Обсуждение удара йеменских хуситов по аэропорту и нефтяным объектам в Абу-Даби, которое произошло в понедельник, уже отошло на второй план даже в арабских СМИ. Тем не менее, представляется, что сейчас, по прошествии нескольких дней, вполне уместно проанализировать, что же, собственно, произошло.

Начнем с того, что ОАЭ, в отличие от Саудовской Аравии, до сих пор не являлись целью для подобных атак. Эмираты, хотя и входят в саудовскую коалицию, воюющую против хуситов в Йемене, в течение всех лет войны воздерживались от прямых столкновений с ними. Абу-Даби мало интересовали северные и центральные районы страны; он сосредоточил свои усилия на обустройстве своих баз на юге, востоке и на Сокотре. А несколько недель назад эмиратские военные оставили несколько ранее занятых ими пунктов на побережье, куда тут же вошли отряды «Ансар Аллах» (хуситы). Это стало поводом для обвинения ОАЭ чуть ли не в сговоре с врагом.

Какое-то негласное соглашение между ними, по-видимому, было, и предусматривало оно отказ от активизации боевых действий в стратегически важных регионах (перечислять их здесь нет необходимости). Но исполнено оно не было, и в какой-то момент эмиратские военные и хуситские боевики начали стрелять друг в друга.

Хуситы восприняли это как вероломство и пообещали отомстить. Собственно, по их версии, атака в понедельник на объекты в Абу-Даби и стала актом мести, а также – предупреждением: подобное не должно повториться, неуязвимых в регионе нет!

При этом очень важно, что хуситы сразу на весь мир заявили, что именно они нанесли удар. Это означало, что они полностью отметали любую возможность как-то договориться. Иными словами, эта атака стала рубежом, перейти который назад уже невозможно. ОАЭ были превращены во врага – со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Любопытно, что сами эмиратцы, по-видимому, отнюдь не хотели такого развития сюжета. Первые сообщения о происшедшем не были столь серьезными: полиция (не военные и не политическое руководство страны) Абу-Даби объявили о взрывах цистерн для транспортировки нефтепродуктов в одном из промышленных районов города, а также о пожаре в районе международного аэропорта. Информация о том, что это был теракт, нападение дронов или ракетная атака, появилась только после того, как об этом заявили хуситы. Если бы они этого не сделали, инцидент был бы, скорее всего, замят и забыт, его вполне могли бы списать на несоблюдение норм безопасности, аварию или что-то подобное.

Собственно, такое уже случалось. По словам представителей хуситов, в 2018 году группировкой был нанесен схожий удар по аэропорту Дубая. Тогда эмиратские власти не стали поднимать шум. Промолчали и йеменцы: видимо, тот сигнал был правильно понят, и стороны нашли возможности для конструктивного взаимодействия.

Но сейчас – принципиально иной случай, и хуситы сделали все, чтобы убедить весь мир: отныне мы и Эмираты – враги!

Зачем это было сделано – большой вопрос, ответа на который пока нет.

Заметим, однако, что прямым следствием этого стало сплочение антихуситской коалиции под эгидой Эр-Рияда; ВВС двух аравийских монархий буквально через пару дней нанесли массированный удар по йеменской столице Сане. Тем самым было восстановлено их давно шатавшееся единство, и Эмираты утратили возможность играть самостоятельную, независимую от саудовцев роль в йеменской войне.

Второй вопрос – это те средства, которые были использованы хуситами для нанесения удара. По тому, что звучало из ОАЭ, речь шла о «небольших летательных аппаратах», осколки которых были найдены на местах взрывов и пожара. Сами же хуситы заявили, что атака была проведена с использованием баллистических (Зульфикар) и крылатых (Кудс-2) ракет, а также беспилотников (Самад-3).

Интересно, что через несколько дней после атаки в западной прессе появились материалы с итогами «первоначальных расследований», из которых следует, что хуситы не блефовали, а сказали правду: они использовали не простейшие дроны, а современное оружие.

Откуда оно у них? – этот вопрос уже давным-давно, казалось бы, решен: ракеты и дроны в Йемен поставляет Иран.

Однако на этот раз всех ждал сюрприз: американская Wall Street Journal, ссылаясь на некий «секретный доклад ООН», написала, что для изготовления таких видов оружия хуситы используют материалы и оборудование, закупаемое на местном и международном рынках через посредников. И ни слова про Иран!

К Ирану мы еще вернемся; сейчас сосредоточимся на ракетах и дронах, вернее, на том, как смогли они добраться до Эмиратов и поразить цели. Ведь из Саны (откуда, по мнению Эмиратов, они и были запущены) до Абу-Даби не менее 1500 км, и значительная часть этого пути пролегает над территорией Саудовской Аравии. Если траектория была такой, то системы ПВО королевства и Эмиратов следует сдать в утиль. Либо – приобретать что-то более эффективное у США, России, Китая, в Европе…

Но проблема в том, что пока не известно доподлинно, откуда именно летели ракеты и дроны. Некоторые арабские эксперты предполагали, например, что при атаке 2018 года, о которой было сказано выше, удар наносился со стороны Ирака…

Если же нынешняя атака была предпринята из Саны, то придется признать, что хуситы обзавелись ракетами средней дальности и могут держать под прицелом такую важную точку, как Ормузский пролив. Мировой рынок это уже осознал: цена на нефть взлетела до максимума с 2014 года…

Ормузский пролив! Тот самый, перекрыть который то и дело грозится Иран! Все понятно: за всей этой историей стоит режим аятолл, во всем виноват Тегеран!

Такой или примерно такой реакции можно было ждать от арабов и особенно – от Вашингтона. Ведь всему миру известно, что хуситы – иранские клиенты и ведут войну в Йемене от имени и под чутким руководством иранских «стражей революции».

Но и тут – сюрприз! Через несколько часов после атаки на Абу-Даби советник по нацбезопасности Белого дома Джейк Салливан заявил, что Иран вряд ли замешан в этом и что хуситы действовали самостоятельно. Согласитесь, подобного признания от Вашингтона не звучало давно.

Нельзя исключать, что американцы не хотели портить благоприятную атмосферу, сложившуюся вроде бы на венских переговорах по иранской ядерной программе. Тем более на фоне визитов иранских высокопоставленных лиц в Китай (глава МИД) и Россию (президент ИРИ). Да и вообще, позиция администрации Джо Байдена в отношении Тегерана гораздо более миролюбива и менее непримирима, нежели у его предшественника. Но все равно: чтобы столь высокий американский чиновник заранее (до проведения расследования) фактически исключил Иран из числа подозреваемых, – это нечто чрезвычайное.

Неужели – сигнал о возможности сближения?..

Как бы то ни было, но такая позиция Вашингтона вряд ли понравилась арабам. Они-то не готовы согласиться с тем, что Иран – не такая страшная угроза, как считалось до сих пор. Тем более, если учитывать плачевное состояние их систем ПВО, которые нуждаются в срочной модернизации. Если бы Байден не забрал у саудитов свои «Патриоты», может быть, йеменские ракеты и не прорвались бы в Эмираты…

Но Америка остается глуха к этим мольбам и призывам (которые, наверное, звучат из уст саудовских и эмиратских дипломатов и политиков). Салливан, повторяя приличные формулы про партнерство и верность США своим обязательствам, тем не менее ни слова не сказал о необходимости совместного ответа на новые угрозы и т.п.

Глуха Америка и к другому настоятельному требованию – именно требованию, озвученному главой МИД ОАЭ: вернуть группировку «Ансар Аллах» (хуситов) в список террористических организаций. Их оттуда вычеркнула администрация Байдена, дабы упростить возможности доставки гуманитарной помощи в Йемен. И, судя по всему, решение свое Белый дом менять не собирается. И то верно: было бы странно, если бы США бросились выполнять требования ОАЭ, которые никого не спрашивали, давая, например, разрешение китайцам строить крупнейший порт на своей территории, чуть ли не военную базу возводить!

Зато свою полную солидарность с Абу-Даби выразил Израиль. Там-то вполне уверены, что ответственность за атаку на ОАЭ несет Иран, и что всем здоровым силам в регионе нужно сплотиться для противодействия ему. Можно не сомневаться в том, что израильтяне сделают все возможное, чтобы как можно прочнее закрепиться в Персидском заливе, и окажут Эмиратам и их саудовским союзникам реальную помощь в реформировании систем безопасности, в том числе, и через поставки своих систем ПВО и ПРО.

Как бы там ни было, но нападение на Абу-Даби, оставившее так много вопросов и давшее немало сюрпризов, может оказаться действительно поворотным моментом в развитии региона Персидского залива, Аравийского полуострова и Ближнего Востока в целом. Результатом этого, казалось бы, «булавочного укола» может стать существенная перестройка баланса сил и интересов в регионе.

Автор: Михаил Лавров.

Фото: apa.az