Фото: banyanhill.com

Последние годы Европа упорно следует курсу на развитие зеленой энергетики, которая должна в перспективе заменить традиционные (углеводородные) энергоносители.

Зелёная энергетика остается приоритетом для руководства Европейского союза даже в современных условиях роста цен на газ, нефть и уголь, которые уже достигли исторических максимумов. А это, в свою очередь, делает неподъемными счета за электроэнергию и тепло не только для рядовых обывателей, но и бизнеса, который вынужден сокращать рабочие места. Что позволяет говорить об энергетическом кризисе и наступающем спаде экономики Старого Света. Так способен ли в обозримой перспективе Брюссель отойти от использования нефти, газа и угля?

В последние годы зацикленность европейских политиков на альтернативной, возобновляемой энергетике связана не только и не столько с заботой об экологии и климате, сколько с курсом на ослабление России и её экономики, зависящей от экспорта углеводородов. С этим связаны и многочисленные заявления западных политиков о стремлении единой Европы к независимости от российских энергоносителей, которые звучат не один год. Украинский кризис лишь усилил эту тенденцию.

Несмотря на то, что в адрес Москвы все чаще сыплются обвинения в «газовом и нефтяном шантаже», а канцлер Германии Олаф Шольц и вовсе назвал Россию «ненадежным поставщиком энергии», в условиях нарастающего дефицита тепла и электроэнергии, который по-настоящему проявится в зимний период, у ЕС не так уж много вариантов для решения этого вопроса. А точнее – всего три. Это полный переход на зеленую энергетику, замещение российских поставок за счет других экспортеров или же налаживание отношений с Москвой.

Понятно, что на снижение градуса напряженности с Москвой Брюссель не пойдет. Тогда ему пришлось бы выступить в роли просителя, признающего свои ошибки. Разве что Париж, Берлин и другие города начнут замерзать, как в известных фильмах-катастрофах. Тем более, что Постпред России при ЕС Владимир Чижов недвусмысленно дал понять: возврата к прежним отношениям с Евросоюзом уже не будет.

Замещение поставок также не представляется возможным. И даже если европейцы соберут «с миру по нитке» необходимое количество ресурсов, им придется решать еще одну проблему: как транспортировать углеводороды на европейский континент. Аналитики приходят к безутешному выводу: в мире недостаточно танкеров для транспортировки подобных объемов нефти и сниженного природного газа, а времени на их строительство уже нет.

Политолог Сергей Судаков проанализовал возможность поставок СПГ из США.

«Первая ветка Северного потока – это 55 условных миллиардов кубов газа в год. Северный поток - 2 мог бы дать те же 55 млрд. кубов.

Стандартный СПГ-танкер перевозит за один рейс примерно 50-60 миллионов кубов газа.

Расстояние от Нью-Йорка до Роттердама примерно 4500 миль (7242 км.), туда и обратно – 9000 миль (14 484 км). Скорость танкера оцениваем в 20 узлов, то есть в 20 миль в час. Значит, в пути танкер проведет примерно 450 часов или 19 суток. И столько же - обратный рейс. Плюс время на погрузку-разгрузку, простой и т.д.

Как пишут специалисты, 7-9 рейсов в год для одного танкера – это очень и очень неплохо. Получается, что 110 СПГ танкеров смогут компенсировать Северный поток - 1 и ещё 110 танкеров – закрыть мощности Северного потока - 2.

Для того, чтобы перекрыть все поставки российского газа в Европу, понадобится уже 350 танкеров. При этом в мире их всего около 500 и почти все их контракты расписаны на годы вперёд.

Напомним: СПГ газ стоит для конечного потребителя минимум в 1,7 раза дороже, нежели газ по трубопроводу. Строительство танкеров, конечно, ведется, но потребуется не менее 5-10 лет, чтобы построить танкерный флот, покрывающий все нужды Европы.

Причем 5-10 лет – это расчёт, произведенный не в кризисное время, когда вся промышленность работала на максимуме и цена за газ была не более 160$ за 1000 кубов.»

Альтернативные источники энергии, безусловно, существуют. Однако их внедрение тоже потребует десятилетий.

Мировой прогресс в этом вопросе очевиден. По данным Международного агентства по возобновляемым источникам энергии, в совокупности они обеспечивают сейчас более трети мировых потребностей. Растут и инвестиции в «зеленую» энергетику. Прибыльность компаний, занимающихся солнечной энергетикой, также растет. При этом у американской First Solar средняя цена, по данным Международного энергетического агентства (МЭА), при большом количестве солнечных дней в году составляет 35-50 долларов за Мегаватт*час (от 2,5 до 4 рублей за кВт*час). В России средняя цена киловатт-часа – около 4 рублей и варьируется от 1,23 руб/кВт.ч в Иркутской области до 8,82 руб/кВт.ч в Чукотском автономном округе. Так что цена сопоставима, а вот объемы энергии стабильны круглый год.

Тем не менее, заменить российские углеводороды у Брюсселя зеленой энергетикой вряд ли получится. Например, в 2020 году ЕС потребил около 16 млн тераджоулей (ТДж) газа в пересчете на энергию сжигания, а добыл при этом менее 2 млн ТДж. Около 23% всего импорта газа в ЕС обеспечила Россия – больше поставила только Норвегия, 25%.

Альтернативные источники энергии – это в основном солнце, ветер и биотопливо. Однако производство последнего требует больших посевных площадей. Едва ли при растущих ценах на продовольствие и удобрения кто-либо рискнет сажать рапс вместо пшеницы.

Чтобы заменить «альтернативным» электричеством энергию, получаемую из российских недр, европейцам пришлось бы увеличить возобновляемую генерацию в 2,4 раза. Это вряд ли возможно в ближайшие годы. Но даже получить нужную энергию мало, необходимо довести ее до потребителя. Газ используется не только на газовых электростанциях (21% всей электрогенерации в ЕС), но и для отопления, что еще важнее – для работы промышленных предприятий и т. д. Чтобы заменить всю «газовую» инфраструктуру на «электрическую», потребовались бы колоссальные денежные вливания и время.

В ближайшие годы возобновляемые источники могут разве что несколько потеснить российский газ на рынке, но не заменить его.

На этом фоне в ЕС озаботились вопросом наращивания мощностей в атомной энергетике, расконсервацией станций.

Хорошей альтернативой могут стать малые модульные реакторы. За счет мобильности, сравнительно невысокой стоимости и скорости возведения они могут обеспечить отказ от угля, поддержав энергопереход посредством низкоуглеродного профиля.

Атомная энергетика сейчас занимает достаточно высокие позиции в государствах Европы и вырабатывает около 15–20% электричества. Да, этого недостаточно для полного замещения, но хватает, чтобы Брюссель рассматривал подобную альтернативу и работал над наращиванием мощностей хотя бы на бумаге. Впрочем, и тут есть проблемы. Во-первых, по примерным подсчетам потребуются инвестиции около 1 трлн $, а во-вторых – эффект от финансовых вложений станет ощутим только через 10-15 лет. В сложившейся реальности у ЕС нет ни денег, ни времени.

Есть также и вопросы в политической плоскости. Еще недавно европейцы закрывали АЭС под давлением общественности, которая поверила в «светлое будущее» альтернативной энергии, а также боялась повторения катастроф масштабов Чернобыля и Фукусимы.

Вероятно, политики в Брюсселе и странах-членах ЕС смогут найти компромисс, решив все же вернуть атомную энергетику в повестку дня, но вот убедить простых граждан, которым долгие годы доказывали, что ветряки и солнечные панели – это надежно и безопасно, будет куда труднее.

На этом фоне эксперты констатируют: без атома избавиться от газа и нефти не представляется возможным.

Энергия солнца и ветра, несмотря на всю ее привлекательность, также не способна сегодня обеспечить ЕС теплом и светом. Причина проста – непредсказуемость погоды. Никто не может гарантировать, что на небе не появятся тучи, а ветер будет дуть именно туда, куда надо. С точки зрения рисков и энергобезопасности целого ряда стран – это критические факторы.

Тем не менее, зеленая энергетика развивается и идет вперед семимильными шагами. Летом 2022 года Европа стала рекордсменом по выработке электричества с помощью солнечных батарей. По данным специалистов, за указанный период удалось выработать 99,4 терраватт-часа электроэнергии, это на 28 процентов больше, чем в аналогичный период годом ранее

Аналитики отмечают, что рост доли зеленой энергии подчеркивает решающую роль возобновляемых источников в усилиях ЕС по сокращению зависимости от дорогого и вредного для окружающей среды ископаемого топлива. Нельзя не отметить и тот факт, что солнечные электростанции на территории Европы строят такими темпами, что каждое лето в ближайшие десять лет могут устанавливаться новые рекорды по генерации безопасной для планеты энергии. Впрочем, зимой и осенью, когда световой день сократится, солнечные панели не смогут покрыть потребности Брюсселя – странам, согласно плану, придется положиться на генерацию с помощью ветряных турбин. Но хватит ли такой энергии?

Несомненно, доля солнечной и ветровой генерации в энергетическом балансе Европы и планеты в целом будет нарастать. Но даже если уставить всю Землю ветряками и солнечными панелями, совсем отказаться от традиционной электрогенерации не получится. Или получится, но с серьезными потерями. Для того чтобы солнце и ветер могли обеспечить потребителей светом и теплом, сегодня необходимы принципиально новые технологии хранения энергии, которых ещё нет и неизвестно, появится ли они в обозримой перспективе.

Современные батареи, как правило, содержат литий. И тут возникает еще одна проблема: и его добычу, и утилизацию уж никак нельзя назвать экологичными. Более того, подобные производства, как считают эксперты и экологи, куда вреднее, чем добыча традиционных источников энергии.

Подводя итог, добавим: многие аналитики все же уверены, что отказ от ископаемых энергоресурсов рано или поздно произойдет. А замещение нефти, газа и угля использованием солнца и ветра постепенно будет увеличиваться. Но темпы прогнозируются крайне низкие. Реализация подобных инициатив возможна в лучшем случае лет через 20-30, а то и больше. К тому же подобный переход стоит значительных инвестиций, которых у европейцев попросту нет.