Cтраница новостей США

США

Враждебность Запада по отношению к России была очевидна уже 30 лет назад

English version Интервью GEOFOR с доктором Полом Крэгом Робертсом, Президентом Института политической экономии, заместителем министра финансов США в администрации Рональда Рейгана. GEOFOR: Президент США Джо Байден с момента начала Россией специальной военной операции на Украине продолжает вводить против Москвы один пакет санкций за другим. Макдональдс, Пепси, Кока-Кола, Visa, MasterCard и другие компании прекращают работу на российском рынке, вводятся новые ограничения против банков и физических лиц, крупнейших российских компаний, все это новая реальность не только отношений между двумя странами, но и всего мира. Сэр, что нам ждать дальше? Ведь скоро площадки для санкций попросту закончатся… Д-р Пол Крэг Робертс: Если иностранные компании откажутся от возможности вести бизнес в России, то это их потеря, а не России. Экономическим мифом является то, что иностранные инвестиции в бизнес приносят пользу стране, особенно такой развитой в технологическом и научном отношении стране, как Россия. Первоначально иностранный бизнес приносит немного денег – хотя ничего такого, что сам российский Центральный банк не может создать для финансирования внутренних инвестиций, – но впоследствии иностранные предприятия выводят деньги из страны. Компании репатриируют свою прибыль и выплачивают ее своим акционерам в виде дивидендов и прироста капитала. В самом деле, подумайте об этом. Насколько Россия зависит от McDonalds, Pepsi, Coca-Cola, Visa, MasterCard? Эти компании просто выкачивают доходы из собственных потребительских компаний России. Возможно, санкции научат Россию тому, что глобализм и взаимозависимость – это всего лишь западные методы лишения страны суверенитета. В самом деле, Россия должна радоваться санкциям, поскольку они должны научить Россию тому, что сила и безопасность заключаются в самодостаточности. GEOFOR: Все отчетливее видно, как ограничения против Москвы сказываются на простых европейцах и американцах, в первую очередь, мы имеем в виду рекордный рост цен на энергоносители и, как следствие, на бензин, который на американских заправках уже бьет все рекорды. На днях Байден и вовсе принял решение запретить импорт нефти и газа из России, а попытка заменить ее на сырье из Венесуэлы, судя по всему, провалилась. Несомненно, американская экономика имеет большой запас прочности, и все же, готовы ли в Вашингтоне к последствиям подобной санкционной войны? Д-р Пол Крэг Робертс: Вызывает недоумение вот какой вопрос: А где санкции России против западных стран? Именно Россия обладает всей полнотой власти, когда дело доходит до санкций. В самом деле, Россия могла бы достичь своей цели на Украине, просто отключив энергоснабжение и прекратив качать энергоносители в Европу. Поскольку Запад украл российскую иностранную валюту, с какой стати Россия выплачивает свои долги? Почему Россия не национализирует американские и европейские корпоративные активы в России? Если Россия находится в затруднительном положении, то это потому, что она не сопротивляется. Насколько я могу судить, поскольку западные СМИ являются машиной лжи, а не источником достоверных новостей, запрет США на импорт российской нефти и газа распространяется только на США. Европа не может обойтись без российских энергоносителей и не последовала примеру США в запрете импорта. Импорт российской нефти в США составляет всего 7% от потребления нефти в США, поэтому это небольшое сокращение поставок только на рынок США не может объяснить значительный рост цен. Я объясняю рост цен не сокращением предложения, а истерией и тем, что западные нефтяные компании воспользовались возможностью использовать «кризис» для повышения цен. GEOFOR: А теперь о возможностях России смягчить санкции путем переориентации своей внешней торговли и политических приоритетов на Восток и другие регионы, находящиеся за пределами коллективного Запада. Насколько, по Вашему мнению, может оказаться перспективным углубление отношений с Китаем и Индией, да и с другими странами-членами БРИКС, Шанхайской организации сотрудничества и другими региональными объединениями Азии, Латинской Америки и Африки? Д-р Пол Крэг Робертс: Враждебность Запада по отношению к России была очевидна уже 30 лет. Однако вместо того, чтобы защититься от этой враждебности, Россия сделала себя уязвимой, пытаясь интегрироваться в Запад. Это бессмысленная политика. Вместо этого Россия должна выстраивать свои отношения с Китаем и другими частями мира. В Китае, Индии и остальной Азии потенциальных клиентов гораздо больше, чем может предложить Запад. GEOFOR: Несмотря на надежды киевских властей, несомненно, крайне наивных, НАТО сегодня отказывается вводить войска на территорию Украины и обеспечивать бесполетную зону, опасаясь прямого столкновения с российскими военными. Продолжается лишь финансовая помощь и поставки отдельных видов вооружений, которые, впрочем, далеко не всегда добираются до передовой. Скажите, Североатлантический альянс фактически «кинул» Украину? Или все-таки он изначально не планировал и не обещал напрямую вмешиваться в ситуацию в случае конфликта между Москвой и Киевом? Д-р Пол Крэг Робертс: Запад никогда не рассматривал Украину кроме как оружие, которое будет использовано против России. Это было ясно за годы до революции Майдана. 5 миллиардов долларов были потрачены Вашингтоном в Украине на покупку сторонников создания украинского правительства, подотчетного Вашингтону, а не на пользу украинскому народу. GEOFOR: И последний вопрос, уже скоро, в ноябре, должны состояться промежуточные выборы. В Республиканской партии, вероятно, делают большие ставки на 8 ноября, как на серьезную заявку в преддверии президентских выборов в 2024 году? Д-р Пол Крэг Робертс: Что касается выборов в США, то республиканцы такие же русофобы, как и демократы. Байден попал в немилость задолго до специальной военной операции. Причина инфляции – перебои в поставках, вызванные ковидными заточениями. Обычно война помогает действующему президенту, сплачивая людей, стоящих за ним. Вот почему, хотя США и не находятся в состоянии войны, Вашингтон притворяется, что это так, переключая внимание избирателей с провала Байдена на «российскую угрозу». Пол Крэг Робертс – председатель Института политической экономии (Institute for Political Economy, США), доктор экономических наук, заместитель министра финансов США в администрации Рейгана. Беседовал – Сергей Духанов, журналист-международник, американист. Работал собственным корреспондентом Агентства печати «НОВОСТИ» в Канаде (Оттава, 1990-1992 г.г.) и шефом американского бюро (Вашингтон, 1996-2001 г.г.) газет «BusinessMN», «Деловой мир» и «Интерфакс-АиФ». Фото: jpgazeta.ru Dr. Paul Craig ROBERTS: The hostility of the West toward Russia has been clear for 30 years GEOFOR: Dear Sir, US President Joe Biden has continued to impose one package of sanctions against Moscow after another since Russia launched the special military operation in Ukraine. McDonald's, Pepsi, Coca-Cola, Visa, MasterCard and other companies stop working on the Russian market, new restrictions are being introduced against banks and individuals, the largest Russian companies. All this is a new reality not only in the relationships between the two countries, but also in the whole world. Sir, what shall we be waiting for next? After all, soon the platforms for sanctions will simply end… Dr. Paul Craig ROBERTS: If Foreign businesses forgo the opportunity to do business in Russia, that is their loss, not Russia's.  It is an economic myth that foreign business investment is a benefit to a country, especially such a technological and scientific advanced country as Russia.  Initially, the foreign business brings in some money--although none that the Russian central bank itself cannot create to finance domestic investment--but afterwards the foreign businesses take money out of a country.  The companies repatriate their profits and pay them to their shareholders in dividends and capital gains.  Really, think about it.  How dependent is Russia on McDonald's, Pepsi, Coca-Cola, Visa, MasterCard?  These companies simply siphon off income from Russia's own consumer companies. Perhaps the sanctions will teach Russia that globalism and interdependence are just the West's methods of compromising a country's sovereignty.  Indeed, Russia should be happy about the sanctions as they should teach Russia that power and security reside in self-sufficiency. GEOFOR: It is becoming increasingly clear how the restrictions against Moscow affect ordinary Europeans and Americans. First of all, we mean a record increase in energy prices and, as a result, gasoline price hike, which is already breaking all records at American gas stations. The other day, Biden decided to ban the import of oil and natural gas from Russia altogether. And an attempt to replace it with the crude oil from Venezuela, apparently, failed. Undoubtedly, the American economy has a large safety margin, and yet, is Washington ready for the consequences of such a sanctions war? Dr. Paul Craig ROBERTS: The puzzling question is where are Russia's sanctions against the Western countries? It is Russia that holds all the power when it comes to sanctions.  Indeed, Russia could have achieved its goal in Ukraine just by turning off energy to Europe.  As the West is stealing Russia's foreign exchange, why does Russia pay its debts?  Why doesn't Russia nationalize American and European corporate assets in Russia?  If Russia is in difficulty, it is because she does not fight back. As far as I can tell, as the Western media is a lie machine and not a source of reliable news, the US ban on imports of Russian oil and gas applies only to the US.  Europe cannot do without Russian energy and has not followed the US in banning imports.  Russian oil imports into the US are only 7% of US oil use, so this small reduction in supply only to the US market cannot explain the large price rise.  I attribute the price rise not to a supply reduction but to hysteria and to the Western oil companies seizing the opportunity to use "crisis" to raise prices. GEOFOR: And now on Russia's ability to mitigate sanctions by reorienting its foreign trade and political priorities to the East and other regions outside the collective West. To what extent, in your opinion, can the deepening of relations with China and India, and with other BRICS member countries, the Shanghai Cooperation Organization and other regional associations of Asia, Latin America and Africa be promising? Dr. Paul Craig ROBERTS: The hostility of the West toward Russia has been clear for 30 years. Yet, instead of shielding herself from this hostility, Russia has made herself vulnerable to hostility by trying to integrate herself into the West.   This is a nonsensical policy.  Instead, Russia should be building her relationships with China and other parts of the world. There are far more potential customers in China, India, and the rest of Asia than the West offers. GEOFOR: Despite the hopes of the Kiev authorities, undoubtedly extremely naive, the NATO today refuses to send troops to the territory of Ukraine and provide a no-fly zone, fearing a direct clash with the Russian military. Only financial assistance and supplies of certain types of weapons continue, which, however, do not always reach the front line. Tell us, did the North Atlantic Alliance actually "conned" the Ukraine? Or did it initially not plan and did not promise to directly intervene in the situation in the event of a conflict between Moscow and Kiev? Dr. Paul Craig ROBERTS: The West has never regarded Ukraine as anything other than a weapons to be used against Russia.  This was clear for years prior to the Maidan Revolution from the $5 billion Washington spent in Ukraine to purchase supporters for establishing a Ukrainian government answerable to Washington, not to the Ukrainian people.  GEOFOR:  And the final question. Soon, in November, the midterm elections in the US are due to take place. Does the Republican Party probably bet big on November 8 as a serious bid ahead of the presidential election in 2024? Dr. Paul Craig ROBERTS: As for US elections, Republicans are as Russophobic as Democrats. Biden was out of favor long before the special military operation.  The inflation was caused by supply disruptions caused by the lockdowns.  Normally, war helps a president by rallying the people behind him.  This is why, although the US is not at war, Washington is pretending that it is, focusing voters away from Biden's failure to the "Russian threat." Dr. Paul Craig Roberts – Chairman of the Institute for Political Economy, US economist and ex-assistant secretary of the Treasury in the Reagan administration. Serge Duhanov is a journalist, specializing in international relations and national security issues. Не worked as the NOVOSTI Press Agency's own correspondent in Canada (Ottawa, 1990-1992) and the US Bureau Chief (Washington, 1996-2001) of the newspapers Business MN, Delovoy Mir and Interfax-AiF.

Пол Крэг Робертс: Никакого диалога не началось – Вашингтону нет никакого дела до безопасности России

English version GEOFOR: Уважаемый г-н Робертс, спасибо, что нашли время ответить на наши вопросы. Итак, российско-американский дипломатический марафон, длившийся целую неделю, закончился. И как многие, в том числе и Вы, предсказывали, двусторонняя встреча и переговоры в формате НАТО и ОБСЕ закончились ничем. Стороны просто зафиксировали свои позиции. Однако некоторые российские аналитики считают, что единственным результатом этих контактов стало то, что объединенный Запад и, в первую очередь, Соединенные Штаты впервые за тридцать лет все-таки «снизошли» или были вынуждены «снизойти» до разговора с Россией на равных. Что, на ваш взгляд, побудило Вашингтон и его сателлитов пойти на это? Робертс: Русские всегда ищут «луч надежды», «просвет». На этот раз – в том, что США «снизошли» до того, чтобы поговорить с Россией на равных. США ничего подобного не делали. Вашингтон использовал переговоры для усиления пропаганды против России, как, например, было в случае с осуждением России заместителем госсекретаря Нуланд. Переговоры не закончились ничем. Переговоры подтвердили убежденность Кремля в том, что Вашингтон не согласится с соображениями безопасности России и что Россия будет вынуждена искать решения за пределами дипломатии. GEOFOR: Похоже, что мир больше не готовится вступить, а вступает в новую геополитическую реальность, где Россия научилась быстро разрешать кризисы в разных частях света – будь то Сирия, Беларусь или Казахстан. Как вы думаете, в чем причина таких преобразований – является ли это следствием «наращивания мускулов» Москвой или результатом сокращения возможностей у Соединенных Штатов? Робертс: Это следствие того, что Кремль осознал тот факт, что роль России для Вашингтона состоит в том, чтобы служить «необходимым врагом» для наращивания прибылей военно-разведивательного комплекса США и угрозой, гарантирующей контроль Вашингтона над Европой. Русские слишком долго верили всем милым демократическим лозунгам, которые Вашингтон высказывает, но в которые сам не верит. GEOFOR: Хотя Россия обнародовала свою позицию заблаговременно, более того, она опубликовала проект документа, в котором пункт за пунктом перечисляются требования Москвы, а также обязательства, которые она готова взять на себя, похоже, что Соединенные Штаты и их партнеры по НАТО не потрудились ознакомиться с ними. По крайней мере, судя по заявлениям для прессы, вместо обсуждения вопросов безопасности на европейском континенте американская сторона всеми силами пыталась свести дискуссию к вопросу вступления Украины в альянс и размещения наступательных вооружений на ее территории. В чем причина этого, с позволения сказать, недоразумения? Является ли это желанием затянуть переговоры? Если да, то для каких целей? Или проблема в чем-то другом? Робертс: Это, безусловно, не недоразумение. Это было пропагандистской возможностью для Вашингтона и его марионеток в НАТО. Россия – необходимый враг. Поэтому Вашингтон никогда не признает, что у России есть веские аргументы в отношении чего бы то ни было. GEOFOR: Вернемся к Украине, которая была высокоприоритетной темой для американских переговорщиков. Исключаете ли Вы, что Вашингтон разыгрывает сценарий, при котором Киев решится на военный конфликт на Донбассе или в Крыму, а Москва будет вынуждена ответить применением силы? В этом случае Соединенные Штаты и их союзники, с одной стороны, увеличили бы объем военной помощи (на этой неделе Конгресс санкционировал выделение дополнительных 500 миллионов долларов), но в то же время они заявили, что ни Соединенные Штаты, ни НАТО не будут воевать за Украину. Для нынешнего украинского руководства, при том что страна переживает глубокий экономический и политический кризис, вооруженный конфликт может стать последним шансом сохранить власть и вернуть расположение Запада. Более того, независимо от того, кто развязал бы конфликт, Россия была бы немедленно объявлена «агрессором». Робертс: Для Вашингтона Украина – это инструмент, который можно использовать против России. Станет ли Украина членом НАТО и разместит ракетные базы на границе с Россией или Украина вторгнется в Донбасс и вызовет российское вмешательство, для Вашингтона не имеет большого значения. Если первое, то у Вашингтона больше возможностей запугивать Россию. Если последнее, то у Вашингтона есть результат, который доказывает его пропаганду, укрепляет его власть над Европой и укрепляет веру американцев в то, что Россия представляет собой опасную угрозу. GEOFOR: А теперь о том, на фоне чего проходила российско-американская дискуссия. Говоря вежливо, Вашингтон не стеснялся в выражениях. Мы не говорим о прессе и политических экспертах, Господь им судья. Но им не уступали и некоторые чиновники. Например, после переговоров в Женеве Виктория Нуланд и вовсе возложила вину за разжигание кризиса между Россией и США на Москву, одновременно обвинив ее во лжи и дезинформации. А после встречи в Брюсселе та же дама, занимающая пост заместителя госсекретаря, заявила, что Вашингтон работает с Германией и ЕС, чтобы замедлить ввод в эксплуатацию «Северного потока-2». Но этого ей показалось недостаточно, поэтому она заявила, что Соединенные Штаты готовы обсудить с Финляндией и Швецией вопрос об их вступлении в НАТО, что, судя по реакции Хельсинки и Стокгольма, вызвало некоторый ужас в этих странах. Зачем и кому это нужно? Повышение ставок накануне переговоров – обычное дело для политиков и дипломатов. Но зачем это делать, когда переговоры уже начались? А может быть, это просто дефицит или отсутствие профессионализма и, к сожалению, культуры и образования? Робертс: Вашингтон дал понять так, что яснее некуда: Россия является препятствием для американской гегемонии и что Вашингтон намерен устранить российское ограничение американской гегемонии путем запугивания и дестабилизации. Похоже, что это, наконец, осознал и Кремль, пусть это не осознали российские СМИ. GEOFOR: В настоящее время российское руководство ожидает письменного ответа американской стороны на свои предложения, который, как и было обещано, должен быть предоставлен на следующей неделе. Пока же в Сенате однопартийцами президента Дж. Байдена подготовлен проект новых санкций, в том числе и против президента Владимира Путина, а также министров обороны и иностранных дел, крупных банков и т.д. Как отметил в этой связи посол России в Соединенных Штатах г-н Антонов, если они будут приняты, то это будет означать разрыв дипломатических отношений между нашими странами. В этих обстоятельствах, какой может быть реакция Белого дома и Госдепартамента? Можно ли ожидать в этом хоть чего-то конструктивного, дающего повод для продолжения начатого диалога? Робертс: Никакого диалога не началось. Вашингтон использовал переговоры, чтобы совершенно ясно дать понять России, что Вашингтону нет никакого дела до безопасности России, что Вашингтон хочет и намерен, чтобы Россия пребывала в небезопасности, и он будет работать над тем, чтобы сделать Россию ее положение еще более небезопасным. GEOFOR: Большое спасибо за интервью. Пол Крэг Робертс – председатель Института политической экономии (Institute for Political Economy, США), доктор экономических наук, заместитель министра финансов США в администрации Рейгана. Беседовал – Сергей Духанов, журналист-международник, американист. Работал собственным корреспондентом Агентства печати «НОВОСТИ» в Канаде (Оттава, 1990-1992 г.г.) и шефом американского бюро (Вашингтон, 1996-2001 г.г.) газет «BusinessMN», «Деловой мир» и «Интерфакс-АиФ». Фото: magyarhirlap.hu Paul Craig Roberts: No dialogue has begun. Washington could not care less about Russia's security concern GEOFOR: Dear Mr. Roberts, thank you for taking the time to answer our questions. So, the Russian-American diplomatic marathon, which lasted for a whole week, is over. And as many, including yourself, predicted, the bilateral meeting and negotiations in the format of NATO and the OSCE ended in nothing. The parties simply fixed their positions. However, some Russian analysts believe that the only result of these contacts was that the united West and, first of all, the United States, for the first time in thirty years, still "condescended" or were forced to condescend to talk with Russia on equal terms. What, in your opinion, prompted Washington and its satellites to do this? Paul Craig Roberts: Russians are always looking for a silver lining, this time that the US condescended to talk with Russia on equal terms.  The US did no such thing. Washington used the talks to elevate the propaganda against Russia as, for example, Undersecretary of State Nuland's denunciation of Russia.   The talks did not end in nothing. The talks confirmed the Kremlin's belief that Washington would not accommodate Russia's security concern and that Russia would be forced to look for solutions outside of diplomacy. GEOFOR: It seems that the world is no longer preparing to enter, but is entering a new geopolitical reality, where Russia has learned to quickly resolve crises in different parts of the world, be it Syria, Belarus or Kazakhstan. What do you think is the reason for such transformations - is it a consequence of Moscow's "muscle building" or the result of a reduction in the capabilities of the United States? Paul Craig Roberts: It is a consequence of the Kremlin awakening to the fact that Russia's role for Washington is to serve as the necessary enemy for the profits of the US military/security complex and as the threat that guarantees Washington's control over Europe. For too long Russians believed all the nice democratic slogans that Washington expresses but does not believe.   GEOFOR: Although Russia has made its position public well in advance, moreover, it has made available a draft document listing Moscow's demands point by point, as well as the obligations that it is ready to assume, it seems that the United States and its NATO partners have not taken the trouble to familiarize themselves with them. At least, judging by the statements for the press, instead of discussing security issues on the European continent, the American side tried with all its might to reduce the discussion to the issue of Ukraine's accession to the alliance and the deployment of offensive weapons on its territory. What is the reason for this, if we may say so, misunderstanding? Is it the desire to delay negotiations? If so, for what purposes? Or is the problem something else? Paul Craig Roberts: It most certainly is not a misunderstanding. It was a propaganda opportunity for Washington and its NATO puppets.  Russia is the necessary enemy. Therefore, Washington will never acknowledge that Russia has a valid case about anything. GEOFOR: Speaking of the Ukraine, which was the top priority topic for American negotiators. Do you rule out that Washington is playing out a scenario under which Kiev would decide on a military conflict in the Donbas or Crimea, and Moscow would be forced to respond with the use of force? In this case the United States and its allies, on the one hand, would increase the volume of military assistance (this week the Congress authorized the allocation of an additional $ 500 million), but at the same time they have declared that neither the United States nor NATO would go to war for the Ukraine. For the current Ukrainian leadership, with the country going through a deep economic and political crisis, an armed conflict might be the last chance to retain power and regain the favor of the West. Moreover, regardless of who would unleash the conflict, Russia would immediately be declared an "aggressor". Paul Craig Roberts: For Washington Ukraine is a tool to be used against Russia. Whether Ukraine becomes a member of NATO and hosts missile bases on Russia's border or whether Ukraine invades Donbass and causes Russian intervention makes little difference to Washington. If the former, then Washington has more ability to intimidate Russia. If the latter, Washington has a result that proves its propaganda and solidifies its hold on Europe and strengthens  Americans' belief that Russia is a dangerous threat. GEOFOR: And now on the background against which the Russian-American discussion took place. Speaking politely, Washington was not shy in their expressions. We are not talking about the press and political pundits, the Lord is their judge. But some officials were not inferior to them. For example, after the talks in Geneva, Victoria Nuland blamed Moscow for fomenting the crisis between Russia and the United States, simultaneously accusing it of lying and misinforming. And after the Brussels meeting, the same lady, who holds the post of Under Secretary of State, said that Washington was working with Germany and the EU to slow down the commissioning of Nord Stream 2. But this did not seem enough for her, so she said that the United States was ready to discuss with Finland and Sweden the issue of their accession to NATO, which, judging by the reaction of Helsinki and Stockholm, caused some consternation in these countries. Why and who needs it? Raising the stakes on the eve of negotiations is a common thing for politicians and diplomats. But why do it when negotiations have already begun? Or is it just a deficit or lack of professionalism and, we are sorry to say, culture and education? Paul Craig Roberts: Washington cannot make it any clearer that Russia is in the way of US hegemony and that Washington intends to remove the Russian constraint on US hegemony via intimidation and destabilization.  It seems that this has finally been realized by the Kremlin if not by the Russian media.   GEOFOR: Currently, the Russian leadership is waiting for a written response from the American side to its proposals, which, as promised, should be provided next week. Meanwhile, in the Senate, the members of the same party as President J. Biden have prepared a draft of new sanctions, including ones against President Vladimir Putin, as well as the Ministers of Defense and Foreign Affairs, major banks, etc. As the Russian Ambassador to the United States Mr. Antonov noted in this regard, if they are adopted, it will mean the rupture of diplomatic relations between our countries. In these circumstances, what could be the response from the White House and the State Department? Is it possible to expect at least something constructive in it, giving a reason to continue the dialogue that has begun? Paul Craig Roberts: No dialogue has begun.  Washington used the talks to make completely clear to Russia that Washington could not care less about Russia's security concern, that Washington wants and intends Russia to be insecure and will be working to make Russia more insecure. Dr. Paul Craig Roberts – Chairman of the Institute for Political Economy, US economist and ex-assistant secretary of the Treasury in the Reagan administration. Serge Duhanov is a journalist, specializing in international relations and national security issues. Не worked as the NOVOSTI Press Agency's own correspondent in Canada (Ottawa, 1990-1992) and the US Bureau Chief (Washington, 1996-2001) of the newspapers Business MN, Delovoy Mir and Interfax-AiF.

Путин-Байден: есть вещи, которые Россия терпеть не будет

GEOFOR: Уважаемый г-н Раевский, помнится, после женевской встречи с президентом В. Путиным его американский коллега Дж. Байден в ответ на вопрос о продолжении контактов на высшем уровне между нашими странами сказал, что следует подождать до конца года, а уже по итогам этого времени принимать соответствующее решение. И вот, спустя полгода после Женевы, новый диалог, пусть и в видеоформате. Причем и на этот раз инициатором выступила американская сторона. О чем, по-вашему, это говорит? Чего хотел добиться Белый дом, и насколько это у него получилось? Раевский:При Байдене США пять раз обращались к России с просьбой о переговорах – трижды по телефону, раз при личной встрече и сейчас в формате видеоконференции. Зачем им это было нужно? Тут необходимо просто посмотреть на общий контекст с точки зрения США и самого Байдена. У него несколько «фронтов», не только проблема России и Украины. Я бы даже сказал, что это для него не главный «фронт». Главных два. В первую очередь – это внутренний «фронт»: у него очень низкий рейтинг; социальный, экономический и политический кризис в США сейчас тотальный и, во многом, напоминает Советский Союз в 1980-х годах. Американские вооруженные силы уже доказали много раз подряд свою тотальную неспособность вести боевые действия и чего-то этим добиться. Ирак – катастрофа. Иран они боятся и даже тягаться с ним не хотят. Вы видели позорище в Афганистане. Сейчас настроение очень подавленное и злобное. Этот внутренний «фронт» президента Байдена, несомненно, самый опасный. Второй очень опасный «фронт» у него – это вопрос Китая. Американцы говорят, что через два года они уже не смогут одержать верх в войне против Китая; нужно срочно что-то делать. Люди, которые понимают принципы и сроки реформы вооруженных сил и развития новых систем вооружений, принципов тактики и военного искусства в целом, понимают, что за два года ничего не сделаешь. Для этого требуется десятилетие, а, может быть, и не одно. Китай и США идут на конфронтацию. Пекин точно занимает позицию сильнейшего игрока. А американцы слабеют по всем фронтам. Потом у них есть Ближний Восток, где Иран сейчас, фактически, правит бал. Израиль старается сохранять видимость, что он очень сильный и очень опасный, но реально США сейчас теряют весь Ближний Восток. Это было открытой целью иранцев. Это страна, которая на порядок меньше или слабее, чем Россия или Китай, сейчас – в общем-то, успешно – выдворяет США с Ближнего Востока или, во всяком случае, из множества частей Ближнего Востока. Ну, и конечно, еще один «фронт» – Украина и Россия плюс Европа. А в Европе – и это необходимо указать – экономический кризис. По всем этим причинам Байден находился в чрезвычайно тяжелой ситуации. А Россия за последние, как минимум 20 – если не 30 – лет, тоже отступала по всем фронтам. И сейчас ситуация напоминает ту, когда немецкие танки были под Москвой. Сейчас наступило время, чтобы сказать: «Ни шагу назад!». Я думаю, что и [начальник Генерального штаба ВС РФ Валерий] Герасимов, и Путин точно это и передали американцам: «Говорите, что хотите, мы упражняться в такой же воинственной риторике не будем. Но реально у нас есть средства, чтобы отразить любую вашу провокацию или удар, и мы вынуждены будем это сделать, если вы не смените курс». Я думаю, что осознание того, насколько опасна сегодня ситуация, дошло до «коллективного Байдена». Теперь о том, добился ли он в этой видеоконференции того, чего хотел. Конечно. В какой-то степени, да. Потому что он сможет сказать, что это он остановил Россию на Украине, что это он остановил Китай, и при нем не случилось никакого нападения на Тайвань. Но это, конечно, фикция. Все прекрасно понимают, что ни Китаю, ни России эти войны не нужны. Все эти страхи раздувались американцами. И где они сами себя очень напугали. И правильно сделали, потому что, правда, им одновременно «бодаться» и с Ираном, и с Китаем, и с Россией совершенно не по зубам. Но в этом есть некая специфика американской политики. Очень часто американские дипломаты приезжают в Москву и говорят одно, потом они возвращаются, на них нападают средства массовой информации и конгресс. И СМИ, и конгресс тут тотально в руках «Партии войны». Следуют обвинения в слабости, мягкотелости, трусости и т.д. и тут им необходимо показать свою «крутизну». Так, например, поступал Трамп, когда договаривался с российской стороной, а потом заявлял: «Никаких договоренностей не было». Поэтому предстоит увидеть, сможет ли Байден выстоять сейчас под натиском «Партии войны». Если он сможет это сделать, скажем, в следующие 2-3 недели, то тогда, я бы сказал, что для него эта беседа была явным и несомненным успехом. А если «Партия войны» его сломает, как очень быстро сломали Трампа, то тогда все вернется на круги своя, и мы вернемся к тому же порогу, где Россия и США будут находиться на грани полномасштабной войны. Это, в общем-то, никому не нужно, и, может быть, до американской стороны дошло, что одно дело – говорить о мировом господстве, воевать со слабыми недееспособными силами. И совсем другое дело – вести войну против реальной военной сверхдержавы. GEOFOR: Встрече предшествовала сильнейшая пропагандистская атака против России, в ходе которой Вашингтон явно старался «повысить ставки». Президент Байден даже заявил, что он не видит и не приемлет никаких «красных линий», обозначенных Москвой. И, тем не менее, буквально накануне встречи конгресс снял из оборонного бюджета ряд санкций в отношении России, в том числе и по «Северному потоку-2». Явно под воздействием администрации. Чем Вы объясняете такую метаморфозу? Раевский: Конечно, во-первых, нужно было «повысить ставки», чтобы не только, как любят говорить на Западе, «вести переговоры с позиций силы», но и чтобы и общественное мнение, и «Партию войны» убедить в том, что мы ни в коем случае не идем на уступки России. И Байден говорил: «Никаких красных линий мы признавать не будем!» [Генсек НАТО] Столтенберг говорил: «Мы делаем, что хотим и Россия нам не указ!» и так далее. Это все пиар. Реально же – тот факт, что они уже пятый раз просили организовать переговоры с Россией, показывает, кто находится в позиции силы, кто – нет. И это снятие из оборонного бюджета тех санкций, о которых вы говорите, это, в общем-то, маленький шаг, скорее, дипломатический шаг доброй воли. Но, по сути, вопрос с «Северным потоком – 2» уже решен. Единственное, что может его закрыть, это полномасштабная война между Россией и Украиной – или нечто похуже. Они и так насанкционировали Россию, что дальше уже некуда – они сами это говорят. Значит, если у тебя уже нет возможности накладывать другие санкции, то ты можешь это «ненакладывание» санкций «продать» как жест доброй воли. Это – Realpolitik, и не более. От своих стратегических целей – сдерживания и окружения России, понуждения её к покорному послушанию и к сдаче своего суверенитета, а в этом их конечная цель, – американцы никогда не отказывались. Это – стратегическая цель. И все, что делается сейчас, для американцев это уровень тактики, а не стратегии. Стратегия ими пока не обсуждается, потому что пересматривать стратегию означает пересматривать всю идеологию, на которой эта страна построена. На это они еще не готовы. GEOFOR: Мог ли на позицию американской стороны оказать воздействие визит Путина в Дели, и если да, то какое? Напомним, что в ходе этой двусторонней встречи с индийским руководством был подписан ряд документов, включая соглашение по военной проблематике до 2030 года. Причем этот документ касается не только военно-технического сотрудничества. Раевский: Тут нужно понять очень тонкую игру, в которую играют индийцы. Они дружат с США, они даже поедут на этот саммит демократий. Но они дружат не против России, а против Китая, который для них является региональным противником и врагом. Но, чтобы подчеркнуть, насколько они дружат с США не против России, и была организована поездка Путина в Индию и подписание там гигантских контрактов, включая контракты на вооружения, в том числе ПВО С-400, которые американцы категорически запретили индийцам покупать, а индийцы на этот запрет наплевали. По сути, отношение Индии к России – это пощечина США. Это показывает, что индийцы будут очень избирательно смотреть, что им выгодно, и действовать в своих интересах, а не быть покорной марионеткой в руках кого-либо, и уж точно не США. Хотел бы еще добавить, что, по-моему, противостояние между Китаем и Индией – главная текущая проблема Евразийского континента. Я вижу только одну сторону, которая может помочь этим двум странам изменить отношения и перейти на другое качество. Это, естественно, Россия. А стратегическая задача американцев, наоборот, любой ценой разжигать дальше конфликты между Китаем и Индией. И понятно, что стороны и дальше будут каждая гнуть свою линию. Москва – за мир в Евразии, а США – если не за войну, то, во всяком случае, за военную напряженность и противостояние этих двух великих стран. GEOFOR: Одним из главных приоритетов Москвы на этих переговорах были вопросы обеспечения безопасности Российской Федерации, что заявлялось задолго до встречи. Как стало известно, американская сторона подтвердила свою готовность к диалогу по этой проблеме. В частности, к обсуждению вопроса о размещении наступательных вооружений вдоль российских границ от Норвегии до Румынии и, возможно, Турции. Сюда же автоматически входит и Украина. Как это соотносится с воинственными и жесткими заявлениями накануне встречи? Раевский: Официально прямо перед встречей американцы сказали, что они категорически отказываются признавать красные линии Москвы. Столтенберг тоже говорил, что «Россия для нас не закон, пусть ведет себя правильно и помалкивает, а мы будем делать все, что захотим». Но реально-то экспертные группы будут встречаться. И что они будут обсуждать? Да, естественно, как раз эти красные линии. Это единственный предмет реального торга, который возможен между этими двумя странами. А значит, фактически США говорят одно, а делают другое. Да, они сейчас идут на уступки Москве. Растущая мощь Вооруженных сил России, да и силы российской экономики, и политической «мягкой силы» заставили американцев идти на уступки. С точки зрения американцев, и сама Украина в ее нынешнем состоянии – «страна 404», – и я бы сказал, в общем-то, вся Европа оказалась таким «чемоданом без ручки». И таскаться с ними американцам уже не по силам – ни экономически, ни политически. Значит, что они могут сделать? Если уже решено бросить чемодан без ручки, то его можно поджечь и надеяться, что этим поджигательством можно чего-то добиться. А чего добиться? Да очень просто – мечта американцев, чтобы Россия действительно отхватила как можно больше Украины. Во-первых, потому что это – «черная дыра», которая станет головной болью России, а не Америки. Во-вторых, это создаст идеальные условия, чтобы перекрыть «Северный поток - 2» и даже другие энергетические проекты между Европой и Россией. И, в-третьих, это создаст – наконец-то! – следующую «холодную войну», без которой так грустят американские и, вообще, западные политики и генералы. Все понимают, что в случае войны Россия выиграет быстро и убедительно. Но после этого возникнет такая ситуация, которая будет напоминать, может быть, «Берлинский кризис» с аналогичным уровнем противостояния. И «Партия войны» на Западе хочет этого по целому ряду причин. Например, если перекрыть подачу энергоносителей из России, то чей топливно-энергетический сектор сможет компенсировать выбывающие ресурсы? Естественно, американский. Их сжиженный газ. То же самое в сфере политического влияния. Если, скажем, случится открытая война, и Россия освободит пусть всего лишь часть Украины от власти нацистов, это будет представлено как доказательство того, что только НАТО может спасти Европу от путинского Мордора. Американцам было бы очень выгодно, чтобы была развязана полномасштабная война. Такова трактовка «Партии войны». Но есть и другие люди – здравомыслящие, – которые понимают, что такая ситуация чревата очень быстрой эскалацией и прямой конфронтацией между США и Россией. А этого они не хотят. И вот, с одной стороны, мы наблюдаем «крутые» заявления. А с другой, – целый ряд уступок, на которые американцы пока что – подчеркиваю: пока что – готовы идти. А системы наступательных вооружений, которые они сейчас разместили в других странах, это чисто политический, а не военный, вопрос. Когда Путин говорит, что для западной гиперзвуковой ракеты с территории Украины время подлета будет составлять пять минут до Москвы, это факт. Но, с другой стороны, время подлета опережающего удара российским гиперзвуковым оружием тоже, по определению, будет пять минут. А в этой области Россия надолго и очень существенно перегнала США. Во-вторых, у России тоже есть возможность разместить ракеты в Атлантическом океане вне зоны работы возможных противолодочных средств США и «жахнуть» оттуда. Эти наступательные системы опасны для России не столько с точки зрения военной, сколько с политической, поскольку это действительно политическая провокация. Она показывает то, какой, как любят говорить американцы, они посылают message. Вот такой это message «Нам на вас плевать!», мы будем размещать, что хотим и где хотим. И это значит, что Россия не является равноправной стороной переговоров, что есть великий Гегемон и Сюзерен всей планеты, который делает все, что он хочет и как он хочет, а России предлагается заткнуться, сидеть тихо и не вякать. И вот эта политическая проблема для России очень реальна. Поэтому сложившаяся ситуация и вынудила Россию в какой-то момент прочертить красные линии и сказать, что есть вещи, которые мы терпеть не будем. Очевидно, и Путин, и генерал Герасимов очень успешно довели эти реалии до сознания «коллективного Байдена». GEOFOR: Та информация, которая доходит до нас по итогам встречи, наводит на мысль о схожести тона беседы российского и американского президентов с тональностью также дистанционных переговоров Байдена с товарищем Си, которые прошли также недавно. Например, в ходе беседы с китайским лидером президент США подчеркивал необходимость воздержаться от захвата Тайваня силовым методом, что означало по сути дела, что против экономических и политических методов Вашингтон не возражает. Что касается российско-американских переговоров, то в части Украины, например, вопросы, касающиеся её территориальной целостности, Крыма и пресловутой «российской агрессии» вообще не обсуждались. А на брифинге по итогам беседы помощник президента Дж. Салливэн призвал Киев прекратить эскалацию напряженности на Донбассе и отослал украинское руководство к Минским соглашениям. Чем обуславливается такая позиция: стремлением сохранить на некоторое время статус-кво? Тогда – с какой целью и насколько долго? Раевский: В этой сфере ситуация, можно сказать, полностью перевернулась. России были нужны эти десятилетия уступок, чтобы укрепить само российское общество, укрепить информационную сферу, российскую экономику, наладить импортозамещение, создать новые связи с другими странами и – главное! – развить Вооруженные силы до такого уровня, чтобы они могли справиться с любой угрозой в адрес России. У американцев ситуация обратная. У них глубочайший внутренний кризис – политический, экономический. Состояние американских вооруженных сил очень тяжелое. Конечно, нынешний status quo им выгоден. Альтернатива ему это дальше идти по пути эскалации, и тогда путь только один – к военной конфронтации. Ничего другого уже не осталось. Все, что располагается ниже уровня военной конфронтации, уже было сделано. А идти на открытую военную конфронтацию с Россией им совершенно невыгодно. На какое время выгоден им такой status quo? Необходимо четко выделить две плоскости. В военной плоскости реформа вооруженных сил это очень длительный и тяжелый процесс, очень сложный, а вооруженные силы имеют огромную инерцию, которую очень трудно развернуть в другом направлении. А американский политический календарь это два года вперед; один год вперед, ну, максимум, четыре года вперед. У Байдена рейтинг сейчас катастрофически низкий. Ситуация внутри страны очень плохая. Стало быть, ему сохранение status quo на год-два выгоднее, чем конфронтация с Россией во время его президентства. Плюс неизвестно еще, какую выгоду для себя в такой конфронтации могли бы найти китайцы и иранцы. Таким образом, status quo американцам нужен. В политической плоскости два года, даже один год – это намного лучше, чем война. В долгосрочной перспективе нынешний status quo, я думаю, это просто ширма, выставленная для того, чтобы сокрыть тот факт, что они продолжат саморазрушаться. По-моему – а я эту страну знаю довольно хорошо, – её совершенно невозможно перестроить. Реформы тут невозможны, потому что эта страна основана на империализме, на идеологии мирового господства, и отказаться от этого для неё просто невозможно. Говоря «американским языком», «это не по-американски». То есть, признать, например, просто возможность того, чтобы США были «одной из стран мира», но не «лидером всего человечества», это что-то, что в прямом смысле немыслимо для большинства американцев, и уж точно – для американских политиков. Для них это просто неприемлемо. Весь тот «сумасшедший детский сад» – по-иному и не скажешь, – который мы слышим сейчас от местных конгрессменов про Россию, про Китай, про других – это отражение данного типа мышления и мировосприятия. К сожалению, в США быть открытым сторонником «Партии войны» выглядит патриотично. И поскольку у этой страны никакой реальной войны в защиту своей родины не было, а все остальные войны после Второй мировой войны они проигрывали, это та страна, которая просто не может отказаться от своей имперской идеологии, а с другой – сейчас у нее просто нет тех инструментов, которые ей были бы нужны для того, чтобы навязать свою империалистическую идеологию всей планете. Поэтому реалистично говоря, status quo им потребуется как можно дольше. Но определить это «дольше» невозможно. Слишком много переменных, слишком много вариантов развития событий. GEOFOR: О протокольных проблемах в отношениях с Белым домом. При подготовке к встрече было широко объявлено, что беседа будет «один на один». И вот мы видим, как президент Байден ведет переговоры в окружении четырёх своих советников. Способствует ли такая трансформация формата встречи установлению атмосферы доверия на переговорах и, шире, в двусторонних отношениях вообще? Раевский: Во-первых, нужно понять, что когда речь идет о Байдене, то речь, конечно, идет о «коллективном Байдене». Байден сам по себе не в состоянии ни вникнуть во все встающие перед ним проблемы, ни вести переговоры. И – уж точно – не с человеком, который, как Владимир Путин, который без бумажки может говорить четыре часа и помнить все цифры по всем темам. Естественно, вокруг него должны быть советники; ничего нового тут нет. Когда допрашивали Джорджа Буша-сына о событиях 11 сентября [2001 года], то ему не доверили, чтобы на вопросы он отвечал один. Возле него сидел Дик Чейни, который должен был как «старший смотрящий» убедиться в том, что ничего лишнего Буш не ляпнет. Тут – то же самое. Эти советники окружают его, чтобы, естественно, советовать, но и для того, чтобы за ним присматривать. Они – смотрящие, а он их официальный представитель. Более того, я бы даже сказал, что это очень хороший признак – точно так же, как я приветствовал поездку Виктории Нуланд и директора ЦРУ в Москву. Это показывает, что с российской стороной говорят «серьезные люди». Вот если бы они прислали Камалу Харрис говорить с кем-то, то это был бы признак тотального наплевательства. Или, скажем, как Блинкен звонит Зеленскому, чтобы ему рассказать, что было на переговорах. Вот такого презрения тут как раз нет. Наоборот – сидят серьезные люди, которые знают, о чем говорят, и которые способны принимать решения. Это показывает, что переговоры не были символическими и что тут реально случился сдвиг. По-моему, это можно только приветствовать. Но! Ни о какой атмосфере доверия речи идти не может. Это журналисты думают так: на переговорах между Россией и США есть атмосфера доверия. На таких переговорах только разрабатываются меры доверия – такие, которые поддаются проверке. Ни о каком доверии речи не может быть. Скорее всего, в общих чертах стороны согласились на некоторые шаги, а экспертные группы будут работать над конкретикой – кто, как и когда будет проверять взаимно согласованные в ходе переговоров меры. Здесь можно вспомнить президента Рональда Рейгана, который сказал: «Doveryay, no proveryay». Это именно то, что мы сейчас наблюдаем: обе стороны будут проверять по максимуму, потому что ставки очень высоки. Когда есть риск военной конфронтации между двумя ядерными сверхдержавами, доверия быть не может. Могут быть только абсолютно проверяемые обоюдообязательные шаги двух сторон. GEOFOR: А теперь пару слов о делах вашингтонских. Чем дальше, тем более заметна разноголосица во внешнеполитической команде Белого дома. Если нагнетание обстановки в двусторонних отношениях, резкая критика России и т.д. исходит от госсекретаря и его команды, то определенный конструктив – от помощника по национальной безопасности. Это стало особенно заметно после того, как вслед за госпожой Нуланд, результаты работы которой, видимо, не сильно удовлетворили Белый дом, в Москву приехал опытный дипломат, бывший посол в России, а ныне – директор ЦРУ, которого ряд российских аналитиков записывают в «команду Салливэна». Сможет ли президент Байден и дальше оставаться над схваткой своих ближайших помощников? Насколько он субъектен в принятии и реализации своих политических решений? Ведь еще нельзя игнорировать и мнения обеих партий на Капитолийском холме… Одним словом, насколько Россия может доверять тем договоренностям, которые были достигнуты в ходе диалога на высшем уровне? Смогут ли решения о совместной проработке интересующих обе стороны вопросов выйти за рамки консультаций экспертов и воплотиться в конкретные взаимообязывающие соглашения? Или это все-таки попытка получить передышку во времени для того, чтобы урегулировать свои внутренние проблемы, переформатировать отношения с союзниками, а затем снова вернуться к периоду конфронтации? Раевский: Здесь, несомненно, существует две партии. Идет очень серьезная борьба внутри правящих классов США и в так называемом «глубинном государстве». Представьте себе какую-то бандитскую группировку – одну из тех ОПГ, каждая из которых контролирует какую-то свою часть города. Пока дела идут хорошо, они сидят спокойно. Но как только начинается кризис, тут они начинают между собой драться. И вот избрание четыре года назад Трампа внесло такой раскол в правящих американских элитах, что сейчас на верхах в разных группах, кланах американской власти идет очень сильная битва. И водораздел пролег не между республиканцами и демократами. Условно говоря, с одной стороны «Партия войны», а с другой стороны есть «Партия мира». Это – очень условно, но не неправильно. «Партия войны» – это, во-первых, чистые идеологи. Во-вторых, это топливно-энергетический сектор Америки, который очень заинтересован в том, чтобы «отрубить» Европу от России. Американской экономике в целом это было бы очень выгодно, чтобы Европа была и слабее, и больше зависела от США. Любое сотрудничество между Россией и ЕС это – прямая и явная угроза экономическим и политическим интересам США. Есть еще те, кто сохраняют ностальгию по холодной войне. Есть так называемые «неоконы», есть «неолибералы», есть разные лобби, которые по разным причинам к России относятся враждебно. Израильское лобби, польское лобби, украинское лобби. Все эти группы, вместе взятые, можно назвать «Партией войны». И есть «Партия мира», которая, я думаю, состоит из тех людей, которые понимают, что, идя дальше по этому пути можно прийти только к одному пункту – войне. Такую цену эта партия платить не хочет. Эта партия, наверное, понимает, что идти на тотальную конфронтацию одновременно с Россией, Ираном и Китаем Соединенным Штатам просто не по зубам. Даже если бы они хотели войны, они осознают, что в данной позиции им лучше представить себя как «Партию мира». Наверное, именно этого и хочет добиться Байден. Он хочет продемонстрировать, что он своей «крутизной» и наплевательством на любые требования России и Китая добился успеха, остановил и «российскую агрессию» против Украины, и «китайскую агрессию» против Тайваня. Что под этой риторикой нет совершенно никакой реальности, это совершенно неважно. Это все – для внутреннего потребления и для внутренней политики. А также для сохранения имиджа Мирового Гегемона, от чего, к сожалению, американцам абсолютно невозможно отказаться, поскольку эта идеология «встроена» в национальную идентичность многих – если не всех - американцев. К тому же, все политики, чтобы показать, что они – патриоты, должны быть сторонниками «Партии войны», сторонниками войн и «крутых» односторонних мер. В этой стране – увы! – это трактуется не как признак сумасшествия или безответственности, а как признак «крутизны». И если эти качества демонстрирует президент, то он президент сильный и серьезный. Как такую страну перереформировать и дать ей возможность стать просто нормальной страной, а не Империей, я себе не представляю. Я не вижу, как эту систему можно реформировать. Единственный выход, который я, к сожалению, вижу, заключается в том, что она должна рухнуть. Рухнуть либо быстро во время военной конфронтации, либо – дай то Бог! – через какие-то соглашения, чтобы «спуститься на тормозах». Это – лучшее, на что все мы можем надеяться. GEOFOR: Итак, как Вам видится будущее взаимоотношений Москвы и Вашингтона? Раевский:Во-первых, я всегда считал и писал, что, как минимум, семь лет – если не больше – Американская Империя и Россия уже воюют. Эта война идеологическая, эта война информационная, эта война политическая, эта война экономическая. И – слава Богу! – еще не было пока больших боевых действий. Но это не отменяет того факта, что, в сущности, в этой войне может быть только один победитель. Россия, Иран, Китай и другие страны хотят реально многополярного мира, в котором было бы место для суверенных государств, относящихся друг к другу с уважением и в соответствии с принципами международного права. Американское же видение будущего – это мировая гегемония, «США впереди планеты всей», США управляют всем и всеми, и равных им нет. Это очень важный момент – «Нам нет равных». Это идея, на которой были воспитаны поколения американцев. Но вдруг [председатель Объединённого комитета начальников штабов] генерал Милли заявил, что, в общем-то, с точки зрении военной, у мира уже, как минимум, три полюса – США, Россия и Китай. Реально этих полюсов больше. Например, на Ближнем Востоке самая сильная региональная держава уже не Израиль – это уже Иран. Ситуация меняется, и не к выгоде США. А Россия играет вдолгую. Она долго уступала потому, что надо было обязательно создать такие Вооруженные силы, которые могли бы реально гарантировать безопасность России при любых угрозах. Россия этого, наконец, добилась. Для России сейчас неприемлема принципиально – и я бы даже сказал, цивилизационно – мысль об англо-саксонском господстве над планетой, когда все остальные должны им прислуживать. Россия претендует на то, чтобы быть равноправным игроком среди великих мира сего. Какими будут отношения между Москвой и Вашингтоном? Одна сторона проиграет войну, а другая одержит в ней верх. Необязательно, кстати, войну с боевыми действиями. Это может быть чисто политическая война. Дай то Бог! Но стоять останется только один из двух боксеров на ринге. Второму придется принять реальное поражение. Для России такое поражение будет означать потерю суверенитета и дестабилизацию. Что в очередной раз поставит её в опасное положение. А для США просто отказ от мирового господства уже является тотальным поражением, потому что это заставит эту страну полностью себя переформатировать и воссоздать себя на новых началах. На что она на данный момент абсолютно не способна. Для того чтобы страну реформировать, требуются десятилетия – если нет внешней силы. А поскольку российские танки на улицах Вашингтона не появятся, никакой чистки, подобной той, что была в отношении нацистов после Второй мировой войны в Германии, тут – увы! – не случится. Значит, все это будет длиться долго, и этот процесс будет не только длительным, но и опасным для этой страны. Андрей Раевский родился в Цюрихе, Швейцария, отец — голландец, мать – русская из семьи белоэмигрантов. В 1984 году поступил на действительную военную службу в подразделение радиоэлектронной борьбы, а затем был переведен в службу военной разведки в качестве специалиста по языку, работал в интересах ВВС Швейцарии. Затем переехал в США, где получил степень бакалавра по международным отношениям в Школе международной службы (School of International Service, SIS) Американского университета (American University) и степень магистра по стратегическим исследованиям (Strategic Studies) в Школе углубленных международных исследований им. Пола Н. Нитце Университета Джонса Хопкинса (Paul H. Nitze School for Advanced International Studies (SAIS) at the Johns Hopkins University). По возвращении в Швейцарию работал гражданским консультантом (на должности, соответствующей воинскому званию «майор») в Швейцарской службе стратегической разведки (Swiss Strategic Intelligence Service, SND), готовил стратегические аналитические материалы, прежде всего, о советских/российских вооруженных силах. Работал специалистом по «вражеским операциям» («Красная команда» (Red Team) на американском военном жаргоне) для подготовки личного состава оперативного уровня Генерального штаба вооруженных сил Швейцарии. Позднее работал в Институте ООН по исследованию проблем разоружения (ЮНИДИР — UN Institute for Disarmament Research, UNIDIR), где специализировался на тактике и операциях миротворческой деятельности. Написал книгу о психологических и разведывательных операциях в миротворчестве и четыре книги – собраний сочинений «Содержательный Saker» (The Essential Saker). Владеет русским, английским, французским, испанским и немецким языками. Имеет степень Licentiate in Orthodox Theological Studies (кандидат православного богословия) от Центра Традиционалистских Православных Исследований в монастыре Св. Григория Паламы в г. Этна, шт. Калифорния (the “Center for Traditionalist Orthodox Studies” (CTOS) at the Saint Gregory Palamas monastery in Etna, California). Гражданин Швейцарии. Проживает в штате Флорида. Вопросы задавал Сергей Духанов – журналист-международник, американист. Работал собственным корреспондентом Агентства печати «НОВОСТИ» в Канаде (Оттава, 1990-1992 г.г.) и шефом американского бюро (Вашингтон, 1996-2001 г.г.) газет «Business MN», «Деловой мир» и «Интерфакс-АиФ». Фото: dcdn.lt

Пол Крэг Робертс: Байден вряд ли будет кандидатом от демократов

  English version GEOFOR: Если посмотреть американскую социологию, то за 9 месяцев текущего года рейтинг президента Дж. Байдена сократился на 11 пунктов. Причем не поддерживает президента, который по сути дела еще не перевалил за середину своей каденции, 57 % респондентов, (из их числа 49 % настроены категорически против, ответив: «очень не поддерживаю») Поддерживает только 42 % опрошенных (из них «очень поддерживает» только 21 %) Насколько будет опасна эта тающая популярность главы государства для Демократической партии за год до промежуточных выборов? Пол К. Робертс:Нет никаких сомнений в том, что Байден непопулярен. Многие считают, что он находится в стадии старческой сенильности, что его заявления бессвязны. Важно иметь в виду, что имеются веские доказательства того, что избран Байден был нечестно. Его избрание произошло из-за странных и необъяснимых больших колебаний в подсчете голосов посреди ночи в «колеблющихся штатах», где у Трампа были существенные преимущества. Например, маловероятно, что «красный» штат* – такой, как Джорджия – избрал президента-демократа и двух сенаторов-демократов США. Многие эксперты представили доказательства того, что выборы были «украдены», но средства массовой информации скрыли эти доказательства, а республиканцы оказались бессильны, поскольку украденные выборы также стоили республиканцам контроля над сенатом. Так что, с этим было невозможно ничего поделать. Путаница и запинки в высказываниях Байдена превратились в шутки и это помешает ему стать кандидатом от демократов на следующих президентских выборах. GEOFOR: В российских политологических кругах высказывается мнение, что популярность президента-демократа подрывают три основных момента: экономическая политика администрации, особенно в её налоговой части; кризис с неуправляемой миграцией на юге страны; а также вывод войск из Афганистана, который стал для администрации кошмаром с точки зрения пиара. Насколько справедливы эти оценки и каково Ваше мнение по этому поводу? И что мог бы или должен был бы сделать в современных условиях президент, чтобы хоть как-то разрулить сложившуюся ситуацию и вернуть себе хоть часть утраченной популярности? Начать малую победоносную войну? Если да, то где и с кем? Пол К. Робертс: Согласие режима Байдена на незаконный въезд иммигрантов-захватчиков и предложение этого режима о том, чтобы нелегалам, въехавшим во время президентства Трампа и пережившим «разделение с семьей», выплачивались большие суммы денег в качестве «реституции», возмутило многих избирателей против него. Хотя и имеются суперпатриоты, которые возмущены хаосом вывода войск из Афганистана, большинство американцев рады, что 20-летняя попытка оккупации закончилась. Первоначальная поддержка общественностью афганского вторжения была основана на обмане Вашингтона о том, что Афганистан через Усаму бен Ладена каким-то образом несет ответственность за нападения 11 сентября (2001 года – С.Д.) на Всемирный торговый центр и Пентагон. Как только общественность уловила этот обман, поддержка войны испарилась. Это была война, которая служила главным образом власти и прибылям военно-разведывательного комплекса США. Проблемы в экономике обусловлены, в первую очередь, десятилетней политикой Федеральной резервной системы, закачивающей в экономику огромные объемы ликвидности для поддержки крупных банков, Уолл-стрит и цен на финансовые активы, а также блокировками Covid, а теперь и незаконным принуждением к вакцинации, что приводит к увольнениям работников, несоответствующих требованиям, и к последующему срыву поставок товаров и услуг. Экологическая политика Калифорнии способствовала росту экономической дезорганизации. Губернатор-демократ Калифорнии полностью заблокировал половину парка грузовых автомобилей США из Калифорнии по причинам выбросов выхлопных газов. В результате в калифорнийских портах суда не могут разгружаться, потому что поставки не могут быть выпущены от доков. Именно принуждение Байдена к вакцинации подрывает какое бы то ни было оставшееся принятие его режима. Стало невозможным подавлять осведомленность о смертях и травмах, связанных с вакцинированием. Когда люди становятся свидетелями того, как медсестры больниц, пожарные, полицейские и военные сопротивляются «инъекции», то они понимают, что в вакцине содержится опасность, и начинают беспокоиться о принуждении к вакцинации. Если бы выборы состоялись сегодня, то Байден не набрал бы достаточного количества голосов, чтобы их можно было подсчитать. Военно-разведывательный комплекс, как и неоконсервативные политики в Вашингтоне, приветствовал бы еще одну войну. Россия и Китай, похоже, заблокировали дальнейшие авантюры США в Сирии и Иране. Вашингтон хотел бы избавиться от сандинистов в Никарагуа и от Мадуро в Венесуэле. Можно было бы создать почву для военных интервенций в Центральной и Южной Америке. Но поскольку и те, и другие изображаются как «левые правительства», то левое крыло демократов выступило бы против этого. GEOFOR:В самой демпартии – мы имеем в виду законодателей – тоже не все гладко: единства среди молодых радикалов и ветеранов-центристов нет и в помине. На это, в частности, указывают дебаты вокруг госдолга. «Молодые» требуют реализации социальных программ, как минимум, в полном объеме, а то и их расширения. А центристы не без резона говорят, что денег нет, и появления их не предвидится. То есть, их надо печатать. Похоже, такая ситуация за год до голосования тоже может подорвать позиции недавних победителей. Если да, то насколько? Пол К. Робертс:Я не думаю, что между демократами существует конфликт из-за социальных программ и из-за тех денег, которые нужно за них платить. В США существует множество социальных программ. Они неуклонно росли с 1930-х годов с большой дополнительной дозой в 1960-х годах. О повышении налогов политики-демократы, как правило, больше говорят, чем действуют. Риторика звучит хорошо для низших классов, но на самом деле повышение налогов влияет на взносы на политические кампании. То, что делают демократы, – это стремление к однопартийному правлению путем устранения республиканского большинства в нынешних «красных штатах». Они полагаются на пересечение границ (нелегальными мигрантами – С.Д.) и на устранение (необходимости – С.Д.) идентификации личности для голосования. Министерство юстиции Байдена оспаривает требования «красных штатов» удостоверять личность для голосования как нарушение Закона об избирательных правах. Демократы также полагаются на «критическую расовую теорию», преподаваемую в государственных школах, цель которой - убедить белых детей в том, что они расисты, потому что они белые, и что они должны возместить ущерб за прошлое зло белых, поддерживая «цветных людей». Другими словами, им с юного возраста внушают голосовать против своей собственной расы. Мой вывод состоит в том, что демократы более едины в «политике идентичности» **, чем они разделены по другим вопросам. GEOFOR: Вопрос, можно сказать, из сферы ненаучной фантастики: насколько реальным Вам представляется поединок Трамп-Байден в 2024 году? Или партии выставят других кандидатов. В таком случае - за кем из политиков из обеих партий Вы рекомендует понаблюдать с особым вниманием? Пол К. Робертс: Байден вряд ли будет кандидатом от демократов. Трамп пользуется гораздо большей поддержкой среди республиканцев, чем любой другой кандидат. Кандидатом от республиканцев будет Трамп или тот, кого он поддержит. Губернатор Флориды Десантис - фаворит Трампа. Даже некоторые демократы теперь понимают, что (скандал – С.Д.) «Russiagate» был выдумкой, направленной ЦРУ/ФБР на то, чтобы дискредитировать Трампа, и это понимание роли ФБР в так называемом «восстании Трампа» распространяется. Левое крыло демократов вывело партию далеко за рамки того, что беспокоит среднего избирателя. Им (этим избирателям – С.Д.) не нравится антибелая пропаганда, разрушение памятников, преследования активистов и сторонников Трампа, политика трансгендеров, которая позволяет мужчинам представляться женщинами и иметь доступ к женским объектам и спортивным командам. Им не нравятся местоимения, не имеющие грамматической категории рода. Обезумевшие левые демократы пытаются совершить революцию, которую многие демократы не любят так же сильно, как и республиканцы. GEOFOR:И последний вопрос, мимо которого мы не можем пройти. Директор ЦРУ Уильям Бернс недавно посетил Москву. Некоторые в США говорят, что его миссия состояла в том, чтобы «предостеречь Москву» от «наращивания ее войск вблизи границы с Украиной и попытаться определить, что мотивирует действия России». Каково ваше мнение об этом визите и его результатах? Пол К. Робертс: Я не знаю, зачем директор ЦРУ посещал Россию или почему Кремль разрешил этот визит. Если Бернс и сделал какое-либо подобное предупреждение, то это отражение высокомерия Вашингтона. Андрей Мартьянов*** аргументированно доказал, что по своему классу российские вооруженные силы превосходят американские, а Украина находится на границе России, а не Америки. Если системы вооружений, описанные Путиным некоторое время назад, действительно развернуты, то Россия по своему уровню слишком превосходит США, чтобы (последние – С.Д.) могли давать какое-либо предупреждение Кремлю. Чтобы обращать какое-либо внимание на предупреждение ЦРУ Кремль должен быть плохо информированным и ему должны давать плохие советы. К чему Кремлю следует отнестись серьезно, так это к (планам по – С.Д.) убийству Путина Центральным разведывательным управлением. По причинам, которые не имеют смысла, российская власть позволяла и позволяет существование в России финансируемых Западом организаций, которые служат интересам США и НАТО. Дело также в том, что значительная часть российского интеллектуального класса влюблена в Соединенные Штаты. Есть признаки того, что даже нынешний Кремль лишь неохотно отказывается от мечты интегрироваться в коррумпированный и умирающий западный мир. Фантастическое мышление может победить реализм, но реализм заключается в том, что Вашингтон был бы рад, если бы Россия потеряла сильного и способного лидера. GEOFOR: Большое спасибо за интервью. Пол Крэг Робертс – председатель Института политической экономии (Institute for Political Economy, США), доктор экономических наук, заместитель министра финансов США в администрации Рейгана. Беседовал – Сергей Духанов, журналист-международник, американист. Работал собственным корреспондентом Агентства печати «НОВОСТИ» в Канаде (Оттава, 1990-1992 г.г.) и шефом американского бюро (Вашингтон, 1996-2001 г.г.) газет «BusinessMN», «Деловой мир» и «Интерфакс-АиФ». * Штаты, население которых в большинстве своем традиционно голосует за Республиканскую партию, обозначаются красным цветом; штаты, в которых традиционно голосуют за демократов – синим. Иногда добавляют третий цвет – сиреневый. Это «спорные» штаты, где демократов и республиканцев примерно поровну. ** Политика идентичности – термин, описывающий политический подход, при котором люди определенной религии, расы, социального происхождения, класса или другого определяющего фактора образуют исключительные социально-политические союзы, уходя от широкой коалиционной политики в поддержку политических движений, которые поделиться с ними определенным отличительным качеством. Цель политики идентичности – поддержать и сконцентрировать интересы, повестки дня и проекты определенных групп в соответствии с конкретными социальными и политическими изменениями. Термин был введен в обращение «Коллективом реки Комбахи» (организация черных феминисток лесбиянок) в 1977 году. Он получил широкое распространение в начале 1980-х годов, а в последующие десятилетия использовался во множестве случаев с радикально разными коннотациями, зависящими от в контексте термина. Получил распространение с появлением социального активизма, проявляющегося в различных диалогах в рамках феминистского, американского движения за гражданские права и ЛГБТ движений, а также многочисленные националистические и постколониальные организации. Paul Craig Roberts: Biden is unlikely to be the Democrat candidate GEOFOR: If you look at the U.S. sociology, then for the 9 months of this year, the rating of President Biden declined by 11 points. Moreover, 57% of respondents do not support the President, who, in fact, has not yet passed the midpoint of his cadence, (49% of them are categorically opposed – «I don't really support»). Only 42% of those surveyed support (of which only 21% of respondents « support very strongly») How dangerous will this melting popularity of the head of state be for the Democratic Party one year before the midterm elections? Paul Craig Roberts: There is no doubt that Biden is unpopular.  Many regard him as senile and incoherent.  It is important to keep in mind that the evidence is strong that Biden was not honestly elected. His election occurred from strange and unexplained large swings in vote counts in the middle of the night in the “swing states” where Trump had substantial leads. For example, it is not plausible that a red state such as Georgia elected a Democrat President and two Democrat US Senators.  Many experts provided proof that the election was stolen, but the media suppressed the evidence and the Republicans were powerless as the stolen election also cost Republicans control of the Senate.  So nothing could be done about it.   Biden’s confusions and stumblings have become a joke and will prevent him from being the Democrat candidate in the next presidential election.  GEOFOR: Some Russian pundits express the opinion that the popularity of the Democrat President is undermined by three main factors: the economic policy of the Administration, especially in its taxation part; the crisis with the uncontrolled migration in the South of the country; as well as the withdrawal of troops from Afghanistan, which has become a nightmare for the administration from the PR point of view. How fair are these estimates and what is your opinion on this? Plus, what could or should the President do under current circumstance in order to somehow resolve the issues and regain, at least, some of the lost popularity? Start a “small victorious war”? If so, where and against whom? Paul Craig Roberts: The Biden regime’s acceptance of illegal entry by immigrant-invaders, and the regime’s suggestion that illegals who entered during Trump’s presidency and experienced family separation be paid large sums of money in “restitution,” has angered many voters against him.   Although there are super-patriots who resent the chaos of the Afghan withdrawal, most Americans are glad the 20-year attempted occupation is over. The public’s original support for the Afghan invasion was based on Washington’s deception that Afghanistan was somehow responsible through Osama bin Laden for 9/11 attacks on the World Trade Center and the Pentagon.  Once the public caught on to the deception, support for the war evaporated.  It was a war that served mainly the power and profit of the US military/security complex. The troubled economy is due primarily to the decade-long policy of the Federal Reserve pumping massive liquidity into the economy in order to support the large banks, Wall Street,  and the prices of financial assets, and to the Covid lockdowns and now the illegal vaccination mandates that are resulting in dismissals of non-compliant workers and the consequent breakdown in deliveries of goods and services. California’s environmental policy has contributed to the growing economic disorganization. The Democrat governor of California has blocked fully half of the US truck transport fleet from California for exhaust emission reasons. As a result ships cannot unload in the California ports, because the deliveries cannot be cleared from the docks. It is Biden’s vaccination mandate that is undermining any remaining acceptance of his regime.  It has become impossible to suppress the awareness of the deaths and injuries associated with the vaccine.  When people witness hospital nursing staffs, firemen, policemen, and military resisting the “jab,” they understand that there is danger in the vaccine and become concerned about the coercion of the vaccination drive.  If the election were held today, Biden would not get enough votes to count. The military/security complex would welcome another war, as would the neoconservative policymakers in Washington. Russia and China seem to have blocked further US adventures in Syria and Iran.  Washington would like to be rid of the Sandinistas in Nicaragua and Maduro in Venezuela and grounds could be orchestrated for military interventions in Central and South America. But as both are portrayed as left-wing governments, the Democrat leftwing would oppose. GEOFOR: In the Democratic Party itself – we, mostly, mean legislators - not everything is smooth either. There is no unity among the young radicals and the veteran centrists. This, in particular, is indicated by the debate around the national debt. The young stand for the implementation of social programs, at least in full, or even demand their expansion. And the veterans, not without reason, say that there is no money, and their emergence is not to be expected. That is, the moneys need to be printed. It seems that such a situation one year before the vote can also undermine the positions of the recent winners. If this is true, then to what extent? Paul Craig Roberts: I do not think there is conflict between Democrats over social programs and the money to pay for them. The US has plenty of social programs. They have been growing steadily since the 1930s with a big extra dose in the 1960s.  Democrat politicians tend to talk more than they act about raising taxes.  The rhetoric sounds good to the lower classes, but actually raising taxes affects political campaign contributions. What the Democrats are doing is striving for one-party rule by eliminating Republican majorities in currently red states. They are relying on border-crossings and on elimination of identification to vote. The Biden Justice Department is challenging red state requirements of an ID to vote as a violation of the Voting Rights Act.  The Democrats are also relying on Critical Race Theory taught in the public schools to convince white kids that they are racist because they are white and that they must make restitution for past white evils by supporting “people of color.”  In other words, they are being indoctrinated from a young age to vote against their own race. My conclusion is that Democrats are more unified around Identity Politics than they are divided by other issues. GEOFOR: A question from the sphere of unscientific fiction: how real does the Trump-Biden duel of 2024 seem to you? Or will the Parties propose other candidates? Then who of the politicians from both parties do you recommend to observe with special attention? Paul Craig Roberts: Biden is unlikely to be the Democrat candidate.  Trump has far more support among Republicans than any other candidate.  The Republican candidate will be Trump or whoever he gives his support.  Florida’s governor DeSantis is a Trump favorite. Even some Democrats now understand that “Russiagate” was a hoax directed by the CIA/FBI to discredit Trump, and awareness of the FBI’s role in the so-called “Trump insurrection” is spreading.  The leftwing of the Democrats have taken the party far out on limbs that disturb the average voter.  They don’t like the anti-white propaganda, the monument destruction, the persecutions of Trump activists and supporters, the transgender policy that permit males to present as females and have access to female facilities and sports teams.  They don’t like the non-gender pronouns.  The crazed Democrat left is trying to pull off a revolution that many Democrats dislike as much as do Republicans. GEOFOR: And the last question which we cannot pass by. Director of the CIA William Burns recently visited Moscow. Some in the USA say that his mission was to “warn Moscow” against “its buildup of troops near Ukraine's border closely, and to attempt to determine what is motivating Russia's actions”. What is your take on this visit and its outcome? Paul Craig Roberts: I do not know why the CIA director visited Russia or why the Kremlin permitted the visit.  If Burns gave any such warning, it is a reflection of Washington’s hubris.  Andrei Martyanov has argued that the US military is out-classed by the Russian military, and Ukraine is on Russia’s border, not America’s.  If the weapon systems Putin described awhile ago are actually deployed, the US is too much outclassed to give any warning to the Kremlin.  The Kremlin would have to be poorly informed and poorly advised to pay any attention to a warning from the CIA. What the Kremlin should take seriously is the CIA’s assassination of Putin.  For reasons that make no sense, the Russian government has permitted the existence in Russia of Western-funded organizations that serve US and NATO interests.  It is also the case that a substantial percentage of the Russian intellectual class is enamored of the United States.  There are indications that even the current Kremlin only reluctantly gives up the dream of being integrated into the corrupt and dying Western world.  Fanciful thinking can defeat realism, and the realism is that Washington would be pleased for Russia to lose a strong and capable leader. GEOFOR: Thank you very much, Sir. Dr. Paul Craig Roberts – Chairman of the Institute for Political Economy, US economist and ex-assistant secretary of the Treasury in the Reagan administration. Serge Duhanov is a journalist, specializing in international relations and national security issues. Не worked as the NOVOSTI Press Agency's own correspondent in Canada (Ottawa, 1990-1992) and the US Bureau Chief (Washington, 1996-2001) of the newspapers Business MN, Delovoy Mir and Interfax-AiF.

Андрей Раевский: Вашингтон сказал: «Надо!», а Европа ответила: «Есть!»

Не нужно обращать слишком много внимания на формальные союзы или военные блоки типа NATO или AUKUS. На вопросы редакции GEOFOR отвечает известный западный блогер (The Saker) и военный аналитик Андрей Раевский. GEOFOR: Недавнее сообщение о формировании нового военного блока AUKUS, в котором участвуют США, Австралия и Великобритания вызвало бурю эмоций, особенно в Старом Свете, поскольку австралийцы отказались от контракта с Францией о строительстве дизель-электрических подводных лодок в пользу американских атомных. Это расценивалось как создание «англо-саксонской коалиции» на Тихом океане. Но затем стало известно о том, что идет работа по формированию новой коалиции, на этот раз четверки, в составе США, Австралии, Японии и Индии. Причем Лондон туда уже не приглашают. Не значит ли это, что британцы нужны были Вашингтону лишь для того, чтобы получить беспрепятственный доступ к Австралии, в частности, для размещения на севере страны новых военных баз? Ведь королева Великобритании официально остается главой государства Австралия, и Лондон, если бы его изначально не пригласили в этот альянс, мог бы вставлять американцам палки в колеса. Раевский: Начну с того, что, по-моему, не нужно обращать слишком много внимания на формальные союзы или военные блоки типа НАТО или AUKUS и так далее. Во-первых, у США серьезные проблемы с НАТО. Многие натовские страны между собой грызутся – как Франция и Британия, например, Греция и Турция, Венгрия – против всех стран НАТО, входящих в ЕС, и т.д., и т.п Во-вторых, как мы уже видим это по Украине, у американцев есть другая идея – в общем-то, не столько вступление Украины в НАТО де-юре, сколько вступление де-факто. И с этим они могут делать все, что они хотят. То есть, если они завтра хотят присоединить к НАТО, скажем, Парагвай и Бутан – естественно, они не могут это сделать в процессе нормального голосования в НАТО, - они просто дадут какое-то другое название этому сотрудничеству. Например, «Планетарное сотрудничество демократий» или еще что-нибудь в этом духе. Теперь что касается англосаксонских стран. Да, там точно идет процесс консолидации. То есть, я думаю, что англосаксы в целом находятся в положении отступающих и, с их точки зрения, они все делают правильно. После 2001 года американцы предприняли попытку – это всегда присутствовало в их идеологии - покорения всей планеты. Мы все знаем, что из этого получилось – позор, скандал, и полный провал. То, что случилось в Кабуле, уже нельзя было спрятать. Другие поражения удавалось скрывать – как, например, детали позорнейшей военной операции на Гренаде. О них мало кто знает. А вот когда люди просто начали падать с самолетов, когда случилась та бойня в Кабуле, то люди во всем мире увидели, что американцы совершенно недееспособны и небоеспособны. К тому же имеется еще одна типично западная иллюзия – что большие союзы создают реальную военную мощь. Я думаю, что абсолютно неправильно. Скорее, наоборот. Чем больше союзников, тем хуже становится суммарная боеспособность этих сил. Например, кому нужны голландские вооруженные силы? Или, там, польские? Или португальские? Да, совершенно никому. И реально вся НАТО, в общем-то, это чистая ширма. Если посмотреть на логистику, на разведку и т.д., то видно, что всегда все зависело и зависит от американцев. Или, если не от одних американцев, то в любом случае от англосаксов. Страной, у которой имелся сравнительно лучший потенциал, была Франция. Но, как мы знаем, Франция совершенно прогнулась перед американцами. Я думаю, последний президент-патриот был Франсуа Миттеран. После него все французские президенты – длинная череда предателей, которые блюли интересы «Вашингтонского обкома», а не французского народа. Это все значит, что, в общем-то, англосаксы сделали правильно – они решили отступать. У них был выбор – отступать более-менее организованно и стараться из этого отступления получить какую-то выгоду или же отступать в бегстве под воздействием внешних сил, как это случилось в Афганистане. И я думаю, что для американцев на данном этапе вся Европа является «чемоданом без ручки». Просто выбросить его, конечно, не хотят и не могут, но толк от этого «чемодана», я бы сказал, практически нулевой. Хотел бы еще добавить, что королева Великобритании, хоть и является главой государств (в том числе – Канады, Австралии и Новой Зеландии), она, естественно, ничего не решает. Даже местные правительства тоже ничего не решают. Все решает тот же «Вашингтонский обком». Или, вернее, те силы – а они разные, – которые совместно управляют этим «Вашингтонским обкомом» по векторному принципу – каждый тащит свой вектор на себя, и результирующим вектором является то, что ошибочно называется «политика Америки»; либо внутренняя, либо внешняя. Я уже думаю, что степень деградации американской власти столь глубока, что никакой реальной политики нет – только попытки создать таковую. Или видимость ее. GEOFOR: Что же все-таки происходит в Индо-Тихоокеанском регионе, какую игру ведет там Вашингтон? И зачем нужна новая коалиция, ведь Вашингтон, Канберра, Токио и Дели и так состоят в Четырехстороннем диалоге по безопасности уже на протяжении 14 лет? Раевский: Я согласен с теми аналитиками, которые говорят, что идет подготовка к большой войне. Это совершенно не значит, что такая война обязательно случится. Это значит, что, с точки зрения англосаксов, скажем так, Китай сейчас «враг №1». Объяснить это несложно. Россия – с точки зрения военной – уже не по зубам никаким американским или англосаксонским, или мировым, коалициям. Этот поезд уже ушел. Я бы сказал, что даже Иран им не по зубам. Мы это очень хорошо видели. Когда иранцы ударили по базам CENTCOM’а на Ближнем Востоке, американцы на это никак не ответили. При этом они получили предупреждения с разных сторон. Это, в общем-то, позорище. Ответа не было не из-за миролюбия. То, что они такой плевок со своего лица не смогли смыть, показывает, что они понимали: если сейчас они начнут крупномасштабную войну на Ближнем Востоке, то это будет конец всего англосаксонского доминирования на планете и это будет обрушение всех мировых рынков. А Израиль – случись такое – оказался бы в очень опасной ситуации. Это же еще может случиться в будущем. Но пока ясно, что для них и Ближний Восток – второй «чемодан без ручки» - отдать не хотим, а таскать не умеем. Значит, остается Китай. И они стараются сейчас осуществить военно-политическую консолидацию с двумя главными целями. Первая – естественно, продажа Австралии или предоставление ей в лизинг американских подводных лодок (посмотрим, какой вариант будет выбран). Это – военный ход. Но есть еще очень важный политический ход – показать странам региона, которые необязательно настроены проамерикански, но которые побаиваются Китая и его влияния (не столько военного, сколько экономического, и влияния со стороны китайской диаспоры), что «у нас еще есть зубы», мы еще можем крепко «укусить». Это – просто попытка постараться воссоздать имидж США как мощного и надежного союзника. В том числе, чтобы компенсировать впечатление от того позорища, которое у них случилось в Афганистане. А еще нельзя забывать про их поражение в Сирии. Фактически, здесь они проиграли войну Ирану и России. Им нужно чем-то показать, что они еще такие «крутые». И вот эта «крутизна» – их шаг по продаже подводных лодок Австралии. Это необязательно подразумевает формальную коалицию. Я думаю, что эта категория, скорее, из 19-го и 20-го веков. Возьмем, например, реальный союз и даже сознательную взаимозависимость России и КНР сегодня. Официального военного союза нет. Но, когда уже проводятся даже совместные командно-штабные учения или маневры, то всем понятно, что что-то там творится. По целому ряду причин я думаю, что мы живем в эпоху неформальных союзов. Но неформальные не значит – неэффективные. Наоборот, они, скорее, динамичные, у них нет настоящих правил. Решает все хозяин – это, во-первых. И во-вторых, быстренько кого-то выкинуть или, наоборот, приблизить к себе и включить в такие неформальные союзы. И последнее – что очень важно – население стран, которые участвуют в таких неформальных, но вполне реальных, союзах, естественно, не имеет никакого права голоса, возможности как-то выразить свое мнение насчет этих союзов. Это очень удобно для того же «Вашингтонского обкома». GEOFOR: Стоит ли рассматривать эти телодвижения, как намерение Соединенных Штатов сосредоточить на странах Дальнего Востока и Южной, а также Юго-Восточной Азии свое основное внимание? И что тогда будет с Европой? Как это может отразиться на НАТО? Раевский: Да, конечно, у них в этих регионах позиции объективно лучше, чем на Ближнем Востоке или в Европе. Они с военной точки зрения сейчас очень уязвимы и в Европе, и на Ближнем Востоке. А где-то далеко в районе Австралии, наоборот, уязвить, то есть нанести удар, сможет только Россия. И продажа Австралии восьми современных подводных лодок, которые прибавятся к общему числу тех подводных лодок, которыми располагают США, реально очень существенно укрепляет силы американцев в регионе. Нужно понимать, что во многом технологически американцы потеряли превосходство даже перед Китаем. Но ударные атомные подводные лодки являются очень эффективным оружием, обладающим возможностями решать множество разнообразных задач в морском бою, при перекрытии проливов и заливов. А применение крылатых ракет очень важно не только в военном отношении, но и в политическом, и в психологическом. Так что, продажа или лизинг этих подлодок Австралии, несомненно, прибавит им, то есть, американцам возможностей. Необязательно им удастся эти возможности реализовать, но их потенциал в регионе точно повышается. И это помогает им, например, оказывать давление на такие страны, как Индия. Которая, в общем-то, играет свою игру и которая, если она почувствует, что идет консолидация мощного военного блока на юге Дальнего Востока, будет смотреть по-другому на США, чем просто после того, что случилось в Афганистане. Что касается Европы, и того, что с ней будет – да ничего с ней не будет. Как и с НАТО. Форма останется. Но реально сегодня ситуация в Европе такова, что НАТО это, в общем-то, «бумажный тигр». И не более. GEOFOR: Существует ли на сегодняшний день вероятность того, что следующим шагом может стать создание блока или коалиции латиноамериканских стран, имеющих выход к Тихому океану, или латиноамериканских стран плюс Канады, естественно, под эгидой и во главе с США? Раевский: Для начала: там уже существует ряд организаций, из которых какие-то более-менее контролируются Соединенными Штатами, а какие-то – нет. Плюс могу сказать, что в Латинской Америке реально существует память прошлого, и неприязнь к «старшему соседу» очень сильная и, скорее всего, во всех странах. Это не значит, что нет компрадорских элит, которые готовы поддерживать янки совершенно безо всяких патриотических чувств. Но в целом, Латинская Америка по культурным и историческим причинам тоже уже не по зубам американцам. Американцы даже не смогли свергнуть ни Чавеса, ни Мадуро, и не смогли навязать Гуайдо в, в общем-то, очень слабой стране – потому, что США у нее под боком, их военный потенциал огромен в сравнении с тем, чем располагает Венесуэла. И даже этого сделать они не смогли, даже там они опозорились уже дважды – когда они предпринимали безуспешные попытки убить Мадуро, а затем, когда попытались осуществить так называемую «специальную операцию», которая закончилась типичным американским позорищем. Как им – если они даже с Венесуэлой справиться не могут – справиться с другими странами Латинской Америки? Да никак! Еще раз: в какой-то момент времени в зависимости от политической ситуации какие-то латиноамериканские государства могут стать проамериканскими и подписывать с ними какие-то соглашения. Но принесет ли это американцам какую-то реальную пользу? Я думаю, абсолютно никакую. У американцев напряженные отношения даже с Мексикой. Что говорить про другие страны… Они ведь совершенно потеряли Боливию – просто потому, что не поняли, с кем имеют дело. Я хорошо знаю Латинскую Америку, много раз там бывал и могу подтвердить, что слова «янки» и «гринго» по сей день являются ругательными. И память у народа там крепкая. А реальных ресурсов, которые были бы нужны американцам, я в Латинской Америке на данный момент не вижу. GEOFOR: Создание AUKUSбыло расценено как угроза Китаю и при этом игнорируется тот факт, что севернее находится Россия с её Северным морским путем, который она энергично развивает, вызывая сильное недовольство в странах Запада, и в первую очередь, США. Может ли Москва рассматривать усиление военной активности Вашингтона как угрозу своей безопасности и интересам в Тихоокеанском регионе? Раевский: Должна ли Москва рассматривать усиление военной активности Вашингтона как угрозу своей безопасности и интересам в Тихоокеанском регионе? Да, абсолютно стопроцентно да! По двум причинам. Во-первых, Россия не может себе позволить, чтобы Китай прогнулся под американцев. Так же, как, кстати, и Китай нуждается в России. Я часто люблю говорить, что эти две страны совершенно разные – «перфектные противоположности». То, что есть у одной, отсутствует у другой – и наоборот. Эти страны подходят друг другу, как симбиоты, как составные элементы Lego. И хотя англосаксы старались раздуть всякие глупые слухи насчет, скажем, китайской угрозы для российской Сибири, это все было просто проплачено пропагандистским аппаратом. Реально обе страны прекрасно понимают, что нуждаются одна в другой. И оба лидера – конкретно Путин и Си – прекрасно понимают это. Потому не нужно никакого формального союза; эти две страны объективно работают в едином ритме, в едином, я бы, все-таки, сказал, союзе. Более того, Россия в прошлом уже во многом помогала Китаю в военной сфере. И я думаю, что скоро – «вдруг», «как-то загадочно», «каким-то непонятным образом», «как бы из ниоткуда» – у китайцев «обнаружатся» какие-нибудь новые разработки в области акустики, в области снижения шумности подводных лодок, ядерных реакторов и т.д. и т.п. Россия не даст англосаксам окружить себя с юга, чтобы они потом старались задушить Китай. Да и сам Китай очень изменился. В 1980-х и 1990-х годах у Китая была огромная армия, но она была совершенно несравнима, скажем, с современными армиями. Сейчас это во многом изменилось. И главное – это относится к тем родам и видам вооруженных сил, которые сильно зависят от технологий, компьютерных технологий, а также к силам специального назначения. Сохраняются сомнения насчет реальной боеспособности китайских сухопутных войск. Но даже в этом случае, не они будут играть решающую роль в конфликте с США. Скорее, это будет их флот, авиация, ракетные войска и войска специального назначения. А в этих областях у Китая произошел быстрый и весьма впечатляющий прогресс GEOFOR: И в заключение вернемся в Старый Свет. После весьма краткого разговора с Дж. Байденом президент Франции Э. Макрон как-то быстро успокоился, а за ним и вся до того момента весьма возмущенная Европа. Какие аргументы мог использовать Вашингтон, чтобы так быстро и так эффективно изменить ситуацию? Раевский: Макрон – чистый продукт международной, транснациональной, силы, которая раньше управлялась из Лондона, а сейчас – из Вашингтона. Макрон может – в лучшем случае – произносить какие-то патриотические слова, но в том, что он быстро и тотально прогнулся под американцев, нет ничего удивительного. Так с Францией было всегда. Повторю, что последним президентом, который мог сказать «Нет!» американцам, был Франсуа Миттеран. Естественно, до него – де Голль. Какие аргументы у американцев, чтобы заставить Макрона слушаться? Да, им даже не нужны никакие специальные аргументы. У них просто есть финансовая мощь и политический контроль над всеми европейскими организациями, международными институтами и так далее. Нужно понять, что Франция, а также все европейские страны, не являются суверенными. Суверенитета у них нет, даже ограниченного. Они, фактически, колонии. Их хозяин не должен оправдываться перед своими колониями по поводу своих решений. Хозяин сказал, и все приняли приказ, козырнули и ответили: «Слушаемся!». Можно даже сказать так: Вашингтон сказал: «Надо!», а Европа ответила: «Есть!». Андрей Раевский родился в Цюрихе, Швейцария, отец — голландец, мать – русская из семьи белоэмигрантов. В 1984 году поступил на действительную военную службу в подразделение радиоэлектронной борьбы, а затем был переведен в службу военной разведки в качестве специалиста по языку, работал в интересах ВВС Швейцарии. Затем переехал в США, где получил степень бакалавра по международным отношениям в Школе международной службы (School of International Service, SIS) Американского университета (American University) и степень магистра по стратегическим исследованиям (Strategic Studies) в Школе углубленных международных исследований им. Пола Н. Нитце Университета Джонса Хопкинса (Paul H. Nitze School for Advanced International Studies (SAIS) at the Johns Hopkins University). По возвращении в Швейцарию работал гражданским консультантом (на должности, соответствующей воинскому званию «майор») в Швейцарской службе стратегической разведки (Swiss Strategic Intelligence Service, SND), готовил стратегические аналитические материалы, прежде всего, о советских/российских вооруженных силах. Работал специалистом по «вражеским операциям» («Красная команда» (Red Team) на американском военном жаргоне) для подготовки личного состава оперативного уровня Генерального штаба вооруженных сил Швейцарии. Позднее работал в Институте ООН по исследованию проблем разоружения (ЮНИДИР — UN Institute for Disarmament Research, UNIDIR), где специализировался на тактике и операциях миротворческой деятельности. Написал книгу о психологических и разведывательных операциях в миротворчестве и четыре книги – собраний сочинений «Содержательный Saker» (The Essential Saker). Владеет русским, английским, французским, испанским и немецким языками. Имеет степень Licentiate in Orthodox Theological Studies (кандидат православного богословия) от Центра Традиционалистских Православных Исследований в монастыре Св. Григория Паламы в г. Этна, шт. Калифорния (the “Center for Traditionalist Orthodox Studies” (CTOS) at the Saint Gregory Palamas monastery in Etna, California). Гражданин Швейцарии. Проживает в штате Флорида. Вопросы задавал Сергей Духанов – журналист-международник, американист. Работал собственным корреспондентом Агентства печати «НОВОСТИ» в Канаде (Оттава, 1990-1992 г.г.) и шефом американского бюро (Вашингтон, 1996-2001 г.г.) газет «Business MN», «Деловой мир» и «Интерфакс-АиФ». Фото: ppstatic.pl

Зачем советник Байдена по нацбезопасности скатался в ОАЭ?

Поразительно, но ближневосточный визит советника президента Байдена по национальной безопасности Джейка Салливэна получает какую-то странную реакцию в прессе. И странность не в том, что в Саудовскую Аравию он отправился в те же самые дни, когда отмечается годовщина ужасного (хотел написать «бесчеловечного», но расчленение убийцами трупов их жертв это как раз очень «по-человечески») убийства – в то время колумниста одной из ведущих американских газет, Washington Post–Джамаля Хашоги в саудовском генконсульстве в Стамбуле. Странность не в том, что Салливэн встречался с наследным принцем королевства Мухамадом бин Салманом – тем самым, кого спецслужбы самих Соединенных Штатов недвусмысленно, явно, четко и однозначно обвинили в этом убийстве: «Наша оценка состоит в том, что наследный принц Саудовской Аравии Мухаммад бен Салман санкционировал операцию в Стамбуле по захвату или убийству саудовского журналиста Джамаля Хашогги. Наследный принц рассматривал Хашогги как угрозу Королевству и широко поддерживал применение насильственных мер, если это необходимо, чтобы заставить его замолчать.» Странность даже не в том, что в ходе предвыборной кампании Джо Байден обещал, что из-за убийства Хашогги Саудовская Аравия станет изгоем и что, став президентом, он пересмотрит отношения Вашингтона с Эр-Риядом. (Надо признать, что – вопреки давней традиции забывать предвыборные обещания–вскоре после вступления Байдена в должность Белый дом объявил, что официальные контакты президента с саудовцами будут с королем Салманом, а не с наследным принцем и де-факто правителем королевства. Тогда это было значительным дипломатическим выпадом.) Странность освещения визита Салливэна – в том, что отсутствуют какие-либо сведения о визите президентского советника во вторую точку его ближневосточного турне – Объединенные Арабские Эмираты. Все поиски в Сети дают сообщения об этом визите, относящиеся к концу сентября и используют глаголы, стоящие в будущем времени – типа таких: «Главный советник США по безопасности, посланник по Йемену направляются в Саудовскую Аравию, ОАЭ», «Салливэн отправится в Саудовскую Аравию, ОАЭ» и т.п. Между тем, летом этого года в Штатах разворачивались события, могущие пролить свет и на содержание вояжа байденовского главного по нацбезопасности, и причину, по которой мраком покрыто не только это самое информационное содержание, но и, вообще, какие-либо факты его визита в ОАЭ. Дело в том, что, как сообщается на сайте минюста США, в июле главе инаугурационного комитета Дональда Трампа и ведущему организатору штаб-квартиры кампании по сбору средств Тому Барраку было предъявлено обвинение по семи пунктам «незаконных усилий по продвижению интересов Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) в Соединенных Штатах по указанию высокопоставленных должностных лиц ОАЭ». В обвинительном заключении ясно указывалось, что эти «незаконные усилия» включали работу Баррака и его сообвиняемых по прямому влиянию на внешнеполитические позиции администрации Трампа в пользу ОАЭ: «Обвиняемые неоднократно использовали дружеские связи Баррака и доступ к кандидату, который в конечном итоге был избран президентом, к высокопоставленным должностным лицам кампании и правительства, а также к американским СМИ для продвижения политических целей иностранного правительства, не раскрывая своих истинных убеждений», – сказал исполняющий обязанности помощника генерального прокурора Марк Леско из Отдела национальной безопасности Министерства юстиции. «Поведение, о котором говорится в обвинительном заключении, является не чем иным, как предательством этих должностных лиц в Соединенных Штатах, включая бывшего президента. Этим обвинительным актом мы ставим всех — независимо от их богатства или предполагаемой политической власти — в известность о том, что Министерство юстиции будет обеспечивать соблюдение запрета на такого рода нераскрытое иностранное влияние». «Как утверждается, обвиняемые, используя свои властные позиции и влияние в год президентских выборов, участвовали в заговоре с целью незаконного продвижения интересов Объединенных Арабских Эмиратов в этой стране, грубо нарушая свое обязательство уведомлять Генерального прокурора о своей деятельности и в нарушение права американского народа знать, когда иностранное правительство стремится повлиять на политику нашего правительства и наше общественное мнение»,–сказал исполняющий обязанности прокурора США по Восточному округу Нью-Йорка Жаклин М. Касулис. «Тем, кто действует по указанию иностранных правительств, не раскрывая своих действий, а также тем, кто стремится ввести следователей в заблуждение относительно своих действий, эти аресты служат предупреждением что они будут привлечены к ответственности и столкнутся с последствиями». «Сегодняшнее обвинительное заключение подтверждает непоколебимую приверженность ФБР искоренению тех лиц, которые думают, что могут манипулировать системой в ущерб Соединенным Штатам и американскому народу»,–сказал помощник директора Кэлвин Шиверс из Отдела уголовных расследований ФБР. «Баррак, как утверждается, злоупотребил своим доступом к правительственным чиновникам, чтобы незаконно продвигать интересы иностранных правительств. ФБР сотрудничает с нашими внешними партнерами, чтобы гарантировать, что все, кто стремится оказать незаконное влияние, будут привлечены к ответственности за свои преступления». Кто-то может сказать: «То было при Трампе и быльем поросло…» Трамп он, конечно, Трамп, но это, все-таки, было незаконным влиянием на внешнюю политику США. А такое не прощается, кто бы ни был хозяином Белого дома. Из обвинительного заключения не было ясно, кто были те высокопоставленные должностные лица ОАЭ, руководившие этой разведывательной операцией. Это изменилось, когда агентство Bloomberg сообщило, что эти «официальные лица ОАЭ» на самом деле находятся на самой вершине правительства ОАЭ, включая посла ОАЭ в Соединенных Штатах Юсефа аль-Отайбу и даже фактического лидера ОАЭ, наследного принца Абу-Даби Шейха Мохаммада Бен Зайда, или MБЗ». Хоть и удивительно, что всплыли данные о руководстве главой «иностранной автократии» противоправной операцией, это был вовсе не первый (и, скорее всего, не последний) случай, когда ОАЭ были пойманы на незаконном вмешательстве в дела Америки. Так, не успели высохнуть чернила на июльском релизе американского минюста, как в середине августа это ведомство вновь сообщает, что трое бывших сотрудников американской разведки (49-летний Марк Бэйер и 34-летний Райан Адамс, а также бывший гражданин США Дэниел Герике, 40 лет–все бывшие сотрудники разведывательного сообщества США … или вооруженных сил США) признались в том, что в период с 2016 года по 2019-й работали «кибершпионами в интересах ОАЭ», взламывали компьютерные сети США и предоставляли Эмиратам несанкционированный доступ к «десяткам миллионов смартфонов и мобильных устройств» в Соединенных Штатах. Это уже не какое-то эфемерное «влияние», до пределов которого старается сузить активность Эмиратов американская пресса, а по-настоящему комплексная разведывательно-подрывная деятельность. Операция кибершпионов, известная как «Проект Ворон» (Project Raven), включала «предоставление поддержки, руководства и надзора в создании сложных систем взлома компьютеров и сбора разведданных «нулевым щелчком мышки»–то есть таких, которые могут взломать устройство без каких-либо действий со стороны «цели». Эти «действия контролировались обвиняемыми и были известны им, после чего они использовали эти эксплойты с нулевым кликом для незаконного получения и использования учетных данных доступа к онлайн-учетным записям, выданным американскими компаниями, и для получения несанкционированного доступа к компьютерам, равно как к мобильным телефонам, по всему миру, в том числе в Соединенных Штатах.» Кроме прочего, операция эта была направлена против журналистов и правозащитников на Ближнем Востоке. Позже некоторых из них были задержаны и подвергнуты пыткам силами безопасности ОАЭ Мохаммад Бен Зайд в Штатах разошелся не по-детски. Он руководил не только операцией Баррака и его соучастников, но, как сообщает New York Times, и еще одной . По указанию МБЗ Джордж Нэйдер – советник MБЗ и Дональда Трампа, сидящий сейчас в тюрьме по обвинению в детской порнографии, – провел то, что Министерство юстиции назвало «кампанией канализации». Ее целью было сокрыть и замаскировать истинный источник более 3,5 миллионов долларов незаконных пожертвований на президентскую кампанию 2016 года. Изначально операция была направлена на получение доступа к штаб-квартире президентской кампании Хиллари Клинтон с целью оказания на нее влияния. Но после победы Трампа на выборах внимание оперативников из Эмиратов быстро переключилось на Трампа. Начали нескромно – осуществив незаконное пожертвование в размере 1 миллиона долларов на его инаугурацию. В дополнение к этой незаконной схеме финансирования кампании, Нэйдер провел в Вашингтоне тайную операцию, преследовавшую цель очернить соперника ОАЭ в регионе–Катар. Получив от Нэйдера 2,5 миллиона долларов, сборщик средств Трампа Эллиот Бройди профинансировал две конференции против Катара, организованные вашингтонскими «мозговыми трестами», которых кое-кто у нас порой называет «исследовательскими центрами». Это было лишь малой составной частью огромного наступления ОАЭ, направленного на завоевание влияния в политических кругах Вашингтона. Как выяснилось, ни одна диктатура не дает «аналитическим центрам» округа Колумбия денег больше, чем ОАЭ. И, как выяснилось, это лишь те деньги, которые удалось выявить. Еще выяснилось, что ОАЭ часто тайно финансируют аналитические центры – такие, например, как Институт Ближнего Востока, про который дуропедия пишет: это некоммерческий, беспартийный аналитический и культурный центр в Вашингтоне, округ Колумбия, основанный в 1946 году. Он стремится «расширить знания о Ближнем Востоке среди граждан Соединенных Штатов и способствовать лучшему взаимопониманию между людьми…». «Некоммерческая» сущность «Института» не помешала ему, как пишет издание The Intercept, принять «секретный» взнос в размере 20 миллионов долларов. (А Atlantic Council за период 2019-2020 годов, по его собственному признанию, получил от посольства ОАЭ (а это не является деятельностью, несовместимой с дипломатическим статусом?) всего ничего – жалкий миллион «зеленых». Но не надо скорбеть по судьбе атлантистов; в 2014-2018 годах Atlantic Council все-таки получил от ОАЭ свои «трудовые» 4 миллиона. Не думайте, что все эти 20 миллионов «упали на карман» одного «Институт Ближнего Востока». Как указывают исследователи организации Responsible Statecraft (Ответственное государственное управление), на эти деньги было куплено … молчание. Молчание, в том числе, других «мозговых трестов» (дурашки из Atlantic Council не обронили ни слова о скандалах, имевших отношение к подрывной деятельности Эмиратов в США; зато они из штанов выпрыгивали, раздувая фальшивку о Russiagate – якобы вмешательстве России в избирательную кампанию 2016 года) и государственных учреждений. А вообще, эмиратцы – молодцы! Помимо совсем тайных операций они провели еще одну, которую можно зачислить под рубрикой «коммерческая тайна». Это покупка CNN. Ну, не совсем покупка, скорее, подряд. Но суть-то та же. Речь о выставке «Экспо-2020», которая будет проходить в Дубае с 1 октября 2021 года по 31 марта 2022-го. «Официальный вещатель выставки» никто иной, как CNN. «По мере того, как глаза всего мира будут обращены к ОАЭ с октября по март на «Экспо-2020» в Дубае, CNN станет официальным вещателем этого мероприятия, обеспечивая непревзойденное освещение для мировой аудитории и обеспечивая заметное присутствие на самой выставке», –завили в CNN. О том, платит ли «Экспо-2020» за ее широкое освещение, в CNN помалкивают. Зато тем, кто у нас вымучивает способы применения Россией своей «мягкой силы», вполне могли бы задать вопрос (себе): «А чё, так можно?». И пусть потом приезжают советники американских президентов по нацбезопасности. Если не будут под санкциями и если получат визу. Приезжают тихо. Без огласки в печати. Автор – журналист-международник, американист. Работал собственным корреспондентом Агентства печати «НОВОСТИ» в Канаде (Оттава, 1990-1992 г.г.) и шефом американского бюро (Вашингтон, 1996-2001 г.г.) газет «Business MN», «Деловой мир» и «Интерфакс-АиФ». Фото: fbnews.am

Пол Робертс: о саммите в Женеве

Саммит лидеров России и США, который состоялся в Женеве 16 июня, завершен. В.Путин и Дж.Байден обсудили широкий круг вопросов двусторонних отношений и общей мировой повестки в целом. Многие детали переговоров неизвестны. Поэтому аналитики и эксперты по-прежнему спорят, какой же будет эффект от встречи и как будет теперь жить мир. Редакция GEOFOR обратилась с этими вопросами к американскому политику и экономисту, Председателю Института политической экономии и бывшему заместителю министра финансов США в администрации Рейгана, Полу Крэгу Робертсу. Сергей Духанов – Здравствуйте! Меня зовут Сергей Духанов, и сегодня для меня большая честь и удовольствие приветствовать г-на Пола Крэга Робертса, председателя Института политической экономии. В администрации Рейгана г-н Робертс занимал должность заместителя министра финансов по экономической политике. Пол Крэг Робертс – один из самых уважаемых обозревателей альтернативных СМИ. Его синдицированные статьи можно прочитать на многих ведущих альтернативных новостных сайтах, включая Lew Rockwell, Infowars, Counterpunch, InformationClearingHouse и многих других. Доброго дня и добро пожаловать, сэр! Пол Крэг Робертс – Спасибо! «СД» – Г-н Робертс, встреча президентов наших двух стран закончена. Похоже, они о чем-то договорились. И все же, как вы думаете, по какой причине мистер Байден, по инициативе которого состоялась встреча, так в ней нуждался? Сыграли ли какую-то роль новые российские системы вооружения? Был причиной Китай? И получил ли он то, чего хотел? «ПКР» – Ну, не совсем ясно, чего хотели. И весь вопрос, зачем был нужен саммит, тоже не ясен. Возможно, Вашингтон хотел перенести российский вопрос с переднего плана на задний из-за беспокойства по поводу Китая. Китай добивается огромного прогресса в Азии и заменяет Соединенные Штаты как страна ищущая лидерство, а также в силу экономических отношений и успеха его собственной внутренней экономики… Так, Вашингтон отметил, что, когда он совершает провокационные действия против Китая и выступает с провокационными заявлениями, китайцы очень агрессивно выступают против этих обвинений. Таким образом, Китай демонстрирует большую уверенность, а остальная Азия замечает, как уверенно китайцы противостоят американским обвинениям и конфронтации с американцами. Китайцы проявляют все большее презрение к тому, как Вашингтон пытается обращаться с ними. Вы, возможно, помните встречи на Аляске, где китайцы устроили американскому госсекретарю то, что называется головомойкой. Поэтому, когда Азия видит такую уверенность со стороны китайцев – это еще больше ослабляет американское влияние. Поэтому я думаю, что это большая проблема для Вашингтона. И, возможно, в Вашингтоне чувствуют, что у них нет возможности противостоять двум крупным державам одновременно. Поэтому и сказали: “Итак, давайте встретимся с Путиным и скажем несколько приятных слов, а затем мы сможем убрать это из новостей и сосредоточиться на китайцах, потому что они сейчас представляют для нас большую угрозу, чем русские, потому что китайцы фактически перехватывают наше лидерство в Азии”. Причиной может быть это. Иначе это трудно объяснить, потому что вы должны помнить, что Байден является продуктом демократов. Демократы были категорически против встречи Трампа с Путиным. И почему бы им хотеть, чтобы Байден встретился с Путиным? Итак, должна быть какая-то подходящая причина, и, возможно, я описал ее. «СД»: Могли ли они надеяться, скажем, ликвидировать новые российские системы вооружения? «ПКР»: О нет. «СД»: Нет? «ПКР»: Нет. Вы знаете, я думаю, что российские системы вооружения представляют собой превосходство. Они заменяют те огромные суммы денег, которые тратят американцы, а русским этого делать не нужно. Пройдет 10 лет, прежде чем у американцев появятся такие системы вооружений. Таким образом, это дает России десятилетие для внутреннего развития, для того, чтобы наладить дружественные отношения с иностранными государствами и, надеюсь, повлиять на американцев, чтобы те пришли к какому-то разумному соглашению – как это сделали Рейган и Горбачев. «СД»: Вы как-то сказали, что если бы у Вашингтона были такие системы вооружения, то он напал бы на Россию. «ПКР»: Да, потому что в Вашингтоне есть люди, которые настолько решительно настроены на американский унилатерализм, что хотят избавиться от России. И я думаю, что если бы у этих людей было такое же гиперзвуковое оружие, как у русских, Россия была бы в опасности нападения. Есть и те, кто может блокировать влияние этих людей, но им этого не позволяют. Всегда можно организовать операцию под чужим флагом. И в американском опыте эти операции печально известны. Я рад, что у нас есть 10 лет. Можно надеяться на то, что Вашингтон откажется от своих гегемонистских устремлений, будет нормально воспринимать другие страны и попытается сбавить тон, чтобы каждый мог каким-то образом достичь своих целей, не нанося ущерба другому. «СД»: Это было именно то замечание, которое я хотел сделать – по крайней мере, если мы примем во внимание те 10 лет, что Россия опережает Соединенные Штаты, то это означает, что у мира во всем мире имеется надежда, по крайней мере, на 10 относительно спокойных лет. «ПКР»: Да, это так. За исключением того, что – как я уже подчеркивал ранее – высокий уровень напряженности, который был создан после распада Советского Союза, очень опасен из-за ненадежности систем предупреждения. Вы знаете, что системы раннего предупреждения часто дают ложную информацию о приближающихся ракетах. И, по-видимому, во время той холодной войны это происходило множество раз. Но им не верили, потому что обе страны пытались работать вместе, чтобы снизить напряженность. Но сейчас напряженность настолько возросла, и существует опасность того, что в ложную тревогу поверят. И в этом заключается реальная опасность напряженности. Именно поэтому, на мой взгляд, Вашингтону необходимо срочно отказаться от своего русофобского, антироссийского отношения, потому что оно распространилось среди людей. Вы знаете, американский народ считает Россию врагом. А это всегда опасно. «СД»: Да. «ПКР»: Вы знаете, неоконсерваторы, на мой взгляд, виноваты в этом из-за этой доктрины Вольфовица об американской гегемонии. А ее главная цель в сфере американской внешней политике состоит в том, чтобы предотвратить возникновение любой державы, которая могла бы сдержать американский унилатерализм. Эта доктрина – доктрина войны. Это означает, что все остальные должны согласиться на то, чтобы быть марионеткой, либо будет война. И такое отношение – опасное отношение. И из-за вот такого отношения, настойчивого утверждения о том, что Россия – враг, так трудно наладить хорошие отношения. В этом вина этой доктрины. «СД»: Кроме того, перед саммитом Вы говорили об опасности, так сказать, пропагандистской западни, приготовленной для Путина. Считаете ли вы, что ваш прогноз сбылся? «ПКР»: Да, считаю. Я думаю, что когда Байден сказал, что для России было бы очень, очень плохо, если бы Навальный умер в тюрьме, это был намек на то, что русские, возможно, убьют Навального в тюрьме. И, конечно же, на Западе Навального представляют, как великого популярного оппозиционера, настоящего демократа, в отличие от Путина, которого представляют, как диктатора и коррупционера. Но, конечно, в России у Навальной большой поддержки нет, но у него огромная поддержка в американской прессе. И поэтому американцы думают, будто он главный лидер, и его просто угнетают. Я думаю, что с пресс-конференцией Байден «подставил» Путина, потому что пресс-конференцию Путин провел открытую. И вот американские журналисты ухватились за заявление Байдена и спросили Путина, почему он испуган настолько, что ему приходится травить и сажать в тюрьму своих политических оппонентов. Другими словами, здесь от средств массовой информации, присутствовавших на пресс-конференции, исходило обвинение. Но люди всего мира не видели встречи Путина и Байдена, они не знают, что произошло на встрече. Они видят только пресс-конференции. Итак, что они получают из пресс-конференции? «О, Путин, он отравляет и сажает в тюрьму своих политических оппонентов». Так что, пропагандистская западня сработала, и ей помогла открытость Путина. Понятно, почему Путин сказал, что он будет открыт – чтобы показать: «Нам нечего бояться». Но если вас подставляют, с вами обращаются несправедливо. Это ошибка. Итак, я думаю, что пропаганда сработала на Байдена. Он подтвердил, что “в России не все в порядке, что политические оппоненты отравлены и заключены в тюрьму”. И это подтверждает мнение в средствах массовой информации о том, что “Россия – плохое место” и так далее. «СД»: Перед саммитом российское экспертное сообщество придерживалось мнения, что главной целью саммита будет выработка “общеприемлемых правил конфронтации”. Как вы относитесь к этой идее? «ПКР»: Я думаю, это бессмысленно, потому что нужды в конфронтации нет. Саммит должен быть посвящен демонтажу конфронтации, а не созданию правил, позволяющих ее осуществлять. Примерно так, как Рейган хотел положить конец холодной войне. Он хотел говорить с Горбачевым, он хотел положить конец холодной войне, избежать конфронтации, потому что конфронтация между ядерными державами опасна. Такое заявление звучит как оправдание для поддержания плохих отношений, что мы просто собираемся управлять ими немного более плотно, чтобы они не вырвались на свободу и не вышли из-под контроля. Но этого делать нельзя, невозможно сказать, что может вызвать фатальное непонимание. Непонимание является эндемичным явлением в жизни – между людьми, между родителями и детьми, между мужьями и женами, между людьми, которые очень хорошо знают друг друга. Непонимание случается со всеми. И, конечно, непонимание может иметь место и между сверхдержавами. Вот почему нам надо избавиться от конфронтации. Либо нам надо избавиться от ядерного оружия. Но, конечно, нельзя иметь и ядерное оружие, и конфронтацию. Они подвергают риску всю жизнь на планете – и все это из-за непонимания. «СД»: Но доверие не может быть построено в одночасье. Может быть, было бы хорошей идеей, скажем, вернуться к старому подходу «соглашаться не соглашаться»? «ПКР»: Это было составной частью стратегии снижения напряженности во время первой холодной войны. Это было только начало. Так вы начинаете вести переговоры, вы соглашаетесь не соглашаться. Но вы не встаете и не выходите из комнаты, потому что вы не согласны. Вы просто с чего-то начинаете и ведете поиски соглашения. Так постепенно снижалась напряженность во время холодной войны. Военно-охранно-разведывательный комплекс противодействует этому, поскольку это не способствует росту их прибылей, но зато способствует снижению напряженности в интересах всех остальных. Я думаю, что напряженность полностью обусловлена доктриной Вулфовица, полностью обусловлена настойчивой позицией неоконсерваторов относительно того, что Соединенные Штаты незаменимы, исключительны и имеют право править миром. Вот к чему все это сводится. И это коренится в американском опыте. Всегда были люди, которые думали: “О, да, мы исключительные, вы знаете, демократия, права человека и все такое…” И это всегда было чертой неоконсерваторов, что легло в основу нашей внешней политики. «СД»: Мессианизм… «ПКР»: И это то, что делает его опасным. Поэтому я думаю, что до тех пор, пока эта доктрина будет иметь влияние, пока эта доктрина не будет отвергнута, пока влияние неоконсерваторов не будет сломлено, Соединенным Штатам и России будет трудно иметь мирные отношения, которые каким-то образом не угрожали бы миру. Как я уже сказал, для этого достаточно одного недоразумения… «СД»: Накануне встречи появился, так сказать, луч надежды, когда традиционно жесткая риторика Вашингтона в отношении Москвы, казалось, несколько смягчилась. каких сюрпризов нам следует ожидать от администрации после встречи? Какие-то новые санкции, более жесткая риторика или что-то еще более творческое? «ПКР»: Не знаю даже, что и сказать. Я думаю, что санкции оказались не столь эффективными. На самом деле они наносят ущерб Соединенным Штатам. Например, санкции побудили Россию избавиться от своих долларовых запасов, чтобы доллар США больше не был статьей в резервах. Это поощряет Россию пытаться заключать сделки со своими торговыми партнерами в их собственных валютах, а не в долларах. Таким образом, когда вы сокращаете использование доллара, вы уменьшаете ценность доллара, вы уменьшаете гегемонию доллара в международных платежах. И это, как правило, ослабляет Соединенные Штаты. Кроме того, Соединенные Штаты обнаружили, что все санкции, которые они ввели в отношении трубопровода “Северный поток-II”, действительно стоили им больших проблем в Германии, потому что на самом деле это санкции в отношении немцев; это были санкции в отношении нероссийсских фирм, участвующих в трубопроводе, и различных предприятий, которые формировались вокруг этого нового источника энергоресурсов в Европе. И поэтому это наносило ущерб Соединенным Штатам. И поэтому, я думаю, американцы теперь, вероятно, немного менее высокомерны, узнав, что санкции могут обернуться неприятными последствиями и для них самих. И это хорошо, что США будут немного менее высокомерны. Поэтому я не думаю, что будет еще много санкций, потому что я также заметил, что, в отличие от русских, когда санкции вводят против китайцев, они отвечают санкциями. «СД»: Да. «ПКР»: И, я думаю, это также шокировало американцев: кто-то наложил на нас санкции! Поэтому, я думаю, это потрясло их и заставило понять, что мы не единственные, кто может это сделать. И, конечно же, большая часть промышленности, производящей продукцию, которую американские фирмы продают американцам, находится в Китае. Как вы можете позволить себе иметь Китай в качестве врага, когда производство американских фирм находится в Китае, если оно перенесено в Китай? Вы знаете, компьютеры Apple, айфоны и все это, обувь Nike… они сделаны в Китае и привезены сюда для продажи. Поэтому, когда все это прибывает в страну, то оно поступает как импорт и усугубляет дефицит торгового баланса. Таким образом, именно американские глобальные корпорации разрушили торговый баланс, переместив производство товаров для рынков США. Ну, это начинает надоедать. Другими словами, мы пытались обвинить в этой проблеме Китай. Но настоящая проблема заключается в американских фирмах, которые вывели производство из американских городов и штатов и разместили его в Китае. Вот в чем причина проблемы. Осознание этого постепенно распространяется, и люди начинают по-другому думать об этих проблемах. И в этом смысле есть некоторая надежда. Но как знать… «СД»: Говоря лично о президентах обеих стран. Каково, по вашему мнению, будет политическое влияние этой встречи для них лично, для их политической жизни? «ПКР»: Видите ли, у нас нет в Соединенных Штатах средств массовой информации, у нас нет общественной дискуссии. Средства массовой информации говорят в один голос. И поэтому, что бы ни делал Байден, они будут раскручивать это в позитивном ключе. Таким образом, не имеет значения, как Байден вел себя на саммите, что произошло – американцы услышат это так, как этого хочет истеблишмент. И средства массовой информации будут раскручивать это. Вы знаете, нам это известно уже много лет – вы посмотрите на “Нью – Йорк Таймс”, “Вашингтон пост” – они говорят одно и то же. Если вы сидите перед телевизором и смотрите ABC, CNN или MSNBC – они говорят одно и то же. Если вы включите Национальное общественное радио – это то же самое. Это почти слово в слово, одни и те же объяснения всего. Итак, нет никаких средств массовой информации, есть Министерство пропаганды, которое публикует ту историю, которую хочет обнародовать Истеблишмент. И Байдену благоволят, потому что он не представляет угрозы для Истеблишмента. Трампа не жаловали, потому что он представлял угрозу для Истеблишмента. Итак, неважно, что сделал Трамп, неважно, насколько хорошо. Это будет изображено как плохое. Для Байдена – неважно, насколько он сделал что-то плохо, это будет изображено как нечто хорошее. Таким образом, в Соединенных Штатах нет такого понятия, как человек, имеющий репутацию или положение, основанное на том, что он на самом деле делает. Его положение основано на том, как это раскручивают СМИ. Что касается Путина, то все указывает на то, что у него очень широкий кругозор, он может вежливо встречаться с людьми, которые называют его самыми ужасными именами, а затем преподносить это в позитивном ключе. Встреча прошла позитивно. И так, для неамериканцев, или для мира, выглядит так, что Путин – государственный деятель. Так что, возможно, в этом смысле это ему помогло. С другой стороны, другие люди могут сказать: “О, боже, что с ним не так? Как он мог встретиться с кем-то, кто называет его убийцей, человеком без души?” И просто невозможно знать, чем это закончится. Неизвестно, скажут ли в среднем люди: “О, он полон самоконтроля, он держит свое эго под контролем, он делает все возможное, чтобы уменьшить напряжение”. Или они скажут: “Что-то не так, он встречается с людьми, которые его оскорбили”. Я не знаю. Я не могу предсказать, чем это закончится. И я не думаю, что могу сомневаться в суждениях Путина или в том, следует ли ему идти на встречу или нет. Я указал на проблемы, которые у меня были, я указал, как это может быть неправильно истолковано, но обдумать и понять это должен он. В целом, Путин заставляет западных политиков выглядеть неэффективными. В целом. И если бы в Соединенных Штатах против него не велась такая массированная пропаганда, я думаю, им бы восхищались, на него можно было бы равняться, потому что он ведет себя так скромно, так сдержанно. Я думаю, что это редкие черты характера. И жаль, что у него есть лидерский потенциал и он готов проявлять гибкость, чтобы приспособиться и достичь договоренностей… жаль, что это нельзя реализовать лучше из-за американской русофобии, из-за ярлыка под названием «российская угроза». Знаете, на днях я был так потрясен, что большинство американцев считают Россию врагом. А почему? Почему они считают Россию врагом? Она им ничего не сделала. Я не понимаю почему – кроме как благодаря воздействию средств массовой информации. «СД»: Такова роль средств массовой информации… «ПКР»: СМИ препятствуют тому, чтобы Путин и Лавров, благодаря своим лидерским способностям, выработали разумные отношения между двумя основными ядерными державами. И я думаю, что если бы не эта настойчивость со стороны Соединенных Штатов в том, что Россия является врагом, то Россия также могла бы помочь в разрешении ситуации между Вашингтоном и Китаем. Это три большие страны вооружены до зубов. Они не смогут сбить друг друга с ног или переехать друг друга. Им необходимо все уладить. Но не всегда есть лидеры, которые способны на это, знаете ли. Путин, на мой взгляд, относится к таким. И я думаю, что и Трамп относился. Такие лидеры есть не всегда. И поэтому, когда они у вас есть, вы должны уметь их использовать. Но мы не можем. И в этом трагедия, настоящая трагедия. Для этой русофобии нет никаких причин. Вы знаете, только потому, что я даю неидеологические объяснения поведению Путина, меня называют российским агентом. Со Стивеном Коэном, нашим самым выдающимся экспертом по России – он скончался в прошлом году – с ним случилось то же самое. Он был экспертом по России на протяжении десятилетий и десятилетий, и он указывал, что нам не нужна эта новая холодная война, она будет более опасной, чем старая. И вот его называли русским агентом. И поэтому любого, кто хочет как-то улучшить ситуацию, называют русским агентом. Поэтому я думаю, что единственным счастливым моментом этой встречи было то, что Байден смог пойти и встретиться, а его не назвали российским агентом. «СД»: Это точно. «ПКР»: Так что мы можем, я думаю, видеть в этом прогресс. «СД»: Да. Сэр, большое спасибо за вашу проницательность. И я хотел бы пожелать вам хорошего дня сегодня. «ПКР»: Большое спасибо. Я ценю наши беседы и интервью. «СД»: Спасибо. Пол Крэг Робертс – председатель Института политической экономии (Institute for Political Economy, США), доктор экономических наук, заместитель министра финансов США в администрации Рейгана. Беседовал – Сергей Духанов, журналист-международник, американист. Работал собственным корреспондентом Агентства печати «НОВОСТИ» в Канаде (Оттава, 1990-1992 г.г.) и шефом американского бюро (Вашингтон, 1996-2001 г.г.) газет «BusinessMN», «Деловой мир» и «Интерфакс-АиФ». .

Пол Крэг Робертс: режим Байдена подрывает себя сам

Председатель Института политической экономии (Institute for Political Economy, США), доктор экономических наук Пол Крэг Робертс (Dr. Paul Craig Roberts) отвечает на вопросы редакции портала GEOFOR. GEOFOR: Уважаемый г-н Робертс, мы благодарим вас за время и усилия, которые вы уделяете ответам на наши вопросы. Мы хотели бы обсудить с вами внутриполитическую ситуацию в Соединенных Штатах, особенно с учетом промежуточных выборов в конгресс, которые состоятся в ноябре следующего года. И в этой связи наш первый вопрос заключается в следующем: Насколько сильна и стабильна позиция демократов, которые контролируют как Белый дом, так и конгресс? Пол Крэг Робертс: На первый взгляд позиция демократов кажется сильной, потому что им в качестве министерства пропаганды принадлежат все печатные и телевизионные СМИ. Но демократы самыми разными способами разозлили значительную часть населения. В штатах и в школьных округах, контролируемых демократами, существует мандат на преподавание “критической расовой теории”. Согласно этой идеологической установке белые американцы являются расистами и угнетателями чернокожих людей. Белых студентов учат стыдиться себя, стыдиться своих родителей и ненавидеть свою “страну-угнетателя”. Это институционализировано в системах государственных школ в «синих» – или демократических – штатах. Некоторые ученики и родители поддаются этой индоктринации, но другие очень возмущаются и выступают против этого. «Красные» – или республиканские – штаты запрещают студентам знакомиться с «критической расовой теорией». Еще одним спорным пунктом является демонтаж достоинств и продвижения (по службе и работе – С.Д.) с учетом заслуг или достижений. Чернокожие в целом безуспешно конкурируют с белыми и азиатами. Демократы и американские левые утверждают, что это означает, что меритократия является расистской и должна быть отменена в интересах “справедливости”. Следовательно, отменяются стандарты приема в университеты и престижные государственные школы, ориентированные на науку и математику. Более того, утверждается, что сама математика является расистской и является средством угнетения негров белыми. Кто-то мог бы подумать, что такую чушь всерьез воспринимать не будут, но это так. Штат Калифорния размыл и снизил требования по математике в государственных средних школах. То же самое происходит и в медицинских вузах. Для поступления квалификацией теперь является цвет кожи, а не компетентность. Белые родители, которые приложили большие усилия, чтобы мотивировать своих сыновей и дочерей, и потратили большие суммы денег на частные средние школы STEM (науки, технологии, инженерия и математика)*, обнаруживают, что их высококвалифицированные сыновья и дочери при поступлении в престижные университеты из-за цвета их кожи подвергаются дискриминации. То же самое ослабление акцента на достоинства происходит по всем направлениям. Для полицейских были отменены экзамены при назначении на более высокие должности, потому что чернокожие не могут их сдать. Продвижение по иерархической лестнице в корпорациях осуществляется с учетом расового и гендерного баланса. В вооруженных силах в настоящее время для продвижения по службе предпочтение отдается чернокожим, женщинам и транссексуалам. Белые американские солдаты обязаны проходить подготовку по «расовой чувствительности», как и белые сотрудники корпораций и университетов. Это не удовлетворяет большинство населения. Белое большинство, за исключением «проснувшихся»** демократов, устало от демонизации этого большинства. Еще одним фактором, действующим против режима Байдена, является расследование нарушений на выборах 2020 года в Аризоне, Джорджии и Пенсильвании. Поскольку демократы делают все возможное, чтобы заблокировать эти расследования, у общественности сложилось впечатление, что демократы что-то скрывают. Если бы фальсификаций на выборах не было, то расследование этот факт установило бы. Так почему же демократы так сильно выступают против этого? Еще одним фактором является прививка от Covid. Те, кто был охвачен страхом, сделали уколы. Те, кто думает самостоятельно и прислушивается к независимым экспертам, этого не сделали. Хотя с блокировками и масками в США покончено, режим Байдена полон решимости провести вакцинацию всего населения. Байден предложил посылать агентов от двери к двери, чтобы добиться всеобщей вакцинации, осуществив массовое вторжение в частную жизнь, игнорируя Конституцию США. Это возмутило многих американцев, особенно по мере накопления доказательств того, что многие, особенно молодые люди, пострадали от серьезных побочных эффектов прививок против Covid, включая смертельный исход. Многие пришли к выводу, что Байден поставил прибыль фармацевтических компаний выше общественного здоровья. Это всего лишь несколько примеров того, как режим Байдена сам себя подрывает. GEOFOR: Может ли повлиять на будущие выборы тот факт, что, использовав левых и ультралевых (BLM, Антифа и т.д.) в борьбе против Республиканской партии и Дональда Трампа, Байден и руководство Демократической партии лишили их возможности работать в администрации? Такому умеренному политику, как сенатор Сандерс, которому, как обсуждалось ранее в СМИ, была обещана министерская должность. Вместо этого были приглашены проверенные кадры из команды Клинтона, которые, похоже, не очень хорошо ладят друг с другом (Дж.Салливан и Э. Блинкен, например). ПКР: Количество членов в Antifa и BLM очень невелико и при голосовании значения не имеет. Большинство чернокожих выступали против массовых беспорядков со стороны черных и против грабежей в городах демократов. Члены Antifa и BLM неспособны функционировать во власти, где необходимы компромиссы и уважение к тем влиятельным группам интересов, которые финансируют политические кампании. Привносить такие проблемы в свою деятельность демократы не собираются. Клинтоны преобразовали Демократическую партию, превратив ее из представителя рабочего класса в машину для генерирования прибыли тем, кто ее контролирует. А Сандерс – аутсайдер. Он говорит о помощи людям. GEOFOR: Попытки администрации сплотить нацию, преодолеть раскол по партийной линии, по-видимому, пока не дали результатов. Более того, не только республиканские штаты не горят желанием играть по правилам либералов, но и, как показывает намерение части штата Орегон присоединиться к республиканскому Айдахо, даже некоторым демократам не очень нравится политика их партии. В какой степени такие настроения смогут повлиять на результаты будущей кампании? ПКР: Попыток по объединению страны демократы предприняли не больше, чем по установлению нормальных отношений с Россией, Китаем или Ираном. Демократы выбрали сторонников Трампа в качестве мишеней. Они арестовали 535 обычных американцев, которые 6 января присутствовали на митинге в поддержку Трампа. Этих американцев ложно обвиняют в “мятеже” и им грозит заключение в тюрьме на многие годы. И напротив, ни один бунтовщик, разграбивший и сжегший десятки американских городов, не подвергается судебному преследованию. Такой несбалансированный подход к правосудию не ведет к единству. Демократы в Нью-Йорке отняли лицензию на юридическую практику у Руди Джулиани, бывшего мэра Нью-Йорка и бывшего прокурора южного округа Нью-Йорка, за “преступление”, выразившееся в защите президента Трампа. И это не ведет к единству. В вооруженных силах США демократы прекратили продвижение по службе белых американцев до тех пор, пока не будет достигнуто “равенство”. И это не ведет к единству. Я мог бы продолжать перечисление вечно. Единство – это последнее, чего хотят демократы. Они хотят конфликта и намерены в нем одержать верх. GEOFOR: А теперь перейдем к республиканцам. Похоже, что, несмотря на все усилия Администрации и ориентированных на демократов СМИ, Дональд Трамп не только не оказался в изоляции, в том числе и в информационной сфере, но и продолжает оставаться лидером Республиканской партии. В какой-то степени он выглядит как сила, объединяющая эту партию. Хотя сам экс-президент отрицает возможность своего участия в промежуточных выборах, возможно ли, что он все-таки пойдет на выборы в конгресс от штата Флорида – где его популярность остается чрезвычайно высокой – и с этих позиций снова начнет борьбу за Белый дом? ПКР: Сторонники Трампа видят в Трампе аутсайдера, который для них и их страны, а не агента правящего истеблишмента. Они понимают, что Трамп был отстранен истеблишментом, потому что он представлял народ, а не истеблишмент. Он был отстранен таким образом, чтобы донести до всех будущих президентов, что единственный вариант для них – представлять истеблишмент. Трамп не был готов к той задаче, за которую взялся. Он будет центром внимания для американцев, которые любят свою страну, до тех пор, пока не появится более способный лидер. GEOFOR: В настоящее время, когда республиканцы сохраняют свои позиции среди избирателей и партийной элиты, когда Трамп остается их лидером, чего мы можем ожидать от демократов в плане подрыва его авторитета, возможностей спонсоров финансировать партию и т.д.? ПКР: Демократы охотятся не только на Трампа. Они охотятся на “расистскую” белую Америку. Любое вообразимое злоупотребление законом, какое только может быть, будет использовано для того, чтобы посадить Трампа в тюрьму и объявить его сторонников “внутренними террористами”. В настоящее время окружной прокурор Нью-Йорка выдвигает ложные обвинения против бизнес-менеджера Трампа, пытаясь заставить бизнес-менеджера Трампа дать ложные показания против Трампа в обмен на снятие обвинений.  Именно так работает “правосудие” в Америке. GEOFOR: Проект первого бюджета администрации Байдена был представлен в конгресс. Как бы вы оценили этот документ в целом? ПКР: Бюджеты бессмысленны. GEOFOR: Некоторые американские эксперты указывают на два пункта в проекте бюджета: план в размере 2,3 триллиона долларов на создание новых рабочих мест в первую очередь за счет развития и модернизации инфраструктуры США и «План американских семей» в размере 1,8 триллиона долларов, направленный на расширение структуры социальной защиты. Более того, первый план явно скопирован с плана Дональда Трампа, который в свое время был высмеян и разрушен демократами, хотя и предусматривал значительно меньшие затраты. ПКР: Эти “планы” действуют друг против друга. В США уже произошел всплеск инфляции из-за нехватки предложения. Возобновляющиеся бизнесы не могут найти людей, которые будут работать. Если демократы передадут людям 1,8 триллиона долларов, то они не будут работать. Таким образом, не будет рабочей силы для строительства новой инфраструктуры на 2,3 триллиона долларов. Если неблагоприятные последствия вакцинации от Covid продолжат расти, то численность рабочей силы будет еще больше сокращаться. GEOFOR: Примечательно также, что, с одной стороны, планируется сократить дефицит с 16,7% ВВП до 7,8%, а затем до 4-6 %. С другой стороны, рост ВВП планируется на уровне 2,0% до 2031 года. Похоже, что увеличение социальных программ и сокращение дефицита бюджета будут финансироваться за счет увеличения налогов. Как это может повлиять на экономику США? ПКР: А кто будет платить эти налоги? Безос, Билл Гейтс и эта толпа мегамиллиардеров более могущественны, чем сенаторы США. Демократы — Пелоси, Байден, Клинтоны —сами богаты. И они не собираются облагать себя налогами. Средний класс сокращается. Бедные будут жить на подачки демократов для “Семейного плана”. Налоги платить некому. Власть будет финансироваться за счет печатания денег, как это было в течение многих лет. Вообще говоря, империи заканчиваются гиперинфляцией, и это же будет судьбой Америки. * STEM (Science, Technology, Engineering, Mathematics) образование — образовательная модель, объединяющая естественные науки и инженерные предметы в единую систему. В ее основе лежит интегративный подход – биологию, физику, химию и математику преподают не по отдельности, а в связи друг с другом для решения реальных технологических задач. Такой подход учит рассматривать проблемы в целом, а не в разрезе одной области науки или технологии. **wokism (от woke) — политический термин афроамериканского происхождения. Имеет отношение к осознанному пониманию вопросов, касающихся социальной справедливости и расовой справедливости. Происходит от афроамериканского простонародного англоязычного выражения stay woke (проснись, будь начеку). Пол Крэг Робертс – председатель Института политической экономии (Institute for Political Economy, США), доктор экономических наук, заместитель министра финансов США в администрации Рейгана. Беседовал – Сергей Духанов, журналист-международник, американист. Работал собственным корреспондентом Агентства печати «НОВОСТИ» в Канаде (Оттава, 1990-1992 г.г.) и шефом американского бюро (Вашингтон, 1996-2001 г.г.) газет «BusinessMN», «Деловой мир» и «Интерфакс-АиФ».

Саммит состоялся: благодаря или вопреки?

Перефразируя заявление вождя мирового пролетариата, так и хочется сказать: встреча, на которой настаивал президент Дж.Байден, состоялась! Ура? Давайте разбираться. Начнем, буквально точечно, с позиций сторон. Для американского президента Женева была конечной перед возвращением в Вашингтон точкой его европейского турне и, судя по всему – ключевой. Междусобойчик на семерых на британском курорте (это мы о G7, где уже давно о многом говорят, но мало что решают), а также участие в саммитах ЕС и НАТО были своего рода подготовкой к принципиальной для президента США встрече с российским лидером. Байдену, одним из основных тезисов которого еще со времени избирательной кампании был «Америка возвращается» в мировую политику, было важно встретиться с В.Путиным не только как президент Соединенных Штатов, что, признаемся, уже немало, но и как лидер всего объединенного Запада. И следует признать, что это у него, а точнее у американской дипломатии, получилось. На наш взгляд окончательная точка в вопросе «кто главный» произошла на саммите НАТО, где европейцы радостно признали главенство США, которые покрывают более 70 % всех расходов блока. Теперь также коротко о позиции российского президента. У В.Путина в активе – внутриполитическая стабильность, отсутствующая у его американского коллеги (вспомним расовые беспорядки, недовольство результатами выборов и т.д.). А также приоритет по стратегическим вооружениям – гиперзвуковые ракеты, неуязвимые для американских систем ПРО, отличное состояние Вооруженных сил, их уровень подготовки и оснащения. Плюс укрепляющиеся отношения с Китаем, экономический и интеллектуальный потенциал которого для американцев как кость в горле. С этих позиций Россия этой весной уже прошла «проверку на вшивость», устроенную Западом. Никогда до этого мы не испытывали такого сильного военно-политического давления. Но выстояли. И «незалежных» соседей успокоили, проведя у своих западных границ и в Крыму маневры силами двух армий. Это – не считая ВДВ и морпехов. Такой намек был не только понят, но и принят. О чем свидетельствует звонок Байдена Путину с предложением провести личную встречу. Думается, поэтому американским представителям и пришлось вести разговор в Женеве с их российскими коллегами на равных. Без чтения лекций и моралистики, до чего страсть как охочи американские политики и дипломаты, особенно, когда хоть в чем-то чувствуют свое превосходство. О конструктивном духе и тоне беседы в двустороннем формате, которая затянулась заметно дольше отведенного на неё времени, сообщили в ходе своих пресс-конференций оба президента. Может, поэтому заседание в расширенном формате было сокращено: все приоритетные для президентов вопросы были обсуждены ими лично. Ну, уж раз заговорили про переговоры, продолжим. Начнем с обстановки библиотеки, где прошла основная часть встречи лидеров двух стран. Наверняка все заметили, что за креслами президентов стоял большущий антикварный глобус Х1Х века. Так вот, Аляска на нем была помечена как часть Российской Империи. Мелочь, пустячок, а приятно. И еще один момент. По договоренности, на личной встрече кроме двух президентов и двух переводчиков присутствовали глава российского МИДа С.Лавров и госсекретарь США Э.Блинкен, который даже на протокольных фото, когда принято улыбаться, сидел с лицом человека, у которого скоропостижно скончалась любимая бабушка. Но о причинах этого поговорим чуть ниже… Встреча, как мы знаем, закончилась без подписания каких-либо итоговых документов: заявлений, договоров, соглашений и т.п., на что обратили внимание некоторые пессимисты, дескать, не смогли президенты ни до чего договориться. Но тут следует отметить, что подписание документов и не планировалось. Эти переговоры были сосредоточены не на политике как таковой, а на её повестке. Президенты и их команды старались выделить те вопросы, которые являются для них важными, и по обоюдному согласию определяли очередность их решения. Одним словом, начали разгребать завалы, которые образовались за последние годы в отношениях между нашими странами. Ведь надо же с чего-то начинать. Договоренности все-таки были достигнуты, пусть и небольшие: по визам, по посольствам, по выдаче сторонами заключенных… Информации на эту тему в сети масса. Так что не будем тратить на это время и место для текста. Тем не менее, отдельно хотелось бы обратить внимание на вопрос по кибератакам. Вот это – вопрос принципиальный. Американский президент на своей пресс-конференции заявил о недопустимости кибератак на объекты инфраструктуры, которые являются критическими для США и России и что российский президент его поддерживает. То есть предварительная договоренность между лидерами двух стран достигнута, но заковырка в том, как Байден её реализует. И сможет ли он её вообще реализовать. Дело в том, что в США официально принята и узаконена доктрина о возможности превентивного использования кибератак по объектам инфраструктуры других стран. Так что решить эту задачку даже для президента США будет непросто. Теперь еще один момент, прозвучавший в ходе пресс-конференции американского лидера. Обозначая вопросы, которые президенты поручили проработать своим ведомствам, Байден почти всегда называл шестимесячный срок. То есть полгода. Что за этим стоит? Вариантов тут просматривается несколько. Во-первых, в будущем году в США пройдут промежуточные выборы, в ходе которых будет полностью переизбираться палата представителей, часть сената, губернаторского корпуса, а также местных органов управления. Поскольку подготовка к ним фактически начнется вскоре после новогодних праздников, межпартийная борьба неизбежно наложит определенные ограничения на президента и его администрацию. Во-вторых, не исключено, что президент надеется, что за это время позиции США и России в сфере новейших гиперзвуковых вооружений начнут выравниваться, а это однозначно укрепит переговорную позицию Вашингтона. Американцы уже давно занимаются этой проблемой, и недавно проводили испытания гиперзвуковой ракеты. Правда, пока испытания прошли неудачно. Но ясно, что они приближаются к решению этой проблемы. И последнее, нельзя исключить и вариант, при котором недовольное президентом «теневое руководство страны», скорее всего, его часть, решит использовать 25-ю поправку к Конституции и заставит Байдена подать в отставку или просто отправит его на пенсию «по состоянию здоровья». Такой сценарий исключать нельзя. Особенно если учесть борьбу между различными группировками в его администрации. Наверное, если хорошо покопаться, можно прикинуть еще несколько вариантов, но пока и этого, думается, хватит… А раз мы затронули борьбу группировок в окружении президента, вернемся к похоронному настроению госсекретаря. Дело в том, что Энтони Блинкен принадлежит к той группе американских политиков, которым Женевская встреча, как говорится, как чирей на заднем месте. К этой славной кампании принадлежит и бывший посол в России, а ныне опять профессор Майкл Макфол, и ряд некоторых других бывших аппаратчиков администрации Б.Обамы. По их мнению, встречу было бы лучше не проводить вообще. Либо – чтобы она закончилась скандалом, и один из президентов (неважно, кто), что называется, хлопнул дверью. Но не получилось, на срослось. Разговор состоялся. Причем оба лидера проявили заинтересованность и профессионализм. И тут возникает еще один любопытный вопрос, а хватит ли сил у Блинкена и товарищей, чтобы поднять вокруг Байдена такую бучу, которая стоила бы ему президентского кресла? Ответа на него у нас нет, поскольку ключевые действующие лица возможного противоборства нам не известны. То, что за Блинкеным стоит клан Клинтонов, это общеизвестно. Кстати, Джейк Салливан, советник президента по национальной безопасности, который в паре с секретарем российского Совбеза Н.Птрушевым провел предварительную работу по подготовке женевской встречи, тоже принадлежит к этому клану, но он больше ориентируется на Билла Клинтона (Блинкен – на Хилари) и числится в «умеренных». Однако тут важно другое: кто реально стоит за президентом Байденом. Кто поддерживает и направляет этого опытного, но далеко не самого сильного и самостоятельного политика? А это – «тайна великая есть». Тем не менее, очевидно, что в настоящее время он держится уверенно. Иллюстрация тому его пресс-конференция перед отлетом в Вашингтон. Придворная пресса Белого дома буквально набросилась на президента, хотя совсем недавно на встречах с ним проявляла более, чем почтительное отношение. На раздраженные вопросы журналистов, которые ждали от саммита крови, а ничего подобного не получили, Байден отвечал спокойно, а в заключение высказался в том плане, что они ничего не понимают в дипломатической работе. Тем не менее, есть подозрение, что в ближайшее время доселе лояльная Байдену большая пресса может на него наброситься. И не только пресса, но и однопартийцы-демократы. Как левые, так и правые. Так что президента Байдена ждут непростые времена. И простыми оправданиями тут он вряд ли обойдется. А значит, Россию ждут грозные обвинения (в чем – неважно), заявления и, конечно, новые санкции. Куда уж без них. И все-таки вернемся к саммиту. Что же он все-таки показал? Однозначно можно сказать, что если США вернулись в Европу, то Россия вернулась на свое законное место сверхдержавы. Свысока разговаривать с Москвой уже не получилось и не получится в будущем. А конфликт с Москвой – не только непродуктивен, но и опасен. Ясно также, что Кремль четко формулирует свои позиции и твердо их отстаивает. Это хорошо видно по пресс-конференции В.Путина. Хотя он был как всегда предельно вежлив, но такого жесткого тона раньше слышать не доводилось. Россия и дальше, несмотря на все увещевания, будет развивать отношения с Пекином. Хотя, судя по интервью Байдена, попытка развести Россию и Китай в стороны предпринималась. Кстати, в перспективе визит Путина в Китай и встреча с товарищем Си Цзиньпином. Следует также признать, что говорить о том, что в вопросах двусторонних отношений с Соединенными Штатами и стратегической стабильности ситуация начала выправляться, пока более чем преждевременно. Российская сторона к диалогу готова, дело за Вашингтоном. Фото: sputnik.kz

Первый бюджет Байдена. На бумаге гладко…

28 мая президент США Джо Байден направил в Конгресс свой первый федеральный бюджет, призвав выделить 6 трлн долларов США на расходы в различных областях – от образования до инфраструктуры и изменения климата. Финансовый документ демонстрирует, что в ближайшие несколько лет федеральное правительство будет активно заниматься развитием страны и её экономики. Он включает в себя два знаковых предложения Байдена по экономическому стимулированию: - план создания рабочих мест на сумму 2,3 трлн долларов США, основным направлением которого будет развитие инфраструктуры; - семейный план (в оригинале: American Families Plan) на сумму 1,8 трлн долларов США, направленный на расширение структуры социальной защиты. Он также опирается на апрельскую инициативу президента увеличить финансирование целого ряда правительственных учреждений, включая департаменты образования, здравоохранения и жилищного строительства. Не стоит забывать, что финансовый документ, несомненно, включает в себя и другие статьи, к примеру, 715 млрд долларов планируется потратить на оборонную сферу и Пентагон. 615 млн долларов – на борьбу с изменением климата. Государственный департамент США просит только на финансирование иностранных СМИ около 810 млн долларов. При этом отмечается, что в своей работе USAGM (Агентство по глобальным медиа) будет направлять средства в первую очередь в такие ключевые страны, как Китай, Россия и Иран, финансируя там оппозиционные и лояльные американцам издания. Экономические предположения бюджета включают также сокращение бюджетного дефицита до 7,8% ВВП в 2021/22 финансовом году с 16,7% в 2020/21 и 14,9% в 2019/20 финансовых годах. Новый бюджет предполагает, что дефицит в размере от 4 до 6 процентов сохранится на протяжении всего десятилетия, вплоть до 2031 года. При этом, как отмечают эксперты британского аналитического центра Economist Intelligence Unit (EIU), ожидание роста реального ВВП представляются «консервативными». После бума, связанного со стимулированием в 2021-22 годах, бюджет подразумевает в 2023-31 гг. рост реального ВВП примерно на 2% в год. Это в целом соответствует версии о том, что администрация Байдена не ожидает того, что программы стимулирования экономики приведут к её заметному росту. И в этой связи в EIU подчеркивают, что удержание бюджетного дефицита под контролем будет достигаться путем повышения налогов на корпорации и лиц с высоким уровнем дохода. На сегодняшний день американскому бюджету предстоит пройти сложный путь утверждения в Конгрессе. Британские аналитики считают, что законодатели из Республиканской партии скептически относятся к идеям повышения налогов и значительного увеличения расходов. Так, только в рамках обсуждения инфраструктурных вопросов республиканцы и демократы в Сенате вели переговоры в течение нескольких недель, но не нашли достаточного количества точек соприкосновения.  Байден, который подчеркнул свою заинтересованность в двухпартийном консенсусе, может попытаться провести свой бюджет через законодательную процедуру примирения, если разногласия сохранятся, что позволило бы использовать слабое большинство демократов в Конгрессе и обойти необходимость поддержки республиканцев. Впрочем, умеренные демократы по-прежнему выступают против этого варианта и подчеркивают необходимость сокращения налоговых и расходных положений. Вероятнее всего, бюджет Байдена не будет принят в том виде, в котором он существует сейчас. Можно ожидать, что после переговоров в Конгрессе расходы на инфраструктуру и социальные расходы сократятся примерно до половины от общей изначально предложенной суммы.

Идет ли Путин в пропагандистскую западню?

English version В преддверии российско-американской встречи на высшем уровне в Женеве редакция GEOFOR обратилась за комментариями к П. К. Робертсу, Председателю Института Экономической Политики, бывшему заместителю министра финансов США в администрации Рейгана, видному экономисту, журналисту и автору многочисленных книг, посвященных самым насущным проблемам современности. Статья одного из гуру Республиканской партии США публикуется в двух версиях: в переводе на русский язык, а также в оригинале. Прежде чем мы предадимся надеждам на то, что саммит «Байден-Путин» приведет к улучшению отношений между США и Россией, мы должны вспомнить саммит «Трамп-Путин» в Хельсинки в июле 2018 года. Американские СМИ и Демократическая партия использовали саммит «Трамп-Путин», чтобы очернить это событие как тот пункт, где Путин «закрепил свой статус и статус России как врага США № 1». Американский истеблишмент позаботился о том, чтобы тот саммит провалился. За три дня до саммита министерство юстиции предъявило обвинения 12 российским офицерам ГРУ. За два дня до саммита демократы в сенате призвали Трампа отменить ту встречу на высшем уровне. Пол Крэг Робертс. Фото: kinstacdn.com Директор ЦРУ Джон Бреннан заявил, что пресс-конференция по итогам саммита показала, будто Трамп переступил «порог серьезных преступлений и правонарушений*. Это было не что иное, как государственная измена. Мало того, что комментарии Трампа были идиотскими, Трамп находится полностью в кармане Путина.» Другими словами, Демократическая партия, военно-охранно-разведывательный комплекс США и американские СМИ сочли встречу Трампа с Путиным актом государственной измены. Независимо от того, произошло ли что-то хорошее на саммите «Трамп-Путин», средства массовой информации, демократы и ЦРУ контролировали нарратив. Перед нами стоит вопрос: если встреча Трампа с Путиным была изменой, то почему встречаться с Путиным разрешено Байдену? Ответ, возможно, заключается в том, что саммит «Байден-Путин» - это пропагандистская западня для Кремля. Точно так же, как Кремль попал в пропагандистскую западню, когда он позволил Навальному обратиться с жалобой на отравление к Германии, Кремль, возможно, повторяет глупость, соглашаясь на встречу с Байденом. Из сообщений о предсаммитной встрече Лаврова и госсекретаря США мы знаем, что повестка дня Байдена - это список обвинений в адрес России. Другими словами, намерение Байдена состоит в том, чтобы привлечь Путина к ответственности. Очевидно, что из такой встречи не может получиться никакого улучшения отношений, если Путин не признается в обвинениях и не пообещает вести себя в будущем лучше. В противном случае Вашингтон будет утверждать, что саммит провалился из-за неразумности Путина. Путин никак не соглашается прекратить травить людей. Путин никак не соглашается прекратить вторжение в другие страны. Путин никак не соглашается прекратить вмешательство в выборы. Путин никак не соглашается прекратить кибератаки. Другими словами, Вашингтон воспользуется саммитом, чтобы подтвердить статус путинской России как «врага народа США № 1». Почти наверняка результатом будет это. Вашингтон использует желание России быть принятой Западом, чтобы заманить неосторожный Кремль в пропагандистскую западню. Режим Байдена состоит из идеологов и является, вероятно, наименее профессиональным правительством в истории США. Но профессионализм тут ни при чем. У Байдена много тех самых людей — например, Виктория Нуланд, — которые организовали «Революцию Майдана» и установили на Украине власть, враждебную Москве. Несмотря на дипломатические усилия Кремля в Европейском Союзе, недавно Европарламент проголосовал в поддержку смены режима в России. При такой высокой степени враждебности Запада по отношению к России, как Кремль может ожидать каких-либо положительных результатов от саммита? Кремль не понял, что Россия для Вашингтона гораздо более ценна в качестве врага, а не в качестве друга. «Российская угроза» является базисом для годового бюджета военно-охранно-разведывательного комплекса США в тысячу миллиардов долларов и той власти, которая приходит с этой огромной суммой. Не будь «российской угрозы», то как обосновать этот бюджет? «Российская угроза» также удерживает Западную Европу и НАТО в одном строю с политикой США. Если нет российской угрозы, то в чем смысл НАТО? Что помешало бы европейским странам проводить независимую внешнюю политику, способствуя тем самым многополярному миру? Байден заинтересован в том, чтобы усилить, а не уменьшить напряженность в отношениях с Россией. Мы должны помнить, что ЦРУ, ФБР, демократы и американские СМИ организовали скандал «Russiagate», чтобы помешать Трампу нормализовать отношения с Россией. Нет никаких оснований полагать, что Байдену будет разрешено делать то, что Трампу делать было запрещено. * Конституционная формула, охватывающая нарушения закона, дающие основание палате представителей для импичмента президента, вице-президента и любого гражданского должностного лица США, а также для утверждения этого решения сенатом. Пол Крэг Робертс – председатель Института политической экономии (Institute for Political Economy, США), доктор экономических наук, заместитель министра финансов США в администрации Рейгана. Is Putin Walking into a Propaganda Trap Paul Craig Roberts Before we give in to hopes that the Biden/Putin Summit will result in better relations between the US and Russia, we should remember the Trump/Putin Summit in Helsinki in July 2018.  The US media and the Democrat Party used the Trump/Putin Summit to blacken the event as where Putin “cemented his status and the status of Russia as US public enemy #1.” The American Establishment made certain the summit would fail. Three days prior to the summit the Department of Justice indicted 12 Russian GRU officers. Two days prior to the summit Senate Democrats urged Trump to cancel the summit meeting. CIA Director John Brennan said that the press conference following the summit showed that Trump exceeded “the threshold of high crimes and misdemeanors. It was nothing short of treasonous. Not only were Trump’s comments imbecile, Trump is wholly in the pocket of Putin.” In other words, the Democrat Party, the US military/security complex, and the American media considered Trump’s meeting with Putin an act of treason. Regardless of whether anything good happened at the Trump/Putin Summit, the media presstitutes, Democrats, and CIA controlled the narrative. The question before us is: If it was treason for Trump to meet with Putin, why is it permissible for Biden to meet with Putin? The answer perhaps is that the Biden/Putin Summit is a propaganda trap for the Kremlin. Just as the Kremlin walked into a propaganda trap when it allowed Navalny to take his poison complaint to Germany, the Kremlin might be repeating the folly by agreeing to the meeting with Biden. We know from reports of the pre-summit meeting of Lavrov and the US Secretary of State that Biden’s agenda is a list of accusations against Russia. In other words, Biden’s intent is to hold Putin accountable. Obviously, no improved relations can come from such a meeting unless Putin confesses to the accusations and promises to behave better in the future. Otherwise Washington’s narrative will be that the summit was a failure due to Putin’s unreasonableness. Putin wouldn’t agree to stop poisoning people. Putin wouldn’t agree to stop invading countries. Putin would not agree to stop interfering in elections. Putin would not agree to stop cyber attacks. In other words, Washington will use the summit to reiterate the status of Putin’s Russia as “US public enemy #1.” This is almost certain to be the outcome. Washington is using the Russian desire to be accepted by the West to draw an incautious Kremlin into a propaganda trap. The Biden regime consists of ideologues and is probably the least professional government in US history. But professionalism has nothing to do with it. Biden has many of the same people—Victoria Nuland for example—who organized the “Maidan Revolution” and installed in Ukraine a government hostile to Moscow. Despite Kremlin diplomatic efforts in the European Union, recently the European Parliament voted to support regime change in Russia. With such a high degree of Western hostility toward Russia, how can the Kremlin expect any positive result from a summit? The Kremlin has not understood that Russia is worth far more to Washington as an enemy than as a friend. The “Russian threat” is the basis for the one thousand-billion-dollar annual budget of the US military/security complex and the power that goes with this enormous sum. Without the “Russia threat,” what is the justification for the budget. The “Russian threat” also keeps Western Europe and NATO in line with US policy. If there is no Russian threat, what is the point of NATO? What would prevent European countries from having independent foreign policies, thus contributing to a multi-polar world? Biden’s interest is to heighten, not reduce, tensions with Russia. We should remember that the CIA, FBI, Democrats, and the US media orchestrated “Russiagate” in order to prevent Trump from normalizing relations with Russia. There is no basis for believing that Biden will be permitted to do what Trump was prohibited from doing. Dr. Paul Craig Roberts – Chairman of the Institute for Political Economy, US economist and ex-assistant secretary of the Treasury in the Reagan administration.

План Байдена по спасению инфраструктуры США под угрозой

После нескольких недель переговоров между законодателями от республиканской и демократической партий, 21 мая администрация президента Джо Байдена представила пересмотренное предложение по изменениям в инфраструктуре Соединенных Штатов. Новый проект подразумевает затраты в размере 1,7 трлн долларов США, тогда как раньше планировалось вложить 2,3 трлн долларов. Напомним, что 31 марта Джо Байден представил план создания рабочих мест, который в восьмилетний срок предполагает инвестировать в инфраструктурные проекты, а также в энергетику и смягчение последствий климатических сдвигов не менее 2 трлн долларов США. При этом, по подсчетам Bloomberg, общая нехватка инвестиций в американскую инфраструктуру достигнет 3,9 трлн долларов. К примеру, более 65 тысяч мостов в США считаются «структурно недостаточными», средний возраст плотин составляет около 52 лет, в серьезной модернизации нуждаются и аэропорты. Подробнее о том, как первоначально Байден панировал спасать американскую инфраструктуру, читайте в нашем материале. На фоне того, как размер инвестиций в проект сокращается, Шелли Мур Капито, сенатор от Западной Виргинии и ведущий республиканский переговорщик, а также представители Белого дома заявили, что они не готовы отказаться от идеи двухпартийного законопроекта об инфраструктуре. Однако в Республиканской партии хотят ограничить вложения лишь финансированием ремонта дорог и мостов, тогда как демократы придерживаются более широкого подхода, подразумевающего всю американскую инфраструктуру, социальную помощь и профессиональную подготовку кадров. Как считают эксперты британского аналитического центра Economist Intelligence Unit (EIU), провал нового раунда переговоров, который вполне вероятен, повлечет за собой большие риски для обеих сторон. Для Байдена и демократов неудача будет означать неспособность выполнения предвыборных обещаний, подразумевавших управление страной на двухпартийной основе и ослабление политической напряженности в Вашингтоне. При этом, если консенсус по инвестиционному плану спасения инфраструктуры США не будет достигнут, это повлечет за собой риски для остальных проектов, подразумевающих принятие решений двумя американскими партиями на протяжении всего президентства Байдена. В свою очередь отказ поддержать законопроект об инфраструктуре, с одной стороны, укрепит позиции республиканской партии среди сторонников экс-президента Трампа. Но с другой – подорвет её авторитет в глазах умеренных избирателей-республиканцев и независимых избирателей, многие из которых не голосовали за Дональда Трампа в 2016 году и положительно оценивают предлагаемые демократами инвестиции в инфраструктуру. На сегодняшний день центристские демократы, такие как старшие сенаторы Западной Виргинии и Аризоны Джо Манчин III и Кирстен Синема, выступают против идеи протолкнуть законопроект через Конгресс с использованием согласования бюджета (это позволило бы принять его без какой-либо поддержки республиканцев, пока демократы голосуют как единый сплоченный блок). Тем не менее, бездействие в вопросах решения инфраструктурных проблем США способно подтолкнуть центристских демократов согласиться на упрощенную версию первоначального законопроекта. В обозримой перспективе, вне зависимости от того, будет ли принят законопроект при двухпартийной поддержке или же путем согласования бюджета, окончательный закон об инфраструктуре будет представлять собой уменьшенную версию первоначального предложения стоимостью до 2 трлн долларов США. Однако в настоящее время, как отмечают эксперты EIU, нельзя полностью исключать вероятность того, что он будет принят именно путем согласования бюджета. Причем шансы реализации такого сценария, как нам представляется, возрастают. Фото: nypost.com