Фото: ababeel.news

США опять провоцируют Пхеньян, готовя «смерть режима».

4 ноября все западные и незападные информационные агентства сообщили о том, что КНДР подняла в воздух около 180 военных самолетов, которые совершали маневры в районе границы с Южной Кореей. Южная Корея, конечно же, немедленно отреагировала – по тревоге вылетели около 80 боевых самолетов, в том числе самолеты-невидимки F-35. Очередной раунд высокой напряженности на Корейском полуострове состоялся. Теперь, когда Северная Корея обладает ядерным оружием и средствами его доставки, это чревато непредсказуемыми последствиями. Причем вблизи границ России.

При этом на Западе, естественно, мало кто задается вопросом: а что вынуждает Пхеньян вести такую военную активность и какую цель при этом преследуют северокорейцы?

А между тем, восстановление хронологии событий позволяет легко ответить на этот вопрос и объяснить «необъяснимые и неспровоцированные» действия КНДР. В частности, демонстрация возможностей северокорейских военно-воздушных сил в ночь на 4 ноября – это ответ на очередные широкомасштабные американо-южнокорейские маневры в непосредственной близости от границ КНДР. Кстати, Пхеньян заранее предупредил, что может принять решительные меры в ответ на проведение учений.

В этих американо-южнокорейских игрищах под условным названием «Бдительный шторм» были одновременно задействованы около 240 самолетов. В том числе 140 самолетов южнокорейских ВВС: истребители F-35A, F-15K, KF-16, самолет-заправщик KC-330. С американской стороны – около сотни самолетов, в том числе истребители F-35B, самолет электронной разведки EA-18, самолет-шпион U-2. Впервые к учениям в Южной Корее подключался самолет-заправщик австралийских ВВС модели KC-30A и истребитель-невидимка F-35B с авиабазы Ивакуни в Японии. На земле в маневрах участвовали подразделения морской пехоты и сухопутных сил США и Республики Корея. Причем сценарий этих учений открыто предполагает отработку ударов по центрам принятия решений в КНДР и уничтожение инфраструктуры. И на этом фоне из Вашингтона и Сеула звучат заявления, что они готовят смерть северокорейского режима. Это ли не откровенная провокация и прямая угроза, которая требует реакции?

Кстати, ежегодно у границ КНДР проводится 10-11 масштабных военных учений, которые направлены против этой страны. Одно из них, проводившееся в текущем году, которое буквально называется «Нож мясника», было направлено на отработку уничтожения высшего военно-политического руководства КНДР. Логика США и их союзников в регионе такова: военные учения, которые проводят они – «хорошие», их не надо бояться, даже если в любой момент они могут перерасти в боевые действия. Надо сидеть тихо и ждать, когда на Пхеньян упадут ракеты и бомбы, даже не объявляя воздушную тревогу.

Но северокорейцы не готовы тихо умереть, поэтому они демонстрируют свою решимость дать отпор агрессору и готовность защищать свою страну всеми имеющимися средствами. В частности, репетируют военно-воздушный ответ.

На Западе в свою очередь заявляют, что вынуждены якобы отвечать на пуски северокорейских ракет и даже возможное испытание ядерного оружия. Но опять-таки действия Пхеньяна спровоцированы недоговороспособностью США и их союзников и их завуалированным желанием скрыть свои агрессивные планы.

После переговоров между президентом США Трампом и лидером КНДР Ким Чен Ыном в Сингапуре в 2018 году, Пхеньян в одностороннем порядке отказался проводить испытания ядерного оружия и средств его доставки в обмен на отмену некоторых санкций и «новую политику» США в отношении КНДР, отказ от враждебности. Северная Корея даже уничтожила свой полигон для испытаний ядерных боеголовок. Но на деле это оказалось очередной американской уловкой, целью которой было одностороннее разоружение со стороны КНДР. Никакой отмены санкций не произошло, как и изменений в отношении Вашингтона к Пхеньяну. США продолжили оснащать Южную Корею современными видами вооружений и проводить масштабные военные учения вблизи границ КНДР, готовясь к физическому устранению северокорейского режима. За этот период были введены также новые санкции против КНДР (около 20). Это в очередной раз показало Пхеньяну (и тем в мире, кто способен размышлять), что доверять лидерам США и Южной Кореи невозможно, а единственная возможность защитить страну или хотя бы повысить порог начала агрессии – обладание ядерным оружием и средствами его доставки на территорию США. Этим объясняются участившиеся в последние годы испытательные пуски северокорейских ракет, которые обычно совпадают по времени с проведением военных маневров США и их союзников или же осуществляются в ответ на другие недружественные действия.

Следует заметить, что США уже не раз «кидали» Пхеньян, не выполняя своих обязательств, данных в ходе переговоров. Сама северокорейская ядерная оружейная программа возникла еще в конце прошлого века после отказа очередной американской администрации от так называемой ядерной сделки, в соответствии с которой США обязались построить в КНДР атомные электростанции. А также после отказа Вашингтона вывести ядерное оружие с юга Корейского полуострова и дать гарантии безопасности КНДР.

Не стоит забывать, что формально КНДР и США находятся в состоянии войны, горячая фаза которой шла на Корейском полуострове в 1950-1953 годах. Несколько лет тому назад в связи с враждебными действиями США, а также отказом от подписания договора о мире, КНДР объявила, что не считает себя связанной даже временным соглашением о перемирии. А зачем, если США не выводят с юга полуострова свой 30-тысячный военный контингент (возможно, располагающий ядерными боеголовками) и постоянно проводят военные маневры у границ, угрожая ликвидировать северокорейский режим?

После очередного обострения напряженности, вызванного американо-южнокорейскими маневрами «Бдительный шторм», 4 ноября Вашингтон предложил Пхеньяну без каких-либо предварительных условий сесть за стол переговоров и обсудить безъядерный статус Корейского полуострова. Но это не что иное, как возвращение к хорошо забытому старому. И вряд ли КНДР пойдет на такое предложение, которое означает одностороннее разоружение республики перед лицом наглеющего агрессора. В Пхеньяне хорошо помнят, чем закончилось заигрывание с Западом таких лидеров, как Каддафи в Ливии и Хусейна в Ираке. Да и их собственный опыт общения с США говорит о коварности и недоговороспособности Вашингтона, который понимает только язык силы.

В этой ситуации можно с сожалением напомнить и о том, что Россия в предыдущие годы поддержала почти все санкции против КНДР, которые вводились ООН. Таким образом, впервые под международным (а фактически – американским) контролем оказались наши отношения со страной, с которой у России есть Договор о дружбе и сотрудничестве. Нам приходится отчитываться за каждую единицу товара, поставляемого в КНДР. Выступая против КНДР на международных площадках, Россия фактически выступала против своего естественного союзника, страны, созданной при непосредственном нашем участии. Кроме того, надо также отдать себе отчет в том, что если бы КНДР не выстояла против США в этой бесконечной войне, длящейся уже более 70 лет, американские войска уже стояли бы на нынешней границе КНДР с Россией (пусть и не очень протяженной).

Теперь мы сами оказались под санкциями и испытали в полной мере коварство и лицемерие западных союзников, которые фактически развязали против России войну. Руководство КНДР в ответ на поздравительную телеграмму президента Путина ко дню освобождения Кореи от японских захватчиков 15 августа заявило о том, что эта страна и Россия теперь находятся по одну сторону фронта в борьбе «против военной угрозы, провокаций и своеволия со стороны враждебных сил». В последнее время у нас все чаще слышатся заявления о необходимости восстановления торговых отношений с КНДР вопреки всем санкциям, введенным против этой страны. Не так давно принято решение о возобновлении железнодорожного сообщения с Пхеньяном. Россия предпринимает осторожные шаги в сторону КНДР. Но вот что точно надо сделать, так это перестать тиражировать западные оценки этой страны и ее действий в нашем медийном пространстве. Ведь речь идет о нашем естественном союзнике, пусть и достаточно своеобразном. Все, что делается против КНДР, делается в конечном счете против России и Китая.