Сможет ли будущий французский президент решить проблему

Когда еще Ле Пен-старший вышел в второй тур президентских выборов, один французский комик арабского происхождения пошутил, что он впервые пошел в школу с удовольствием. Там располагался избирательный участок, а голосовать он хотел против Ле Пена, естественно. Сейчас, между двумя турами, иммиграция взволнована не меньше. Оба кандидата сделали тему борьбы с миграцией одной из центральных. Хотя Макрон выглядит менее экспрессивным на фоне Ле Пен, для которой эта тема - конек.

Главные составляющие всей этой проблемы - право на гражданство по рождению, воссоединение семей или всеобщая государственная медицинская помощь. Ле Пен предлагает решить эту проблему быстро. Взять за основу принцип национальной преференции. То есть сначала - французы, потом все остальные. Это касается и предоставления работы, государственного жилья и социальных выплат. Однако в преамбуле французской Конституции зафиксированы «Фундаментальные принципы», то есть «Свобода, Равенство, Братство». Изменить Конституцию будет крайне трудно. К тому же национальный приоритет в том виде, в котором его видят крайне правые, противоречит Хартии ЕС об Основных правах, которую Франция, естественно, подписала.

С такими же препонами столкнутся и реформы государственной медицинской помощи или права на гражданство по рождению. Там тоже возникает масса противоречий с европейским законодательством и собственной Конституцией. Если, к примеру, отменить «право на землю», то тут же возникнет огромное количество апатридов, а это запрещено международными конвенциями.

Или вот такая хитрость, предлагаемая Марин Ле Пен. Не продлевать вид на жительство тем, кто больше 12 месяцев находится без работы. Ну, а если их еще и на работу будут брать только после того, как трудоустроятся все желающие французы, то шансов тут не много.

Но это те, кто уже попал на территорию Франции. Остальным же запрос убежища предлагается сделать еще в стране их пребывания, во французских консульствах. Но это, конечно, под силу не всем. Многие боятся преследований со стороны властей в своих странах, у других просто нет денег, а во многих странах к посольству или консульству вообще не подойти - не пустят. «Только те, кто уже получил статус беженца, смогут въехать в страну, - говорит Ле Пен. - Причем это коснется и несовершеннолетних тоже. Никаких ожидающих статуса или визы здесь не будет. Тем более, что содержание их обходится нашей казне в огромную сумму».

Однако существует Женевская конвенция 1951 года, есть соответствующая запись в Конституции Франции, и они предусматривают защиту всех, кто оказался под преследованием. Поэтому визу получить в теории можно, но она дает только право на въезд в страну. Дальше надо обзавестись адресом и только тогда запросить статус беженца. То есть сначала в любом случае надо как-то оказаться во Франции.

Эта же самая Конвенция запрещает государствам, на границе которых оказался беженец, отправлять его в страну, где его жизни что-либо угрожает. Например, как сейчас в Мали. То есть это просто незаконно. Именно с этим и столкнется будущий французский президент. То есть если эти предложения все же примут форму закона, кандидат на убежище должен будет запросить формуляр на границе и ехать заполнять его обратно домой и там уже подавать заявление.

Так сейчас устроено в Греции. На границе существуют центры приема заявлений и уже находясь там, можно попытаться получить статус беженца. В 2020 году этот европейский принцип попыталась нарушить Венгрия. Правительство Виктора Орбана как раз решило, что запрос надо подавать в венгерском консульстве за пределами ЕС. За что Еврокомиссия подала на Венгрию иск в Европейский суд справедливости.

Макрон полагает, что надо, во-первых, сосредоточиться на высылке тех, кто «нарушает общественный порядок». Но надо, чтобы еще та сторона согласилась их принять. А кому они там нужны? С некоторыми странами у Франции натянутые дипломатические отношения. Например, с Алжиром. Там дано четкое распоряжение консульствам во Франции не выдавать въездных документов и не слушать никаких объяснений и уговоров. А без разрешения отправлять таких людей в страну нельзя. Или тогда просто выдавать меньше виз. Так и проблем станет меньше. Но это не новая мера. В прошлом она привела к ухудшению отношений Франции с Марокко, Алжиром и Тунисом.

Кроме того, Макрон предлагает сопровождать каждый отказ в убежище требованием покинуть территорию Франции. Сейчас это слишком забюрократизированная процедура. Само требование не означает автоматического сопровождения до границы. У человека есть 30 суток на то, чтобы выехать из страны за свой счет. Если же этого не происходит, то его должны отправить в центр административного содержания и потом уже выслать после множества апелляционных процедур. Содержание одного такого человека в специальных центрах обходится французской казне в 14 000 евро и в среднем стоит полмиллиарда евро в год.

По идее, человека без документов должны сопроводить до границы той страны, откуда он въехал. Французские полицейские рассказывали мне, что им, после того как они довезли человека до границы, в силу бюджетных соображений запрещено садиться на дорогие рейсы поездов и надо ждать тех, что подешевле. И часто случалось, что сопровождаемый оказывался в Париже раньше сопровождавших. Ну а уж скандал с теми полицейскими, кто зарабатывал бонусные мили авиакомпаний на сопровождении, допустим, африканцев, чего стоит!

«Огромную сумму», о которой говорила Ле Пен, на самом деле точно назвать трудно. Из социальных выплат кандидат на убежище получает финансовую помощь в 206 евро в месяц и крышу над головой. Но поскольку мест на всех не хватает, где-то 30 процентов оказываются на улице и в лучшем случае ими занимаются ассоциации помощи мигрантам. Если человек получает вид на жительство, и пятилетнее право на работу, то вспомоществование составляет уже 520 евро. Беженцы имеют право на такие же виды помощи, что и малоимущие французы. Их минимальная пенсия составит 868 евро на одного и 1 347 на двоих. Ну, а официально в бюджете за 2021 год записано, что общий пакет помощи составляет 1,3 миллиарда евро.

Главное, никто точно не знает, сколько же иммигрантов живет во Франции. Называлась впечатляющая цифра. Только за 2021 год в Шенгенское пространство въехало 40 миллионов человек без виз и документов.

Кстати, некоторых нелегалов и тех, кому в статусе было отказано, иногда удается просто уговорить вернуться домой. В прошлом году таких набралось порядка 5 000 человек. Во время пересечения границы им выдается по 1 850 евро в качестве компенсации за разбитую мечту.

Фото: rusk.ru