Фото: slovodel.com

Визит спикера палаты представителей США Нэнси Пелоси на Тайвань, возможно, станет поворотным пунктом в китайско-американских отношениях

Итак, Пелоси съездила на Тайвань. Сейчас многие комментаторы ломают голову над тем, зачем нужен был этот визит. Как выясняется, проку от него Тайваню никакого: ни дополнительного вооружения, ни денег, только моральная поддержка так называемой «независимости».

На первый взгляд, визит был предназначен прежде всего для внутриамериканского потребления: накануне промежуточных выборов в конгресс подправить имидж демократической партии. Еще – показать союзникам, да и всему миру, что США по-прежнему «творят, что хотят», невзирая на риски, предупреждения и уговоры. Эдакий жест дряхлеющего правителя, любыми средствами стремящегося удержать власть.

Конечно же, Вашингтону очень бы хотелось спровоцировать Китай на войну с его кровными братьями по другую сторону Тайваньского пролива, что подорвало бы имидж КНР как миротворца, предлагающего миру решение проблем переговорным путем и концепцию «единой судьбы человечества».

Однако вряд ли секретные службы США, оборонное ведомство и аналитики настолько ослабели, чтобы не просчитать, что Китай не поддастся на провокацию. Не могут американцы не просчитать и то, сколь чувствителен для китайцев тайваньский вопрос и какую пощечину они наносят руководству КНР, с которым, как следует из официальных заявлений, хотели бы поддерживать стабильные, деловые отношения.

Но, судя по всему, эта срежиссированная провокация имеет куда более далеко идущие планы. Не стоит принимать всерьез детские ссылки Вашингтона на разделение властей: визит давно и тщательно планировался с участием президента Байдена, который, как верховный главнокомандующий, конечно же, мог его остановить. Видимо в Белом доме и окрестностях решили, что на китайском направлении настала пора более решительных действий. Судя по первой реакции Пекина, можно предположить, что визит станет водоразделом в китайско-американских отношениях: до и после. Собственно, и раньше было понятно, что размежевание этих двух супердержав неизбежно и будет предварять их столкновение в том или ином виде. Вопрос был только один – когда? Вся политика Пекина и официальные заявления были направлены на то, чтобы как минимум этот процесс отсрочить, а как максимум – провести по возможности с наименьшими потерями.

А американцы видят свой интерес в обратном. Для них конфликты – это способ удержать свое глобальное господство, а конфликт с участием Китая позволяет еще и создать проблемы своему главному конкуренту. В идеале – очередная «война по доверенности». Но если не получается, то – глобальный развод и гибридная война по всем направлениям. А там куда кривая конфронтации вырулит. Горячая война тоже сгодится, ведь речь идет, с точки зрения Вашингтона, о мировом господстве, включая американоцентричную систему мира, построенную на власти доллара и американских штыках. Поставить на кон миллиард – другой жизней – того стоит.

По идее США, уж если конфликтовать, так чем быстрее, тем лучше, пока Китай не превратился в такого дракона, с которым совладать даже американским супергероям не под силу. И вот Байден решил начать первым. Строго говоря, первым был Трамп, развязавший торгово-экономическую войну с Китаем. Байден перевел ее в военно-политическую и идеологическую плоскость.

Судя по сигналам из Пекина, там не осталось иллюзий относительно искренности Вашингтона и соответствия его слов и реальной политики. Об этот говорит согласованность заявлений различных китайских ведомств и их тон. «Это серьезное нарушение принципа одного Китая и положений трех китайско-американских совместных коммюнике, серьезный подрыв политического фундамента китайско-американских отношений, грубое посягательство на суверенитет и территориальную целостность Китая, что навредит миру и стабильности в районе Тайваньского пролива, подает сугубо ошибочный сигнал сепаратистским силам, выступающим за т. н. «независимость Тайваня», – заявил МИД КНР.

А вот, что сказано в официальном заявлении Канцелярии по международным делам ЦК КПК: «Попытка сепаратистских сил добиваться «независимости Тайваня» является самым большим препятствием на пути к воссоединению Родины и серьезной потенциальной опасностью для возрождения китайской нации. Администрация Демократической прогрессивной партии (ДПП) упрямо отстаивает ошибочную позицию, направленную на «независимость Тайваня», по доброй воле служит инструментом антикитайских сил в США для сдерживания Китая и еще более наглым образом совершает провокации в стремлении добиваться «независимости». Это абсолютно неправильное суждение о ситуации и просчет в ее отношении. В своих эгоистичных интересах эта администрация упрямо бросает вызов принципу «одного Китая», отказывается признать Консенсус 1992 года, разжигает конфронтацию между обеими сторонами Тайваньского пролива, зацикливаясь на достижении т. н. «независимости» с опорой на США. Действия администрации ДПП, направленные на достижение «независимости Тайваня», и ее сговор с США, предающий национальные интересы Китая, лишь ввергнут Тайвань в пучину бедствий и принесут глубокие страдания тайваньским соотечественникам. Воссоединение Родины и великое возрождение китайской нации вступили в необратимый исторический процесс. Родина должна быть и непременно будет воссоединена».

Буквально за несколько дней до визита Пелоси Байден в телефонном разговоре в очередной раз клялся Си Цзиньпину в приверженности политике «одного Китая». Но сам визит показал обратное. По факту Пелоси без ведома Пекина посетила одну из провинций КНР, и это примерно то же, как если бы Владимир Путин без согласования с Вашингтоном приехал к американским индейцам, требующим возвращения их исконных земель.

Теперь тайваньцам не позавидуешь. Они и их стремление к американской демократии станут разменной монетой и отправной точкой в этом размежевании. Именно на них будет прежде всего направлен гнев Пекина.

«Народно-освободительная армия Китая, находясь в состоянии повышенной готовности, предпримет ряд целенаправленных военных действий для противодействия этому, будет решительно защищать государственный суверенитет и территориальную целостность, решительно пресекать вмешательство внешних сил и попытки сепаратистских сил, выступающих за «независимость Тайваня» – заявил официальный представитель Минобороны Китая.

С 3 августа вокруг Тайваня развернулось масштабное сражение, пока что учебное: народно-освободительная армия Китая проводит маневры, сценарий которых очень походит на морскую и воздушную блокаду. Китайские военные корабли, включая авианосцы, отрабатывают боевые маневры вблизи тайваньских берегов, а боевые самолеты патрулируют в зоне действия ПВО Тайваня. Министр иностранных дел КНР Ван И отменил запланированные переговоры с японским коллегой из-за позиции Японии по Тайваню. И это лишь первые всполохи этой битвы.

На этом фоне вряд ли кто-то обратил серьезное внимание на сообщение о том, что в качестве первого шага воздействия на сепаратистские силы на Тайване КНР запретила поставки на мятежный остров обычного ископаемого песка. При кажущейся простоте эта новость показывает, сколь серьезны последствия визита и сколь тверды намерения Пекина. Ведь 90 % песка, без которого встанет вся строительная отрасль, на Тайвань, как и в Гонконг и в Макао, поставляется из материкового Китая. Без песка нет бетона, а без бетона не построишь высотные дома, которые превалируют на острове с населением 23 млн человек, по площади равному одной нашей небольшой области.

Но и это не так болезненно, как возможная остановка знаменитой тайваньской полупроводниковой промышленности, которая обеспечивает чуть ли не полмира своей продукцией. Ведь основа полупроводников – кремний, который также добывается из обычного песка. А еще оптоволоконные кабели и много чего еще, что не обходится без кремния. Конечно, песок можно привезти, например, из США, если не будет блокады острова. Но тогда песок станет золотым, а полупроводники и того дороже…

И это лишь начало. Общий товарооборот КНР с Тайванем составляет около 380 млн долларов США, в два раза больше, чем с Россией. В Китае работают тысячи тайваньских компаний, использующих более дешевую китайскую рабочую силу и облегченные налоговые режимы КНР. Многие годы Китай выстраивал тесные экономические связи с островом, надеясь таким образом вернуть Тайвань «в лоно родины». Но теперь, когда выяснилось, что, несмотря на все предупреждения, Тайбэю милее американская демократия, которая, по сути, не предлагает ничего, кроме войны с материком, тайваньцам придется переоценить выгоды связей с КНР, и, возможно, узнать их реальную стоимость.

Автор: Михаил Морозов, обозреватель газеты «Труд»