Фото: elheraldo.co

Но монархию можно отменить. В Великобритании задумываются над этим.

До коронации Карла III еще далеко – недели, если не месяцы. Но существует законодательная формула, она провозглашена на латыни – Rex nunquam moritur – Король не умирает никогда. То есть наследник автоматически вступает на престол в ту секунду, когда умирает его предшественник. И уж потом следуют все формальности, а их немало. Кстати, из принца Чарльза король стал Карлом потому, что в России с XIX века всех монархов называют на немецкий манер, поэтому, к примеру, нынешний наследник престола Уильям будет для нас Вильгельмом.

Когда гроб с телом Елизаветы II еще только привезли в Эдинбургский Собор Святого Джайлса, он же – Святого Эгидия, у здания собралась многотысячная толпа. Там по протоколу Карла должны были впервые официально провозгласить королем. Среди всяких атрибутов скорби и траура над головами виднелись транспаранты: «Долой монархию!». А когда церемония заканчивалась исполнением гимна, из толпы раздались крики: «Республику» – немедленно!». Наиболее активную даму с подобным плакатом вывели под руки.

Это партия «Республика». Название говорит само за себя. Скорее, это даже движение, которое возглавляет Грэм Смит. Он и сподвижники считают, что «Великобритании нужен глава государства, который не штампует формально решения правительства, является настоящим гарантом конституции (которой в стране, к слову, формально не существует - М.Ч.) и следит за тем, чтобы министры и политики не зарывались и не пытались играть не по правилам». Монархия – антидемократическая структура, содержание ее стоит казне колоссальных денег, а члены королевской семьи должны стать такими же гражданами, как и все.

Кстати, кроме «Республики», таких же убеждений придерживаются члены левого крыла лейбористов и даже у консерваторов есть небольшие группировки, разделяющие их. В целом это, конечно, миноритарии, но далеко не технический осадок на дне пробирки после опыта.

Опрос на тему монархии был проведен в стране в июне 2022 года. Четверть – а это уже немало – британцев высказались за республику (точнее, не против неё) после кончины Елизаветы. Среди молодежи – 37 процентов про-республиканцев, 40 – против. В Шотландии, которая грезит независимостью, 36 – за республику, 45 процентов – против.

Кстати, молодежи отдельно задавали вопросы о том, как формируется у неё образ монарха. Оказывается, немалое влияние оказывает сериал «Корона» на Нетфликсе. Там Чарльз-Карл – такой достаточно холодный персонаж, тайно завидующий популярности своих матери и жены. А вот Букингемский дворец, официальная резиденция монархов, проталкивают другой образ – доброго дедули, который читает на ночь внукам Гарри Потера с «озвучкой» персонажей по голосам.

В любом случае, непопулярность Карла, по крайней мере по сравнению с матерью – правда, которую пока признают все. А никого другого, кроме Елизаветы, страна, к слову, и не знала. Падение его рейтингов началось еще в 1995 году, когда его тогдашняя супруга, принцесса Диана, дала телевизионное интервью, где рассказала о внебрачных похождениях принца. В конце прошлого года институт опросов общественного мнения YouGov выявил, что по популярности среди членов королевской семьи Карл оказался только на седьмом месте. Его обошла не только сестра, принцесса Анна, но и его племянница, Зара Тиндалл-Филлипс, которая официально стоит на двадцатом месте в списке престолонаследия и которую в Англии по имени наверняка знают только убежденные монархисты.

Всё это лишь подкидывает козырей анти-монархистам. Будет ли Карл хорошим королем? Майские опросы разделили британцев ровно на три трети: хорошим, плохим, все равно. А 42 процента посчитали, что он либо должен стать «переходным королем», либо сразу уступить трон сыну.

Еще один козырь – с 8 сентября британские СМИ ни о чем другом не говорят. Сувениры с изображением Елизаветы и символов королевского двора только успевают подвозить в лавки. Изгороди всех официальных резиденций завалены цветами. При всей огромной любви британцев к своей королеве, все это реально раздражает не только членов движения «Республика», но и далеких от политики людей. В британских блогах, в лентах типа «Make Elizabeth the last», так называлась недавняя антимонархическая кампания, встречаются следующие посты: «Послушайте, это перебор. Может нам поостыть? Давайте рассуждать прагматически. Эта монархия стоит нам дорого. В прошлом, надо признать, она занималась не самыми хорошими вещами. Сейчас все с ног на голову поставлено. Может, мы все-таки пойдем по пути эволюции? Республика Соединенного Королевства, не знаю…». Кстати, автору поста 25 лет.

«Может, не надо совсем ее отменять, просто сделать как можно менее заметной, уделять ей намного меньше внимания, свести до минимума ее присутствие в нашей жизни?» – это другое рассуждение.

 

Бывшие британские колонии не так активно обсуждают эту тему. Барбадос, что в Карибском море, стал республикой в прошлом году, премьер Ямайки еще в марте объявил, что расставание с короной «неизбежно» и что страна идет к республиканскому строю. А сам Карл в июне, тот есть еще не будучи главой государства, открыто объявил странам Содружества, что они сами могут определиться со своим государственным устройством.

В Шотландии, это там, где звучали лозунги на Соборной площади, отношение к монархии удивительное. С одной стороны, шотландцы упорно пытаются выйти из-под патронажа короны, но, с другой, две трети при этом – за монархию. «Вообще мы странное государство, – говорит один из активистов шотландского республиканского движения, – мы не выбираем ни главу государства, ни премьер-министра, и не надо делать вид, что всех это устраивает».

Председатель Французского консульского совета Эдинбурга Кристиан Альбюиссон живет в Шотландии 40 лет. «Конечно, наблюдать все эти золотые кареты бесконечно невозможно, – говорит он, – рано или поздно это наведет на определенные размышления. И королевская семья это тоже понимает. Недаром Карл сейчас остановил машину, вышел пообщаться с людьми на улице, пожать руки и принять соболезнования».