На прошлой неделе в арабском мире произошли два весьма знаковых события: визиты в страны Залива президента Сирии Башара Асада и премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона. Оба они посетили Эмираты, а Джонсон – еще и Саудовскую Аравию.

Каждое из этих событий заслуживает отдельного анализа. Но их совпадение по времени (16 марта – визит Джонсона в ОАЭ и КСА; 18 марта – визит Асада в ОАЭ), а также общий международный контекст, в рамках которого они состоялись, дают основание оценить их во взаимосвязи.

Начнем с контекста.

Главное тут – это кардинальное переформатирование всей системы международных отношений на фоне глобального кризиса, вызванного ситуацией вокруг Украины. В том, что касается арабского мира, явно видна тенденция отхода его ведущих стран от односторонней и безальтернативной ориентации на США и Запад в целом. Достаточной иллюстрацией может служить отказ «нефтяных принцев» от телефонных переговоров с президентом США. Представить себе такое в «прежнем мире» было невозможно.

Столь же немыслимым всего несколько недель назад казался и визит Башара Асада в Залив. Да, Эмираты еще осенью прошлого года инициировали процесс постепенной нормализации отношений с Дамаском: тогда министр иностранных дел ОАЭ посетил сирийскую столицу и встречался с президентом САР. Но чтобы сам Асад – «главарь кровавого режима», заклейменный позором на Западе – был принят в Абу-Даби – такого не ожидал никто. Тем более если учесть, что любые шаги, направленные на восстановление отношений арабских стран с Дамаском, встречают резкую критику со стороны Вашингтона.

Но это еще не все. ОАЭ, которые претендуют – и весьма успешно – на роль ведущего государства арабского мира, выражающего интересы и чаяния арабов на глобальном уровне, стали первой арабской страной, которую Асад официально посетил после начала гражданской войны в Сирии в 2011 году. Это – явный вызов Западу, упорно настаивающему на исключении Сирии из рядов мирового сообщества (заметим, что эта же стратегия применяется сейчас к России).

И последний штрих: особую дерзость этому вызову придает тот факт, что Асада принимали в Абу-Даби буквально через несколько дней после того, как группа западных стран (США, Британия, ФРГ, Франция, Италия) выступила с совместной декларацией, посвященной 11-летней годовщине начала гражданской войны в Сирии. В ней Дамаск был подвергнут очередной порции критики, а также было заявлено, что Запад «не поддерживает усилия по нормализации отношений с режимом Башара Асада».

Это мнение было демонстративно проигнорировано арабами.

В Эмиратах Асад был принят, что называется, «по высшему разряду»: он встречался и с наследным принцем, президентом ОАЭ Мухаммедом бин Заидом Аль Нахайяном, и с вице-президентом Мухаммедом бин Рашидом Аль Мактумом, правителем Дубая. При этом с эмиратской стороны было подчеркнуто, что Сирия «является важной опорой арабской безопасности и ОАЭ, стремятся укреплять сотрудничество с ней».

Все вместе это позволяет говорить о крахе западной, прежде всего, американской стратегии в Сирии и на Ближнем Востоке в целом. Ни многолетняя кровопролитная война, ни жесточайшая изоляция не сломили Дамаск, и сами арабы это признали. Теперь вопрос в том, какой будет новая архитектура региона, что во многом зависит от того, насколько трезво Запад осознает свое поражение.

И здесь весьма интересно рассмотреть итоги визита в Залив британского премьера.

Лондон декларировал две цели, для достижения которых Борис Джонсон отправился в Абу-Даби и Эр-Рияд: во-первых, добиться включения ведущих арабских государств в состав антироссийской коалиции, их присоединения к санкционному и иному давлению на Россию. Во-вторых, убедить «нефтяных шейхов» нарастить производство нефти во имя «стабилизации мирового энергетического рынка», то есть чтобы компенсировать потери Запада в результате отказа от российского «черного золота».

Насколько можно судить по характеру освещения итогов визита и в арабской, и в британской прессе, ни одна из этих целей не была достигнута. Арабы не увидели никакой выгоды в том, чтобы ввязываться в очередную западную авантюру. Они воочию убедились, что «свободный мир» оказался не в силах справиться даже с маленькой Сирией, хотя к ней были применены все средства, включая военную интервенцию. Что уж говорить про Россию! Поэтому от соучастия в экономической войне против РФ они воздерживаются.

Что касается проблем мирового нефтяного рынка, то они, как оказывается, связаны не только и не столько с нефтью как таковой, объемами ее спроса и предложения, но также и с доверием к валюте, используемой на этом рынке – к доллару. Запрет на использование долларов (а равно и евро) в расчетах с Россией, даже на их ввоз на территорию РФ создали прецедент, после которого никто не может быть уверен в универсальном характере этих валют. Иными словами, доллар и евро в одночасье превратились в ненадежный актив, а их эмитенты США и ЕС – в ненадежных партнеров.

Это обстоятельство было отчетливо продемонстрировано Западу как раз в дни пребывания Бориса Джонсона на Аравийском полуострове: Саудовская Аравия заключила огромный нефтяной контракт с Китаем в юанях. По меркам, действовавшим еще совсем недавно, подобный демарш должен был бы расцениваться как землетрясение, ниспровержение основ и навлек бы на Эр-Рияд суровые санкции. Но в условиях тотальной экономической войны против России Запад вынужден проглотить эту пилюлю.

Как проглотил он и совершенно немыслимое ранее оскорбление представителя одного из «оплотов демократии»: казнь 81 человека в КСА в преддверии визита британского премьера. В «старые добрые времена» одного этого было бы достаточно для отмены переговоров. Но сейчас Лондону не до сантиментов, причем до такой степени, что Джонсон «не заметил» казни еще троих человек в день его приезда в королевство.

Видимо, у премьера были очень и очень веские причины все-таки побывать в Заливе. И причины эти не сводились ни к расширению антироссийского фронта, ни к проблемам нефтяных поставок. Не входило в его планы и чтение лекций шейхам о правах человека или о «кровавой сути» сирийского режима. Вряд ли позиция арабов по этим вопросам не была ему заранее известна.

Создается впечатление, что в действительности Джонсон летал в Аравию для того, чтобы обеспечить упрочение британских (а не общих западных) позиций в регионе на фоне ослабления влияния там Америки. Так, в Эр-Рияде был подписан меморандум о стратегическом экономическом партнерстве Объединенного Королевства и КСА. О деталях этой сделки ничего не говорится, однако не секрет, что богатый регион Залива давно – с начала «брексита» - рассматривается Лондоном как важнейшее направление торгово-экономической экспансии и в то же время как крупнейший финансовый и инвестиционный партнер.

Как видно, ситуация вокруг Украины создала завесу, за которой идет активный процесс перегруппировки сил на мировой арене. Серьезная борьба разворачивается на Ближнем Востоке и в Персидском заливе. Ни у кого не осталось иллюзий по поводу роли и значения США и той модели «Запада», которую они олицетворяли и возглавляли. Но что придет на смену?

Кстати, министерство иностранных дел Саудовской Аравии опровергло информацию о якобы готовящемся визите в Эр-Рияд главы Госдепа США Энтони Блинкена.

Фото: archyde.com