В российском медийном пространстве развернулась полемика: помогает ли нам Китай и чего ждать от нашего великого соседа в дальнейшем?

В условиях, когда Россия презрела однополярное мироустройство и Запад фактически объявил ей войну, у нас нет другого выхода, как искать опору на Востоке. Она, собственно, уже и есть в виде стратегического партнерства с Китаем. Но…

«Два месяца, прошедшие с начала военной операции на Украине, подтвердили простую истину: России не стоит рассчитывать на безоговорочную поддержку Китая. Продолжая публично говорить о беспрецедентном уровне дружбы с Москвой, Пекин будет настороженно подходить к практическому сотрудничеству», - пишет газета «Коммерсант», выражая, по сути, отношение к сотрудничеству с КНР либерального лагеря. Почему-то, по представлению наших либералов-западников, поддержка должна быть обязательно «безоговорочной», а подход к практическому сотрудничеству безоглядным. Здесь видны атавизмы прошлого, когда на Запад молились, забывая о собственных национальных интересах, думая, что он делает что-то бескорыстно. От Запада ждали денежных подношений, помощи в переустройстве общества, любви и дружбы, в конечном счете забывая, что к странам такие понятия не применимы. А есть лишь национальные интересы и геополитика, когда речь идет о крупных державах. Также безосновательно ждать от Китая чего-то большего, чем он нам обещал: стратегического партнерства. Так вот давайте на фактах разберемся, как ведет себя Китай.

26 февраля (через 2 дня после начала спецоперации на Украине) Совет Безопасности ООН проголосовал за резолюцию, которая потребовала бы от Москвы немедленно прекратить спецоперацию на Украине и вывести войска. 11 стран проголосовали за. Китай, а также Индия и Объединенные Арабские Эмираты воздержались. Это была, по сути, первая в новейшей истории фронда коллективному Западу. Россия наложила вето, и резолюция не прошла.

2 марта Генеральная Ассамблея ООН проголосовала за предложение о немедленном прекращении военных действий на Украине. Китай вновь воздержался. И его примеру последовали еще 35 стран-членов ООН. И это немало, если учесть, что десятилетиями голосования проходили так, как надо было западным странам.

Взять хотя бы резолюцию СБ ООН № 1973, открывшую путь к уничтожению Ливии. Если кто-то думает, что поддержка России должна выражаться в прямом одобрении военных действий, то это наивно. Уж точно Китай, который на всех углах призывает к миру, не мог голосовать против антивоенной резолюции. Но он продемонстрировал свое особое отношение и понимание ситуации, в которую попала Россия.

7 апреля Генеральная Ассамблея приняла резолюцию о приостановлении членства России в Совете по правам человека. На этот раз воздержавшихся уже было гораздо больше, включая Египет, Саудовскую Аравию, ОАЭ, Иорданию, Катар, Кувейт и Ирак. Китай, Иран и Сирия были среди тех, кто голосовал против. Очевидно, что на отношение этих стран влияет именно позиция Китая – второй экономики мира, могущественной мировой державы. А их голосование сигнализирует: однополярный мир рухнул. Не этого ли мы добивались?

Стратегические последствия могут быть значительными. США вынуждены разрываться между усилением влияния в Индо-Тихоокеанском регионе, сохранением роли Америки на европейском театре и борьбой с несогласными в других регионах. Имперская власть трещит по швам, есть ли ресурсы и политическая воля для ее удержания, особенно в критически важных регионах, таких, как, например, Ближний Восток? С ослаблением влияния США их место немедленно займет Китай.

Важно и то, что, несмотря на давление Запада, с которым Китай имеет обширные экономические и иные связи, Пекин так и не встал на «правильную сторону истории», не осудил Россию, как это сделали многие государства. Официальную позицию КНР по Украине не раз озвучивал МИД Китая. Пекин считает, что конфликт на Украине спровоцирован США и НАТО, КНР за дипломатическое урегулирование украинского кризиса с учетом обеспечения безопасности России. Китай на официальном уровне призвал к роспуску НАТО.

Вот из последнего. Официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь визуализировал эволюцию расширения блока НАТО на Восток, показав несоответствие реальной политики альянса заявлениям его представителей. Китайский дипломат опубликовал сравнительную таблицу с двумя картами Европы, на которых отмечены члены Североатлантического альянса по состоянию на 1990 и 2019 годы. Тот же Чжао не раз заявлял, что в украинском кризисе повинно НАТО, а США подливают «масло в огонь конфликта».

Немаловажно и то, что в Китае отсутствует критика России в медийном пространстве. Напротив, копившиеся антиамериканские настроения выплеснулись на полосы газет и в соцсети. Официальная китайская пресса критикует США и НАТО.

Свидетельств того, что Китай даже в этой критической ситуации придерживается линии на стратегическое партнерство с Россией можно найти много, было бы желание. Но ничто не скажет об этом красноречивее, чем официальное заявление Госдепа США. Из него следует, что США крайне недовольны позицией Китая и признают, что китайцы отлично воюют на стороне России на фронте информационной войны. Вот что там говорится: «Правительственные чиновники, государственные и партийные СМИ из Китайской Народной Республики (КНР) и Коммунистической партии Китая (КПК) регулярно усиливают кремлевскую пропаганду, теорию заговора и дезинформацию. СМИ КНР и КПК благосклонно освещают ложные нарративы России, в то же время, подвергая цензуре и редактируя американских и других официальных лиц из демократических стран и независимых СМИ, а также критические голоса внутри КНР». Для сомневающихся дадим ссылку: https://www.state.gov/disarming-disinformation/prc-efforts-to-amplify-the-kremlins-voice-on-ukraine/.

Теперь о «настороженном отношении Китая к практическому сотрудничеству» с Россией. А почему бы китайцам не быть настороженными? В Китае отличные аналитики. Они видят, что за безоглядное сотрудничество с КНР у нас ныне стали ратовать те, кто еще недавно молился на Запад, как на икону. Китайцы имеют право сомневаться в искренности России. Те в России, кто говорит о «настороженном отношении Китая», когда-то привели нас к распродаже за бесценок стратегических предприятий, разрушению целых отраслей экономики. Все, что предлагал, просил или делал Запад, было априори хорошо. На все это шли «без настороженности», без оглядки. И ждали манны небесной от наших западных «друзей». Вместо того чтобы исходить из собственных национальных интересов.

Китай же страна прагматичная. И в его долгосрочных интересах стратегическое партнерство с Россией. Китайский развод с Западом неизбежен, слишком глубоки идеологические, политические и иные противоречия. КПК поставила задачу – возвращение Тайваня в лоно родины. США сделать это мирно не дадут. Да, пока китайцы не хотят рвать отношения с Западом. ЕС и США – его крупнейшие торгово-экономические партнеры. Объем торговли с ЕС в прошлом году у Китая был 830 млрд. долларов, с США – 750 млрд (в пять раз больше, чем с Россией). Если кто-то думает, что страна из-за некой мифической дружбы готова в одночасье от этого отказаться, то это наивный или глупый подход. Но Китай не намерен упускать то, что ему выгодно, даже под угрозой вторичных санкций. Доказательства можно найти на том же Западе. Например, солидная Financial Times пишет о том, что частные нефтеперерабатывающие заводы Китая тайно покупают нефть у России. Ну, не тайно, а не афишируя свои действия. А еще, как пишет газета, экспорт российского газа по газопроводу «Сила Сибири» продолжает увеличиваться. В январе-апреле 2022 года он вырос почти на 60% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. И это уже не секрет, об этом можно прочитать и в сводках Газпрома. Потому что речь идет о сотрудничестве с китайской госкорпорацией CNPC, которая действует так, как велит китайское руководство и КПК, то есть без оглядки на санкции Запада. С учетом нового договора, который был подписан в феврале, общая мощность поставок в Китай по «дальневосточному» маршруту будет и дальше увеличиваться и может составить 48 миллиардов кубометров в год в ближайшие годы. Это и есть поворот на Восток. Китаю нужен наш газ, и он будет его покупать во все больших объемах.

Также будет происходить и в тех сферах, в которых Россия и Китай найдут не дружбу, а взаимный интерес. Китайцы – прагматичные люди, они не упустят свою выгоду, а наша задача эту выгоду им предложить, также исходя из наших интересов. О том, что это вполне возможно, говорят цифры. По данным Главного таможенного управления КНР, на 8 мая 2022 года товарооборот между Россией и Китаем по итогам первых четырех месяцев 2022 года вырос на 25,9% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил 51,09 миллиарда долларов. Российский экспорт в Китай вырос на 37,7 %, импорт – на 11,3 %.

Часто можно услышать: Китай не заинтересован в инвестициях в Россию. Да, китайские инвестиции в нашей стране очень далеки от потенциальных возможностей. Например, в 2016-2017 годах в США Китай ежегодно вкладывал до 100 млрд долларов. Россия такой суммы не получала в год за всю свою историю. Но ведь у нас и с инвестициями из других стран негусто. А почему? Из-за нашей коррупции, административных сложностей, запутанного налогового режима и так далее. Из-за неблагоприятного инвестиционного климата, одним словом. Сейчас, если мы хотим выжить, все это надо исправлять, создавать условия. Нужно пойти тем же путем, каким шел Китай, начиная реформы: создавать специальные экономические зоны с минимальными или нулевыми налоговыми режимами и приглашать туда китайцев, индийцев, вьетнамцев строить заводы и обучать наших инженеров и рабочих. То есть открывать наш рынок в обмен на технологии для дружественных стран, чтобы опять не впасть в зависимость от одного экономического партнера. В Китае, а еще в Индии, Иране и других интересных для нас странах тоже можно создавать совместные предприятия для экспорта продукции в Россию.

Китай – крупнейший в мире потребитель продуктов, он купит практически все излишки, которые мы сможем ему предложить по вменяемым ценам и соответствующего качества. Классический пример. Еще до торговой войны с Китаем, Пекин (в том числе на самом высоком уровне) предлагал России резко нарастить производство сои для поставок в КНР. Китайцы понимали, что им придется отказаться от американской сои, которая составляла до 70 процентов импорта этой культуры. Россия не проявила активности. В 2019 году полпред Президента России Юрий Трутнев пообещал китайцам, что к 2024 году Россия сможет поставлять в Китай около 2 млн. тонн. Но сейчас мы не в состоянии продать китайцам и 1 млн. Их потребности после сокращения поставок из США на 70 процентов удовлетворили Бразилия (17 млн тонн), Аргентина и другие страны.

Они не ждали помощи и безоговорочной поддержки от Китая, а использовали его возможности для решения собственных проблем. Если мы хотим получить что-то от Китая в обход санкций, мы должны придумать и предложить, как это делать. Китай не будет решать наши проблемы. Но если мы хотим их решить сами, мы сможем рассчитывать на Китай, как надежного торгово-экономического, политического и стратегического партнера.

Автор: Михаил Морозов, обозреватель газеты «Труд»

Фото: thenewslens.com