Фото: АЭС Сен-Лоран/ T.A.F.K.A.S. at Dutch Wikipedia

Европарламент признал атомную энергетику «зеленой».

Руководители крупнейших производителей энергии Франции – ENGIE, EDF и TotalEnergies – в принципе конкуренты и редко выступают единым фронтом. Но в конце прошлого месяца они опубликовали в одном из крупнейших национальных изданий совместный призыв: «Экономьте энергию. Экономия должна быть массовой, коллективной и начаться немедленно. Каждый шаг на счету». Для этого предприятиям предлагается, к примеру, перейти со стационарных компьютеров на ноутбуки – это, оказывается, экономит до 80 процентов энергии, потребляемой офисной оргтехникой. Снизить температуру в бюро на 1 градус – вот еще 7 процентов. Ну и закрывать ставни, выключать на ночь свет в витринах и холлах предприятий – само собой.

Российского угля, газа и нефти не будет, а даже если и будет, от него решено избавляться и искать другого географического происхождения источники топлива. Вспомнили, что во Франции осталось чуток угля. В принципе, и Эльзас, и Лотарингию уже давно «выкопали изнутри» и шахты затопили. Теперь там жилые дома даже уходят в землю, которая изрыта штольнями как швейцарский сыр. Вспомнили, что в тех краях есть только что – полгода не прошло – закрытая шахта, но, чтобы ее перезапустить, нужен как минимум год.

Идея вернуться к углю пришла на ум не только французам, но еще и немцам, голландцам и грекам. Но добыча угля, как и его потребление, загрязняют атмосферу в три раза больше, чем, к примеру, добыча газа. А для Европы это принципиально – здесь приняты свои обязательства на сей счет.

Вообще, у ЕС в руках оказалась такая монета, где орел – энергетическая безопасность и независимость Союза, а решка – экология. И на ребро она никак не упадет, поэтому приходится лавировать и придумывать новые ходы. На днях Европарламент присвоил газовой и атомной энергетике «зеленую метку». Решение вступает в силу с 1 января 2023 года.

Во-первых, такая маркировка необходима для того, чтобы эти виды энергии могли развиваться без ограничений, которые были наложены на них до того. К тому же теперь они признаны полноценными участниками борьбы за спасение климата.

Текст этот давался в Страсбурге с трудом и прошел с минимальным перевесом. Понятно, что на дыбы встали не только «зеленые», но и партии, разделяющие с ними коалиции в свих странах. Теперь газовые и атомные источники энергии признаны «стабильными», они не выбрасывают в атмосферу углекислый газ и отныне им можно плодиться практически повсюду при условии, что в производстве будут задействованы самые передовые технологии. Европарламентарии посчитали, что возобновляемые виды энергии – ветряки, ГЭС или солнечные батареи – в одиночку не смогут обеспечить энергобезопасность Евросоюза в условиях, когда цена на энергию стремительно растет и предела этому не видно.

Франция давно уже решила вернуться к АЭС, которые пришлось закрывать под давлением «зеленых». В Европарламенте ее поддержала Польша, которая тоже задумала построить у себя АЭС, чтобы заменить добычу угля. «Я прошу вас не отбрасывать это компромиссное решение, достигнутое с таким трудом, – обратился к депутатам Петр Фиала, премьер Чехии, которая сейчас председательствует в ЕС. – Энергия газовых и атомных станций, поступающая из стабильных источников, станет для многих государств Союза единственно возможной».

Во-вторых, новая «зеленая маркировка», а она получила название «таксономия», позволяет привлекать к финансированию строительства АЭС частный капитал. До сих пор получить лицензию на возведение могли далеко не все. А значит, конкуренция за эти подряды была невысокой и строительство могло затянуться на годы. Уже сейчас оно может занять лет 15, а когда конкурент не наступает на пятки, можно вообще расслабиться. Но теперь Европа поставлена в совершенно иные условия и реагировать надо мгновенно.

Но мгновенно не получится. Берлин объявил, что «признает разногласия» с Парижем по этому вопросу. Доля атомной энергетики во Франции – 67 процентов. Ее поддерживает десяток членов ЕС в основном из Восточной Европы. По ту сторону баррикад не только Германия, но еще Люксембург и Австрия. «Газ – ископаемый продукт. Поэтому при его добыче в любом случае атмосфера загрязняется. При добыче сырья для АЭС используется масса техники, которая тоже не способствуют спасению климата, поэтому ни о какой «таксономии» тут даже речи нет, – заявила Министр экологии Австрии Леонора Гевесслер. – Если это решение пройдет, мы прибегнем и к юридическим процедурам, если будет необходимо». И действительно, они уже решили обжаловать постановление в судебном порядке.

У противников атомной энергетики, вернее, предоставления ей статуса «зеленой» есть несколько аргументов, причем один железобетонный: куда девать отходы? Никто на сегодняшний день не знает, что с ними будет дальше и не представляют ли они из себя бомбу. По данным Гринпис, на территории Франции сейчас скопилось порядка миллиона кубометров отходов, а новые инженерные решения по их переработке появятся только через 15-20 лет. К тому же существуют отходы «высокой степени активности и долгосрочной продолжительности распада». Их вообще складировать нельзя никак. И это при том, что Франция и Финляндия уже отрапортовали о наличии у них готового плана утилизации.

Поэтому прежде, чем взяться за строительство АЭС, как хочет этого, допустим, Польша, ей надо продумать, как будут складироваться отходы, сколько места отвести под строительство хранилищ и утилизацию, транспортировку и так далее. А как быть тем странам, которые не планируют строить АЭС?

Ну, и наконец. Атомная энергетика работает на 90 процентов на добываемом уране и на 10 – на отработанном. Согласно данным МАГАТЭ, этого урана осталось на 135 лет. Но если строительство АЭС будет только расти, то дно мы увидим гораздо быстрее. Рудники начнут истощаться уже во второй половине столетия.

В свое время была идея работать на плутонии. Но она не сработала, поскольку технически и технологически это очень сложно, а в случае аварии последствия будут посильнее Фукусимы, и поэтому большинство программ в мире были свернуты.