Фото: Kay Nietfeld/dpa/IMAGO/B&S/Bernd März/global look press

Визит канцлера ФРГ в КНР – лишь одно из свидетельств усиления Пекина и ошибочности политики США.

Поездка Олафа Шольца в Китай вызвала откровенное раздражение в США. Контролируемое американцами медийное пространство полно карикатур, на которых Шольц идет на поклон к «китайскому императору» или же на полусогнутых, как собачка, ползет к своему «китайскому хозяину». Пресса пишет: визит наметил явный раскол в рядах «антитоталитарной» западной коалиции. Уверяют, что китайское руководство не преминет им в полной мере воспользоваться.

Авторитетная китайская газета «Хуанцю Шибао» по этому поводу заметила: «Конечно, это определенно не та схема китайско-европейских отношений, которую хотят видеть Соединенные Штаты, застрявшие в порочном круге сдерживания Китая». По данным издания, перед визитом Шольца в Китай шумиха в ФРГ вокруг китайских компаний, приобретающих акции терминала в порту Гамбурга, «несомненно, довела «синофобию» (не путать с «русофобией» – прим. автора) до новой кульминации». «В Германии тщательно выстроенная поколениями система китайско-германского сотрудничества и стратегического партнерства стала «первородным грехом». Говоря о китайско-германском сотрудничестве, некоторые политики вынуждены называть это «угрозой национальной безопасности», – пишет «Хуаньцю шибао».

Волну возмущения в Европе резюмирует французская Le Figaro, которая утверждает, что союзники раскритиковали канцлера Германии Олафа Шольца за то, что он «действует вразрез с общей европейской линией». Автор статьи уверен, что «политика Берлина в отношении Пекина может быть успешной только в одном случае, если она будет сочетаться с европейской».

Во Франции визит германского канцлера вызвал особую обиду из-за того, что канцлер лично отказался брать с собой в Китай президента Макрона, хотя в 2019 году французский президент, принимая Си Цзиньпина в Елисейском дворце, пригласил на встречу тогдашних канцлера Германии Ангелу Меркель и председателя Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера. Но то были иные времена…

Шольц, как бы оправдываясь, опубликовал в американском издании «Politico» статью, в которой в том числе объясняет, что его поездка в КНР инаугурационная – первая после перевыборов Си Цзиньпина на пост генсека КПК, а также приурочена к 50-летию германо-китайских дипотношений. Причем тут, дескать Макрон?

Но раскол, видимо, все же есть. Германия, отлученная от российских энергоносителей и российского рынка, не хочет тихо умереть, поставив идеологию и политику впереди экономических интересов, повторив аналогичное «обрезание» и с Китаем. О таком нежелании свидетельствует многочисленная команда немецких капитанов бизнеса, сопровождавшая Шольца в Пекине.

Характерно, что визит предпринят несмотря на окрики со стороны Вашингтона и продолжение санкционной войны США против Китая. Как известно, с середины октября администрация Байдена фактически запретила торговлю с Китаем передовыми полупроводниковыми технологиями, оборудованием для производства микрочипов. Был также введен запрет гражданам США и обладателям «грин кард» работать с китайскими компаниями в этой сфере. Комментируя эти меры, американская пресса писала, что «за одну ночь китайская индустрия микрочипов разорвана в клочья», а президент Байден нанес китайской экономике такой урон, какой не нанесла таможенно-тарифная война, развязанная его предшественником Трампом.

Однако с тех пор нет ужасающей информации о массовом бегстве американских топ-менеджеров из китайских высокотехнологичных компаний. Хотя американские СМИ заявляли, что как минимум 43 руководителя высшего звена в 16 китайских полупроводниковых компаниях, занимающие должности от генерального директора до вице-президента – выходцы из США. Почти все они перешли в китайскую чип-индустрию после нескольких лет работы в Силиконовой долине на американских производителей микросхем или производителей полупроводникового оборудования. Это было результатом целенаправленных действий китайского руководства по привлечению зарубежных высококвалифицированных специалистов, которые получали в Китае высокие зарплаты и широкие возможности для реализации. Некоторых из них привлекли такие китайские инициативы, как национальная программа «Тысяча талантов», которая была введена в действие китайским правительством еще в 2008 году.

Нет данных и о «крахе» китайской полупроводниковой индустрии в связи с запретом экспорта из США. Во-первых потому, что кроме США есть другие лидеры этой отрасли, в частности, Нидерланды и Япония. Например, на оборудование для производства чипов в настоящее время приходится более 4% от общего объема экспорта Японии. Из них около 970 миллиардов иен приходится на Китай, экспорт оборудования в Китай за десятилетие вырос более чем на 600 %. Согласятся ли японцы легко лишиться прибылей?

Остается еще и Тайвань, выходцы из которого с удовольствием работают на своей исторической родине.

Кроме того, на американских специалистах свет клином не сошелся. Кто-то из них под угрозой потери гражданства, кусая локти, решится бросить высокооплачиваемую работу, но на эти места придут технари из других стран и китайские специалисты. Выбор таков: с гражданством США, но без денег и работы. Пока что данных о массовом бегстве из Китая нет.

В Китае в этой отрасли трудятся свыше полумиллиона человек, многие из которых учились на Западе, но уже давно работают в Китае, используя приобретенные знания и опыт. В КНР создана огромная высокотехнологичная индустрия, которая в состоянии развиваться самостоятельно. С 2014 года в КНР открылось 110 производственных объединений, выпускающих полупроводниковую продукцию. Ныне строится еще 38 фабрик. Только в 2020 году в Китае было создано 22800 стартапов, имеющих то или иное отношение к полупроводниковой промышленности.

Так что меры, предпринимаемые Байденом, несколько запоздали. Китай давно готовился к их введению. Сейчас, как сообщают те же западные СМИ, китайское руководство готовит дополнительные ответы. Один из шагов – создание частно-государственных предприятий, вхождение государства в состав акционеров частных компаний, работающих в этой стратегической сфере. Для контроля и дополнительных инвестиций, если потребуется.

Так что американские оценки Китая далеки от идеальных, а действия по сдерживанию КНР вряд ли будут столь эффективны, как представляют на Западе, и достигнут своих целей. Зато они способствуют консолидации китайского общества, росту антизападных настроений, усиливают решимость китайского народа не допустить унижений, которые пришлось принять от Запада в предыдущие века и дать достойный отпор. Это, кстати, касается и проблемы Тайваня. Ставка лишь на конфронтацию вместо предлагаемой Китаем цивилизованной конкуренции может сыграть с США и их союзниками злую шутку.

На Западе ошибочно считают, что переизбрание Си Цзиньпина ведет к деградации власти и систем управления в КНР. Исходя из представлений о демократии опять же в западном ее понимании, там считают, что товарищ Си, как это уже бывало в Китае и в других странах, погрязнет в культе личности и будет не способен управлять страной, а КНР ждет замедление и загнивание. Это в общем старая песня о «торможении» Китая на новые лады. На самом деле сильный лидер, обличенный большими полномочиями и доверием общества, будет способен предпринять такие шаги, на которые ни одна западная демократия не способна. Кроме того, никакого культа личности в прежнем понимании не будет.

Но дело не только в Си Цзиньпине. В ближайшие годы Китай ожидает взрывной эффект от огромных инвестиций, которые были сделаны в предыдущие десятилетия в физическую инфраструктуру и человеческий капитал. КНР на пороге бурного расцвета талантов в науке и технике, куда были также сделаны огромные вложения. С 2019 года Китай проводит больше научных исследований и конструкторских разработок, чем США и Европа вместе взятые, и тратит на это больше средств. Более высокий процент китайских исследований вошел в число 1% лучших статей по цитируемости в мире. Китай давно регистрирует самое большое число патентов в мире. Здесь уместны сравнения с СССР 60х-70х годов, когда сказались вложения в восстановление экономики, создание современной индустрии, в результате состоялся прорыв в космос, атомный проект и бурное развитие экономики.

Но и это не последние козыри КНР в противостоянии, которое стране навязывают американцы.

Опаздывают в целом и торговые ограничения США в отношении Китая. 1 января 2022 года начало работать Региональное всеобъемлющее экономическое партнерство (RCEP) – крупнейшее в мире соглашение о свободной торговле. В него входит АСЕАН (первый китайский торговый партнер – Бруней, Вьетнам, Индонезия, Камбоджа, Лаос, Малайзия, Мьянма, Сингапур, Таиланд, Филиппины), а также 5 государств, с которыми у АСЕАН уже подписаны соглашения о свободной торговле (Австралия, КНР, Новая Зеландия, Республика Корея и Япония) Сдается, что не США, а Китай вскоре будет определять правила, открывать или закрывать рынки.

А есть еще загадочная для иностранцев китайская формула «двух циркуляций» – сочетания внутреннего и внешних рынков с упором на первый. Она привела к быстрому росту розничного рынка Китая, который увеличился с 2,3 трлн долларов (намного меньше, чем 3,9 трлн долларов в Америке) в 2010 году до 6 трлн долларов в 2020 году (превысив 5,6 трлн долларов в США).

Китай стал самодостаточной страной, куда стремятся продавцы, инвесторы, специалисты, капиталы. Так что усилия по сдерживанию Китая будут иметь обратный эффект. Возможно, канцлер Шольц, отправляясь в Пекин, это понял. Не исключено, что он хочет попытаться придерживаться политики «равного удаления» от Вашингтона и Пекина. И хотя о расколе в западной коалиции говорить еще рано, как и о формировании оси Пекин-Москва-Берлин, тем не менее очевидно, что соперничество США и КНР выходит на новый уровень, и позиции Вашингтона здесь не столь незыблемы, как ему кажется.