Фото: nyt.com

Владимир Путин и Си Цзиньпин проведут переговоры в очном формате в ходе саммита ШОС в Самарканде.

На полях Восточного экономического форума президент России Владимир Путин подтвердил, что вскоре состоится его личная встреча с председателем КНР Си Цзиньпином. Как сообщил посол России в Китае Андрей Денисов, лидеры двух государство проведут переговоры во время саммита Шанхайской организации сотрудничества, который пройдет 15-16 сентября в Самарканде. Это будет первый за время пандемии коронавируса полноценный, не в формате онлайн, саммит ШОС. По словам Денисова, состоятся пленарные заседания, многосторонние и двусторонние встречи. Словом, фон для переговоров двух лидеров значительный и благоприятный. Обе страны выступают за активизацию сотрудничества в рамках ШОС, особенно в нынешних условиях.

Для Си Цзиньпина это будет первый зарубежный визит с начала пандемии и первая очная встреча с Владимиром Путиным после переговоров в Пекине в феврале с.г. Единственный раз председатель КНР выбирался за пределы материкового Китая, совершив поездку в Сянган (Гонконг). Ранее сообщившая о планируемых переговорах американская газета Wall Street Journal предположила, что китайский лидер якобы резко изменил свои планы для того, чтобы поехать в Центральную Азию и там встретиться с Владимиром Путиным. Причем, как считают американцы, это было сделано после обострения отношений с США, которое последовало после визита спикера палаты представителей конгресса Нэнси Пелоси на Тайвань.

Спорить не будем, скажем только, что саммиты ШОС планируются заранее. Хотя косвенным подтверждением изменения графика Си Цзиньпина является перенос съезда Компартии Китая с ноября на середину октября. Однако, судя по всему, американская газеты права в том, что американская политика в отношении КНР естественным образом смещает акценты китайской внешней политики с Запада на Восток, способствует сближению Китая и России.

В последние дни с китайской стороны прозвучало немало официальных заявлений в поддержку России, в частности МИД КНР сообщил, что в китайском обществе сложилось понимание действий РФ на Украине.

«Планируется серьезная такая, полноценная встреча наших руководителей (Путина и Цзиньпиня) с развернутой повесткой дня, над которой мы сейчас, собственно говоря, с нашими китайскими партнерами и работаем», – сказал посол РФ в КНР Андрей Денисов.

Поговорить есть о чем. Это и глобальные проблемы безопасности, и региональное сотрудничество, и двусторонние отношения. По последним данным китайской таможни, российско-китайская торговля резко выросла. В августе российский экспорт прибавил 59% в годовом измерении (после 49% в июле), поставки из КНР в РФ увеличились на 26,5% после июльских 22%. В целом за восемь месяцев российский экспорт в Китай вырос на 50% (до $72,9 млрд), импорт из этой страны – на 8,5% (до $44,2 млрд). В итоге профицит в торговле с Китаем составил $28,7 млрд, увеличившись за год вчетверо (с $7,3 млрд). Однако в российском экспорте по-прежнему превалируют сырьевые товары и продукция низкой степени переработки: углеводороды, рыба, лес, пиломатериалы и так далее. С другой стороны, из Китая к нам пока не поступает в адекватном объеме та номенклатура товаров, которые перестали производиться в России или импортироваться из недружественных стран. В целом годовой торговый оборот, который вот-вот преодолеет новую рекордную отметку в 200 млрд долларов, еще далек от исчерпания потенциала.

О чем это говорит? Значимость Китая для нашей страны возрастает. А для Китая Россия в экономическом плане пока не является приоритетом. Общий объем всего экспорта КНР за восемь месяцев составил $2,375 трлн (рост на 13,5%), импорта – $1,815 трлн (плюс 4,6%). Доля России в торговом обороте КНР, таким образом, составила 2,75%. При этом доля поставок из РФ в общем китайском импорте с начала года выросла до 4% (2,9% в 2021 году), доля поставок в Россию в экспорте КНР сократилась до 1,9% (2% в 2021 году). На более длинном временном отрезке эта тенденция выглядит еще более ярко. Если в 2002 году на КНР приходилось 5% российского импорта, то в 2021-м – 25%. При этом объем торговли Китая с США больше, чем с Россией в 5 раз – около $ 750 млрд.

Но радикальные изменения происходят. В ходе ВЭФа «Газпром» договорился о переходе на юани и рубли в расчетах за газ с китайской нефтегазовой компаний CNPC. Это станет стимулом для аналогичных действий не только в двусторонней торговле, но и в экономических отношениях России с другими дружественными странами. В первом полугодии объем прокачки газа в Китай через газопровод «Сила Сибири» вырос на 63%. Подписано соглашение, по которому ежегодные поставки российского газа в Китай увеличатся с 38 до 48 млрд кубометров. Как сообщил Владимир Путин, для строительства нового газопровода в Китай через Монголию Москва уже заключила необходимые договоренности с Улан-Батором. Дело за тем, чтобы адекватные объемы товаров поступали и с китайской стороны. «Нередки случаи крайне осторожного отношения китайских банков к клиентам из России», – пояснил ситуацию выступавший на ВЭФ торгпред РФ в КНР Алексей Дахновский. «Понимая истоки такого подхода, тем не менее убеждены, что и России, и Китаю необходимо интенсифицировать соответствующую работу… вести дело к созданию трансграничного платежного механизма, неподвластного недружественным санкциям», – сказал торгпред. Видимо и об этом будет речь на встрече Путина и Си в Самарканде.

В ходе переговоров с президентом Путиным во Владивостоке и на полях ВЭФ председатель Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей Китая и член постоянного комитета Политбюро ЦК КПК (третье лицо в китайской иерархии) Ли Чжаньшу дал понять, что для углубления нашего стратегического партнерства есть все необходимое и достаточное.

Что касается политики, то здесь все куда яснее. В Пекине, похоже поняли, что от США и их союзников ждать милости не приходится и сделали стратегический выбор. На Китай со стороны Запада оказывается санкционное, а теперь еще и военно-политическое давление. Поэтому КНР, как, впрочем, и другие страны Азии, включая Индию, Монголию, Малайзию, не присоединились к антироссийским санкциям и не поддаются американскому диктату. Постепенно складывается антизападная коалиция или, скажем так, группа стран, которые проводят независимую политику. Остается материализовать эту общность взглядов в экономической плоскости и преодолеть санкционные барьеры.