Фото: aa.com.tr

Месье Эммануэль Макрон вновь расстроил пана президента Зеленского. В интервью газете Le Monde в конце минувшего года лидер Франции разоткровенничался и заявил, что считает присоединение Украины к альянсу «маловероятным» и даже в какой-то мере нежелательным.

«Вступление Украины в НАТО будет воспринято Россией как нечто конфронтационное». Однако тут же добавил, что «независимо от того, вступит ли Украина в НАТО – а это не самый вероятный сценарий, ей придется предоставить гарантии безопасности».

Впрочем, ничего удивительного в подобных заявлениях, особенно для тех, кто пристально следит за ситуацией вокруг Украины и Североатлантическим альянсом, нет. Они звучат с завидной регулярностью.

Этот мотив до боли знаком и украинским гражданам, и уж тем более политической элите квази-государства. Мы с вами и душой, и сердцем, и деньгами, и вооружением, но о большем можете и не просить. Мечтать – мечтайте, этого мы запретить вам не можем, но рассчитывать на членство где бы то ни было не следует.

Против вступления Украины регулярно высказываются как в Европе, так и в США. Например, бывший специальный помощник американского президента Рональда Рейгана Дуг Бэндоу отметил: США не должны пускать Украину в НАТО ни под каким предлогом, так как Киев ищет союзников, чтобы втянуть их в вооруженный конфликт, который обойдется всем очень дорого.

А Йенс Столтенберг, генеральный секретарь НАТО, по примеру Понтия Пилата умыл руки и уклончиво ответил на вопрос относительно возможности вступления Украины в альянс: «Мы поддерживаем право Украины выбрать собственный путь». Но тут же добавил, что: «решения должны быть приняты всеми членами НАТО, и они принимаются путем консенсуса».

Переводя с дипломатического языка, это означает, что сейчас вступление невозможно и едва ли будет возможно в будущем. Ведь для подобного решения необходима поддержка всех 30 стран-членов. На данный момент кандидатуру Украины поддерживают лишь 9 государств: Польша, Чехия, Эстония, Латвия, Литва, Северная Македония, Черногория, Румыния и Словакия. Но мнения этих стран-членов блока, несмотря на все их амбиции, не являются в альянсе определяющими. В свою очередь политические тяжеловесы НАТО, как западноевропейские, так и заокеанский, не разделяют энтузиазма младоевропейцев и не готовы расширить состав блока за счет принятия в него Украины. По крайней мере, в нынешних обстоятельствах, ведь никто не хочет еще больше обострять отношения с Россией и рисковать началом полномасштабной войны в Европе, а то и Третьей мировой войны.

Тем более, что уставные документы НАТО и, кстати, ЕС тоже, запрещают прием новых членов в случае, если у них имеются нерешенные пограничные вопросы с соседними странами и тем более, если они ведут боевые действия. И хотя при желании эти формальности можно было бы обойти, выдумав для Киева какой-нибудь супер-статус, который позволил бы ему пусть не де-юре, но де-факто стать 31 членом блока, Киеву все равно пришлось бы воевать в одиночку.

Это в лишний раз подтверждает встреча Зеленского с Байденом, которая хоть и запомнилась несколькими громкими высказываниями, но по сути своей ничего не принесла Украине. Киев получил лишь долгие объятия, поглаживания и обещание быть вместе столько, сколько необходимо. Чем-то напоминает многочисленные обещания Белого дома Афганистану, Ираку и еще многим другим странам, не так ли?

Никаких заявлений о скором вступлении в НАТО получено не было. Едва ли такой исход событий мог обрадовать проевропейское сообщество Украины. Более того, не прозвучало даже высказываний о поддержке того курса, который выбрал Киев.

Но не только НАТО игнорирует желание Украины присоединиться к «старшим друзьям».

Европейский союз точно так же не спешит принимать незалежную с распростертыми объятьями. И это немудрено. Украина, мягко говоря, находится не в лучшем положении: она потеряла часть территорий, её финансы, промышленные и энергетические объекты либо утрачены, либо разрушены. А самое главное и сложно восстановимое – демографические потери. К тому же сегодня не видно перспектив завершения конфликта с Россией.

Тем более Киев сам лишил себя возможности дипломатического урегулирования, законодательно запретив возможность переговоров с действующими российскими властям, а также выдвинув нереалистичные требования, к которым постоянно прибавляются новые. Так, если ранее на Банковой хотели, чтобы российская армия отошла на позиции до 24 февраля 2022 года, то теперь они требуют ещё и возвращения Крыма. И эти «пункты» наверняка согласованы с западными кураторами, которые определенно понимают, что их выполнение невозможно.

Важно также понимать, что территории, которые Украина потеряла, а также те, которых она может лишиться в обозримом будущем, являются промышленными зонами и могут смело называться главным богатством Украины. Здесь находится множество квалифицированных технических специалистов, электростанций, заводов, шахт и залежей полезных ископаемых, обеспечивавших Украине около 17% ВВП. Кроме того, восток и юго-восток государства давно принято именовать «житницей Европы», где собирают основную часть зерна, предназначенного для экспорта.

Очевидно, что сегодня Киеву не стоит рассчитывать на присоединение к каким-либо альянсам, разве что Польша и республики Прибалтики пошли бы на такой шаг, но у них своего объединения нет.

Политические вопросы традиционно решаются после того, как заканчиваются боевые действия. А российские войска пусть и без спешки, но перешли к планомерному наступлению, которое, вероятно, в обозримой перспективе будет только набирать обороты…

Так что осторожность, которую проявляют европейские гранды в вопросе о приеме Украины в НАТО, вполне обоснована.