Фото: Global Look Press | Kay Nietfeld/dpa

Как и на предварительных встречах индонезийского председательства в «Группе двадцати», саммит на высшем уровне показал, что противоречия между Востоком и Западом становятся все глубже.

Логично предположить, что итоги международного форума отражаются в документах, им принятых, а также в коммюнике по результатам двусторонних встреч. Что касается прошедшего на Бали саммита G-20, то это отчасти так. Но не совсем.

С одной стороны, итоговая декларация была подписана после множества компромиссов и показывает раскол ведущих экономик мира на западную и незападную часть. Запад озабочен главным образом Украиной, пытается «повесить всех собак» на Россию, изолировать ее, а Незапад призывает объективнее смотреть на вещи, не политизировать и больше работать над экономическими проблемами.

Эту незападную озабоченность в общем виде выразил премьер Индии Нарендра Моди на заседании саммита G20 по продовольственной и энергетической безопасности. Политик указал на то, что глобальные цепочки поставок оказались «в руинах», появляются проблемы с доступом даже к предметам первой необходимости. А возникшая нехватка удобрений может повлечь за собой продовольственный кризис невиданных масштабов. Бедные жители каждой из стран уже сейчас вынуждены бороться за выживание, поскольку не имеют финансовых возможностей справиться с этим ударом.

Очевидно, что в этой ситуации повинен прежде всего Запад, вводящий санкции против России и Китая, ограничивая свободный обмен товарами в своих политических и корытных интересах. Не Россия же виновата в том, что ограничен экспорт ее сельхозпродукции и удобрений на мировые рынки? Моди, конечно, этого не говорил. Но намеки здесь достаточно прозрачные. Как сообщают западные СМИ, именно индийская делегация на Бали усиленно пыталась сместить установленный странами Запада фокус на конфликт на Украине в сторону глобальных проблем с экономикой и финансами. И именно она сыграла ключевую роль в смягчении формулировок итоговой декларации, которая вообще могла быть не принята из-за несогласия многих стран-участниц G-20 с позицией G-7. В частности, Индия настояла на исключении слова «российская» из фразы «G-20 осуждает войну на Украине». Также там присутствует формулировка, что есть и «другие мнения по поводу этой ситуации» И среди тех, кто эти мнения выражает, прежде всего Китай и Индия. Кроме того, в декларации указано, что конфликт на Украине лишь «обострил существующие проблемы мировой экономики», а не явился их первопричиной, на чем настаивает Запад.

«…Мы должны найти способ вернуться на путь прекращения огня и дипломатии на Украине», – приводит МИД Индии слова премьера, сказанные им на Бали. Моди подчеркнул, что обеспечение мира является на данный момент «необходимостью часа». Кроме того, премьер Индии, к которой переходит председательство в G-20, выразил надежду, что на следующем саммите G20 его участники будут согласны «донести до человечества решительную миссию мира».

Говорить про тяжелые проблемы в глобальной экономике, а не про Украину и Россию, призвал и председатель форума, президент Индонезии Видодо. «Индонезийцы и жители мира надеются, что лидеры воздержатся от использования драгоценных моментов на саммите всего лишь для критики и нападок друг на друга. Мир на пороге экономических, военных и прочих катастроф – и третья мировая война на пороге». И далее: «Если лидеры или некоторые из них не хотят или не могут работать вместе, чтобы найти выход из глобального тупика в области экономики и безопасности, как минимум они могут проявить скромность, чтобы не ухудшать страдания множества людей по всему миру». И наконец, лидерам «Группы семи», то есть Западу, «надо отказаться от их давнего убеждения, что они не могут быть неправы и поэтому имеют право навязывать свою волю другим нациям, не таким большим и не таким богатым».

С другой стороны, западные представители использовали любую возможность, чтобы показать, что «международное сообщество осуждает Россию», хотя по факту оказывалось, что речь идет об узкой группе богатых стран со своими интересами. Еще до выяснения принадлежности ракеты, упавшей на польскую территорию, Байден в срочном порядке в ночи созвал совещание своих подопечных, в смысле лидеров G-7, которые изо всех сил пытались «надуть» инцидент, который на тот момент был покрыт информационным туманом. Забавно было смотреть видео, на которых подобострастные англичанин Сунак и канадец Трюдо заискивающе заглядывают в очи американца Байдена в надежде увидеть там гнев. После чего Байден был вынужден официально заявить, что фактов, указывающих на то, что ракета российская и выпущена умышленно по польской деревне, нет. А то как бы эти слегка умалишенные не наделали глупостей…

Кроме Украины и России в центре внимания саммита был председатель КНР Си Цзиньпин, к которому выстроилась целая очередь желающих пообщаться, преимущественно западников. И не только потому, что Си на этот раз был без медицинской маски и даже пожимал некоторым руки. А прежде всего из-за того, что китайский лидер только что получил мандат управления Китаем на очередные пять лет, а также потому, что в связи с тяжелой ситуацией в экономике «из-за России», некоторые не хотят еще и портить отношения с Китаем – второй-первой экономикой мира.

Среди удостоенных китайского внимания были премьер Нидерландов, президент Франции, президент Республики Корея. Как это не удивительно, на полях саммита состоялись даже переговоры руководителей Китая и Австралии. Впервые за шесть лет. Это своего рода сенсация и отражение изменений. В последнее время отношения между странами складывались непросто – из-за участия Канберры в военном альянсе AUKUS (с США и Великобританией), а также четырехстороннего диалога по безопасности (QUAD) с США, Индией и Японией. Тем не менее на полях G-20 премьер Энтони Альбанезе «приятно обсудил» с Си торговые и консульские проблемы, отметив, что разногласия есть, но их можно урегулировать. Си Цзиньпин согласился и подчеркнул: трудности – это не то, чего хотелось бы при взаимодействии с Австралией.

Ну и конечно, все ждали встречи Си Цзиньпина и Байдена – первой очной после вступления президента США в должность и переизбрания Си Цзиньпина на ХХ съезде Компартии Китая. И она состоялась. И тоже показывает некоторые изменения. Они в том, что США больше не склоняют Китай на «правильную сторону истории» и не требуют осудить Россию и присоединиться к санкциям против нее. Видимо признав бесполезность этой затеи, США смягчили риторику, в обмен получив более сдержанные оценки китайской стороны относительно Украины и демонстрацию готовности продолжать переговоры и находить компромиссы. На что Си точно не идет, так это на дистанцирование от России и обвинение ее во всех смертных грехах.

Но фундаментальные разногласия США-КНР остаются, и они проходят примерно там, где и водораздел между Западом и Незападом, обозначенном на саммите G-20, а также на предшествующем Восточноазиатском форуме и на последующем АТЭС. У Запада есть свои интересы, порой корыстные, у Китая и у Востока в широком смысле – свои. Китай и другие страны Незапада из G-20 не готовы жертвовать своей экономикой и жизнями людей ради «высоких принципов демократии», навязываемых Вашингтоном и его союзниками. В мире действительно немало проблем и вызовов, над которыми следует работать, включая высокую инфляцию, бедность, климатические изменения, энергетика и так далее. И если Запад не готов идти навстречу, то они будут решаться в рамках других объединений, таких как АТЭС, БРИКС, ШОС и другие.

Возвращаясь к итоговым декларациям саммитов G-20, следует напомнить, что они ничего не решают, поскольку не являются обязательными документами для исполнения. Они лишь декларируют общую повестку дня, подводят общий знаменатель под различными точками зрениями. Декларация саммита в Индонезии – это отражение глубоких разногласий, несогласия с повесткой, навязываемой доминирующим меньшинством осознающему свою роль большинству. А сам саммит на Бали показал, что при всей полезности общения, надежды на G-20 как альтернативы слабеющей ООН не оправдываются. Она как была по определению ничего не решающим клубом по интересам, так им по большому счету и остается. А провокации, которые устроили западные страны (типа срочного совещания по упавшей российской ракете, оказавшейся украинской) еще больше принижают значимость подобных мероприятий.

Здесь нельзя не упомянуть фейк крупнейшего западного информационного агентства, «по ошибке» отправившего министра иностранных дел России Сергея Лаврова сразу по его прилету на Бали в больницу. На самом деле с коронавирусом был госпитализирован не он, а премьер-министр Камбоджи Хун Сен. Но уровень «заряженности» западных СМИ впечатляет.