Франция выводит войска из Мали. Кто будет диктовать правила в Сахели?

… И дело даже не в предвыборной кампании Макрона. Хотя немного и в ней тоже. Франция завершает малийскую военную операцию «Бархан», самую длинную со времен войны в Алжире, и выводит свои подразделения, а это 5500 солдат, через 4-6 месяцев. Об этом президент Французской Республики объявил 17 февраля во время саммита ЕС - Африканский союз. По всем законам предвыборной борьбы нельзя было оставить конкурентам возможность оттоптаться на провале «Бархана», хотя сам Макрон провалом это не считает. Ее вообще затеял Олланд. Просто настало время.

«Мы не можем позволить себе и дальше выполнять взятые на себя военные обязательства в отношении власти, с которой мы не согласны ни в стратегии, ни в поставленных задачах. Тем более, что она прибегает к услугам (российской) компании Вагнера, с ее хищническими амбициями», – так Макрон объяснил свое решение на пресс-конференции по итогам саммита. На следующий день по национальному телевидению малийский полковник Абдулайе Маига, один из пяти членов хунты, захватившей власть в Бамако, метнул молнии по поводу того, что за девять лет своего присутствия в Мали Франция ничего не добилась и вообще пусть выметается поскорее, не затягивая прощание на полгода. А мы, мол, еще проследим, чтобы разлука была без печали.

Почему ЧВК? В Мали вагнеровцы – как Дед Мороз. Вроде они есть, и все об этом знают, но вживую их никто не видел. С 4 по 10 октября прошлого года по Мали прокатилась волна манифестаций, на которые народ пришел с российским триколором. В то время руководство страны как раз вело переговоры с ЧВК Вагнера. В конце декабря в Мали прибыли 500 человек из России, которые в январе 2022 года окончательно обосновались в Томбокту, религиозной столице Мали. Премьер-министр страны сообщил, что это делается для поиска «альтернативных способов обеспечения безопасности». Французы восприняли это соглашение как «стратегию по выселению французов». Так, во всяком случае, охарактеризовали ситуацию высокопоставленные французские военачальники.

Вопрос о присутствии ЧВК в Мали был поднят на совместной пресс-конференции российского и французского президентов после визита Макрона в Кремль. Тогда Владимир Путин заявил: «Российское государство ничего не имеет общего с теми компаниями, которые работают в Мали. Насколько нам известно, от руководства Мали никаких замечаний относительно коммерческой деятельности этих компаний не высказывалось».

К слову, сама Франция никогда не берет на себя ответственность за действия французского «Иностранного легиона», что бы не происходило. Это частное предприятие, которое базируется на юге страны и даже участвует в военном параде 14 июля на День взятия Бастилии вместе с воинскими подразделениями Франции.

Интересно мнение французской кибер-разведки. В малийских соцсетях появляются видеоролики, стилизованные под выпуски новостей, в которых рассказывается, что север страны, оказывается, уже освобожден 12 января 2021 года малийскими ВС при участии русских наемников, причем за месяц. А французы, дескать, не смогли этого сделать за целых девять лет. Дидье Тиссейр, командующий подразделением кибер-обороны МО Франции, считает, что «здесь действует фабрика троллей со своими аккаунтами и аватарами, за которыми стоят, конечно, определенные люди». В сетях полно видео, допустим, попадания в засаду колонны с оружием, которое предназначалось террористам. Действия супостата пресекли малийские военные при поддержке вагнеровцев. Но на самом деле, как считают французы, кадры были сняты в другое время и вообще в другой стране. При этом в генштабе ВС Франции считают, что Москва пользуется этими подделками.

ЧВК это будет или, например, частная гвардия французского джентельмена удачи покойного Боба Денара, – в любом случае присутствие французов в Мали вызывает отторжение. Искали альтернативу. Вся операция «Бархан» большинством населения воспринималась как оккупация. Безопасность населения не обеспечена, а родная малийская армия вообще не воспринималась как боевая единица.

И альтернатива ожидаемо нашлась. Исламисты. Вообще, идея такого диалога возникла в Мали еще в 2017 году во время Национальной конференции согласия, когда президенты страны менялись как стеклышки в детском калейдоскопе. Во время конференции были выработаны «Рекомендации», предполагающие контакты властей с Амаду Куфа, главой джихадистских группировок, и с Катибой Масина, руководителем Группы поддержки Ислама и мусульман, связанной с Аль-Каидой*.

«Сейчас я вижу совпадение интересов хунты, джихадистов и российских наемников, потому что все хотят, чтобы французы ушли», – констатирует французский эксперт по джихадистским группировкам Вассим Наср. Он присутствовал на Мирной конференции в Нуакшоте, столице Мавритании, которая прошла в середине февраля. Там участвовали и малийские министры-полковники, они же члены хунты, и влиятельные имамы африканского мира. Наср сделал вывод, что за кулисами конференции как раз и состоялись секретные переговоры между ключевыми участниками процесса, которые договорились о продолжении диалога с исламистами.

Слухам мы не верим. Но в конце октября прошлого года медиа Мали сообщили, что чуть ли не под эгидой государства, точнее Верховного исламского совета, начались даже открытые переговоры, но эта информация была опровергнута. Зато, по сведениям того же Вассима Насра, исламисты вовсю работают на местном уровне. В городе Нионо, в центре страны, они договорились с местными следующим образом: ваши женщины носят паранджу, мы можем проповедовать в деревнях, а за это мы освобождаем ваших пленных, и ваши охотники могут носить оружие. Эксперт Международной кризисной группы (ICG) Жан-Эрве Жезекель считает, что «джихадисты уже пустили корни во многих городах и к ним там даже относятся с симпатией. Иногда они реально управляют целыми территориями».

После объявления о том, что Париж заканчивает военную операцию, боестолкновения немедленно прекратились. Полковникам у власти это нужно прежде всего для того, чтобы показать, что порядок можно запросто навести и без французов. А сам принцип прекращения огня был принят местной ветвью Аль-Каиды* еще в 2020 году под давлениями бывшего председателя Верховного малийского исламского совета имама Дико. Годом раньше тогдашний премьер-министр страны прямым текстом говорил о необходимости диалога с вооруженными джихадистскими группами. Хотя ни Аль-Каида*, ни ИГИЛ* не подписали мирные соглашения 2015 года. А в середине февраля переходное правительство в Бамако выдало мандат на переговоры с Аг Гали и Амаду Куффой – малийскими террористами.

Франция и ее союзники просто так не могут покинуть регион. Джихадисты вовсю работают в Гвинейском заливе, на севере Кот д’Ивуара, в Гане и Бенине. У Парижа 900 солдат в Кот д’Ивуаре, 350 в Габоне, 350 в Сенегале и 350 в Буркина Фасо. Но из Большой сахельской пятерки (Буркина Фасо, Мали, Мавритания, Нигер и Чад) базой выбран Нигер. Там, в столичном аэропорту, уже находится штаб оперативного командования, а главное, в Нигере из всех стран «Пятерки» – единственный демократически выбранный президент. Таким образом Ниамей становится главным форпостом Франции в регионе и во всей Африке.

*Организации, признанные в России террористическими.

Автор: Максим Чикин