Фото: marinesbootcamphq.com

Вооруженные силы США переживают самый серьезный кадровый кризис с момента полной отмены призыва в 1973 году.

Интерес к контрактной службе проявляют только 9% жителей Штатов в возрасте от 17 до 24 лет. Об этом, основываясь на последних данных Пентагона, сообщил в своей статье для консервативного онлайн-журнала The Federalist Чак Девор, подполковник в отставке и вице-президент по национальным инициативам Техасского фонда общественной политики.

На начало июня набор контрактников составил всего 40% от запланированного. И это меньше чем за три месяца до конца финансового года (в США он заканчивается 30 сентября. – Авт.), когда подводятся итоги вербовочной кампании.

Ещё в марте оборонное ведомство сделало заявление, что уменьшит личный состав действительной службы на 0,2% до чуть более 2,1 миллиона «штыков» (включая резервистов и Национальную гвардию). Ответственные лица Пентагона подтвердили, что намерены сделать войска боеспособнее, но не за счет роста численности, а с помощью повышения уровня подготовки личного состава.

Однако теперь они бьют тревогу: каждый род войск столкнулся со сложностями при наборе кадров, которые способны управлять современной военной техникой. Эксперты, на которых ссылается автор статьи, полагают, что интерес к военной службе существенно снизился из-за украинского кризиса и усиления военной мощи Китая. Молодёжь понимает, что политическое руководство втягивает военных в масштабные и вполне реальные вооруженные конфликты с Москвой и Пекином. А умирать никто не хочет.

Чтобы всё же ликвидировать кадровый голод, оборонное ведомство пошло на кардинальные шаги. Во-первых, теперь, чтобы попасть на контрактную службу, не нужно иметь среднее образование. Действительно, зачем «пушечному мясу» аттестат? Во-вторых, снят запрет на призыв лиц с татуировками на руках и на шее. Раньше таких не брали, полагая, что «расписные» снизят «боеспособность и приведут к неприятным проблемам с дисциплиной». В-третьих, стали предлагать контракты на военную службу преимущественно на два года (ранее – максимально до шести лет. – Авт.). Этого срока, как считает Девор, едва хватит, чтобы изучить азы современной войны.

И, наконец, Минобороны взялось за пересмотр критериев негодности к службе: на данный момент в США имеются 250 позиций отказа по состоянию здоровья, включая астму и синдром дефицита внимания и гиперактивности. Сейчас только 23% жителей США в возрасте от 17 до 24 лет считаются, по статистике, годными без ограничений.

Кроме кадрового голода, полагает автор статьи, которая, кстати, озаглавлена «Из-за коррупции левых вербовка в армию США ушла в штопор» (левые – это демократы. – Авт.), у Пентагона множество других проблем.

Например, Штаты сейчас способны спускать на воду не более четырех боевых кораблей в год. Раньше на военно-морские силы работали 13 верфей – нынче их осталось только пять. В апреле с.г. ВМС насчитывали 298 боевых кораблей (включая «Конституцию США», построенную еще в 1797 году) и еще порядка 190 судов поддержки и резерва. У Китая же военных кораблей 350 и их численность стремительно растет.

Еще одна болевая точка, на которой автор заострил внимание, – это то, что военные цепочки поставок всё сильнее зависят от импорта ключевых товаров, в том числе – компьютерных чипов. США производят 10% компьютерных микросхем в мире, однако 75% приходится на Восточную Азию, а до 90% самых передовых микросхем изготавливают на Тайване.

Каждая ракета пресловутого переносного противотанкового ракетного комплекса «Джавелин» (Javelin), запущенная на Украине по российским войскам, имеет командно-пусковую установку примерно с 250 чипами. Незалежная получила около шести тысяч таких систем, включая пусковые установки и ракеты к ним. А это – порядка трети всех американских запасов.

Оказывается, заводские заказы на «Джавелин» расписаны на два года и восемь месяцев вперед. В последнее время Пентагон покупал по 1 000 систем в год при максимальной производительности – 6 480 штук в год. Но готовый запас чипов на предприятиях редко превышает количество, достаточное на пять дней, поэтому наверняка потребуется год или больше, чтобы выйти на максимальную производительность – и это при условии, что чипы всё ещё будут доступны. То есть Тайвань останется независимым, а не китайским...

Современная молодежь правильной традиционной ориентации сторонится американской армии ещё и потому, что она всё активнее приобретает радужный окрас ЛГБТ-сообщества (или ЛГБТКИ+, как пишут сейчас, чтобы охватить весь спектр этой ориентации, – Авт.).

Семь лет назад Пентагон впервые официально выдал разрешение на участие бравых янки в традиционном гей-шествии в Сан-Диего при полном параде. Тогда на такой шаг отважились около 300 военнослужащих. Ранее подобное случалось только в Канаде и Великобритании. А вот представители американской армии до этого появлялись на подобных мероприятиях лишь в футболках с названиями своих подразделений.

В 2011 году в США окончательно был снят запрет на службу в армии открытых геев и лесбиянок. До этого действовало правило «не спрашивай – не говори». То есть гомосексуалисты могли служить в рядах вооруженных сил, но не имели права на каминг-аут, то есть открыто говорить о своей ориентации. За нарушение следовало увольнение.

А их командирам не разрешалось задавать подчиненным вопросы об их сексуальных пристрастиях.

«Наши войска больше не будут лишаться талантов и способностей патриотичных американцев просто потому, что те оказались гомосексуалистами или лесбиянками», – заявил тогдашний американский президент Барак Обама.

Снятие последних барьеров на пути к военной карьере для геев было одним из главных обещаний, благодаря которым он стал президентом. На тот момент геев, лесбиянок и бисексуалов среди военнослужащих было около 66 тысяч человек – 2% личного состава армии. При этом на долю боевых подразделений сухопутных сил, авиации, флота и морской пехоты приходилось 13 тысяч гомосексуалистов, а 53 тысячи человек служили в Национальной гвардии или числились в резерве.

Тут интересно заглянуть в историю. Со времен Войны за независимость нетрадиционная сексуальная ориентация являлась в американской армии поводом для немедленного увольнения без мундира и пенсии. Первым под такое наказание попал некий лейтенант Фредерик Энслин, изгнанный в феврале 1778 года по личному приказу Джорджа Вашингтона. Но во второй половине ХХ века эта норма зашаталась. В годы вьетнамской войны молодые американцы объявляли себя гомосексуалистами, чтобы откосить от службы. Параллельно продолжались увольнения из армии солдат и офицеров, уличенных в гомосексуализме. Ну и как тут воевать?

В общем, в 1993-м приняли компромиссную формулу «не спрашивай – не говори». Однако и этого оказалось мало. И сейчас Америку и мир защищают уже сотни тысяч бойцов «радужного флага».

Так что же ждет американских парней в армии? «Голубые мундиры»? Качки с одной извилиной и без среднего образования? Готовность стать «пушечным мясом»? Всё это явно не выглядит привлекательным. Вербовщикам предстоит сильно постараться, чтобы затащить их на контрактную службу.