту брешь. Во время июльского визита премьера Австралии в Париж Макрон предложил ему четыре подлодки. Министр обороны Австралии Ричард Марлз был отправлен в Европу для детальной проработки вопроса. Ответ англичан изложен выше. А французский коллега повез его на верфи в Брест и показал товар лицом. Ответ Марлза примерно таков: все прекрасно, но у нас пока не хватает квалифицированных кадров для обслуживания новых подлодок. Я дам окончательный ответ в марте. Срыв «контракта века» стал для Франции настолько серьезным ударом, что Макрон даже почти всерьез поссорился с США – с отзывом посла «для консультаций». Тут дело не только в 36 миллиардах, которые, впрочем, тоже на дороге не валяются. Франция рассматривает Индо-Тихоокеанский регион как стратегический. По понятиям французов, он простирается от берегов восточной Африки до Полинезии. Здесь проходят главные морские пути, связывающие Европу и Азию, а значит, с точки зрения безопасности и стабильности, он считается привилегированным. «Вне ЕС 40 процентов импорта и 36 процентов экспорта Франции идут через Индо-Тихоокеанский регион, это огромные цифры», – считает исследователь Азиатского департамента Гарвардского университета Рафаэль Хан. К слову, сам термин Индо-Тихоокеанский ввел в обращение бывший японский премьер Синдзо Абэ в 2007 году. Он пришел на смену определению Азиатско- Тихоокеанский, поскольку это прежнее определение исключало Индию, уже набравшую к тому времени серьезную силу. Новый термин подхватил Обама, а дальше он прижился у многих геостратегов. Франция десятилетиями инвестирует в этот регион экономические, военные и политические капиталы и поэтому стоять в стороне от процесса не намерена. И «контракт века» мог бы как раз помочь закрепить свои позиции на этих огромных территориях: ведь это не просто построить, продать, и получить деньги. Это обслуживать, обновлять, обучать, поставлять запчасти. То есть присутствовать. И вдруг – AUKUS. Отсюда и гнев Макрона, и отзыв послов из Австралии и США. Пока австралийцы разбирались со своим подводным флотом, Франция попыталась присоединиться, во всяком случае временно, к еще одному региональному союзу – QUAD. Это неформальный «Четырёхсторонний диалог по вопросам безопасности», в который входят США, Индия, Япония и Австралия. И во время последних военно-морских маневрах к ним примкнула и Франция, причем в QUAD входят совершенно разные страны и с каждой из них Франция поддерживает свои специфические отношения. Понятно, против кого дружит QUAD. Специалист по Индо-Тихоокеанскому региону в институте «Четтем хауз» Клео Паскаль полагает: «Раньше все хотели обеспечения безопасности от американцев и инвестиций от китайцев. Теперь же Китай беспокоит все больше и плавать между двумя течениями не получится».

От БРИКС к БРИКС+

На фоне политической, экономической, энергетической, социальной и т.д. деградации Европейского союза особо контрастно выглядят процессы, происходящие в БРИКС и вокруг этого объединения. Наблюдая за тем, как в условиях слабости подавляющего большинства европейских правительств Брюссель всё больше навязывает им правила игры, которые не только противоречат здоровому экономическому развитию, но и ведут к острому экономическому, а затем и политическому кризису, страны Азии, Африки и Латинской Америки проявляют растущий интерес к очищенному от идеологии, прагматичному БРИКС. Показательной в этом плане была Конференция 14-го саммита БРИКС, которая прошла 23–24 июня. Всего в ней приняли участие главы 18 государств – Алжира, Аргентины, Бразилии, Египта, Индии, Индонезии, Ирана, Казахстана, Камбоджи, Китая, Малайзии, России, Сенегала, Таиланда, Узбекистана, Фиджи, ЮАР и Эфиопии. При этом, напомним, что в состав объединения входят пока лишь Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка. Сравним показатели двух противоположных по своей сути организаций. БРИКС – направлен на выстраивание многосторонних дружественных экономических отношений посредством обеспечения более высокого товарного оборота между странами, инвестиций, логистики, что ведет к развитию экономики, и, как следствие, повышению роста благосостояния народа. Что касается Евросоюза, политически подавленного, ангажированного сообщества, ставшего инструментом американской внешней политики, который готов пойти на суицидальные меры ради своего гегемона, то тут можно обратить внимание на распределение процента международной экономики. БРИКС – это треть мировой экономики, сравнимая с экономикой G7, однако, имеющая перспективу развития до 50% доли к 2030 году методом перетягивания на себя «одеяла экономических потоков», а Евросоюз, лишь 1/6 часть международной торговли, перспективы развития которой, исходя из мнений западных финансистов и авторитетных журналов, крайне сомнительны. Энергетический кризис, разгоревшийся на западном фронте, даже подтолкнул прогрессивно деградирующее европейское общество на замораживание а, если называть вещи своими именами, воровство частных и государственных активов россиян и России соответственно. Что касается последнего, то тут им подыграла «мудрая» политика российского Центробанка, который проигнорировал опасные политические тенденции, имевшие место на Западе еще во второй половине 2021 года. Новым толчком и без того быстро развивающегося сообщества стало желание Ирана и Аргентины вступить в союз. Заявки, поданные странами, будут рассмотрены, и после удовлетворения всем критериям экономического альянса они станут его членами, формируя союз под названием, которое, например, может звучать как «БАРСИКИ» или просто БРИКС+. Для Ирана вступление в новую ассоциацию означает возмещение репутационных издержек и выстраивание новых, качественных стратегических и экономических связей. В частности, с Россией, где обоим есть что предложить друг другу, от важного энергетического сектора в условиях непредсказуемой внешнеполитической обстановки, до оборонно-промышленного партнерства в рамках нарастающей агрессивной политики «коллективного запада», дестабилизирующей обстановку на международной арене разного рода провокациями (события на Украине и вокруг Тайваня, приглашение Финляндии и Швеции в НАТО, попытка продавить идею о суверенном Косове и т.д.). У Ирана вторые по величине мировые запасы газа, ему принадлежат около четверти запасов нефти всего Ближнего Востока, их использование в совокупности с российскими углеводородами позволит странам БРИКС и их партнерам сохранять доминирующую роль в энергетической сфере. Стоит учесть и географическую ценность Ирана, который уже становится связкой между Россией и Индией. Обещание Ирана не брать таможенные пошлины и не переоформлять грузы, которые транзитом идут через его территорию, ограничиваясь платой за транзит сильно облегчает товаропоток по маршруту Север-Юг и обратно. По словам Президента Ирана Эбрахима Раиси «геополитическое и геоэкономическое положение Ирана может сделать его стабильным и надежным партнером БРИКС». Также немаловажен опыт Ирана в преодолении американских санкций. Долгое время форум работал над валютным банком, рейтинговым агентством, резервным механизмом, и системой взаиморасчетов, что очень важно для нивелирования потерь от отключения российских и иранских банков от SWIFT чтобы преодолеть вызов, брошенный нам Западом. Вступление Аргентины в экономическую платформу сулит укреплению её позиций в Южной Америке. Роль Аргентины в составе БРИКС очень актуальна в плане обеспечения продовольственной безопасности. По словам президента Аргентины Альберто Фернандеса «Мы стремимся стать полноправными членами этой группы стран. Мы безопасный и ответственный поставщик продуктов питания, признанный игрок в области биотехнологий и прикладной логистики». Помимо продовольствия, биотехнологий и логистики, Аргентина является потенциальным энергетическим партнером, так как имеет вторые в мире запасы месторождений сланцевого газа, которые можно реализовать посредством должного инвестирования в данную область. Следует отметить, что Ираном и Аргентиной список желающих присоединиться к БРИКС не исчерпывается. «Лист ожидания» на экономическую интеграцию в рамках этой структуры довольно внушительный: Алжир, Египет, Индонезия, Казахстан, Камбоджа, Сенегал, Таиланд, Узбекистан, Фиджи, Эфиопия и даже Турция. Однако важно понимать: союз должен формироваться, основываясь на крепком фундаменте из стран, которые в действительности смогут его усилить и предложить перспективу его дальнейшей эффективной модернизации. Поэтому критерии для вступления станут стимулом для всех дружественных к России странам, чтобы подстроиться к сотрудничеству на новой международной платформе. Повторять печальный опыт ЕС, который, увлекшись расширением своих рядов за счет бывших союзных республик и стран Восточного блока, превратился в аморфную, неповоротливую и плохо управляемую структуру, никто не хочет. Помощник Президента России Юрий Ушаков, в этой связи отметил: «Мы в принципе положительно смотрим на возможное расширение этого объединения, хотя понимаем, что нужно к данной проблеме подходить очень и очень осторожно, аккуратно» БРИКС+ претендует на роль одной из самых влиятельных экономических площадок на международной арене, темпы роста за первый квартал – 38% – показывают, насколько быстро развивается данная организация, которая только встраивается в быстро меняющийся многополярный мир. На фоне разрушения американской гегемонии и прозападной модели международной политики, БРИКС успешно адаптируется к существующим проблемам, взяв под контроль продовольственную и энергетическую повестку. В это же время европейские лидеры только пытаются «заткнуть дыры, перебирая доски на своем же корабле, идущему на пути к айсбергу». Как подчеркивает немецкий журнал Der Spiegel «возникает антизападный блок такой мощи, какой история ещё не знала», при этом отмечается, что G7 «является реликтом прошлого века, а BRICS – находкой XXI века».

НАТО: ищите женщину...

Кто станет новым генсеком альянса вместо уходящего через пару недель в финансисты Столтенберга? 13-й по счету генсек Североатлантического альянса Йенс Столтенберг, которого когда-то подозревали в связях с КГБ, наконец-то покидает свой пост. За те восемь лет, что норвежец топтал паркет брюссельской штаб-квартиры, он трансформировался из пацифиста и левака в «ястреба» и агрессивного русофоба. Объявлено, что этот 63-летний политик доработает до 30 сентября, а потом отправится на родину, где его ждет теплое местечко главы Центрального банка. К исполнению новых служебных обязанностей он должен приступить не позднее 31 декабря этого года. Выбор пал на него, так как Столтенберг имеет образование в области финансов, управленческий опыт и обладает, по мнению норвежских властей, глубоким пониманием общественных проблем. Назначение прошло, хотя представители большинства оппозиционных партий, заседающих в стортинге (парламенте), были против. Эти депутаты засомневались в его «политической нейтральности». Сам Столтенберг, комментируя назначение, подчеркнул, что «благодарен за доверие и рад, что получил работу». Он пообещал в ходе своей ответственной и независимой деятельности исключить политическую предвзятость, хотя является социал-демократом и даже ранее возглавлял правящую Рабочую партию. После объявления о скором уходе генсека среди чиновников альянса начался «кадровый переполох». Действительно, кто станет его преемником? Выборы главы НАТО официально не проводятся. Страны-члены блока в рамках консультаций определяют основного кандидата, которого должны поддержать все 30 стран. Спекуляций на эту тему сейчас предостаточно, но среди наиболее реальных кандидатов на освобождающийся пост называют экс-премьера Великобритании Терезу Мэй, премьер-министра Нидерландов Марка Рютте и бывшего верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерику Могерини. Среди претендентов «второго эшелона» фигурируют президент Румынии Клаус Йоханнис и премьер-министр Эстонии Кая Каллас. Рассматриваются также, но не очень рьяно, кандидатуры экс-президента Хорватии Колинды Грабар-Китарович и экс-главы Литвы Дали Грибаускайте. Вспыхнула новость и столь же быстро погасла о том, что в это кресло якобы метит бывший британский премьер Борис Джонсон. Но это было воспринято как неудачная шутка. Замечу, что среди реальных кандидатов большинство составляют представительницы прекрасного пола. Феминизм сейчас на Западе в почете. При формировании правительств в ряде ведущих европейских стран (например, в Германии) существует даже «женская квота». В нынешнем кабинете Олафа Шольца министерские портфели разделены поровну между мужчинами и женщинами. К тому же с момента учреждения в 1952 году должности генсека НАТО дама его ни разу не занимала. А это – непорядок. Короче: ищите женщину! С этой точки зрение наиболее подходящей претенденткой, как считают многие западные аналитики, является Тереза Мэй. Американцам, которые заказывают музыку, выгодно иметь на этом посту представителя туманного Альбиона. Итальянка Федерика Могерини тоже в целом подходит. Занимая пост главы внешнеполитического ведомства Евросоюза, она приобрела необходимый опыт. А нидерландский политик 55-летний Марк Рютте вообще считается одним из наиболее перспективных политиков Старого Света, который занимает пост премьера с 2010 года (почти 12 лет, скоро Меркель догонит!). Однако далее начинаются закулисные натовские игры. Мэй, по мнению европейцев, не очень подходит, так как американцы вместе с британцами в этом случае окончательно подомнут под себя альянс. Моргерини, дескать, скомпрометировала себя тем, что в начале своей карьеры в ЕС была ярой сторонницей развития отношений с Россией. Потом, правда, исправилась... Рютте не подходит в связи с тем, что не так давно во главе НАТО уже был представитель Нидерландов. Непорядок, понимаешь! Одни говорят, что надо бы выдвинуть представителя Прибалтики. Их оппоненты считают, что сейчас, когда вовсю полыхает украинский кризис, не время для подобных экспериментов. Короче, подковерная борьба идет как на уровне брюссельских чиновников, так и во всех 30 странах-членах блока. Каждой хочется иметь своего представителя в главном кресле НАТО. Причем никого не смущает, что на роль преемника смотрятся люди, весьма далекие от дел военных. Дело нового генсека, имя которого мы узнаем вскоре, – говорить, а управлять войсками будут обученные люди. Вон в той же Германии три последних министра обороны – женщины! Они, конечно, изрядно развалили бундесвер, но как браво смотрелись и смотрятся, командуя немецкими вояками. К тому же НАТО – это структура, в которой чего только нет. Как недавно сообщил представитель отдела общественной дипломатии альянса, в рамках программы НАТО «Наука ради мира и безопасности» (SPS, Science for Peace and Security) ученые по заказу военных тестируют возможность использования роя пчел для поиска взрывных устройств, мин и неразорвавшихся боеприпасов. Не исключено (как это экзотически не звучит!), что на вооружении натовских саперных подразделений в скором будущем появятся пчелиные ульи. Во всяком случае, для этого все делают солидные исследователи из шотландского Сент-Эндрюсского университета и их коллеги из Баня-Лукского университета (Республика Сербская, Босния и Герцеговина). На гранты SPS они изучают уникальную способность пчел обнаруживать различные взрывоопасные предметы. Причем делают это полезные насекомые даже эффективнее, чем, предположим, собаки-саперы, которые к тому же не умеют летать. Исследования, к которым привлечены также и ученые из Хорватии, ведутся с 2017 года и близятся, судя по всему, к финишу. Если «пчелиный проект» завершится успешно, то это будет первый случай, когда насекомых реально призовут на действительную военную службу. Программа SPS представляет собой специфический инструмент альянса, с помощью которого осуществляется содействие развитию сотрудничества и диалога со всеми его партнерами на основе научных исследований, инноваций, обмена опытом. Ежегодно на эти цели выделяется $12,1 млн. К осуществлению проектов за этот период привлекают около 10 тыс. специалистов и более 400 научно-исследовательских институтов стран НАТО и государств-партнеров. Вот некоторые последние крупные проекты SPS: улучшение водоснабжения Египта; мониторинг-оценка загрязняющих веществ и радионуклидов в реках Кура и Аракс; виртуальный «Шелковый путь» (высокоскоростная Интернет-связь через спутник или волоконную оптику) для университетов и государственных научно-исследовательских институтов на Кавказе и в Центральной Азии (включая Афганистан); система STANDEX для дистанционного обнаружения террористов-смертников и взрывчатых веществ в местах массового скопления людей. Так что новый глава НАТО должен быть не только женщиной, предпочтительно – из Прибалтики, но и пчеловодом. По совместительству.