Cтраница новостей США

США

США: Выборы закончились – борьба продолжается

Итак, вашингтонскому болоту, которое грозился осушить Дональд Трамп, все-таки удалось протащить в Белый дом своего представителя, ветерана американской политики великовозрастного Джо Байдена, который после голосования выборщиков 14 декабря официально стал избранным президентом Соединенных Штатов, с чем его и поздравил наш президент. Теперь можно с уверенностью сказать, что 20 января будущего года у 78-летнего бывшего вице-президента Джо Байдена начнется новый этап его карьеры - в качестве президента США, 46-го по счету. Как долго этот период продлится, будет зависеть от состояния его здоровья (все под Богом ходим) и способности жить в условиях каверз, которые наверняка готовят его политические противники. Расстановка сил в Вашингтоне для президента Байдена складывается не самым лучшим образом. Республиканцы улучшили свои позиции в Палате представителей, и теперь разница между демократическим большинством и его конкурентами составляет всего 11 голосов. Усилиями Дональда Трампа консервативные республиканцы составляют подавляющее большинство в Верховном суде. Что же касается Сената, где республиканцы уже имеют 50 мест из ста, окончательно его состав определится после перевыборов в штате Джорджия, которые состоятся 5 января. И тут позволим себе не согласиться с мнением некоторых наших коллег, драматизирующих возможность того, что после январских выборов в Джорджии в Сенате может возникнуть равновесие: 50х50 мест. Это опасение связано с тем, что, в случае, если при голосовании позиции сенаторов разделятся поровну, право голоса получает вице-президент, который, как нетрудно догадаться, будет поддерживать своих однопартийцев. Однако тут следует вспомнить несколько моментов. Во-первых, раскол, который обозначился в рядах демократов в связи с усилением в партии левых настроений. Сторонники социал-демократических идей, продвигаемых сенатором Берни Сандерсом, смыкающиеся по ряду вопросов с радикальными движениями, которые в немалой степени способствовали победе Байдена, начинают претендовать на участие в руководстве партии, формировании её политики, да и во власти в целом. Что касается последнего, то, судя по кандидатам на посты в администрации, Байден, похоже, их просто «кинул», предпочитая левым новичкам в политике проверенные кадры, работавшие в администрациях Б.Клинтона и Б.Обамы. Тем не менее, появление в рядах законодателей от демократической партии группы энергичных, напористых и весьма амбициозных, скажем так, «леваков», как отмечается уже в настоящее время, вызывает настороженность и раздражение у политиков старой формации. Во-вторых, результаты недавних голосований и предшествовавшая им избирательная кампания свидетельствует о том, что Д. Трампу все-таки удалось в немалой степени переформатировать партийные приоритеты и, сплотив партию, привести её в победе. Понимаю, что это звучит на фоне проигрыша действующего президента странновато, но, за исключением битвы за Белый дом, республиканцы победили на всех губернаторских выборах, где они проводились, а также очень хорошо выступили на выборах в законодательные органы, начиная от Палаты представителей и кончая местными муниципалитетами. Таким образом, проиграв первый пост в государстве, республиканская партия тем не менее создала для себя хорошие перспективы для дальнейшего наступления через два года, т.е. на промежуточных выборах, когда наверняка будет предпринята попытка взять под контроль нижнюю палату Конгресса. А с этих позиций вступить в новый раунд борьбы за Белый дом. Возвращаясь к расстановке сил в Сенате США, считаем возможным допустить, что в этих условиях даже при победе демократов за два кресла от штата Джорджия говорить о полной потере республиканцами контроля над верхней палатой и, следовательно, над Конгрессом в целом будет некорректным. Дело в том, что понятие партийной дисциплины у демократов воспринимается весьма условно. Республиканцы в этом плане более организованы. Кроме того, позиции «классических» традиционных демократов по многим вопросам, особенно, внутренней политики Немаловажным моментом являются и процессы внутри демпартии, которые подталкивают законодателей, придерживающихся традиционных взглядов вашингтонского истеблишмента, в сторону республиканцев. В этой связи издание The Hill, что переводится как «холм», т.е. Капитолийский холм, и издается в Вашингтоне для депутатов Конгресса и их аппаратчиков напоминает, что еще при президенте Б.Обаме ряд сенаторов-демократов при поддержке их коллег-республиканцев блокировали инициативы Белого дома, которые считали излишне либеральными. По прогнозам издания, в составе демократической фракции Сената уже есть от трех до пяти законодателей, которые по большинству ключевых вопросов будут поддерживать республиканскую точку зрения. В их числе пока называются сенатор от Западной Виргинии Джо Мэнчин и его коллега от Аризоны Карстен Синема. В этой связи высказывается предположение относительно того, что нынешний лидер сенатского большинства Митч Макконелл может сохранить свой пост даже в тех условиях, если представительство обеих партий уравняется. От себя отметим, что появляющиеся в СМИ спекуляции относительно того, что ровесник избранного президента и на протяжении нескольких десятилетий его коллега по сенату вряд ли будет использовать свой авторитет, подыгрывая Байдену, несмотря на хорошие, по некоторым сведениям, даже дружеские отношения. Дело в том, что при всем возможном желании поддержать своего, скажем так, приятеля, опытный политик не пойдет против позиции, доминирующей в настоящее время в его партии. В этой связи следует отметить, что противоречия между администрацией и сенатом пока что ожидаются в основном по внутриполитическим вопросам. Причем по тем, которые фигурировали в программе Байдена как ключевые. В их числе увеличение федеральной помощи безработным, а также программам развития штатов и муниципалитетов, плюс федеральное финансирование инфраструктурных проектов. Есть противоречия относительно финансирования четвертой стадии стимулирующей программы по борьбе с COVID-19, которая пока заморожена, поскольку демократы в Палате представителей запросили на неё 2 миллиарда долларов, а сенат соглашается на выделения только 500 миллионов. Что касается внешней политики, и в частности, в отношении нашей страны, то тут можно говорить, если не о совпадении позиций администрации и республиканцев, то об их близости. В том числе и по вопросу введения против российских предприятий, отраслей и физических лиц новых санкций. В этой связи британский центр Economist Intelligence Unit, прогнозирует возможность корректировки курса Вашингтона при новой администрации по «Северному потоку», который, несмотря ни на что, будет построен. Исходя из намерений Байдена и его команды нормализовать отношения с европейцами и продолжить давление на Россию, британцы допускаю возможность того, что очередной санкционный пакет будет введен только в отношении российских компаний и их филиалов. Европейских участников проекта эти меры не затронут. В заключение стоит обозначить и ряд других вопросов, которые будут раздражителями для нового президента. В их числе расследование о коррупции в отношении его сына, которое ведется офисом Генерального прокурора. И хотя глава ведомства отказался выделить для этого специального прокурора, что стоило ему его должности, вероятность того, что проблему удастся замять, минимальна. В качестве крайней меры для освобождения сына от грозящего ему наказания называется президентское помилование и неизбежная в этом случае добровольная отставка Байдена. Кроме того, ряд аналитиков, в их числе эксперты Fitch Group, прогнозируют возможность дестабилизации обстановки в США, исходя из того, что нынешняя избирательная кампания фактически расколола страну на два непримиримых лагеря. Что касается недавних заявлений Байдена о его намерении стать президентом всех американцев, вызвали в рядах сторонников республиканской партии обратную реакцию, только ожесточив эту часть населения. Думается, в таких условиях управлять страной будет затруднительно. Однако, посмотрим…

Байден или Трамп: нам без разницы

Избирательная кампания в США выходит на финишную прямую. «В первый вторник после первого понедельника ноября месяца», как записано в американской конституции, будет избран новый или переизбран старый президент США, а также вся нижняя палата Конгресса, где пока что главенствуют демократы и треть Сената, который контролируется республиканцами. Это не говоря о местных выборах, где в ряде штатов идет борьба за посты губернаторов. Что касается непосредственно президентской гонки, в которой участвуют действующий президент республиканец Дональд Трамп и демократ Джо Байден, занимавший в предыдущей администрации пост вице-президента, то пока предсказать исход поединка этих, вежливо говоря, немолодых джентльменов пока затруднительно. На момент написания этого материала, по большинству соцопросов, Байден, хоть и с небольшим отрывом, но лидирует. Некоторые аналитики, например, из Business Monitor International (BMI), структурного подразделения рейтингового и консалтингового агентства Fitch Solutions, прогнозируют, что шансы Дональда Трампа на победу равняются 30 %. Однако прошлые выборы показали, что американская социология и американская избирательная система – это далеко не одно и то же. В ходе прошлой кампании, борясь за президентское кресло, неофит американской политики, бизнесмен Дональд Трамп стабильно уступал в рейтинге бывшей первой леди, сенатору Хиллари Клинтон, за которую, кстати, проголосовало заметно больше избирателей. Но президентом стал Трамп, набравший больше голосов выборщиков за счет так называемых колеблющихся штатов. Вот такая у них система выборов. Ничего не попишешь… Так что предлагаем дождаться официальных итогов голосования. А пока попытаемся разобраться, как могут развиваться российско-американские отношения после этих выборов. Но сначала пара предварительных замечаний. Первое. Если представить принципиальную разницу между кандидатами в американские президенты схематично, то борьба за Белый дом ведется между Байденом, системным ветераном американской политики, бывшим сенатором и вице-президентом Байденом, который завязан на клан Клинтонов, финансовые круги и транснациональные корпорации. Его противник Трамп до поста президента никогда не занимал выборных должностей и не работал в государственных структурах. По сути дела, он так и остался для Вашингтона чужаком. Что касается его подходов к экономике, то он ориентируется на производственный сектор, ратует за возвращение предприятий на американскую территорию (чтобы они платили налоги в бюджет США), а также за сокращение притока неквалифицированных мигрантов, отбирающих рабочие места у, скажем так, коренных американцев. И второе. Если заглянуть хоть немного в историю США, то внешняя политика этой страны по сути дела мало меняется от смены главы Белого дома. Тут, чаще всего, речь идет о некоторых коррекциях курса, которые носят тактический характер и продиктованы текущей ситуацией в мире. Что касается стратегических направлений, то они не меняются многие годы, а то и десятилетия. В этой связи стоит отметить, что не только политический истэблишмент США, но и бизнес предпочитают играть в долгую. И нередко это у них получается. А теперь вернемся к участникам президентской гонки. Победа Джо Байдена в ноябре 2020 года, по мнению многих западных аналитиков (в их число входят и эксперты упомянутого выше Fitch Solutions), может создать «большие проблемы» для политического истеблишмента России. В этой связи указывается на высокую вероятность того, что во внешней политике демократическая (по партийному признаку) администрация будет делать упор на усиление давления на Россию. В частности, путем укрепления НАТО, а также увязывания широкого круга политических, экономических и т.п. вопросов в международных и двусторонних отношениях с «правами человека», которые, по мнению демократов «всячески нарушаются» в нашей стране. В этой связи напомним, что обвинение России и других стран, которые являются внешнеполитическими конкурентами США, в нарушении прав человека, является традиционным приоритетом политики демократической партии. Республиканцев эта проблематика волнует меньше. Прогнозируется также, что администрация Байдена будет активно привлекать к давлению на Россию своих союзников и партнеров. В качестве аргумента в пользу этого тезиса американские аналитики отмечают, что, говоря о потенциальных участниках «Встречи на высшем уровне за демократию» (Summit for Democracy), которую он намерен провести в статусе президента США, Байден всячески избегает вопроса о том, будет ли представлена на ней Россия. Это наталкивает аналитиков на мысль о том, что в планах демократов, выразителем намерений которых может стать в случае его избрания Байден, создать нечто вроде международного фронта против нашей страны и её нынешнего курса. Ожидается также, что демократическая администрация будет, как минимум, продолжать «политику сдерживания и оказания противодействия росту российского влияния» на Ближнем Востоке, в Центральной и Восточной Европе, а также на постсоветском пространстве. Особенно в этой связи американскими аналитиками отмечается Белоруссия и Украина. Прогнозируется также возможность активизации деятельности, препятствующей «росту зависимости» европейских стран от поставок российских энергоносителей. Помимо реанимации вопросов по правам человека в двусторонних отношениях ожидается интенсификация работы Вашингтона с оппозиционными партиями и группами внутри России. В частности, указывается на перспективу усиления их политической и финансовой поддержки. Суждения на этот счет высказываются самим Байденом, который, например, в отличие от представителей нынешней администрации, дистанцирующейся от так называемого «дела Навального», в своих выступлениях всячески осуждает «отравление российского оппозиционного лидера» якобы организованное российскими властями. Что касается санкционной политики в отношении Москвы, то она не только будет продолжена, но и, как прогнозируют американские аналитики, ужесточится. Одним из направлений, как прогнозируют эксперты BMI, могут быть «комплексные меры» направленные на российские разработки нефти и газа в Северном ледовитом океане, включающие ужесточение запретов на их финансирование, поставки оборудования и технологий, персональные санкции в отношении руководителей российских компаний и банков, работающих в этой сфере. Вместе с тем западные эксперты допускают возможность, что достаточно опытный в международных делах Байден может внести в российско-американские отношения «некоторую долю прагматизма». Но только по тем вопросам, в которых будет заинтересован Вашингтон. В частности, указывается на заявление кандидата от демократической партии, что в случае его победы на выборах, США пойдут на продление Договора по стратегическим наступательным вооружениям (СНВ-3). Кроме того, намерение Байдена, продиктованное его приверженностью к проблемам экологии, вернуть запрет на добычу углеводородов в ряде районов США, которая была санкционирована нынешней администрацией, в частности, в штате Юта, а также в районе «Арктического Национального заповедника дикой природы» (Arctic National Wildlife Refuge), приведет к повышению мировых цен на нефть и газ. А это объективно выгодно России, одному из ведущих производителей и продавцов углеводородов в мире. По мнению аналитиков, это может создать «благоприятную атмосферу» для будущего двустороннего российско-американского диалога по другим вопросам. Однако эти прогнозы в отношении администрации Байдена, если он все-таки попадет в Белый дом, можно считать довольно условными. Дело в том, что в случае победы кандидата от демократической партии внутри и вокруг неё начнется нешуточная борьба за места в будущей команде президента. Люди, претендующие на места в администрации, будут представлять различные внутрипартийные направления (от троцкистов до умеренных), они будут принадлежать к различным группам интересов, связаны с теми или иными корпорациями. Так что многое из того, о чем в настоящее время заявляет кандидат и что он обещает, зависит от тех людей, которые попадут на руководящие посты в правительстве США. Ведь не даром говорят, что короля делает свита. Что касается Трампа в случае его переизбрания, то пока доминирует мнение, что существенных подвижек в плане улучшения отношений с Москвой ожидать не следует. При этом западные эксперты и аналитики в первую очередь делают акцент на отсутствие у него возможности внести изменения в санкционную политику в отношении России. В этой связи подчеркивается, что еще на начальном этапе работы администрации Трампа Сенат законодательно лишил президента (любого, а не только Дональда «Фредовича») права принимать решения о снятии санкций, введенных против какой-либо страны. Добавим также, что действующему президенту так и не удалось за первый срок своего пребывания в Белом доме сформировать полномасштабную внешнеполитическую команду. Причиной тому помимо интриг и открытого противодействия со стороны демократической фракции Конгресса является и явный недостаток необходимых квалифицированных кадров, которые мог бы привлечь президент. Вот и получается, что по сей день на многих ответственных должностях в госдепартаменте, Пентагоне, разведсообществе и других внешнеполитических ведомствах все еще работают назначенцы предыдущей, демократической администрации, взгляды которых по многим вопросам существенно отличаются от взглядов президента. Не может президент, как подчеркивают международные обозреватели американского ресурса Politico, игнорировать двухпартийный консенсус вашингтонского истеблишмента в отношении «курса Москвы на разрушение однополярного мира». Одним из направлений противодействия этим «амбициям Кремля» может стать «отрыв России от Китая», что пытается делать администрация и в настоящее время. Правда, безуспешно. Тем не менее, как прогнозируют аналитики, попытки разорвать или ослабить российско-китайское взаимодействие будут продолжены. Учитывая, что именно при администрации Трампа Украина стала получать летальное оружие, ресурс прогнозирует возможность активизации этого направления взаимодействия Вашингтона с Киевом. Усилия по минимизации влияния России в пограничных с ней бывших союзных республиках будут только наращиваться, как и в случае прихода к власти кандидата от демократической партии. Хотя именно при администрации Трампа США вышли из Договора по ракетам средней и меньшей дальности (РСМД), американские аналитики допускают возможность того, что в последний момент перед выборами Белый дом все-таки примет предложение российского президента о продлении Договора СНВ-3 без каких-либо условий для создания возможности продолжить над новым договором. Однако этот шаг увязывается с тем, насколько успешно сработает кампания по разоблачению коррупционных схем Байдена и его сына на Украине и в Китае, «дирижером» которой является личный адвокат Трампа Рудольф Джулиани. В завершении отметим, что в отношениях России и США на сегодняшний день накопилось значительное число проблем и противоречий. Тем не менее, двум государствам рано или поздно придется их решать. Для Москвы в данном контексте не представляется принципиальным вопрос, кто будет при этом находиться в Овальном кабинете, Байден или Трамп. Думается, из этой статьи ясно, что для нас они оба «хороши». Об этом только другими словами по сути дела недавно высказался и В.Путин, заявив о готовности российского руководства работать с любым президентом, которого выберет американский народ. Подчеркнем, именно работать, а не выставлять все новые и новые претензии и беспочвенные обвинения. Так что вопрос в том, пойдет ли Вашингтон, а если пойдет, то, когда, на снижение напряженности в отношениях с Москвой, в настоящий момент остается открытым. Впрочем, учитывая современную конъюнктуру международных отношений, ожидать подобного развития событий в ближайшей перспективе не приходится…

Как Трамп использует кризис в США?

Вскоре после выборов 2016 года Кори Левандовски, бывший руководитель предвыборной кампании президента Трампа и нынешний неофициальный политический советник, появился на конференции лидеров предвыборной кампании в Гарвардском университете и крайне отрицательно оценил работу журналистов, не понимающих новоизбранного президента. “Эта проблема со средствами массовой информации: Вы, ребята, восприняли все, что сказал Дональд Трамп, так буквально”, – заявил Левандовски. Сегодня, почти через четыре года после президентства Трампа и за два месяца до того, как американцы решат, переизбирать ли его, сложившееся кризисное положение в США остается в центре внимания при любых попытках проанализировать правление бизнесмена. При этом всегда возникает вопрос, когда следует принимать то, что он говорит серьезно, а когда он просто играет с прессой в попытке контролировать повестку дня. Два недавних спора подчеркивают этот вопрос – и иллюстрируют, как подход президента усложняет жизнь для кампании его оппонента-демократа Джо Байдена. Так, в первом случае, президент сказал своим сторонникам, чтобы они, по сути, попытались проголосовать за него дважды на осенних выборах, сначала по почте, а затем явившись на избирательный участок в день выборов. Сделав это, согласно Трампу, они могут проверить, действительно ли почтовые избирательные системы так же невосприимчивы к мошенничеству, как говорят, а также убедиться, что они отдают голос, который так или иначе считается. Неужели президент всерьез предлагает своим сторонникам совершить то, что можно считать незаконным актом, попытавшись провести два голосования? Или он просто использовал шокирующее заявление, чтобы подчеркнуть свои аргументы о ловушках, связанных с почтовыми бюллетенями? И что еще вызывает большие опасения, не сеет ли он зерно сомнения в самой легитимности предстоящих выборов? В любом случае, если одной из целей Трампа было просто очередной раз подчеркнуть, что его жалобы на голосование по почте имеют по собой реальную подоплеку, он преуспел. Случай № 2: в последние дни президент издал распоряжение, согласно которому федеральные агентства должны изучить способы сокращения федерального финансирования городов, которые, по мнению Трампа, недостаточно сделали для борьбы с беспорядками на улицах. Так получилось, что в документе упоминаются только города с демократическими мэрами – Сиэтл, Портленд, Нью-Йорк и Вашингтон (округ Колумбия), – и ни одного в колеблющихся штатах, где угроза отрезать федеральные средства могла бы обернуться против президентской кампании по переизбранию. Если президент действительно всерьез намерен попытаться отрезать выделенные Конгрессом средства крупным городам – то это сомнительный шаг с точки зрения его  законности и наверняка столкнется с немедленными судебными разбирательствами если только он не использовал президентский меморандум, чтобы подчеркнуть необходимость соблюдения  закона и порядка, центральный темы в его предвыборной кампании? В любом случае, данное решение привело критиков Трампа в ярость. Губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо ответил, что президенту “лучше иметь армию, если он думает, что будет ходить по улицам Нью-Йорка.” Подобный ответ представляет собой еще одну характеристику некоторых словесных оборотов г-Трампа: они часто заставляют его противников реагировать с таким возмущением, что они кажутся иррациональными. Существует также и множество других примеров, но все они имеют одну общую характеристику: они позволяют президенту осуществлять большой контроль над национальной политической повесткой дня. Так же, как Трамп знал во время кампании 2016 года, что репортеры не будут игнорировать зажигательные заявления ведущего кандидата в президенты, теперь он знает, что репортеры и его политические враги не могут просто игнорировать высказывания лидера “свободного мира”. И он использует эту силу в своих интересах. Сторонники действующего американского президента, похоже, во многих случаях участвуют в этой сделке. Они часто говорят журналистам, что не воспринимают слова президента буквально, но понимают, что он использует напыщенность и преувеличения, чтобы заявить то, что от него хотят услышать. Проблема с подобным стилем заключается в том, что бывают времена кризиса или давления, когда президент нуждается в том, чтобы страна воспринимала его буквально и серьезно. Если президентское доверие обесценивается, то неясно, можно ли его переоценить, когда это действительно важно, или что оно может быть успешно использована для объединения, а не для разделения. Все это представляет собой стратегическую проблему для кампании Байдена. Он наблюдал, как Трамп использовал такую тактику в последние недели, чтобы переместить повестку с коронавируса на закон и порядок, а также голосование по почте. Может ли лагерь Байдена позволить себе просто игнорировать некоторые вещи, которые говорит Трамп, и придерживаться своей собственной повестки дня? Враги действующего президента боролись с этим вопросом в течение многих лет, не находя хорошего ответа. Тем не менее, отметим также, что и в лагере демократов не так однозначна позиция о предстоящих выборах. На сегодняшний день можно констатировать что раскол в обществе Соединенных Штатов достиг небывалых размеров, и решение данной проблемы потребует от того, кто займет на предстоящих выборах Овальный кабинет, крайне жестких и непопулярных решений. В данном контексте ряд представителей американских демократов не без оснований считает, что в стратегическом плане, возможно, победа Трампа была бы им на руку, ведь после упадет не только его рейтинг, но и всей Республиканской партии. А через 4 года можно будет выдвигать своего демократического кандидата с расчетом занять и Конгресс как минимум на один, а то и два срока.