Российская спецоперация на Украине стала триггером для многих событий в мире. Боевые действия, санкции, фейки, хакерские атаки – все смешалось в этом кризисе. Само собой, не осталась в стороне и Турция во главе с Реджепом Тайипом Эрдоганом.

В Анкаре выступили с «решительным осуждением» проводимой Россией спецоперации на Украине, однако не присоединились к санкциям, вводимым партнерами по НАТО против Москвы. По крайней мере, пока.

Более того: турецкие власти заявили, что развивают «отношения, как с Россией, так и с Украиной».

Само собой, реакция бирж, курсов валют, экономики на события на Украине не заставили себя ждать.

В британском аналитическом центре Economist Intelligence Unit (EIU) отмечают, что при известии о начале спецоперации турецкая лира просела до 14,3 лир за доллар США, потеряв около 5%. Впрочем, сегодня курс составляет уже 13,87 TL за доллар. Тем не менее, чуть раньше, в январе 2022 года турецкая валюта и так уже проседала на 30%, впоследствии отыграв лишь 15%. Помимо этого, индекс цен на акции Borsa Istanbul упал на 9%.

Впрочем, попытка турок сохранить отношения как с Москвой, так и с Киевом, не вызывает удивления. Для Анкары это типично, просто раньше она балансировала между Россией, США и ЕС, теперь в этот треугольник, как может показаться, попыталась втиснуться и Украина. Однако изменить политическую геометрию для Анкары Киеву не удалось, очевидно, что кризис в «незалежной» спровоцирован извне, так что роль Зеленского и компании в плане влияния на политическую ситуацию тут крайне сомнительна.

Аналитики EIU в данном контексте подчеркивают, что конфликт на Украине сильно затруднит возможности Турции сбалансировать свои отношения с Россией и Западом и может нанести серьезный ущерб и без того хрупкой экономике страны. Анкара сильно зависит от импорта нефти и газа, строительства атомной станции «Аккую», туристов из России и развивает политические связи с Москвой, часто в ущерб отношениям со своими партнерами по НАТО. Кроме того, между Москвой и Анкарой существуют определенные договоренности по Сирии. Хотя на практике получается, что Россия оказывает военную поддержку правительству Асада, а Турция прикрывает антиправительственные и террористические группировки.

При этом 28 февраля в Анкаре хоть и пытались сохранить «осудительный нейтралитет», но масла в огонь все же подлили. Власти Турции все-таки решились закрыть проливы Босфор и Дарданеллы для российских и украинских (если они еще есть) военных кораблей. Тут, правда, стоит заметить, что суда Черноморского флота все же смогут вернуться в порты приписки. Тем не менее, важно отметить, что на подобный шаг турки решились после того, как 25 февраля о перекрытии проливов их попросили из Киева. В дипломатии, как известно, любые мелочи важны…

Вероятнее всего, если Анкара сумеет устоять под давлением НАТО и США, требующих ввода санкций против Москвы, то отношения России и Турции не должны сильно пострадать от перекрытия проливов. В первую очередь благодаря наличию военно-морской базы в сирийском Тартусе, которая является опорной точкой российского ВМФ в Восточном Средиземноморье.

На этом фоне в Институте Ближнего Востока (ИБВ) прогнозируют, что, если Москва сохранит тот курс, который она выбрала, в том числе и в проводимой на Украине специальной операции по денацификации, каких-то более решительных, а не только символических, шагов от Анкары, вероятнее всего, не последует.

Впрочем, аналитики обращают внимание на другой любопытный момент. Согласно «Совместной директиве по противовоздушной и противоракетной обороне Вооруженных сил Турции», «иностранные корабли, уличенные в нарушении правил Конвенции Монтрё, блокируются перед входом в пролив. После входа в пролив эти суда сопровождаются или тщательно контролируются во время их прохождения, когда выясняется, что ситуация противоречит правилам Конвенции Монтрё». Но касается это только тех судов, которые принимают непосредственное участие в конфликте. Таким образом, Анкаре ничего не мешает пропустить в Черное море флот США или любого другого члена НАТО, (например, тех же британцев), в том числе и для доставки военной помощи Украине. Правда, портов у «незалежной» уже не осталось…

У России, впрочем, также есть возможности ответить в случае, если Турции все же подчинится требованиям Запада. Это касается и газовых поставок, и туризма, и других сфер. Учитывая, что Анкара смогла привлечь около 25 млрд долларов в 2021 году, принимая русских туристов, и это несмотря на пандемию COVID-19, последствия для турецкой экономики, которая сегодня и так находится в крайне сложном положении, могут быть плачевными. Годовая инфляция в этом ближневосточном государстве находится на уровне свыше 50%. Более того, в ИБВ отмечают, что в январе с.г. Турция была вынуждена сократить поставки энергоносителей в свои промышленные зоны на 40% из-за перебоев с поставками газа из соседнего Ирана.

Остается вероятность того, что Москва может все-таки предпринять попытку решения вопроса Идлиба в Сирии, что не только ударит по позициям Анкары среди террористов всех мастей в регионе, но и спровоцирует поток беженцев, который еще больше усилит давление на экономику республики.

Не стоит забывать, как отмечают в ИБВ, что в 2020 году Россия была десятым по величине импортным рынком Турции, а также третьим – по экспорту. Из 24,7 млн человек, посетивших турецкие курорты, 4,7 млн составляли россияне, 21% зарубежной строительной деятельности Турции приходится на Россию. Кроме того, 64% импортируемой в страну пшеницы составляют поставки из России. А это как ни крути – уже вопрос продовольственной безопасности страны.

Тем не менее, вероятность обострения отношений существует, и дело не только в Идлибе. Напомним: на днях Владимир Путин провел переговоры с Ильхамом Алиевым, и президенты договорись о новом, союзническом этапе двусторонних отношений. Несомненно, в Анкаре пристально наблюдали за встречей и остались не очень довольны её результатами. Ведь Баку находится в зоне турецких интересов и расценивается как ключевой игрок в проекте Тюркского мира, а точнее – Организации тюркских государств. Кстати, туда же входят и другие страны постсоветского пространства, в том числе Казахстан, Киргизия и Узбекистан.

Военная спецоперация России на Украине ознаменовала новую эпоху в международных отношениях и, как справедливо отмечают многие аналитики, является важным посылом, сигналом для стран бывшего СССР, что в Москве не намерены терпеть у своих границ других крупных игроков. Понимают это и в Анкаре, но вряд ли согласятся просто так взять и отступить.

Несмотря на то, что Турция сегодня не присоединилась к антироссийским санкциям, противоречия между двумя странами, как всегда, есть, причем их немало. В случае, если одна из сторон отдаст в конкретном вопросе предпочтение собственным национальным интересам, то негативные последствия могут превратиться в снежный ком, сметающий все договоренности и планы, выстроенные за долгие годы двустороннего сотрудничества. Тем не менее, учитывая, что после сбитого турками в 2014 года самолета ВКС СУ-24 Москва и Анкара все же смогли преодолеть серьезный кризис в двусторонних отношениях, шансы на то, что Эрдоган сумеет сохранить относительно нейтральную позицию в новом мировом кризисе, все же есть.

Фото: newshay.com