Фото: politros.com

В России подумали, что Китай вот-вот начнет боевые действия для захвата силой Тайваня.

«Привет Тайваню?» – армия КНР должна сосредоточиться на подготовке к войне». Материалом с таким заголовком отреагировало одно российское информационное агентство на выступление председателя КНР Си Цзиньпина. Как утверждает агентство, на семинаре, в котором участвовало все китайское военное руководство, «председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин призвал военнослужащих Китая сконцентрироваться на подготовке к военным действиям». «Соответствующее заявление, как сообщает Синьхуа, китайский лидер сделал 21 сентября в ходе конференции по национальной обороне и военной реформе» – бравурно вещает российское СМИ. И продолжает цитировать: «Необходимо добросовестно обобщать и применять успешный опыт реформ, владеть новой ситуацией и понимать требования задач, сфокусироваться на подготовке к войнам, а также иметь мужество исследовать и вводить новшества». Ну, что же еще, как не немедленный сигнал к началу боевых действий можно трактовать эти слова Си Цзиньпина? Такова логика рассуждений наших коллег.

Статью другого российского информагентства под воинственным заголовком «Си Цзиньпин приказал армии сосредоточиться на подготовке к боевым действиям» просмотрели свыше 730 тысяч человек. Можно подумать, что определенной части россиян, в том числе в журналистской и в экспертной среде, очень бы хотелось, чтобы Китай «напал» на Тайвань и вдали от российских рубежей разгорелся конфликт, грозящий перерасти в мировую термоядерную войну.

А именно такой оборот событий при применении военной силы со стороны КНР против своей провинции Тайвань становится особенно реальным после недавнего заявления президента США Байдена о готовности использовать американские вооруженные силы для «защиты» китайского острова. На память приходят строчки поэта-революционера-бунтаря Маяковского: «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем, мировой пожар в крови –Господи, благослови!» Только есть одна проблема: в нынешних условиях в этом пожаре сгорит все человечество, в том числе и наши квасные патриоты, жаждущие военного столкновения ядерных держав. Им, видимо, представляется, что война на другом конце земного шара их не затронет и будет вестись «до последнего тайваньца». При этом они вряд ли понимают, что и вариант с локальным конфликтом без прямого вмешательства американцев на руку только США. Они справятся с десятком таких войнушек, в которых их вассалы будут уничтожать их врагов, а американцы станут опять отсиживаться за океаном и стричь купоны. Вашингтон спит и видит как спровоцировать Китай на военное вмешательство на Тайване, чтобы затормозить развитие КНР. Но Пекин отнюдь не горит таким желанием. Не выгоден такой оборот событий и России, когда наш союзник Китай будет втянут в военный конфликт с непредсказуемыми последствиями.

Но, к счастью, не все столь апокалиптично. Здесь скорее мы имеем дело с трудностями перевода и понимания наших соседей. Мероприятия, подобные тому, где нынче выступил Си Цзиньпин, в Китае далеко не редкость. Реформа армии там ведется давно и планомерно. Военные регулярно совещаются между собой и с высшим партийным руководством, чтобы обсудить ход реформирования армии, скорректировать его. Иногда в таких совещаниях принимает участие председатель КНР Си Цзиньпин, который по совместительству еще и глава Центрального военного совета. И всякий раз он говорит нечто подобное. В прямом переводе фраза, взбудоражившая российскую общественность, звучит действительно так: «сосредоточивать внимание на подготовке к войне» и так далее. Но Китай всегда готовился к войнам, что не мешало ему оставаться миролюбивой державой.

Чтобы понять, что высказывание Си не что-то из ряда вон, достаточно вернуться всего на год назад. Точно такая же фраза была произнесена им во время инспекции военной базы в провинции Шэнси в 2021 году. Тогда он, в частности произнес: «Необходимо реализовать партийное мышление по укреплению армии в новую эпоху, реализовать военно-стратегические принципы новой эпохи, сосредоточиться на подготовке к войне, ускорить инновации и развитие, всесторонне повысить способность выполнять миссии и задачи, а также внести больший вклад в построение армии мирового уровня и построение космической державы».

Нечто подобное звучит всякий раз в течение последних как минимум пяти лет. Примерно такую же формулировку использовал Си Цзиньпин в марте 2019 года во время мероприятия, организованного китайскими военными в рамках 2-ой сессии ВСНП 13-го созыва. Ее можно найти в обращениях Си в январе и феврале 2019 года, ноябре 2020 года, и даже в марте, июле и августе 2022 года.

Каждый раз, как и сегодня, формулировка используется в одном и том же контексте: Си Цзиньпин, будучи председателем Центрального военного совета КНР (и ЦВС КПК тоже), встречается с китайскими военноначальниками, обсуждает «процесс реформирования», напоминает своим подчиненным «о важности военной реформы НАОК», необходимости «дальнейшей работы и ускорения реформы» и так далее. Естественно, что в последнее время такие обращения участились в контексте ситуации вокруг Тайваня и агрессивной риторики США. Но это вовсе не означает немедленное начало боевых действий и открытие «второго фронта», о котором мечтают некоторые горячие головы в России.

Глобальные преобразования в китайской армии активизировались после 19-го съезда КПК в 2017 году. Тогда партия и ее ядро – Си Цзиньпин – заявили о необходимости к 2020 году переоснастить вооруженные силы, к 2035 году – завершить процесс модернизации НОАК. Военные специалисты утверждают, что Китай немало преуспел на этом пути. В частности, для защиты от вероятного противника там создан мощный арсенал ракет средней дальности, усиленно строятся стратегические ядерные силы, Китай спускает на воду современные авианосцы и вертолетоносцы, производит истребители пятого поколения, а по беспилотным аппаратам ему, наверное, нет равных в мире. В рамках реформы придется сделать еще немало, чтобы по планам партии к 2050 году достичь уровня США в военном отношении. (Кстати, это дает понять, что и как Китай мыслит и планирует: на десятилетия вперед). 2050 год – символическая для Китая дата. К 2049 году, году столетия КНР, ожидается построение модернизированного социалистического государства и осуществление «китайской мечты» о возрождении китайской нации. Примерно на это же время запланировано достижение уровня США в военном отношении. Тогда же видится и объединение Китая, в смысле возвращение Тайваня «в лоно Родины». Причем, преимущественно мирным путем. И это вполне соответствует китайской теории искусства войны, когда враг, видя подавляющее превосходство, капитулирует без боя. Это также сообразуется с концепцией внешней политики КНР – миротворца и поборника решения конфликтов мирным путем. О чем, кстати, не устает заявлять председатель Си Цзиньпин и министр иностранных дел КНР Ван И, в том числе и в украинском контексте.

Так что к обострению вокруг Тайваня и тем более к Украине эти заявления китайского руководства отношения не имеют. Это обычная, целенаправленная работа по укреплению обороноспособности страны, которая вполне согласуется с древним трактатом знаменитого Сунь Цзы, который учил китайцев побеждать врага не на поле боя, а за его пределами, давая понять, что боестолкновение бессмысленно и пагубно для него.

Поскольку крупнейшие российские государственные СМИ не стали вникать в суть послания китайского руководителя, в блогосфере разгорелась дискуссия на тему: «когда, наконец, уже разгорится пожар». «Когда уже начнут? США пришлось бы разрываться на два фронта», – отреагировала некая Zемфира. Ей вторит Netname: «Они откроют второй фронт. Это то, чего нам очень не хватает!» «Откроют, куда денутся. Тайвань сам по себе не вернется, только военным путем. Наверное, они просто ждут, когда мы начнем уже реально побеждать на всех фронтах и бросятся добивать гегемона», – рассуждает Olga. То есть молодежь, не хлебнувшая ужасов войны, радостно жаждет ее начала. А старшие, судя по всему, индиферентно реагируют на этот сумасбродный раж.

Ничего удивительного в этом нет. У нас вообще в медийном поле нередко отсутствие профессионализма и компетентности компенсируется лояльностью и шумливостью. Режиссеры в широком смысле этого слова легко навязывают свой сценарий спикерам. В результате о достаточно специфичной стране под названием Срединное государство (Китай,) пространно рассуждают те, кто готов комментировать любые темы и не знают элементарных вещей. Например, один вполне популярный телеканал как-то назвал известного всему миру члена политбюро ЦК КПК и министра иностранных дел КНР Ван И послом КНР в России. Все бы ни чего, но российское общество из-за этого может принять черное за белое и наоборот.

К счастью, на китайском направлении российской дипломатии (как, впрочем, и на многих других) служат настоящие профессионалы. Те, кто хотел бы правильно трактовать выступления Си Цзиньпина, могли бы, наверное, обратиться за разъяснениями на Смоленскую площадь. Тем более, что официальный представитель МИД РФ Мария Захарова также профессиональный китаист, хоть и не имеет такого большого опыта работы в Китае, как, например, только что назначенный послом России в этой стране заместитель министра иностранных дел Игорь Моргулов.

Он впервые приехал в Китай в первой группе советских стажеров и студентов еще в 1983 году. В 1986 году уже работал в составе российской дипмиссии в Пекине и в последующем не изменил своей профессии дипломата-китаиста. Моргулов сменил на своем посту посла Андрея Денисова, всю свою долгую жизнь посвятившего Китаю, на глазах которого наш сосед из отсталой аграрной страны превратился в мировую промышленную и технологическую державу. В определенной мере мы обязаны ему тем, что сейчас принято называть российско-китайским стратегическим партнерством. Автору этих строк посчастливилось лично, да еще в Пекине, слышать его захватывающие свидетельства самых драматичных моментов новейшей китайской истории, включая начало политики «реформ и открытости» и события на площади Тяньаньмынь. Он великолепно расшифровывал непрофессионалам те или иные закорючки китайской внутренней и внешней политики, которая не столь проста для понимания иностранцами. Вскоре Андрей Денисов приступит к своей деятельности в качестве члена Совета Федерации. С учетом его традиционно благожелательного отношения к журналистам, он наверняка не откажется правильно разъяснить, что означают те или иные слова председателя Си Цзиньпина. Ибо готовиться к войне по-китайски отнюдь не означает немедленно начать боевые действия. Как говорится у нас (правда, несколько с другим подтекстом): война – ерунда, главное – маневры.