6 января премьер-министр Австралии Скотт Моррисон и его японский коллега Фумио Кисида подписали Соглашение о взаимном доступе (RAA), договор об обороне и безопасности, направленный на укрепление союза между двумя странами.

Будучи членами возглавляемой США группы Quad (наряду с Индией), обе страны (Австралия и Япония) уже и так считали себя союзниками в регионе. Так, еще в 2007 году Токио и Канберра подписали совместную декларацию о сотрудничестве в области безопасности, стремясь согласовать такие вопросы, как безопасность границ, контртеррористические операции и оборонные миссии за рубежом.

Тем не менее, как отмечают британские эксперты из аналитического цента Economist Intelligence Unit (EIU), RAA направлен на развитие этих отношений, позволяя вооруженным силам Австралии и Японии использовать военные базы друг друга без каких-либо проблем и гарантируя, что военные двух государств смогут проводить более сложные учения в регионе.

Можно констатировать, что RAA устанавливает законодательную основу для повышения совместимости и возможностей между Австралийскими силами обороны (ADF) и Силами самообороны Японии (JSDF) во время военных учений и операций по ликвидации последствий стихийных бедствий.

После вступления в силу, соглашение позволит нарастить количество и масштабы двусторонних учений между Австралией и Японией в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а также облегчит участие Австралии в многосторонних учениях, к примеру, в ежегодных военно-морских учениях «Малабар», в которых принимают участие США, Япония и Индия.

Соглашение о взаимном доступе стало вторым крупным оборонным документом, подразумевающим совместный военный доступ, который Япония подписала после того, как страна достигла договоренностей с Соединенными Штатами (Соглашение о статусе сил с Соединенными Штатами), в рамках которых американцы могут держать военные корабли, войска и вооружения на территории азиатского государства.

При этом в EIU добавляют, что Япония по-прежнему руководствуется своей пацифистской конституцией, которая устанавливает жесткие ограничения на развитие и развертывание ее вооруженных сил. Впрочем, тут стоит отметить, что подобная конституция появилась не из-за миролюбивых взглядов японских политиков, а в результате разгрома страны во Второй мировой войне и не отражает в полной мере реальные намерения властей в Токио. Желание вернуть себе Курильские острова тому яркий пример.

Как и Япония, Австралия рассматривает США в качестве своего главного партнера в области безопасности – факт, который был подтвержден подписанием соглашения AUKUS в 2021 году.

Более того, уже 7 января глава МИД Японии Есимаса Хаяси и министр обороны Нобуо Киси провели виртуальную встречу в формате «2+2» с госсекретарем США Энтони Блинкеном и главой Пентагона Ллойдом Остином для обсуждения вопросов региональной безопасности.

«Министры выразили свою обеспокоенность тем, что продолжающиеся усилия Китая по подрыву основанного на правилах порядка создают политические, экономические, военные и технологические проблемы для региона и всего мира. Они приняли решение работать вместе для сдерживания и, в случае необходимости, реагировать на дестабилизирующую деятельность в регионе», – говорится в совместном заявлении по результатам встречи.

Что важнее, еще перед началом переговоров Энтони Блинкен заявил, что США и Япония планируют заключить новое оборонное соглашение и подчеркнул, что альянс Вашингтона и Токио «должен не только укреплять имеющиеся инструменты, но и разрабатывать новые».

Впрочем, вернемся к RAA.

По мнению британских аналитиков из EIU, толчком к этой сделке послужили «амбиции Китая в регионе». При этом поводом называется «предполагаемая агрессия Пекина против Тайваня, а также продолжающиеся споры с азиатскими странами в Южно-Китайском море».

Политические связи между Австралией и Китаем ухудшаются в течение нескольких лет, причем первая критикует политику последнего в Гонконге, а также «связь» Пекина с пандемией COVID-19. Тем временем Пекин заявляет, что австралийские политики виновны «в превышении полномочий». Вместе с подписанием AUKUS и ужесточением внутреннего законодательства, в том числе регулирующего иностранные инвестиции, Австралия закладывает основу для долгосрочного дистанцирования от своего крупнейшего экспортного рынка.

В целом версию британцев подтверждают и американские эксперты из IHS Global Insight, которые констатируют, что хотя в RAA прямо не упоминается материковый Китай, Моррисон и Кисида в совместном заявлении, опубликованном после саммита, выразили «серьезную озабоченность ситуацией в Южно-Китайском море», а также подтвердили свое «решительное возражение против незаконных морских претензий и действий Китая»

Как результат, в EIU заявляют, что подписание RAA подтверждает существующие прогнозы их аналитиков о том, что антикитайские настроения в Азии будут расти в ближайшие годы среди стран, лояльных по отношению к США.

В свою очередь в Global Insight считают, что в 2022 году администрация Кисиды продолжит стремиться к улучшению двустороннего сотрудничества в области безопасности с различными партнерами и вести работу над новыми межгосударственными документами о передаче военной техники, а также дальнейших договоров, направленными на укрепление практического сотрудничества в области безопасности.

RAA не нуждается в одобрении парламентом Австралии, но, скорее всего, получит одобрение парламента в Японии во время его очередной сессии, начинающейся в середине января 2022 года.

И хотя само соглашение вряд ли вызовет ответные действия китайского правительства в отношении Австралии и Японии, но, если за договором последует усиление участия двух стран в вопросах, которые Пекин считает своими «красными линиями», к примеру, усиление присутствия в Южно–Китайском море или совместные военные учения с Тайванем, Пекин будет вынужден предпринять ответные действия. Вероятнее всего – экономические, а точнее – ввести торговые ограничения.

Новое соглашение между Японией и Австралией, несомненно, направлено, в том числе, и на углубление интеграции Токио с новым американским альянсом– AUKUS, который необходимо рассматривать в первую очередь как противовес китайскому влиянию и военной мощи в регионе. Не секрет, что в настоящее время основным приоритетом американской внешней политики является противостояние с Поднебесной. Ради концентрации сил на этом направлении Вашингтон ослабляет свое присутствие на Ближнем и Среднем Востоке, примером чему является вывод войск из Афганистана. Даже начало переговоров с Россией по вопросам безопасности многие эксперты рассматривают именно в контексте наращивания американцами сил на китайском направлении.

Внедрение Токио в оборонный альянс AUKUS и подписание RAA стоит рассматривать именно в контексте консолидации сил США в противостоянии с Пекином. И риторика участников во время переговоров 7 января, равно как и после них, лишь подтверждает подобный сценарий.

Автор: Иван Андрианов.

Фото: AP © Issei Kato