Бунтовщики в Орегоне хотят развода с либералами

В 13 округах штата Орегон труженики полей и ферм, привыкшие зарабатывать на жизнь в пропитанной солью и потом ковбойке, богобоязненные и законопослушные, решили, что им будет лучше принять юрисдикцию соседнего штата Айдахо. Почему?

foto

Красношейные (redneck) фермеры посчитали, что с них довольно. Им хватило с избытком неолиберальных новшеств, навязываемых властями штата, таких как презумпция виновности всех белых подряд за грех их предков — за рабовладение в позапрошлом столетии; распределение по 72 гендерам; квотирование при найме на работу с предпочтением национальным меньшинствам; ограничения на использование ископаемых видом топлива и, наконец, легализация употребления наркотиков.

Четыре года назад правящие в Орегоне либерал-демократы стали пионерами в процессе наркотизации населения. В ноябре 2020 года они приняли т.н. «Меру 110» (Measure 110), которая легализовала не только условно легкие наркотические вещества, такие как каннабис, но и тяжелые, включая опиоиды.

В качестве аргумента власти кивали на необходимость разгрузить местные тюрьмы для более опасных преступников, а также обещали позаботиться о наркозависимых. Предполагалось, что доходы от налога на каннабис пойдут на финансирование центров лечения наркомании. Но, как водится, что-то пошло не так, сильно не так.

Последствия не заставили себя долго ждать. В интернете можно найти массу видеосюжетов, снятых на улицах столичного Портленда, где бродят невменяемые персонажи, словно взятые из массовки фильма ужасов про живых мертвецов. В интервью британской газете Daily Mail Джулия Макконнелл, жительница Портленда, объяснила причину своего разочарования переменами: «Нельзя вести бизнес, когда люди гадят на вашем крыльце или когда они принимают наркотики в вашем подъезде». Статистика свидетельствует: за три года количество смертей от передозировки свободно продаваемым дурманом выросло на 190%.

Джулия Макконнелл суммирует все признаки наступившего при либералах во власти «дивного нового мира»:


«Районы Портленда страдают от перестрелок, токсичных отходов, тяжелобольных наркоманов, пожаров, серьёзного отсутствия безопасности и реагирования со стороны полиции, фактического отсутствия доступа к лечению от зависимости для тех, кто в нём нуждается, и закрытия компаний, которые больше не могут выжить из-за широко распространённых магазинных краж».


Неслучайно в прошлом году крупнейшая в стране торговая сеть Walmart, насчитывающая около 5000 магазинов по стране, объявила, что покидает Портленд — навсегда. Схожие настроения овладели и Дастином Миллером, уроженцем Портленда,который рассказал о том, что его не могут не пугать вооружённые бомжи:


«По улице шёл человек с топором. Это просто сумасшествие. Мне это напоминает какой-то постапокалиптический кошмар. Фильм „Безумный Макс“. Они оккупировали весь город».


Примечателен комментарий, оставленный читателем Daily Mail под ником Apex_Predator:


«Посмотрите на Сиэтл. Посмотрите на Лас-Вегас. Посмотрите на Лос-Анджелес. Посмотрите на Финикс. Посмотрите на Филадельфию. Список можно продолжать и продолжать. Проблема не на уровне города. Это разложение страны на беспрецедентном и необратимом уровне. С США покончено».


На фоне столь быстрой и масштабной деградации именно качества жизни решение орегонцев из сельской глубинки оправдано. Вот как прокомментировала это событие газета Washington Examiner:


«План сецессии, более известный как „Движение за Большой Айдахо“, набирает обороты в Орегоне, где часть жителей считают, что им больше не место в управляемом либералами штате и что их восточный сосед лучше позаботится об их интересах».


Первый звоночек прозвучал еще три года назад, когда первые пять округов открыто признались в желании провести локальный развод и уйти под омофор соседнего штата Айдахо. Там у кормила власти стоят республиканцы, отвергающие неолиберальную антигуманную ортодоксию. К слову: согласно переписи 2010 года, в Айдахо доля афроамериканцев составляла 0,6%, а белых 89,1%.

Общее число сепаратистов в 13 округах невелико, примерно 300 тысяч, одна десятая проживающих в Орегоне, но... на них «записано» более двух третей всей территории штата. К тому же только 3% земель Восточного Орегона находятся в юрисдикции властей штата, остальные — либо частные владения, либо федеральная собственность. Следовательно, уходя в состав «Большого Айдахо», ничего чужого красношейные с собой не возьмут.

Барометром настроений в округе Крук, штат Орегон, с населением около 26 000 человек — и которые намерены присоединиться к 13 взбунтовавшимся общинам на востоке, стало признание местного жителя Эрика Смита газете USA Today:


«Я люблю Орегон, но мне просто не нравятся люди, которые управляют им сейчас. Не похоже, что они хотят, чтобы мы с ними остались».


Как признает Washington Examiner, беглецы из неолиберального орегонского рая, насквозь пропахшего марихуаной, стремятся «переехать в другой штат, в котором разделяют их взгляды. Сецессия дает им возможность быть окруженными большим количеством единомышленников».

Во Флориде выходит онлайн издание «Мы — народная газета» (We The People Daily), которое строит редакционную политику на обещании «предоставлять объективные, основанные на фактах новости по самым актуальным вопросам в США и за их пределами». Голосование в пользу «Большого Айдахо» интерпретировали следующим образом: «Граждане Орегона спасаются от безумия леваков — это изменит нацию навсегда». Издание сочло нужным напомнить, что Портленд, «этот в общем-то сонный город, стал местом сосредоточения самых радикальных организаций, таких как „Антифа“, и анархистских группировок. Летом 2020 года в городе было зарегистрировано более 100 ночей непрерывных беспорядков. Бунтовщики разрушили здание федерального суда, не говоря уже о частных домах и предприятиях».

Последствия проявились 18 мая 2021 года, когда инициативная группа выдвинула лозунг «Переместить границу Орегона для создания Большего Айдахо», чтобы, как сообщала газета Epoch Times, «сельские восточные округа смогли присоединиться к „Штату-Самоцвету“ (The Gem State), полагая, что им будет лучше под консервативно-мыслящим политическим руководством Айдахо».

В ту пору ведущий сепаратист Майк Маккартер заявил местной прессе:


«Если Орегон действительно верит в либеральные ценности, такие как самоопределение, то он не будет удерживать наши округа в плену против нашей воли. Если нам разрешат голосовать за выбор наших кандидатов, то нам должно быть разрешено голосовать и за выбор нашего штата».


Сегодня на сайте сепаратистов сформулирована программа-максимум, основанная на следующей логике: «Граница между Орегоном и Айдахо была установлена 163 года назад и сейчас устарела. В ее нынешнем местоположении нет смысла, поскольку не соответствует культурному разделению в Орегоне... Мы хотим, чтобы экономика не сдерживалась законами и налогами штата Орегон, включая экологические нормы... У нас по-прежнему будут действовать федеральные законы и законы штата Айдахо, и этого достаточно. В Айдахо знают, как уважать сельские округа и наши источники средств к существованию».

Противники перекройки границ запустили пропагандистскую кампанию «IdaNo!». Райан Гриффитс, профессор политологии в Сиракузскомуниверситете, утверждает, что у сецессионистов на самом деле нет значительной общественной поддержки:


«Если вы представите себе полномасштабный проект по разделению Америки на красные (где правят республиканцы) и синие (где у власти демократы) штаты, это было бы невероятно опасно, потому что вам пришлось бы разделять людей».


Шансы на цивилизованный развод невелики. Прописанной упрощенной процедуры сецессии не существует. Не слишком убедительно звучит ссылка на исторический прецедент: в 1820 году округ Мэн покинул юрисдикцию Массачусетса и превратился в 23-й штат США.

Таким образом, если дело дойдет до формализации выхода 13 округов из состава штата Орегон, то придется вначале утвердить демаркацию новых границ в законодательном собрании в Портленде. А там абсолютное доминирование демократов, что автоматически поставит на идее «бегства из рая» жирный крест.

Тем не менее, вектор на пересмотр границ и компактное расселение в соответствии с идейно-нравственным кредо уже задан. Брожение умов потенциальных сепаратистов отмечено в штатах Вирджиния, Иллинойс, а также Калифорнии, где «красные», то есть правоверные республиканцы хотели бы в северных районах образовать собственный штат под названием... Джефферсон.

Мотивы созревших и дозревающих релокантов просты, как чизбургер, и столь же значимы, как всё интенсивнее проявляющиеся последствия начатых демократами «культурных войн», которые предполагают не только «отмену» традиционных убеждений и укладов, но и самих их приверженцев. Для демократов свернуть с выбранного ими курса на конфронтацию и раскол нации будет неимоверно сложно. Любой идеологический догматизм имеет инерциальный ход.

Прогноз: появление новых очагов сепаратизма в США, по крайней мере, на данном этапе гендерно-расового зомбирования, неизбежно.